Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Оккупационный режим на территории Беларуси



1. Основы оккупационной политики на белорусских землях

2. Административно-территориальная политика на оккупированных белорусских землях

3. Экономическая политика германских оккупационных властей

4. Коллаборационизм

5. Политика немцев в сфере культуры и образования

6. Политика порабощения и уничтожения людей на оккупированной территории

7. Политика уничтожения материальных и культурных ценностей Беларуси

1. На оккупированной территории Беларуси немецко-фашистские захватчики вводили новый порядок – государственную систему политических, экономических и военных мер, направленных на ликвидацию советского строя, эксплуатацию национальных богатств и ресурсов, порабощение и уничтожение людей. Ее идейной основой была "расовая теория" нацистов, утверждавшая превосходство арийской расы над всеми другими народами, необходимость расширения "жизненного пространства" для немцев.

Оккупационная политика в отношении к СССР была заранее разработана гитлеровцами. План "Барбаросса" (1940) определил стратегию и тактику нападения на СССР, генеральный план "Ост" – программу колонизации территории, германизации, выселения и ликвидации народов Восточной Европы, "Инструкция об отдельных областях" к директиве №21 плана "Барбаросса" – децентрализацию и расчленение территории СССР, "Директивы по управлению экономикой в оккупированных восточных областях" – наиболее эффективные методы экономического порабощения.

Наиболее полное отражение преступные замыслы нацистского руково­дства нашли в так называемом генеральном плане "Ост", разработанном в не­скольких вариантах. Не забыта там и Беларусь. Согласно первоначальным рас­четам от общего числа белорусов в постоянных местах проживания должно было остаться не более 25%. Они подлежали онемечиванию и использованию на самых низко квалифицированных работах. Остальную часть белорусского населения планировалось частично истребить, частично переселить за сотни и тысячи километров. Люди других национальностей, жившие в Беларуси, не могли рассчитывать и на это. В частности, евреи подлежали поголовному ис­треблению. В январе 1943 г. Гиммлер внес уточнение в план "Ост": Беларусь наряду с Крымом, Литвой, Латвией и Эстонией, а также некоторыми другими местностями включалась в сферу "тотальной германизации" и "тотального за­селения" немецкими колонистами.



2. Беларусь была разделена на части. Территория Витебской, Могилевской, большей части Гомельской и восточных районов Минской областей была включена в зону армейского тыла группы армии "Центр", где все административные функции выполняло военное командование.

Южные районы Брестской, Пинской, Полесской и Гомельской областей вошли в состав рейхкомиссариата "Украина". В генеральном округе Волынь–Подолия (Брест, Пинск, Кобрин, Слоним) с общей территорией 20200 кв. км проживало 750 тыс. человек, генеральном округе Житомир (Мозырь, Лельчицы, Петриков, Ельск, Речица) с территорией 22600 кв. км проживало 550 тыс. жителей.

Северо-западные районы Брестской и Белостокская области с городами Гродно и Волковыск присоединены к Восточной Пруссии. Северо-западные районы Вилейской области отошли к генеральному округу Литвы.

Барановичская область, части Минской и Вилейской, северные районы Брестской, Пинской и Полесской областей составили генеральный округ Беларуси ("Белорутения"). Он был включен в состав рейхскомиссариата "Остланд" с резиденцией в Риге и разделен на 10 округ (гебитов). В каждой округе было несколько районов (крайсов), которые состояли из волостей, а волости объединяли несколько деревень.

Во главу высшего органа оккупационной власти – Генерального комиссариата Беларусь был поставлен гауляйтер Вильгельм Кубе, а после его уничтожения подпольщиками – группенфюрер войск СС фон Готтберг. В округах образовывались гебитскомиссариаты, в городах – штадскомиссариаты. В волостях назначались волосные старшины, а в деревнях – старосты. Работу районных, волостных управлений и старост деревень направляли и контролировали – комиссары, коменданты, зондерфюреры и т. д.

Наряду с гражданскими оккупационными властями действовал огромный военно-полицейский аппарат. Все оккупационные войска, которые находились на территории генерального округа Беларуси, подчинялись непосредственно командующему войсками вермахта на Беларуси. Их военные гарнизоны располагались в городах, районных центрах, крупных населённых пунктах. Там же находились полицейские гарнизоны, органы военной разведки и контрразведки – Абвер, жандармерия, тайная полевая полиция. Большая часть территории округа входила в область охраны тыла группы армий "Центр". Исполнительным органом военного командования тылового района являлись полевые и местные комендатуры. Им подчинялись военные гарнизоны, команды жандармерии, тайной полевой полиции.



3.Фашистский пропагандистский аппарат ста­рался привлечь жителей оккупированных районов к сотрудничеству, используя естественную тягу человека к собственности и достатку, умело обыгрывая при этом предвоенные ошибки руководства СССР в области имущественной политики.

Германским министерством по делам оккупированных восточных терри­торий был издан приказ, разрешавший возвращать бывшим владельцам имуще­ство, конфискованное Советской властью. Отрицая хозяйственную практику большевизма, гитлеровцы разрешили мелкий частный бизнес, частную практи­ку медицинским и некоторым другим работникам. Допускалось частное владе­ние кустарными предприятиями, мастерскими, лавками. При этом было необ­ходимо приобретать патенты, такие лица обязаны были заявлять о доходах, об­лагались налогами. Так, в г. Бресте уже на начало августа 1941 г. было выдано более 100 патентов на открытие мастерских, магазинов. В 1942 г. здесь дейст­вовало 28 чайных, закусочных, других точек питания, а также 88 различных ча­стных торговых заведений (магазинчики, лавки, киоски и т. п.). За неуплату налогов патенты изымались, нарушители наказывались штрафами.

Однако собственность, недвижимость, земля, льготы обещались в первую очередь тем, кто поддержит "новый порядок", немецкую армию и администрацию. В 1942-1943 гг. принимаются меры по созданию профашистских проф­союзов (по ряду данных к сентябрю 1943 г. в них загнали до 150 тысяч чело­век), женской организации, белорусского судебного аппарата, кооперативного союза, подчиненного БНС. Была организована служба благотворительности, главной задачей которой объявлялась посильная материальная помощь нуж­дающимся. С сентября 1941 г. в Минске населению стали выдаваться продо­вольственные карточки, были оборудованы и действовали свыше 40 продукто­вых магазинов и ларьков, где отпускался хлеб.

На протяжении января-февраля 1941 г. немцами по приказу Гитлера была образована организация, контролирующая хозяйство захваченных территорий на Востоке. Данную организацию "Экономический штаб Ольденбург (Ост)" возглавлял генерал Томос. Экономическая организация Ост имела вертикальную структуру: Геринг как уполномоченный четырехлетнего плана и непосредственный начальник – управляющий штаб по экономике Востока – Экономический штаб Ост – хозяйственные инспекции – хозяйственные команды – группы при полевых комендатурах. Управляющим органом на территории Беларуси являлась хозяйственная инспекция "Центр" с местом нахождения в г. Борисове. Непосредственными проводниками хозяйственной политики на занятой территории Беларуси являлись хоз. команды и специальные группы с подчиненными им "зондерфюрерами". Основой хоз. деятельности на занятых территориях являлась "Зеленая папка" – официальные директивные указания по исполнению на Востоке нацистской программы эксплуатации. В рамках последней военная администрация тыловой группы армии "Центр" держала под отдельным контролем задачу продуктового обеспечения от страны тех военных частей, которые находились на территории Беларуси с самого начала военной операции. В рамках гражданского руководства захваченными территориями было образовано в 1941 г. "Восточное министерство" под началом Розенберга. В функции министерства входило и решение экономических проблем новых восточных земель. В соответствии с указаниями экономического штаба "Ост" 27 июля 1941 г. было принято решение о создании центрального торгового товарищества "Восток" по обеспечению и сбыту сельскохозяйственной продукции. Для белорусского крестьянства были определены нормы обязательных поставок: средняя норма зерновых – 6 ц с га. В случае не исполнении данных норм крестьянина ждали крупные штрафы или наказания.

Одно из проявлений аграрной политики оккупационной администрации в Беларуси выражалось в директивных указаниях о необходимости замены колхозной системы на "общие хозяйства" в конце июля 1941 г. 15 августа "восточное министерство" принимает решение о переводе всех совхозов в "дворы", при этом отменяет ограничения по количеству домашнего животного, позволяет увеличивать площадь усадеб до 1 га. В сентябре германцы поддержали предложение о проведении общей аграрной реформы на Востоке. Основой реформы становились "земельные товарищества" и "производственные кооперативы". Только в феврале 1942 г. Гитлер выдал приказ о проведении реформы на занятых советских территориях. Реформа предусматривала 3 возможные формы ведения хозяйства: коллективное хозяйство, земельный кооператив и хутор. Первоначально планировалось реформировать 10% былых советских производств в хозяйственные кооперативы в генеральном округе Беларусь. Для координации и проведения запланированных мероприятий хоз. инспекция "Центр" создает специальный штаб по аграрной реформе. Смысл реформы состоял в поддержании повышенной продуктивности производства сельского хозяйства. Сельскохозяйственная продукция белорусских земель должна была обеспечить вермахт и "третий рейх". В итоге в 1943 г. в генеральном округе Беларусь было образовано из 1400 колхозов 5300 хоз. кооперативов. Структура старых колхозов была ликвидирована. Как правило, если раньше колхоз включал несколько деревень, то большинство хоз. кооперативов только одну, а таким образом изменялась структура руководящего аппарата.

Аграрная реформа в Беларуси является примером коренного изменения немцами советского хозяйственного устройства оккупированной территории с использованием самых разных средств для обеспечения германских экономических интересов. Экономической целью войны против СССР являлось обеспечение нефтью, зерновыми и масленичными культурами с сохранением только тех предприятий, которые обеспечивали их производство. Остальные же по документу "Зеленая папка" не имели военно-экономической ценности для немцев. Таким образом произошла искусственная изоляция производства товаров первой необходимости, продуктов питания и торговли. Подчеркивалось преобладание военно-политической линии. Общая характеристика положения производства на территории оккупированной Беларуси свидетельствует о сокращении большинства производств. На примере индустриального сектора Беларуси это видно: если в Минске в 1940 г. было 332 предприятий с 4000 рабочими, то в октябре 1941 г. 39 с 3378 рабочими местами.

Рабочая сила из Беларуси рассматривалась в качестве экспортного товара немцами еще до начала войны против СССР. Германское министерство труда, военно-экономические министерства в четырех годовом плане заявляли о важности использования советской рабочей силы. Вербовка среди белорусского населения берет свое начало с декабря 1941 г. Генеральный комиссар Беларуси В. Кубе в январе 1942 г. обещал выслать "третьему рейху" 18-15-годовых работников села. Кризис германской экономики в начале 1942 г., привел высшее руководство к решению о его преодолении через использование дополнительной рабочей силы. Общее число вывезенного гражданского населения в Германию составляет 386082 человек, из которых с территории хозяйственной инспекции "Центр" – 180 тыс., из генеральных округов Валынь–Подолия – 50 тыс., Житомир – 20 тыс., Белосток – 20 тыс., из генерального округа Беларусь – 116082 человек. Депортация имела 3 волны: весной и летом 1942 г., когда было вывезено городское население; во второй половине 1943 г., когда на территории хоз. инспекции "Центр" начали вывоз населения 1925/26 гг. рождения; с осени 1943 г. и на протяжении 1944 г., когда началось отступление германской армии и массовый выгон мирного населения из Беларуси. Для проведения массовой депортации был образован и действовал специальный аппарат вербовки: комиссии по отбору рабочей силы, службы по руководству раб. силы, специальные команды по вербовки остарбайтеров. Системным стало использование насильственного принуждения с помощью полиции. Наиболее ужасным фактом депортации был вывоз детей в качестве рабочей силы.

 

4. Неудачи вермахта на советско-германском фронте, нарастающая борьба в тылу оккупантов вынудила германские власти искать поддержку среди местного населения. Часть белорусов, проживающих в Польше, Германии, Чехословакии были против большевизма и делали ставку на гитлеровскую Германию, хотели с ее помощью возродить белорусскую государственность. Часть населения довоенной Беларуси сознательно перешли на сторону немцев, так как разделяли их политику.

Привлекая «Белорусскую народную самопомощь», созданную в октябре 1941 г., Генеральный комиссариат Беларуси попытался как-то упорядочить гражданскую жизнь контролируемых территорий, хотя бы обозначить элемен­ты социальных гарантий. Главной целью БНС объявлялась «дапамога пацярпеўшым ад ваенных дзеянняў беларусам, бальшавіцкага i польскага праследавання, памагаць адбудоуваць зруйнаваны чужынцамі беларускі край, пашыраць i развіваць беларускую культуру». При главной раде БНС были созданы адми­нистративный, политический, школьный, здравоохранения и другие отделы с соответствующими подразделениями в округах, также занимавшимися в той или иной мере социальными вопросами. Руководителем БНС стал председатель пражского филиала Белорусского комитета самопомощи Ермаченко. Особенное внимание было уделено корпусу самоохране (БСА). Планировалось создать в каждом районе единицы БНС, а также формировании БСА, всего 3 дивизии. Командующим был назначен Ермаченко. Он и его штаб начали активную деятельность по образованию БСА, как прообраз будущего белорусского войска. Однако данные формирования легко разгонялись партизанами. Вместо БСА оккупанты решили образовать белорусские полицейские батальоны, подчиненные немецким офицерам. 27 июня 1943 г. было объявлено о создании из представителей белорусских граждан постоянного действующего органа власти – Белорусского доверенного бюро или "Рада доверия". В его состав вошли по одному представителю из округов – комиссары округов, 6 человек от центра: Ивановский – бургомистр Минска, Соболевский – от БНС, Рабушко – от профсоюзов, Ганько и Абрамова от Союза белорусской молодёжи (СБМ). С 1943 г. Кубе и его сторонники в оккупационной администрации важное место в осуществлении своей политической линии стали отводить созданию белорусской молодежной организации. Таким образом фюрер дарит бело­русской молодежи довольно самостоятельную организацию. Руководство организацией возла­гается на отдел политики, культуры и СД. Именно в Берлине при участии некоторых деятелей бело­русского национального движения был подготовлен проект устава СБМ и про­граммные тезисы, пропагандистские материалы, начата подготовка руководи­телей СБМ. Был создан молодежный отдел при Генеральном комиссариате в Минске, открыты учебные центры СБМ в Дроздах под Минском. Многое в СБМ копировалось с Гитлерюгенда. О том, что была создана ярко выраженная прогерманская, профашистская организация, свидетельствует и тематика семинаров, которые проводились при подготовке кадров в Альбертине, зачитывавшихся там докладов и рефератов: «Гауляйтэр Кубэ — прыяцель беларускага народа», «Нямеччына — краіна вызваліцельніца», «Чаму наш лес звязаны з Нямеччынай», «Нямеччы­на — прыклад пабудовы жыцця», «Беларусь на уздыме», «Чаму мы не хочам бальшавізму», «Чаму мы супраць сусветнага жыдоўства», «Бальшавізм нясе разбурэнне культуры», «СБМ — аб'яднанне прагрэсіўных сіл краіны» и др. СБМ заполучил свой печатный орган, ежемесячник «Жыве Беларусь», выпускали для него и учебно-инструктивную литературу. Большое пропаганди­стское значение придавалось ознакомительным экскурсиям активистов союза в Германию, где усваивался опыт Гитлерюгенда. Были найдены и средства на за­купку в Германии униформы для членов СБМ, которая распределялась на мес­тах за небольшую плату. Генеральный комиссариат «Белорутении» и военные власти тылового района группы армий «Центр» смогли довольно быстро дого­вориться о распространении деятельности СБМ и на Восточную Беларусь — уже в сентябре 1943 г. тут начали возникать его организации.

В конце 1943 г. на территорию Беларуси прибыло множество русских, украинских, татарских, грузинских, армянских, литовских, эстонских и др. полицейских и военных формирований, в том числе итальянских, польских и французских подразделений, которые сотрудничали с оккупантами.

В декабре 1943 г. оккупационные власти объявили о создании Белорусской Центральной Рады (БЦР) – белорусского национального правительства, подчиненного непосредственно немцам. В состав БЦР входило 14 человек. В их числе Островский (президент), Шкеленок (1-ый вице-президент), Соболевский (2-ой вице-президент). Было образовано 13 отделов: финансов, культуры, сельского и лесного хозяйства, профессиональных дел, религии и судных дел, военный и др. На местах данные отделы подчинялись германским комиссарам округов. Лидеры БЦР стремясь создать прообраз национального войска – Белорусскую краевую оборону (БКА), в марте 1944 г. объявили с разрешения немцев о повсеместной мобилизации мужчин 1908-1924 г. рождения. К концу 1944 г. удалось мобилизовать 24-25 тыс. человек, которые участвовали в борьбе против партизан. Во время освобождения Беларуси часть активных бойцов БКА вынуждена была отступить на территорию германского рейха. В конце июня 1944 г. лидеры БЦР сбежали в г. Кенигсберг, а затем в г. Берлин. С разрешения гитлеровцев проводили антисоветскую работу среди белорусской эмиграции с целью создания белорусской армии.

5. Уже в начале своей деятельности в Минске Кубе провозгласил, что обра­тит особое внимание на развитие культуры. Необходимо отдать должное Кубе и его сторонникам в оккупационной админи­страции в их попытках отойти от примитивных насильственных методов, найти какие-то моменты взаимопонимания в отношениях с частью белорусов. Пре­следуя интересы рейха, гауляйтер попытался сыграть на еще не искорененной за столетия польского и российского господства белорусской национальной идее, пробудив у сравнительно немногочисленных ее некоммунистических сторонников надежды на возрождение белорусской государственности под эги­дой Германии (у этих людей в умах держался и иной вариант на случай воен­ной неудачи немцев — найти покровительство в своих попытках установления некоммунистической белорусской государственности у стран западной демо­кратии). Найдя среди белорусского населения пускай и не очень значительный круг сторонников этих воззрений, а также использовав определенную часть бе­лорусской эмиграции, Кубе и разделявшие его взгляды другие немцы в оккупа­ционной администрации предприняли конкретные шаги.

В органе управления "Белорутенией" — Генеральном комиссариате, под­чиненном В. Кубе, были созданы отделы политики, пропаганды, культуры, мо­лодежный и женский отделы, призванные проводить в жизнь вышеназванную линию гауляйтера. Отделы культуры, просвещения и другие, родственные им, были организованы также при городских, окружных и районных органах управления. С подачи Кубе деятельность уцелевших и восстанавливаемых культурных очагов, образовательно-просветительных учреждений, информаци­онно-пропагандистских органов получила национально-белорусскую окраску.

Важное значение гитлеровцы придавали печатной пропаганде. С апреля 1942 г, в Беларуси стала издаваться «Minsker Zeitung» (некоторые материалы выходили в ней и на белорусском языке). Оккупационной администрацией было дано разрешение и выделены средства на издание коллаборационистской прессы. В крупных городах и во многих районах были восстановлены или созданы новые типографские центры, материальная база изданий. Коллаборационистские газеты регулярно снабжались политико-информационным материалом. Зорко работала фашистская цензура. Ей подвер­гались даже материалы, которые перепечатывались из немецких источников, поскольку могли содержать неуместные на страницах оккупационных изданий откровения расистского характера или рассуждения о целях войны и будущем проживающих здесь народов.

Фашистская пропаганда, информационно-духовное давление на населе­ние велись с помощью разнообразных средств. Одним из них было радио. Во время оккупации гитлеровцы разрешали слушать только их радиопередачи. Для пропагандистского воздействия на жителей захва­ченных областей фашистами была создана специальная радиогруппа "Восток", ее основной передатчик находился в Риге, вспомогательные — в ряде других городов, в том числе и в Минске. Для радиопропаганды использовались и пере­датчики вермахта.

Радиоприемников в личном пользовании у населения было мало, ибо их изымали как советские власти с началом войны, так и немецкие оккупацион­ные. Однако радиоточки устанавливали всем, кто хотел, за исключением евре­ев. На апрель 1943 г. в генеральном округе "Беларусь" было подготовлено к подклю­чению еще свыше 1 тысячи радиоточек. Содержа­ние передач было ярко выраженным пропагандистским, они звучали на белорусском и русском языках. В южных районах Беларуси, отошедших к рейхскомиссариату "Украина", использовался украинский. Целям немецкой пропаганды служили информационные витрины, выставки, в том числе передвижные, прославлявшие «величие» нацистской империи.

Политика оккупационной власти дополнялась открытием зрелищно-развлекательных заведений. Они несли идеолого-духовный заряд определенной направленности, обеспечивая, кроме того, впечатление заботы "цивилизован­ных немцев" о налаживании культурной жизни местного населения. В оккупированных городах Беларуси функционировали кинозалы. Так, на апрель 1943 г. в генеральном округе «Беларусь» их насчитывалось 36, с ежемесячной посещаемостью до 100 тысяч человек. Их непременным репер­туаром была немецкая хроника военных событий, «счастливая жизнь» в Германии.

Делались попытки использовать и воздействие театра. Из голодающих, обнищавших актеров, оказавшихся в Минске, приказом по городской управе (им были охвачены довоенные артисты белорусского драматического театра, театра юного зрителя, оперного театра, а также прибывшие из других городов) была утверждена труппа Белорусского драматического театра (драматический, оперный и балетный коллективы, хор и оркестр). Белорусский городской театр возобновил работу 1 сентября 1941 г. Ставились спектакли: «Евгений Онегин», «Коварство и любовь» Ф. Шиллера, «Свадьба Фигаро» Моцарта, «Запорожец за Дунаем» и др.

Оккупанты видели серьезное средство, влияющее на местное население, в лице религиозных организаций, и постарались держать их в русле своей' политики. С приходом немецких войск религиозная жизнь в Беларуси, лишь теплившаяся при большевиках, оживилась. Ее восстановлению оккупационные власти не препятствовали, даже способствовали, надеясь на приобретение по­литических выгод, расположения, симпатий со стороны определенных слоев народа. Разрешенная немецкими оккупационными властями церковно-религиозная жизнь в Беларуси была поставлена под их строгий, жесткий кон­троль. Уже с осени 1941 г. гитлеровцами, вступившими в контакт с деятелями белорусской коллаборации, было выдвинуто требование объявления автокефа­лии белорусской православной церкви. Оккупанты, желая использовать коллаборацию, поддержали основные требования ее лидеров в религиозном во­просе — возрождение церкви должно проходить в национальном духе, она должна называться «белорусской», «национальной», в ней должны присутство­вать «беларуская мова, беларускі дух». В конце августа 1942 г. оккупанты и коллаборационисты добились про­ведения в Минске так называемого Всебелорусского церковного собора, при­нявшего под их давлением решение об автокефалии белорусской православной церкви.

Оккупационные власти, выдвигая условием лояльность по отношению к ним, допускали деятельность в Беларуси различных религиозных конфессий. С приходом немецко-фашистских войск в Беларуси активизировалась деятельность униатских общин. В марте 1942 г. Кубе узаконил деятельность белорусского экзархата греко-католической церкви. Католическая церковь в Беларуси характеризуется как враждебная нем­цам сила в высказываниях многих функционеров оккупационной власти.

10 сентября 1941г. было опубликовано обращение Кубе к населению генерального округа "Белорутения", в котором излагались временные инструк­ции, касающиеся школьного дела. Еврейские дети обучению не подлежали. Для всех остальных в возрасте с 7 до 14 лет (для юношей 14-20 лет и девушек 17-20 лет вводилась трудовая повинность) намечалось обязательное школьное обучение. С 1 октября 1941 г. предписывалось открыть начальные школы. В октябре 1941 г. было обнародовано распоряжение Кубе "Временный школьный порядок".

Выступая на совещании школьных инспекторов в Минске 15 декабря 1941 г., В. Кубе в очередной раз подчеркнул роль немцев как "освободителей" белорусов, что "белорусский народ освобожден от ненавистной и кровавой ти­рании", и что он, как гауляйтер, "рассматривает духовное возрождение бело­русского народа как первоочередную задачу", а начало этому должно быть по­ложено с детей, школы.

Общее руководство "образовательным процессом" в «Белорутении» осуществляли отделы политики, культуры и молодежи такого оккупационного органа управления, как Генеральный комиссариат. Была предпринята попытка создания и специальных органов управления образованием. 7 октября 1941 г. Кубе подписал приказ о создании при Генеральном комиссариате Инспектората белорусских школ. При окружных, город­ских и районных управах создавались «отделы культуры и просвещения», ра­ботавшие под жестким немецким контролем. Коллаборантские организации и руководство распространяли свое влияние на школьное дело посредством «Белорусской народной самопомощи», «Белорусской Рады Доверия», впоследствии за­нималась проблемами образования (насколько позволяла заниматься обстанов­ка конца 1943 — первой половины 1944 гг.) и «Белорусская Центральная Рада». Кроме начальных администрация Кубе разрешила в 1941 г. в ряде мест работу и семилетних школ. В дополнение к этому усилиями местных деятелей было открыто некоторое число школ профессиональных (следует подчеркнуть, что освоение местной молодежью сельскохозяйственных и рабочих профессий входило в планы оккупантов — рабочие руки рейху были нужны). Всего в 1941/42 учебном году по данным коллаборантской документации, отложившейся в архивах, в генеральном окру­ге, подчиненном Кубе, действовало 3050 школ, обучавших около 280 тыс. уче­ников. Здесь работало, согласно названной отчетности, более 10 тыс. учителей (как уже указывалось, всем довоенным специалистам под угрозой преследова­ний предписывалось вернуться к прежнему месту работы; подбирались и новые кадры).

На 1 октября 1942 г. в Минске действовало 14 школ (в них — немногим более 7 тыс. детей и около 260 учителей).

Таким образом в конце 1943 - начале 1944 г. немцы стремились создавать види­мость национального государства белорусов со своим правительством, мираж­ную картину расцвета белорусской культуры — на это работала пресса, тиражи которой в этот период сильно выросли, и школы, и СБМ, и церковь.

6. Главным средством насаждения и поддержания "нового порядка" был массовый террор, который осуществляли войска СС (Schtzstaffeln – отряды охраны), СА (Sturmabteilungen – штурмовые отряды), полиция безопасности (Sicherheitspolizei) и служба безопасности СД (Sicherheitsdienst), тайная полевая полиция ГФП, охранная полиция (Schutzpolizei) и т. д. Органы полиции безопасности и СД были представлены специальными оперативными отрядами военного типа – айнзацгруппами и зондеркамандами – специальные истребительские военные объединения, предназначенные для ликвидации людей. Данные отряды входили в состав оперативной группы "Б". В группе насчитывалось от 1 тыс. до 1.200 человек: 350 членов СС, 100 членов гестапо, 80 человек местной полиции, 30-50 работников СД и т. д. Группа делилась на команды, которые действовали в тыловом районе немецких армий.

В массовых злодеяниях непосредственно участвовали войска немецкой армии. В сентябре-ноябре 1941 г. в составе оккупационных войск находилось более 6 специальных охранных дивизий. В конце лета 1941 г. гитлеровцы направили на Беларусь несколько вооружённых националистических украинских формирований и литовский батальон. 2-ой литовский батальон прибыл из г. Каунаса в октябре 1941 г. (с ноября 1941 г. он получил название 12-ый литовский полицейский батальон) под командованием майора Импулявичуса. Батальон нес охранную и караульную службу, а также принимал участие в карательных акциях против партизан и в уничтожении еврейского населения Беларуси. На территории Беларуси в войсках вермахта, формированиях СС, полиции безопасности и СД, а также в различных оккупационных вспомогательных частях и командах находились представители различных национальностей, в том числе латыши. Латыши служили в них, или работали, в основном в качестве переводчиков, унтер-офицеров и рядовых солдат, а также в качестве специалистов: хозяйственных советников, агентов, следователей т. д. Последними преимущественно было укомплектовано специальное подразделение Высшего начальника СС и полиции Осланда, которое дислоцировалось при минском СД. Как видно из архивных материалов, главной его задачей было оказание помощи в борьбе против антифашистского подполья и партизанского движения, а также активное участие в акциях уничтожения еврейского населения Беларуси. О том, как использовались латыши в проведении акций уничтожения евреев, видно из приказа оберштурмбанфюрера СС командира полиции безопасности и СД в Минске Эдуарда Штрауха от 1943 г. об уничтожении евреев г. Слуцка: "8 — 9 февраля в г. Слуцке силами местной команды будет проводиться переселение проживающих в городе евреев. В акции примут участие около 110 служащих латышскойдобровольческой роты".

На белорусской земле фашистами твори­лись неслыханные преступления и зверства. Грубо поправ принципы междуна­родных конвенций и обычаи ведения войны, растоптав все нормы общечелове­ческой морали, фашисты повсеместно совершали зверские расправы над мир­ным населением, военнопленными, развернули массовое истребление людей.

За время оккупации немцы провели в Беларуси более 140 карательных экспедиций, во время которых целые районы превратили в "зоны пустыни". 22.03.1943 г. полицейские сожгли живыми 149 жителей д. Хатынь, вблизи Логойска. Участь Хатыни, сожженной вместе со всеми жителями, постигла 630 белорус­ских деревень. Около 4800 населенных пунктов Беларуси были уничтожены гитлеровцами с частью их населения. Огромное число жителей Беларуси — как гражданских лиц, так и ставших военнослужащими Советской Армии, — изве­дало ужасы фашистских лагерей смерти. Только в самой Беларуси таких лаге­рей, их филиалов и отделений функционировало более 260. На территории Беларуси сложилась сетка лагерей – типичная примета нацистского хозяйствования. Лагеря решали несколько задач: средство страха, для повышения эффективности работы, своевременное представление рабочей силы. В каждом районе действовали концлагеря, тюрьмы, гетто. С начала фашистской оккупации в концлагерях, образованных в Минске и вблизи столицы (Масюковщина, Дрозды, Тростенец), в Бобруйске, Полоцке, Могилеве, Глубоком, Молодечно, Слуцке и во многих других населенных пунктах страдали и гибли десятки тысяч людей. Процесс ликвидации населения фашисты механизировали – людей отравляли газами в камерах, душегубках (Gaswagen).

В захваченных городах и населенных пунктах Беларуси германские военные власти в первые же дни оккупации издавали приказы, обязывавшие евреев регистрироваться по месту жительства, носить всем лицам еврейской национальности, достигшим десятилетнего возраста, «в целях обозначения расовой принадлежности» отличительные знаки - белые повязки со звездой Давида или желтые нашивки, приказы, отменявшие право свободного передвижения евреев, вводившие обязательные принудительные работы для евреев обоего пола в возрасте от 14 до 60 лет, о создании юденратов (еврейских советов). Юденраты создавались до образования гетто. Административное распоряжение командующего тылом группы армий «Центр» от 13 июля 1941 г. обязывало во всех еврейских общинах до 21 июля 1941 г. образовать еврейские советы для выполнения всех распоряжений военных властей и полиции. Следующий этап в разрешении «еврейского вопроса» заключался в том, чтобы собрать и сконцентрировать евреев на ограниченной территории города, которая называлась гетто. Заключение в гетто было этапом, предшествовавшим массовому окончательному уничтожению. Граждане еврейской национальности, принудительно переселенные в специально отведенные районы города, занимающие, как правило, малое пространство, размещались в условиях чрезмерной скученности, были лишены свободы. Территория гетто била огорожена колючей проволокой, изолирована от внешнего мира, охранялась войсками СС и полиции. Все трудоспособные евреи были заняты на военных предприятиях, выполняли различные работы для нужд военного хозяйства и оккупационных властей. Гетто являлись не только местом жительства евреев, но и работы. В гетто создавались портняжные, столярные, слесарные, обувные и другие мастерские, выполнявшие преимущественно заказы гражданских властей и вермахта. Гетто запрещалось покидать без специально установленных пропусков, либо вне рабочих команд в сопровождении охраны. Попытки бегства из гетто карались смертью.

Условия, в которых были вынуждены жить и работать узники, сходны по содержанию с внутренним режимом концентрационных лагерей. Но концентрация и изоляция евреев строго по национальном признаку происходила в специально отведенных городских кварталах, где ранее проживала большая часть еврейского населения.

7. В ходе войны, в столкновении с фашизмом Беларусь потеряла свыше чет­верти своего населения, огромные материальные и культурные ценности. За 1941-1944 гг. нацисты уничтожили в Беларуси свыше 500 крупных памятни­ков культурного и научного характера, причинили как в ходе военных дейст­вий, так и путем сознательного целенаправленного разрушения огромнейший ущерб культурным учреждениям республики. Ими было разрушено свыше 5300 клубов и красных уголков, более 200 библиотек, 26 музеев, много других очагов культуры. Ущерб, причиненный захватчиками только учреждениям ис­кусств, исчислялся в 163,4 млн. рублей, в ценах того времени. Разрушались и разграблялись ВУЗы, средние специальные учебные заведения и школы. Окку­панты полностью уничтожили в Беларуси 6177 школ и повредили 2648, унич­тожили в школах республики 20-миллионный книжный фонд, разорили около 2200 медучреждений, свыше 2600 детских заведений.

Варварское отношение фашистов к достоянию чуждой им культуры хорошо видно на примере Минска, столицы Беларуси. Они уничтожили здесь 47 школ, 24 детских сада, Дворец пионеров, разрушили Белгосуниверситет вместе с его зоологическим, геолого-минералогическим и историко-археологическим музеями, медицинский и политехнический институты, кон­серваторию и многие другие здания культурно-просветительных и учебных за­ведений. В лабораториях Академии наук ломалось оборудование, наиболее ценное вывозилось в Германию. Был выброшен на улицу и сожжен академиче­ский архив. Оставляя Минск в 1944 г., гитлеровцы сожгли главный и лабора­торный корпуса Академии, лабораторное здание Ботанического сада. В Германию было вывезено 1,5 млн. книг из Государственной библиотеки БССР имени В. И. Ленина, в том числе такие ценные книги, как собрание изда­ний Ф. Скорины, первые издания Литовского статута, коллекции рукописей Я. Купалы, М. Богдановича.

Захватчики уничтожили государственную картинную галерею, находив­шуюся в Минске, разграбили представлявшие значительную ценность картины и скульптуры (более 500 произведений). Фашистскими вандалами были раз­громлены Белорусский театр оперы и балета (декорации, мебель, люстры, зеркала, картины, ковры вывезены в Германию), 1-й Белорусский драмтеатр, Дом народного творчества, Дома союзов писателей, художников и композито­ров.

В Минске находилось большое, частично очень ценное собрание предме­тов искусства и картин, которые почти полностью вывезены из города. По при­казу рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера большинство картин было упакова­но эсэсовцами и отправлено в Германию. Речь идет о миллионных ценностях, изъятых в генеральном округе Беларуси. Гитлеровцы разграбили хранилища культурных ценностей и в других городах республики, старинные замки Бела­руси, десятки храмов и памятников старины. Подтверждением этого может служить сообщение сотрудников управления по делам архитектуры при СНК БССР, обследовавших в конце 1944 г. Витебск, Полоцк, Могилев, Гродно, Бобруйск: "Большинство памятников белорусской архитектуры разрушено и полуразрушено". В Витебске из 20 архитектурных памятников было совершенно разрушено 7, полуразрушено — 12. В их чис­ле — Благовещенская церковь X в. и храм Петра и Павла XVIII в., подорванные немцами. В Гомеле оккупанты сожгли и повредили дворец Румянцева (Паскевича) XVIII в.; в Могилеве взорвали Спасскую церковь, сожгли ратушу. В По­лоцке среди других пострадали такие архитектурные ценности, как Софийский храм, Спасо-Ефросиньевская церковь. В белорусских деревнях, сожженных ка­рателями, погибли тысячи декоративно украшенных резьбой изб.

Повальному грабежу и уничтожению были подвергнуты архивные храни­лища Беларуси. В 1941-1944 гг. гитлеровцы вывезли и уничтожили более 3 миллионов архивных дел, примерно половину документальных материалов, имевшихся в наличии к началу вторжения германских войск.

Генеральный план "Ост" предусматривал полное уничтожение "комму­нистической интеллигенции". В начале июля 1941 г. всем мужчинам Минска в возрасте от 18 до 45 лет оккупантами было предпи­сано явиться на регистрацию. Тех, кто пришел, согнали в лагерь в районе деревни Дрозды под Минском. В ходе проверки контингента лагеря выявлен­ные руководящие советские и партийные работники были уничтожены.

В тисках врага гибли творческие работники, мастера слова, кисти и резца, ученые, преподаватели. В 1941 г. гитлеровцы расстреляли активного участника национально-освободительной борьбы в Западной Беларуси, долго томившего­ся в польской тюрьме "Лукишки" в Вильно белорусского поэта А. Дубровича (Алексея Редьку), в 1942 г. — писателя И. Левковича. В 1942 г. погиб также в фашистских застенках режиссер предвоенного польского театра в г. Гродно и г. Белостоке А. Венгерко. Белорусы видели и чувствовали на себе всю жестокость оккупационного режима, его антинародный, антибелорусский характер.

 

Литература

1. Аблова Р. Это было в Белоруссии. – М., 1957.

2. Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941-1945: Энцыклапедыя. – Мн., 1990.

3. Белорусские остарбайтеры: Угон населения Беларуси на принудительные работы в Германию, 1941-1944: Док. и материалы: В 2 кн. – Мн., 1996-1997.

4. Великая Отечественная война 1941-1945: Энциклопедия. – М., 1985.

5. Каваленя А. А. Беларусь у выпрабаваннях вайны (1939-1945 гг.): Вучэб.-метад. дапам. – Мн., 1959.

6. Каваленя А. А. Прагерманскія саюзы моладзі на Беларусі 1941-1944. Вытокі. Структура. Дзейнасць. – Мн., 1999.

7. Кузьменко В. Интеллигенция Беларуси в период фашистской оккупации (1941-1944). – Мн., 2001.

8. Літвін А. М. Акупацыя Беларусі (1941-1944): пытанні супраціву і калабарацыыі. – Мн., 2000.

9. Новікаў С. Я. Эканамічная палітыка нацысцкай Германіі ў Беларусі 1941-1944 гг. (агляд крыніц і германскай гістарыяграфіі 1990-ых гг.). – Мн., 2002.

10. Нямецка-фашысцкі генацыд на Беларусі (1941-1944). – Мн., 1995.

11. Туронак Ю. Б. Беларусь пад нямецкай акупацыяй. – Мн., 1993.

12. Умрейко С. А., Залесский А. И., Кобринец П. Н. Патриотизм учителей и школьников Белоруссии в борьбе против немецко-фашистских оккупантов. – Мн., 1980.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!