Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ МИРОВОГО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВВ. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС



Становление фабричной промышленности придало техничес­кому прогрессу невиданный темп. Технологические сдвиги только последней трети XIX в. были столь велики, что некоторые уче­ные даже предлагают назвать этот период «второй промышлен­ной революцией».

Прежде всего произошла замена основного вида энергии. Изоб­ретение машины для производства электрического тока враще­нием проводника в магнитном поле (динамомашина В. Симен­са — Германия, генератор Т. Эдисона — США) решило пробле­му промышленной энергетики путем индивидуального элект­ропривода к тому или иному агрегату. Только электричество, ко­торое можно передавать на любые расстояния, сделало разме­щение производства независимым от источника энергии. Ог­ромный выигрыш заключался также в отказе от неуклюжей и теряющей много энергии трансмиссии из шестеренок и ремней под потолком цеха.

Кардинальные изменения в энергетике включали также по­явление совершенно новых типов тепловых машин — паровой турбины (Г. Парсонс — Англия) и двигателя внутреннего сго­рания, работающего от энергии углеводородного топлива (Г. Ди­зель, Н. Отто, Г. Даймлер, все — Германия), которые позволи­ли механизировать практически все виды транспорта. Универ­сальное применение двигателя внутреннего сгорания породило нефтедобывающее и нефтеперерабатывающее (на основе кре­кинг-процесса, т.е. термического разложения нефти при высо­ком давлении на фракции — бензин и пр.) производство и фактически сделало человечество его подлинным заложником (пока не будет найден вид энергии, способный заменить энергию не­фти). Немецкие химики разработали синтетические способы по­лучения красящих, лекарственных, парфюмерных и других органи­ческих соединений. Были внедрены в производство высокопро­изводительные способы получения серной кислоты и соды — основных исходных материалов неорганической химии.

Сложились новые способы производства стали. Изобретенные во Франции сталеплавильные процессы А. Бессемера (конвер­тер при сильном дутье) и П. и Е. Мартенов (мартеновская печь) были дополнены процессом обесфосфоривания металла (Г. То­мас — Франция). Эти методы легли в основу сталелитейного производства XX в. Серьезному совершенствованию подверглась конструкция ряда металлообрабатывающих агрегатов.

Технологическая база легкой, полиграфической и других от­раслей была пополнена автоматическим ткацким станком, обув­ными автоматами, автоматом для производства бутылок, меха­ническим наборным станком и т.д. Новая техническая база из­менила систему транспорта. На рубеже веков мировой тон­наж парового флота уже превысил мировой тоннаж парусного. Резко выросла мировая железнодорожная сеть, появился элект­рический (лифт, трамвай, метро), безрельсовый (на базе двига­теля внутреннего сгорания) и трубопроводный транспорт. Эпо­хальным достижением явилось рождение воздушного транспорта на основе летательных аппаратов легче (дирижаблей) и особен­но тяжелее воздуха (аэропланов, братья Райт — США).



Этот примерный и далеко не полный перечень показывает, что техническая мысль на рубеже веков развивалась куда более интенсивно, чем за почти столетие промышленного переворота. Если в первой половине XIX в. изобретения исчислялись десят­ками, то на рубеже веков — многими тысячами (только Эдисон запатентовал более 1000 изобретений).

Особенно важно, что в техническом прогрессе непосредственное участие стала принимать наука — в том числе фундаментальная. В мире возникло высшее техническое образование. Первые втузы появились в 70-х гг. в Германии (Берлин, Дрезден, Мюнхен и др.), США (университет Дж. Гопкинса в Балтиморе), Японии и других странах. Прогресс техники приобрел значение научно-технического прогресса.

Технологические сдвиги привели к серьезным изменениям отраслевой структуры машинной индустрии. Кроме нефтяной, возник целый ряд новых отраслей промышленности: электротехническая, химическая. Очень динамично стала развиваться и новая отрасль машиностроения — производство автомобилей. Пер­вый американский автомобиль был сконструирован Г. Фордом в 1892 г., а к началу нового века фордовский автозавод выпускал уже более 4 тыс. автомашин в год. Структура черной металлур­гии изменилась в сторону резкого повышения удельного веса стали. Если выпуск чугуна в пяти изучаемых нами капиталисти­ческих странах за 1870-1913 гг. суммарно возрос примерно втрое (с 10,3 до 29,4 млн. т), то выпуск стали — в 23 раза (с 2,98 до 68,65 млн. т.)



Сливки технического прогресса, как всегда, снял военно-промышленный комплекс. Военное производство включило в себя достижения металлургии, моторостроения, электротехники, точного приборостроения, химической технологии и пр. Фаб­рично-заводская индустрия прежде всего заменила гладкоствольное ружье на нарезную, снабженную затвором и магазином винтов­ку, деревянные парусные суда на металлические пароходы, а вскоре и на бронированные турбоходы, построила скорострельные пушки, стреляющие более чем на 10 км., создала и применила бездымный порох и т.д. и т.п. В конце XIX в. началась постепен­ная автоматизация стрелкового оружия — появился пулемет (1883 г., США). Если скорострельность винтовки (5 прицельных выстрелов в минуту) по крайней мере впятеро превышала воз­можности ружья, заряжаемого с дульной стороны, то скорост­рельность пулемета превысила его в тысячи раз. Понятно, что пулемет быстро завоевал господство на поле боя. Наступление пехоты стало невозможно без предварительного огневого, хи­мического или морального подавления пулеметных точек про­тивника. Поражения России в Крымской (1853 — 1855), а затем в Японской (1904 — 1905) и Первой мировой (1914 — 1918) войнах в самой серьезной степени было связано: в первом слу­чае — с отсутствием нарезного оружия и парового флота, во втором — недостатком пулеметов, в третьем — артиллерии больших калибров.

Научно-технический прогресс конца XIX — начала XX в. со­здавал возможности нового укрупнения производства. Так, за­мена громоздкой трансмиссии индивидуальным электроприво­дом снимала ограничения площади цеха. Но крупные производ­ства требовали и больших капиталов, а это вызывало объедине­ние средств отдельных предпринимателей и привлечение сво­бодных капиталов в акционерные общества. Доля любого челове­ка в том или ином производстве (в виде акций) стала, таким образом, предметом купли-продажи на рынке ценных бумаг. По­явилась возможность децентрализации хозяйственных, особен­но инвестиционных решений. С другой стороны, создавалась прин­ципиальная возможность укрупнения и концентрации капитала до уровня монополии на производство каких-либо товаров и, как следствие, установления монопольных цен на них.

 

МОНОПОЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ

Появление огромного множества капиталистических предпри­ятий во всех отраслях промышленности породило великую анархию. Особую роль играли частные железные дороги, которые посред­ством повышения или понижения тарифа, а также изменения дислокации железнодорожной сети очень серьезно воздейство­вали на производство. Достаточно было подвести железную до­рогу к самому захудалому местечку, чтобы оно получило экономическое значение, или повысить тариф, чтобы вывести из строя какое-либо промышленное предприятие. В этих условиях предприятия стали группироваться против конкурентов, при­влекая к соглашению железные дороги, а затем банки для фи­нансирования проводимых мероприятий. Постепенно соглаше­ния стали охватывать целые отрасли и промышленные районы. Так возникли промышленные монополии.

Одной из первых монополий явился нефтяной трест «Стан­дарт ойл», созданный в 1872 г. в США Дж. Рокфеллером на основе соглашения нескольких объединившихся нефтяных компаний с железными дорогами относительно тарифов на перевозку нефти. Дело происходило в период крупного спада производ­ства. Поэтому Рокфеллеру без труда удалось скупить большую часть производственных мощностей американской нефтепере­рабатывающей промышленности. Когда трест «Стандарт ойл» начал поглощение других предприятий, на его долю приходилось не более 10—20%, а через несколько лет — уже 90% тогда еще очень несложной нефтепереработки (на керосин для освеще­ния) в стране. Подобные явления стали происходить и в неко­торых других отраслях: однородные предприятия или компании чаще всего под угрозой банкротства или нажимом сильнейшего среди них объединялись в тресты, теряя производственную, коммерческую, часто и юридическую самостоятельность, — все это сосредоточивалось в правлении треста или головной компа­нии.

В ряде случаев предприятия одной отрасли, сохраняя юриди­ческую и производственную самостоятельность, заключали со­глашение — картель, регулирующее объем производства, сбыт продукции, наем рабочей силы и пр. В других случаях предпри­ятия теряли только коммерческую самостоятельность: образо­вывалась единая снабженческая и сбытовая контора (синдикат), регулировавшая закупки сырья и сбыт готовой продукции (та­кой тип монополий превалировал в России). Наконец, возник­ли, если так можно сказать, монополии монополий, в виде кон­цернов, объединявших под единым контролем компании раз­ных отраслей производства, торговли, банки и пр. В концернах выступал срощенный промышленно-торгово-банковский капитал, получивший наименование финансового.

Посредством монополий предприятия стремились как-то ре­гулировать производственную и коммерческую жизнь в слож­нейших условиях рыночной конкуренции. Поэтому монополис­тические объединения на рубеже XIX и XX вв. при помощи со­гласованных цен на сырье, готовую продукцию и рабочую силу установили в той или иной степени коммерческий контроль над рядом производств в главных капиталистических странах. Но это поставило под угрозу саму конкуренцию как основу хозяйствен­ной жизни, и государство вынуждено было вмешаться, ограни­чив процесс монополизации экономики определенными рам­ками (антитрестовское законодательство). Таким образом, эко­номическая роль государства резко возросла, что дает основание говорить о государственно-монополистическом капитализме как определенном типе экономического развития ряда стран. Монополистические процессы неизбежно должны были возник­нуть и возникли в масштабе мирового рынка: соглашения между разнонациональными монополиями и даже наднациональные компании. Наблюдая быстрый рост монополий, некоторые уче­ные предсказывали неминуемую тотальную монополизацию ры­ночного хозяйства и полную гибель малого и среднего бизнеса в XX в. Однако этого не произошло, поскольку малое и среднее производство и обмен могут вполне сосуществовать с крупней­шими корпорациям: они незаменимы в деле удовлетворения ежед­невных насущных потребностей человека.

Движение экономики резко изменило свой темп. В конце XIX — начале XX вв. наиболее высокие темпы экономического развития показали молодые капиталистические государства — США и Германия, вышедшие соответственно на первое и второе места в мире по уровню развития производства и оставив­шие позади Англию и Францию (см.таблицу).

На рубеже веков центр мировой экономики переместился из Европы в Северную Америку.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!