Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Поучение к простому народу при посещении Епархии 3 часть



Тело Богочеловека имело необыкновенную стройность и кра­соту, как и воспел о Нем пророчественно праотец Его, святой пророк Давид: Красен добротою паче сынов человеческих[1218].Но телесная красота Богочеловека отнюдь не производила на женский пол тех впечатлений, которые обыкновенно произво­дит на него красота мужчин. Да будет отвергнута и проклята такая мерзостная и богохульная мысль, которая, однако, при­нята и произнесена еретиками[1219]. Напротив того, тело Христо­во исцеляло все страсти, и душевные, и телесные. Каким свой­ством оно было проникнуто, такое свойство оно и сообщало. Оно всеобильно преподавало Божественную благодать всем, взиравшим на него, всем прикасавшимся ему, и мужчинам и женщинам. Сила от Него исхождаше, свидетельствует Евангелие, и изцеляше вся[1220]. Елицы аще прикасахуся Ему, спасахуся[1221]. Это — то Божественное тело, о котором Сам Господь засвидетельствовал: Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь имать живот вечный. Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь, во Мне пребывает, и Азе нем[1222]. Всякий православный и благочестивый христианин да представит себе непредставимо величие Божией Матери, носившей во чреве такое тело, потом носившей его в объятиях, продолжительнейшее время бывшей в ближайшем отношении к этому телу. По причине Божест­венности тела Христова непогрешительно признать и назвать величие Божией Матери Божественным.

Тело Христово при погребении его положено было в тес­ную, искусственную пещеру, иссеченную в камне, то есть в холме, составлявшем собою цельный камень. Пещера так тес­на, что она названа в Евангелии гробом. Вход в нее так низок, что надо посредством него вползать в пещеру, приняв самое согбенное положение. По внесении во гроб тела Христова ко входу в гроб был привален камень значительной величины[1223]. Иудейские архиереи, опасаясь предсказанного Господом вос­кресения Его и думая, что тело Христово подчинено тем же законам, которым обыкновенно подчинены тела человечес­кие, припечатали камень, заграждавший вход в пещеру, к наружности пещеры; сверх того, они поставили при входе стражу. Таким образом, по соображению человеческому, все препятствия неупустительно были совокуплены и устроены к тому, чтоб воспрепятствовать воскресению; все меры были приняты к тому, чтоб в случае воскресения тотчас же по вос­кресении погубить воскресшего насильственною смертию. Но Божественное тело воскресло, оставя и естественные препят­ствия и человеческие предосторожности неприкосновенными. Оно проникло сквозь толстое, цельное и твердое вещество пещеры: камень остался приваленным, печать нетронутою; пещера не дала трещины для свободного шествия воскресшему телу; стражи, поставленные для надзора и насилия, не сподо­бились ни ощутить воскресения, ни увидеть воскресшего. Уже по воскресении Христовом нисшел Ангел, сломил печать, отва­лил камень и возвестил совершившееся воскресение; стражи от одного видения Ангела попадали замертво на землю[1224]. Божественное тело по воскресении проникло сквозь затворен­ную дверь к собранным Апостолам[1225]. Оно не было узнано дву­мя учениками, шествовавшими в Еммаус; когда же они узна­ли его при преломлении хлеба, — оно внезапно соделалось невидимым[1226]. Это тело, в виду всех Апостолов, отделилось от земли, начало возвышаться и проникать воздух как крыла­тое, скрылось от очей апостольских в недосягаемой высоте, вступило в небо[1227]. На небе увидел его первомученик Стефан, будучи возведен к такому видению действием Святого Духа, и воскликнул: се, вижу небеса отверста и Сына Человеча о десную стояща Бога[1228]. С такими сверхъестественными пре­имуществами явил, постоянно являл и являет Богочеловек Свое человеческое тело по воскресении. Эти преимущества — нетленный, духовный венец, которым со справедливостию тело Богочеловека увенчано Им, как победившее и поправшее смертию смерть[1229].



Не должно думать, чтоб тело Христово получило такие свойства только по воскресении[1230]. Нет! Оно как тело всесовершенного Бога всегда имело их, а по воскресении лишь посто­янно проявляло их. Доказывают то следующие события: Од­нажды в храме иерусалимском Господь Иисус Христос сделал указание на Свою предвечность по Божеству; иудеи взялись за камни, чтоб побить Богочеловека, столь открыто объявив­шего им о Себе. Но Господь внезапно сделался невидим по­среди их и удалился из храма, пройдя между множеством врагов Своих[1231]. В другой раз разъяренные жители города Назарета схватили Господа, учившего в их синагоге, и повели на вершину горы, на которой построен город, чтоб оттуда свергнуть вниз и убить; но Господь сделался невидим и, вышедши из среды их, удалился[1232]. Точно так поступил Господь и при рождении Своем: Он вышел из утробы Девы, не разру­шив печатей девства, не разверзши дверей сего дивного храма Своего, как эта предуведал Пророк, предвозвестивший в вос­торге видения своего: сия врата заключенна будут и не от­верзутся, и никтоже пройдет ими: яко Господь Бог Израи-лев внидет ими, и будут заключенна[1233]. Святая Церковь вос­певает в своих песнопениях Господу: «Явлейся Творец наш без семене от Девы воплотися, из гроба печати нерушив вос-кресе, и ко Апостолом дверем затворенным с плотию вниде»[1234]. «Сохранив цела знамения (печати) Христе, воскресл еси из гроба, ключи Девы невредивый в рождестве Твоем»[1235]. «Вся паче смысла, вся преславная Твоя, Богородице, таинства, чи­стоте запечатанной и девству храниму, Мати познал ася еси неложно, Бога родши истиннаго»[1236]. «Прежде рождества Дева, и в рождестве Дева, и по рождестве пребываеши Дева»[1237]. «Дер­зающим глаголати, яко Пречистая Дева Мария не бысть прежде рождества, в рождестве, и по рождестве Дева: анафема»[1238].



Божественное тело Богочеловека зачалось Божественно и родилось Божественно. Дева совершила рождение, будучи во время рождения преисполнена духовной, святейшей радости[1239]. Болезни не сопровождали этого рождения, подобно тому, как болезни не сопровождали взятие Евы из Адама. Они не могли иметь тут места, будучи одною из казней за первородный грех, а этот грех не имел тут места, потому что зачатие совер­шилось не только без участия мужеского семени, не только без всякого ощущения плотской сласти, но, в противополож­ность обычному зачатию, при наитии Святого Духа на Деву, при вселении Всесвятого Бога-Слова в утробу Девы. Безбо­лезненность Девы при рождении Богочеловека очень ясно видна из простого и скромного повествования, которое читаем в Евангелии: Роди Сына Своего Первенца, поведает Евангелие о Богоматери, и повит Его, и положи Его в яслех[1240]. Родила Дева, и немедленно приступает к служению! Рожденного по­вивает, полагает в яслях, не нуждаясь при служении в по­сторонней помощи, потому что не ощущает никакой болез­ни, никакого изнеможения, которые так свойственны женам, рождающим в грехе чад, зачатых в беззакониях, рождающим их уже убитыми вечною смертию и для вечной смерти. Божия Матерь родила Жизнь и Подателя жизни[1241].

Божия Матерь, зачав и родив Богочеловека, соделалась превыше всех святых человеков и святых Ангелов. По объяс­нению преподобного Григория Синаита, Богоматерь была тем единственным словесным сосудом, в который Бог вселился Самим существом Своим. Прочие святые человеки, хотя и соделываются по действию в них Святого Духа причастниками Божественного естества[1242] и обителями Триипостасного Бога[1243], но совершенно иным образом, нежели Богоматерь[1244], которая одна прияла в Себя Бога-Слово для Его вочеловечения. Такое приятие в Себя Бога, очевидно, есть единственное, исключи­тельное, беспримерное, не доступное ни для святых человеков, ни для святых Ангелов, принадлежащее одной Богоматери. Как Богочеловек для племени спасающихся избранников за­менил Собою Адама и соделался их родоначальником, так Божия Матерь заменила для них Собою Еву, соделалась их Материю. Как Богочеловек есть Царь Небесный, Царь всех человеков и Ангелов, так Богоматерь есть Царица Небесная, Царица и человеков и Ангелов.

Божия Матерь родилась от святых и праведных родите­лей, Иоакима и Анны, была единственным плодом их супру­жества, испрошена многими молитвами и слезами; родилась после продолжительного неплодства родителей, родилась, будучи предвозвещена родителям Ангелом, родилась, когда родители были уже в весьма преклонных летах. Обстоятель­ства рождения Богоматери очень сходны с обстоятельствами рождения святого Иоанна Предтечи, описанными в первой главе Евангелия от Луки. Рождение Иоанна Святая Право­славная Церковь воспевает так: «Восхвалим ныне Господня Предтечу, его же священнику Елисавет роди, из ложесн не­плодных, но не без семене. Христос 6о един вместилище пройде непроходимо без семене. Иоанна неплоды роди, без мужа же сего не роди. Иисуса же, осенением Отца и Духа Божия, Дева роди чистая. По бессеменному явися от неплодове Про­рок и проповедник, вкупе и Предтеча»-[1245]. Подобное этому Святая Церковь умствует и исповедует о Божией Матери. Неплодная и состарившаяся Анна родила Иоакиму дщерь, а Богу Матерь, но родила не без семени: семя во утробу свою заимствовала от мужа, праведника и старца Иоакима. Рож­денная от святых супругов, Дева соделалась Богоизбранным и Богоосвященным сосудом, в который вселился Бог-Слово, в котором это Слово-Творец всего видимого и невидимого — благоволением Отца, при содействии Духа, послужило семе нем при посредстве творческой силы Своей, вочеловечилось. Родившийся от Марии Богочеловек соделал Деву Материю, а Матерь сохранил Девою. Бог и Творец Девы соделался Ее Сыном, пребывая Ее Богом и Творцом; соделавшись Ее Сы­ном, Он соделался Ее Искупителем и Спасителем. Первый Адам без участия жены произвел жену: Приснодева без учас тия мужа зачала и родила Нового Адама. При всем величии Божией Матери, Ее зачатие и рождение совершились по об­щему закону человечества; следовательно, общее исповедание рода человеческого о зачатии в беззакониях и рождении во грехе принадлежит и Богоматери. Произнесла смиренная и благодатная Мария это исповедание во услышание вселенной!

Ощущая присутствие вожделенного Спасителя во утробе Своей, Она от действия духовной» благодатной радости произнесла исповедание в следующих чудных и достопримечательных словах: величит душа Моя Господа и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем: яко призре на смирение рабы Своея: се бо, от ныне ублажат Мя ecu роди[1246]. Богоматерь исповедует пред всем человечеством, в Евангелии, читаемом всеми человека­ми, что рожденный Ею Бог есть вместе и Ее Спаситель. Если же Бог есть Ее Спаситель, то Она зачата и рождена во грехе по общему закону падшего человечества. Бог — Творец и Ан­гелов и человеков; но Он — Спаситель одних человеков; отно­сительно Ангелов, не подвергшихся падению, Он — Господь их, но не Искупитель и не Спаситель. Признание Бога разум­ною тварию Спасителем есть вместе признание этою тварию своей собственной погибели. Зачалась и родилась Дева Мария в погибели, в падении, в узах вечной смерти и греха, роди­лась в состоянии, общем всему человеческому роду. Рождение Ею Бога, Спасителя Ее и всех человеков, доставило Ей вели­чие, превысшее величия безгрешных Ангелов, не вкусивших душевной смерти и не нуждавшихся в Спасителе.

Святые родители Богоматери, находившиеся в преклонных летах, смирившие плоть свою многими и продолжительными подвигами, не подверглись, следовательно, при супружеском совокуплении тем сильным страстным ощущениям, которые неизбежны для людей в цветущих летах и силе, в настроении души, далеко отстоящем от того благочестивого настроения, в котором были праведные Иоаким и Анна. Однако совокупле­ние их совершилось по общему порядку совокупления челове­ческого, по порядку, явившемуся после падения и вследствие падения. Богоматерь по зачатию и рождению Своему со дела­лась причастницею первородного греха и греховного яда, ко­торым в праотцах заразился весь род человеческий. Родив­шись от праведных родителей, Богоматерь проводила и Сама жизнь самую праведную. Чистота и смирение были главней­шими Ее добродетелями. — Она занималась непрестанно Богомыслием, молитвою, чтением и изучением Священного Писа­ния. Она не только была непричастною всех смертных грехов, но и всякого дела и слова, явно противного Закону Божию, в котором Она воспитана, который Она изучила и постоянно изучала. Несмотря, однако, на праведность и непорочность жизни, которую проводила Богоматерь, для приятия вместе с Апостолами Святого Духа, доставившего Ей христианское совершенство, грех и вечная смерть проявляли в Ней свое присутствие и владычество. Доказательства этому видим в Евангелии. Так, до озарения Святым Духом, ум Ее, подобно уму святых Апостолов, пребывал в омрачении, и Она не ура­зумела слов двенадцатилетнего Спасителя, сказанных Ей в храме[1247]. Святой Иоанн Златоустый, объясняя Евангелие от Матфея главы 12 стихи 46-49 и от Иоанна главы 2 стихи 1-11, со всею удовлетворительностию показывает, каким образом ветхий человек обнаруживался и действовал в Божией Матери[1248]. Вечная смерть и грех, насажденные в естество человеческое, не могли не проявляться. Таково точное и верное учение Право­славной Церкви о Богоматери по отношению к первородному греху и к вечной смерти, заразивших и объявших весь род человеческий.

Сошествие Святого Духа на Приснодеву совершилось дваж­ды. В первый раз нисшел на Нее Святой Дух после благовестия, произнесенного Архангелом Гавриилом, очистил Ее, чи­стую, по человеческому понятию, соделал благодатно-чистою, способную принять в Себя Бога-Слово и соделаться Его Ма­терию. Девство Ее запечатлено духом: Она, доселе хранив­шая Себя чуждою от всякого помысла и ощущения сладостра­стного, соделалась неприступною для этих помыслов и ощу­щений. Таковою и подобало быть Деве, назначенной в служение Богу, несравненно ближайшее служения Херувимов и Серафимов. Она долженствовала не только зачать и родить Бого­человека, но и проводить всю жизнь в теснейших отношениях с Ним. Она кормила Его сосцами; на руках Ее Он провел младенчество и детство, с Нею Он провел юношество Свое до самого мужеского возраста, до тридцати лет, когда явил Себя миру обетованным Искупителем мира. Но и в течение трех лет с половиною, в которые Господь возвещал спасение чело­векам, Богоматерь весьма часто была при Нем, как можно заметить из Евангелия. Святой Дух при первом наитии на Пресвятую Деву соделал Ее способною к такому высочайше­му служению, достойною этого высочайшего служения. Во второй раз нисшел Святой Дух на Деву в день Пятидесятни­цы, когда Он нисшел на святых Апостолов, с которыми Бого­матерь неразлучно пребывала по вознесении Господа на небо[1249]. Тогда Святой Дух разрушил в Ней владычество вечной смер­ти и первородного греха, возвел Ее на высокую степень хри­стианского совершенства, соделал Ее новым человеком по об­разу Господа Иисуса Христа. Господь, поправ смертию смерть и воскресив в Себе и с Собою род человеческий, во-первых, даровал воскресение душою[1250] Своей Пречистой Матери и Своим Апостолам в день Пятидесятницы. Это воскресение душою святой Иоанн Богослов называет воскресением первым (из пер­вого умерщвления, из умерщвления грехом, над которым смерть вторая, то есть вечная погибель, уже не имеет власти[1251]). Может быть, некоторым покажется непонятным, почему при первом наитии Святого Духа на Деву не совершилось разру­шение в Ней вечной смерти? Отвечаем: это разрушение веч­ной смерти было плодом искупления: прежде нежели совер­шилось искупление, оно не могло иметь места. Так и святые Апостолы, хотя получили прежде обновления своего различ­ные благодатные дары, как-то: исцеления недугов, изгнания бесов и воскрешения мертвых, но разрушение вечной смерти, переход от ветхого человека к новому, от состояния душевного к духовному совершился для них в день Пятидесятницы, был последствием искупления[1252].

Из всего вышесказанного очевидна нелепость двух противо­положных учений Запада, из которых учение папистов при­писывает Божией Матери зачатие вне первородного греха, подобное зачатию Спасителя, а учение протестантов Деву не признает Приснодевою. Истина чужда всех преувеличений и умалений: она всему дает подобающую меру и подобающее место.

Не должно думать, что догмат о зачатии Божией Матери вне первородного греха (immaculata conceptio) есть совре­менная новость у латинян. В настоящее время догмат только принят официально, провозглашен Папою. Бержье, писатель XVIII века, говорит: «По общему верованию католиков (папи­стов, латинян), Мария не причастна никакому греху. При слове conception immaculee (нескверное зачатие) мы объяснили, что хотя Церковь не решила формально того, чтоб Мария была не причастна первородному греху, однако это есть верование, основанное на Священном Писании и на постоянном Преда­нии (церковном)»[1253]. При слове conception immaculee Бержье произносит то же учение еще решительнее. Он говорит: «По общему мнению католических богословов святая Дева Мария, Матерь Божия, была предохранена от первородного греха, когда Она была зачата во утробе Ее матери. Это верование основано на мнениях святых Отцов, достойнейших уважения». Каких же отцов приводит латинский писатель? — одних ла­тинских, принадлежащих уже отпадшему Западу от Востока. Он приводит Тридентский собор, определивший в 5 заседа­нии, что все дети Адама родятся оскверненными первород­ным грехом, но что это определение не распространяется на святую Деву; приводит собор Базельский в 1439 году, собор Авиньонский в 1457 году, которые признали это учение не-погрешительным и принадлежащим Церкви. Определение Базельского собора принято Парижским университетом, вслед­ствие чего богословский факультет университета постановил в 1497 году определение, по которому никто не мог быть удо­стоен степени доктора, если предварительно не обяжет себя клятвою исповедывать принятый догмат о Божией Матери. Эти факты, нисколько не подтверждая учения папистов для сынов Православной Церкви, показывают только то, что ере­тическое учение о Божией Матери вкралось, вслед за многи­ми другими, в Западную Церковь более нежели за четыре столетия до нашего времени. Бержье в статьях своих для под­тверждения нового догмата приводит двух писателей, принадлежащих первенствующей вселенской Церкви, Оригена и бла­женного Августина, не сказавших, впрочем, ни слова о новом догмате. Ориген в беседе б на евангелиста Луку говорит, что выражение благодатная в Писании употреблено только од­нажды по отношению к одной Марии. Но это нисколько не касается нового догмата папистов! это признано всею Церковию. Благодать Божия, как выше нами изложено и объясне­но, полученная Приснодевою, несравненно превосходит и по качеству и по обилию ту благодать, которой удостоены про­чие святые человеки и которую имеют святые Ангелы. Бла­женный Августин (Lider de Natura et Gratia) говорит: «Мы знаем, что Она (Божия Матерь) получила обильную благо­дать к побеждению греха во всех его образах»[1254]. И эти слова нисколько не подтверждают догмата папистов! Они противо­речат ему: нуждается и может получить обильную благодат­ную силу к побеждению греха только тот, кто имеет внутри себя живущим и действующим грех. Святая Православная Церковь, как выше было изложено, всегда исповедала и испо­ведует, что Святой Дух низошел на Деву чистую, нисшел на Невесту Неневестную — так именует Церковь Божию Матерь, — соделал чистую пречистою, чистую по естеству соделал чис­тою превыше естества, благодатно-чистою, благодатною, по­лучившею для питания Своего и наслаждения благодать Свя­того Духа. Обильное вкушение Божественной благодати отчуждило Деву от плотской сладости, внушило к Ней полное и решительное отвращение. Таковым подобало быть разум­ному храму Божию, духовному небу, престолу Божию, Его святая святых. — Ложная мысль обыкновенно влечет за со­бою цепь других ложных мыслей. Паписты, признав Божию Матерь чуждою первородного греха, признали Ее чуждою всякого греха, вполне безгрешною[1255], следовательно, не нуж­дающеюся ни в искуплении, ни в Искупителе. Заграждает уста слепотствующих умом еретиков и фанатиков Сама бла­годатная Приснодева Богоматерь, исповедуя рожденного Ею Бога Спасителем Своим. Паписты, приписывая Богоматери безгрешие, этим самым выказывают свое недоверие к всемо­гуществу Божию. Но Православная Церковь прославляет все­могущество и величие Бога, соделавшего зачатую и рожден­ную во грехе несравненно высшею Херувимов и несравненно славнейшею Серафимов, никогда не познававших греха, по­стоянных в святости.

Величит душа Моя Господа и возрадовася дух Мой о Возе Спасе Моем, произнесла благодатная Дева в ответ Елисавете, когда Елисавета по внушению Святого Духа провозгласила громким голосом, что Приснодева есть Матерь Бога[1256]. Пре­святая Мария словами Своими не только заграждает уста па­пистов, отнимающих для Нее у Бога значение Спасителя, — заграждает уста протестантов, приписывающих Ее духу ус­лаждение не в Боге, а в плотском сладострастии. В противо­положность догмату папистов протестанты, заклятые враги Новозаветного девства, утверждают, что святейший сосуд и храм Божий, Богоматерь, по рождении Ею Богочеловека, на­рушила девство Свое, соделалась сосудом похоти человечес­кой, вступила с Иосифом в отношения жены, имела других детей. Мысль ужасная! мысль вместе и скотская и демонская! мысль богохульная! Она могла родиться только в недре глу­бокого разврата! Ее мог произнести и может произносить только отчаянный и отверженный прелюбодей! Ее могут принять и усвоить себе одни те, которые столько низошли от образа и подобия Божиих к подобию скотов, что имеют и могут иметь понятие о естестве человеческом единственно в его униженном, скотоподобном состоянии. Для подтверждения этой чудовищ­ной мысли невежественные и несчастные хулители ссылаются на Евангелие.

Лютер, свергший с себя монашество и взявший себе в на­ложницу монахиню, свергшую монашество — союз Лютера с Екатериною де Борре иначе не может быть понимаем, так как не видно, чтоб обеты девства, данные ими Богу, были им возвращены, — вопиет против христианского девства. Вопи­ют против него вместе с Лютером все протестанты. Они назы­вают девство противоестественным, противным воле, благо­словению, повелению Бога, Который по сотворении первых двух человеков немедленно сказал им: Раститеся и множитеся, и наполните землю[1257]. Протестантам можно отвечать сло­вами Спасителя, сказанными Им саддукеям: Прельщаетеся, неведяще Писания, ни силы Божия[1258]. Протестанты, ссылаясь на вышеприведенные слова, не заметили, что вслед за ними в Бытейской книге описано девство первых двух человеков, в котором они пребывали до падения, не понимая даже наготы своей, что они поняли эту наготу и ощутили стыд, признак явившегося вожделения, по падении, что настоящие отноше­ния жены к мужу и ее болезни при чадорождении изречены как казнь за преступление Божией заповеди[1259]. Православная Церковь признает девство естественным человечеству[1260], при­знавая собственно естеством человеческим то естество, в кото­ром он был сотворен. Состояние падения, в котором ныне находится все человечество, есть состояние неестественное, нижеестественное, противоестественное. Но так как все чело­вечество объято недугом падения, то это состояние общего недуга можно называть естественным падшему человечеству. Так, свойства недуга естественны состоянию в недуге: они неестественны состоянию здравия. В таком случае — мы со­гласны — девство уже неестественно человечеству. По этой причине весьма, весьма немного девственников между правед­никами Ветхого Завета: и патриархи и большая часть Проро­ков должны были подчиниться игу супружества. Господь наш Иисус Христос, восставив падшее человеческое естество, вос­становил и девство. Сам Он был, по человечеству, всесвятым девственником; Его Матерь была благодатною, Пречистою Девою. Девство, естественное естеству человеческому в пер­вобытном состоянии естества, неестественно естеству падше­му, возвращено, как дар, естеству, обновленному Спасите­лем. Дарование Божие о Христе Иисусе Господе нашем все, чем составляется вечное наше спасение, наше достоинство, наше совершенство, что все называется общим именем живо­та вечнаго[1261]. И новозаветное девство есть дар Божий, даруе­мый Господом, как Сам Господь сказал о девстве: Не ecu вмещают словесе сего, но имже дано есть[1262]. Дается дар пре­подобия (то есть нравственного состояния, наиболее сходствен­ного с тем, которое явил Собою Господь наш Иисус Христос) тем, которые желают его всем сердцем и испрашивают у Гос­пода теплейшими молитвами[1263]. Неестественно девство падшему человечеству, а потому оно никак не может быть получено одними собственными усилиями: собственные усилия укро­щают плоть, а истинное девство — дар Божий, вследствие постоянной, усерднейшей, часто весьма долговременной мо­литвы. Истинное девство заключается не в одной телесной чистоте; но преимущественно оно заключается в отчуждении ума от сладострастных помыслов и мечтаний. Ум не способен сам собою совершить отречения от греха, если не осенит его Божественная сила[1264]. Борьба ума со грехом составляет тот ве­личайший труд, при котором подвижник проливает множе­ство слез горьких, испускает множество глубоких и тяжких воздыханий, умоляя о помощи и заступлении Свыше. Когда сердце вкусит сладость духовную, тогда только оно может отторгнуться от услаждения плотскою сластию; без наслажде­ния оно быть не может. -«Любовь отражается любовию, и огнь угашается огнем невещественным», — сказал святой Иоанн Лествичник[1265]. Бесчислен лик девственников и дев в Новоза­ветной Церкви милостию и щедротами Спасителя нашего; но они перешли к состоянию девства, доказав постоянною, тяж­кою и продолжительною борьбою с вожделениями плоти свое искреннее желание девства. Это можно видеть из жизнеопи­саний преподобного Антония Великого, Пахомия Великого, Симеона Христа ради юродивого и многих других величай­ших угодников Божиих. Но Божия Матерь борьбы с плотски­ми пожеланиями не вкусила и ие познала: прежде нежели подействовало в Ней вожделение, низошел на Нее Святой Дух, запечатлел Ее чистоту, даровал Ей благодатную чисто­ту, даровал Ей духовное наслаждение, к которому прилепи­лось Ее сердце и от которого оно уже никогда не отторгалось. Святая Церковь называет Богоматерь Христовою одушевлен­ною книгою, Которую запечатлел Дух[1266].

Протестанты видят основание своему учению в Евангелии. Евангелист Матфей, полагают они, повествуя о отношениях Богоматери и Иосифа, обручника Богоматери, говорит о Иоси­фе, что он не совокуплялся с Девою только до рождения Ею Богочеловека, а это служит указанием на совокупление впоследствии. Подлинные слова Евангелиста, приводимые протестантами к подкреплению их мнения, суть следующие: И (Иосиф) не знаяше Ея (Марии), дондеже роди Сына Своего первенца[1267]. Хулители основывают свое заключение на слове дондеже, выражающем, по мнению их, срочное воздержание от соития и мысль о соитии, последовавшем по рождении первенца, также на слове первенец, подающем мысль о даль­нейшем деторождении; по свойству русского языка вышеприве­денный стих Евангелия со всею точностию может быть пере­веден так: Иосиф же не знал Ея, и Она родила Сына Своего первенца. Очевидно, что слова: Иосиф же не знал Ея отно­сятся ко всему времени пребывания Божией Матери в доме Иосифа.

Если рассмотреть внимательно повествование евангелиста Матфея о рождении Господа нашего Иисуса Христа[1268], то дела­ется тотчас очевидным, что Евангелист употребил все тщание на то, чтоб показать с ясностию и точностию рождение Бого­человека от Девы, без мужеского семени. Для этого Еванге­лист объясняет, что Дева, обрученная мужу, не познав мужа, оказалась имеющею во чреве от Святого Духа; для этого Еван­гелист приводит свидетельство Ангела, явившегося во сне Иосифу и удостоверившего, что плод во чреве Девы от Святого Духа; для этого Евангелист приводит Пророка, предвозвес­тившего, что Дева зачнет и Дева родит Сына, Спасителя миру; для этого, говоря уже о самом рождестве Богочеловека, Еван­гелист показывает, что Мария родила Его, будучи Девою, как и зачала, будучи Девою. Обстоятельства, касавшиеся собст­венно лица Богоматери и не составлявшие главного предмета, который был описываем Евангелистом, оставлены им без отчетливого объяснения. — Такой же характер имеет и по­вествование евангелиста Луки о рождении Христовом. Умал­чивая о недоумении Иосифа, о явлении ему Ангела во сне, святой Лука поведает о пришествии Архангела Гавриила к Божией Матери с радостнейшим благовестием от Бога о зача­тии и рождении Ею Сына Божия, повествует о том, что Елисавета от действия Святого Духа узнала в Марии Матерь Божию. Святой Лука так же, как и Матфей, называет Марию Девою, обрученною мужу[1269], а рожденного Ею Богочеловека Ее Сыном — Первенцем[1270]. Подобного изложения обстоя­тельств, касавшихся собственно Девы, святым Лукою не сде­лано; только косвенным образом явствует из его поведания, как выше было сказано, безболезненность Девы при рожде­нии Богочеловека. Итак, тщетно ищут протестанты опоры хуле своей в Евангелии!

Святые Отцы Православной Церкви видят в вышеприве­денных словах евангелиста Матфея мысль, совершенно противоположную мысли протестантов, — видят свидетель­ство, что Богоматерь, зачав Богочеловека Девою, пребыла по зачатии Девою, родила Девою, по рождестве пребыла Девою, осталась навсегда Девою[1271]. «Приснодева, — говорит святой Иоанн Дамаскин, — и по рождестве пребывает Девою, не имев до смерти никакого общения с мужем. Хотя и написано: И не знаяше Ея (Иосиф) дондеже роди Сына Своего первенца, однако ж, должно знать, что первенцем называется перво­рожденный, хотя бы он был и единородный. Имя первенец означает того, кто первый родился, и не указывает необходи­мо на рождение других. А слово (εως) дондеже, хотя и озна­чает срок определенного времени, однако ж не исключает и последующего за тем времени. Так, слова Господни: И се Аз с вами есмь во вся дни до (εως) скончания века[1272], не означают того, будто Господь по окончании века разлучится с нами, потому что божественный Апостол говорит: // тако всегда с Господем будем[1273], то есть после воскресения. Здесь слово дон­деже, хотя само по себе означающее определенный срок, име­ет совершенно противоположное значение по обычному упот­реблению этого слова Священным Писанием. Господь сказал: Не изыдеши оттуду (из адской темницы), дондеже воздаси последний кодрант[1274]. Известно, что адские муки вечны: сроч­ное слово дондеже, здесь употребленное, значит, что заклю­ченный в адскую темницу никогда не выйдет из нее, не имея возможности отдать долга греховного, уплата которого про­изводится только во время земной жизни добрыми делами во Христе и очищением согрешений посредством покаяния. О во­роне, которого выпустил Ной из ковчега, сказано: И изшед не возвратися, дондеже изсяче вода от земли[1275]; ворон вовсе не возвращался в ковчег. Священное Писание говорит: Рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя в подножие ног Твоих[1276]; здесь слово дондеже, озна­чающее срок, опять употреблено для означения бессрочного, бесконечного времени. Очевидно, что пребывание вочелове-чившегося Сына одесную Отца по человечеству, чем озна­чается высшее состояние славы, не ограничится тем време­нем, которое будет употреблено на низложение врагов Богочеловека, падших ангелов и нечестивых человеков, но будет продолжаться бесконечно во веки веков. Слово донде­же имеет по отношению к Деве то же значение, какое оно имеет по отношению к письменному закону, данному Богом. Йота едина, сказал Господь, или едина черта не прейдет от закона, дондеже вся будут[1277]. Закон запечатлеется исполне­нием его, и пребудет вечно запечатленным, как исполненный: Дева запечатлела Свое девство рождением Бога-Слова и оста­лась навсегда Девою, будучи запечатлена рождением Бога. И не знаяше Ея (Иосиф), дондеже роди Сына Своего пер­венца; «Это значит, — говорит блаженный Феофилакт Бол­гарский, — никогда не прикасался Ей, ни прежде рождения, ни по рождении не познал Ее».


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!