Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






О благодарении и славословии Бога



Сказание об исцелении Господом нашим Иисусом Христом десяти прокаженных мужей, которое сегодня читалось в Еванге­лии[837], положено Святою Церковию читать при всех случаях, когда мы приносим общественное благодарение Богу за бла­годеяние или благодеяния, оказанные нам. Из десяти прока­женных мужей, исцеленных Спасителем, только один рассу­дил принести благодарение Спасителю: девять, получив бла­годеяние, увидев над собою изумительное знамение милосердия и всемогущества Божиих, не дали никакой духовной цены ни внезапному исцелению своему, ни Тому, Которого повелени­ем произведено внезапное исцеление неисцелимой болезни.

Поступок неблагодарных, ожесточенных, мертвых по уму и сердцу осужден Господом. Когда один из прокаженных, по получении исцеления, возвратился к Господу, громким голо­сом прославляя Бога, — пал к ногам Спасителя, принося Ему благодарение и славословя Его, тогда Господь сказал: Не де­сять ли очистишася? да девять где? како не обретошася возвращшеся даты славу Богу? Слова эти имеют глубокий смысл. Богочеловек, по человечеству Своему, искал не Своей славы от человеков: искал, чтоб ими, во благо их, почитаем был должным образом Бог. Те, которые расположены были к истинному Богопочитанию, о чудо! обретали Бога, прикрыв­шегося человечеством, обретали Спасителя и в Нем спасение свое. Отвергли Спасителя те, которые в душе своей отвергли первоначально Бога. Господь сказал возненавидевшим и ху­лившим Его иудеям: аще Бог Отец ваш был [бы], любили бысте [убо] Мене: Аз бо от Бога изыдох. Иже есть от Бога, глаголов Божиих послушает: сего ради вы не послушаете, яко от Бога несте[838].

Благодарность - редкая добродетель между человеками. К несчастию, слышится и слышится между нами торжественный возглас, сопровождаемый торжественным хохотом: «Я сорвал то и то с того-то!» Этим возгласом выражается страшная испорченность души. Что значит этот возглас? он знаменует, что извлечено благодеяние лестию, притворством и другими подобными средствами, что лицо, подчинившееся обману и оказавшее благодеяние, подвергается наруганию за самое благодеяние свое. В некоторых телесных недугах заме­чается необъяснимое своенравие. Это своенравие существует и в недугах душевных. Часто благодеяния посевают в облаго­детельствованном к благодетелю чувство непримиримой, ис­ступленной ненависти. Так часто встречается эта противоесте­ственная странность, что по ней образовалась народная по­словица: «Не скормля, не споя, не наживешь врага». Силен яд греха, которым мы отравлены: зараженные им человеки способны ненавидеть не только своих благодетелей — человеков, способны ненавидеть Бога. Доказали они это многочис­ленными опытами.



Вражда к Богу выражается пренебрежением заповедей Божиих, жительством по своей воле и по своему разуму. Спаситель сказал: не любяй Мя, словес Моих не соблюдает[839]. Отчего мы пренебрегаем заповедями Божиими? отчего мы за­бываем Бога? отчего мы не знаем Его? Оттого, что не раз­мышляем ни о Боге, ни о себе, проводим жизнь легкомыслен­но, занимаясь одною суетностию. Видимая тварь возвещает всемогущего, всеблагого, премудрого Бога; возвещаем Его и мы собою. Мы, без произвола и сознания нашего, получили бытие и все способности души и тела, все средства к суще­ствованию вещественному и к образованию нашего духа. Ни­чего не делаем мы из ничего: делаем из приуготовленных средств; самая способность делать вложена в естество наше, а отнюдь не приобретенная нами. Мы обстановлены вне и внут­ри себя причинами к размышлению о Боге, к благодарению Его. Священное Писание и писания святых Отцов открыва­ют нам необозримую многочисленность и знаменательность благодеяний Божиих к человечеству, возбуждающих нас к благодарению Бога. Благодарение Бога имеет свое особенное свойство: рождает и усиливает веру, приближает к Богу. Неблагодарность и забвение Бога уничтожают веру, удаляют от Бога. Апостол говорит, что истинно верующие во Христа укоренены и наздани в Нем и извествовани верою, избыточествующе в ней благодарением[840].

По существенной душевной пользе, доставляемой человеку благодарением Бога, Бог заповедал нам тщательно упраж­няться в благодарении Его, возделывать в себе чувство благо­дарности к Богу. О всем благодарите, говорит Апостол; он объявляет: сия бо есть воля Божия о Христе Иисусе в вас[841].



Святой Апостол, сказав, что возвещаемая им воля Божия о благодарении за все есть воля Божия о Христе Иисусе, выра­зил этим следующее: «Новозаветное заповедание благодаре­ния — таинственно, духовно, Божественно: оно истекает из таинства вочеловечения Христова и основывается на этом та­инстве». Богочеловек провел земную жизнь Свою в лишениях и скорбях. Этим Он освятил лишения и скорби истинно веру­ющих в Него, возвысил земные лишения и скорби превыше земного благоденствия. В последнем Он не принял участия. Заповедь о благодарении чужда плотского мудрования: она понимается единственно духовным разумом; она совершается при свете духовного разума. Плотское мудрование если и бла­годарит когда, то благодарит за одни вещественные благодея­ния: при искушениях оно приходит в смущение; оно ропщет и хулит: заповедь Божия заповедует благодарение за все, за самые скорби. Заповедует она благодарение за скорби, как за часть Христову; заповедует благодарение за благоденствие и благополучие, как за снисхождение Божие к немощи нашей. Иисус, да освятит люди Своею Кровию, вне врат пострадати изволил. Темже убо да исходим к Нему вне стана, вне обычая мира сего, поношение Его носяще: не имамы бо зде пребывающаго града, но гряду щаго взыскуем[842]. Вам даровася, еже о Христе, не токмо еже в Него веровати, но и еже по Нем страдати[843]. Дару естественно последует благодарение. Если скорби о Христе суть дар Божий, даруемый Богом ис­тинному христианину, то христианин обязан благодарением за скорби опытно доказать свое христианство, должен исповедать и принять дар Божий благодарением за дар. Благода­рением укрепляется вера, открываются глубокие таинства хри­стианства, вводится в душу обширное и ясное Богопознание действием благодатного мира и духовного утешения, которые бывают непременным последствием благодарения. «Уста, по­стоянно благодарящие, — сказал великий Отец, — приемлют благословение от Бога; в то сердце, которое пребывает в бла­годарении, вселяется Божественная благодать. Благодати предшествует смирение; наказанию предшествует самомнение. Сердце, непрестанно стремящееся к благодарению Бога, при­влекает в себя благодать; мысль ропота, непрестанно движу­щаяся в сердце, навлекает душе искушение[844]. Благодарение приемлющего дары поощряет Дающего дары к подаянию еще других даров, больших, нежели первые. Дары только тогда остаются без приумножения, когда нет за них благодарения. Часть безумного мала пред очами его»[845]. Подобно приведенно­му нами Отцу рассуждают все Отцы Православной Церкви. Они наставляют благодарить Бога за все, случающееся в жизни, и приятное и горестное[846]. Вера научает нас, что все, совершаю­щееся над нами, совершается по всеблагому и премудрому Промыслу Божию к существенной нашей пользе[847]. Вера таким образом руководит к благодарению Бога, и от благодарения усугубляется вера. По убеждению ума мы начинаем благода­рить; благодарением возбуждается убеждение сердечное.

Обширное поприще благодарения и славословия открыва­ется пред христианином, проводящим благочестивую жизнь по заповедям евангельским, не допускающего себе ослеплять­ся суетными пристрастиями и попечениями, взирающего по­стоянно к пристанищу вечности. Все временное проходит своею чредою. Будущее делается настоящим, настоящее прошедшим. Все бывшее прошло, и не воротится; все будущее настанет на кратчайшее время, чтоб соделаться прошедшим.

Только тот, кто проводит земную жизнь как странник, по образу мыслей, по сердечному ощущению, по истекающей из них деятельности, может непрестанно славословить и благодарить Бога. Имел это ощущение святой Давид; дано было ему это ощущение Святым Духом, и воссылал он славословие и благодарение Богу из глубины души, объят и упоен был славословием и благодарением. Благослови, душе моя, Госпо­да, говорит вдохновенный Давид, и вся внутренняя моя имя святое Его: благослови, душе моя, Господа, и не забывай всех воздаяний Его[848]. Исповемся Тебе, Господи, всем сердцем моим, повем вся чудеса Твоя[849]. Вознесу Тя, Боже мой, Царю мой, и благословлю имя Твое в век и в век века. На всяк день благословлю Тя, и восхвалю имя Твое в век века[850]. В причину славословия Бога святой Давид выставляет бесконечное ве­личие Бога: Велий Господь и хвален зело, и величию Его несть конца[851]. Величие Бога усмотрел Давид из дел Божиих: Господи Боже мой, возвеличился ecu зело, одеяйся светом, яко ризою, простирали небо яко кожу: основали землю на тверди ея[852]. Видимая тварь очень справедливо может быть названа одеждою Бога: невидимый Бог, облеченный в эту одежду, видится: в велелепоту облеклся ecu[853]. Великолепна видимая нами природа! проповедует бытие Бога, проповедует она всемогущество, премудрость, благость Божию. И громад­ные создания, и создания мельчайшие имеют свои законы; открытие частицы этих законов служит славою для ума челове­ческого, который должен сознаться, что открытое им ничтожно пред неоткрытым. Открыта малейшая доля того, что возможно было открыть при ограниченных способностях человека; бесчис­ленное множество осталось сокрытым; бесчисленное множе­ство сокрытого не может быть открытым по невозможности открытия. Человеческий ум, измеривший и исчисливший пути планет в необъятном поднебесном пространстве, останавлива­ется в недоумении пред ничтожною травкою, небрежно попи­раемою ногами. Он не может объяснить, в чем заключается жизнь этой травки, какие соки она тянет корнем своим из земли, как и чем разлагаются эти соки, дают произрастениям различные виды, различные запахи, различные цвета, раз­личные вкусы. Что значит луч солнечный? Что за явление — электричество? Подобных вопросов можно предложить бесчисленное множество. Мы видим действие; действие свидетель­ствует о существовании законов; законы закрыты от человечес­кого ума непостижимостию. И открытые законы, и открытие существования законов, превысших постижения, составляя труд и славу человеческого ума, свидетельствует ясно, что они про­изведены и установлены высочайшим Умом. Необъятен этот Ум, потому что произведение его — природа — необъятно. Возвеличишася дела Твоя, Господи, вся премудростию сотво­рил еси[854] одно безумие и сумасбродство могут провозглашать, что твари, существующие по мудрейшим законам, суть произ­ведения случая, произведения безумия. Дела Ума оклеветы-ваются в безумии безбожниками, хвалящимися умом своим, когда они откроют какой-либо закон из тех законов, составле­ние которых они приписывают безумному случаю. Что может быть бессмысленнее клеветы, которая противоречит сама себе? Величие дел Божиих, созерцаемое в видимой природе, при­водит к славословию Бога: Род и род восхвалят дела Твоя и силу Твою возвестят: великолепие славы святыни Твоея возглаголют и величие Твое поведят[855]. Еже возможно разумети о Бозе, Бог бо явил есть им: невидимая бо Его от создания мира твореньми помыишяема видима суть, и присносущная сила Его и Божество, во еже быти безответным[856] всем, не познавшим и не признавшим Бога из созерцания видимых тварей. Видимая природа направлена в служение нам: на­правлены в это служение светила небесные, воздух и множе­ство других газов, земля, моря, реки, животные, произрастения, металлы, минералы. О странник земной! взгляни на при­роду, на эту гостиницу и странноприимницу, в которую ты помещен на кратчайший срок, на срок земной жизни, — взгля­ни на нее из чистоты ума, образуемой добродетельною жиз­ни ю и устранением себя от жизни скотоподобной, — взгляни на обилие благ, которыми ты обставлен! От такого воззрения естественно душа исполняется благодарения Богу. Это совер­шилось со всеми, созерцавшими природу из настроения, дос­тавляемого христианскою жизнию. Предрек о них Пророк: Память множества благости Твоея отрыгнут, и правдою Твоею возрадуются. Щедр и милостив Господь, долготерпе­лив и многомилостив. Благ Господь всяческим, и щедроты Его на всех делех Его. Да исповедятся Тебе, Господи, вся дела Твоя, и преподобнии Твои да благословят Тя[857].

Увидеть Бога ясно видимого в видимой природе, воздать Ему поклонение, славословие, благодарение предоставлено всем человекам: увидели Его весьма немногие; увидели Его те, которые не отъяли у себя способности к зрению рассеян­ною, чувственною жизнию, принятием ложных мыслей, кото­рые не вступили под руководством этих пагубных руководи­телей в ложное направление и ложную деятельность, реши­тельно враждебные Богу, отвергающие Бога в разнообразных формах отвержения. Бог, по бесконечной благости Своей, явился человекам еще иначе, явился несравненно ближе, чтоб они приблизились к Нему, усвоились Ему, соединились с Ним, обрели в Нем спасение свое и блаженство, освободясь от по­гибели и вечного бедствия, в которые низверглись произволь­ным падением. Явился человекам Бог не в великолепном об­лачении — в видимой природе, — оставаясь, впрочем, и в этой царственной порфире; как превысший всякой объемле-мости чем-либо, явился в смиренном образе человека, приняв на Себя человечество, приняв на Себя все немощи наши, по­следствия нашего падения, кроме греха, причинившего паде­ние. Бог явился облеченным в человечество, явился в стране нашего изгнания, провел в ней жизнь Свою, как должно было провести изгнаннику — в лишениях, в скорбях, в гонениях. Окончил Он эту жизнь насильственною смертию на древе крестном. Богочеловек исповедал жизнию и смертию право­судие Божие, которым низвергнуты человеки из рая на зем­лю. Он исповедал виновность человеков пред Богом, потому что исповедание виновности этой было необходимым, единст­венным условием примирения человеков с Богом. Все, желаю­щие быть истинными христианами, непременно должны ис­поведать эту виновность, сперва сердечным сознанием, по­том устами и словом, наконец, деятельностию, или жизнию.

Каждый должен взять крест свой и последовать Христу: без этого никто не может быть учеником Христовым.

Христианин приходит в недоумение пред величием бла­гости Божией, созерцаемой в вочеловечении Бога Слова и в возделанном Им спасении человеков. Созерцанием этим возбуж­дается обильное славословие и благодарение Бога; созерца­нием этим возжигается пламенное усердие к жительству по заповедям Евангелия, к последованию Христу по пути тесному и прискорбному. Когда встанет христианин на тесный путь, тогда усматривает он гибельное обольщение, господствующее на пути широком. Когда он вкусит духовное утешение, кото­рым питает Спаситель шествующих по пути скорбному, как питал Он Израильтян манною в пустыне, тогда возгнушается наслаждением плотским и греховным, которым так обилует Египет. Неизреченное славословие и благодарение Бога объем-лет христианина среди лишений и скорбей его, которыми Промысл Божий устраняет его от сочувствия и порабощения греху, которыми он сопричисляется к сонму последователей Христовых. Не вознес человек таких хвалебных гласов Богу за земное благоденствие свое, какие вознесены святыми муче­никами за пытки и казни, которым они подверглись, которы­ми Бог даровал им запечатлеть исповедание Христа и всту­пить в теснейшее соединение со Христом. Не раздалось такое славословие и благодарение Богу из великолепных чертогов, из среды роскошных пирований, какие раздавались из убогих хижин иноческих, из среды их лишений и скорбей, какие раздавались за трапезою постников, вкушавших скудный хлеб свой для подкрепления тела в служении душе, охранявшихся от пресыщения, порабощающего душу телу. Забывается чело­веком Бог, забываются Его благодеяния, закрывается великое дело искупления, как густою завесою, плотским мудрованием и плотскою жизнию: открывается все это распявшему плоть со страстьми и похотъми[858]. С креста мы способны исповедо­вать и славословить Бога; в благополучии земном мы способнее к отвержению Его.

Братия! Будем возделывать невидимый подвиг благодарения Богу. Подвиг этот напомянет нам забытого нами Бога; подвиг этот откроет нам сокрывшееся от нас величие Бога, откроет неизреченные и неисчислимые благодеяния Его к человекам вообще и к каждому человеку в частности; подвиг этот наса­дит в нас живую веру в Бога; подвиг этот даст нам Бога, Которого нет у нас, Которого отняли у нас наша холодность к Нему, наше невнимание. Помышления злые сквернят, губят человека[859]; помышления святые освящают, животворят его. Строптивым помышления отлучают от Бога[860]; помышлениясвятые приводят к Нему. Из них рождаются слова и дела Богоугодные. Приведен был помышлением святым благора­зумный прокаженный пред лице Спасителя, воздал Ему хва­лу и благодарение, услышал от Него извещение о спасении своем: Вера твоя спасе тя. И мы богоугодными помышлени­ями, между которыми почетное место принадлежит благода­рению и славословию Бога, можем приблизиться к Богу, мо­жем благоугодить Ему заповеданными Им святыми словами и святыми делами, посредством их стяжать живую веру в Бога, живою верою приобрести спасение. Аминь.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!