Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Поучение в двадесять седьмую Неделю



Объяснение дневного Евангелия[804]

Иисус бе [бяше же] уча на единем от сонмищ в субботу[805].

Возлюбленные братия! Утешительно слышать, что Господь наш Иисус Христос в день субботний, имевший в ветхозавет­ной Церкви то значение, которое в новозаветной имеет день воскресный, или недельный, занимался поучением народа. Ныне мы, собравшиеся здесь в святом храме во имя Господа нашего Иисуса Христа чрез восемнадцать столетий по Его отшествии с земли, занимаемся тем же. Телесными очами мы не видим Господа нашего, но взираем на Него и видим Его очами веры: мы слышим учение Его, возвещаемое святым Евангели­ем; события, сопровождавшие Его земное странствование, опи­санные со святою простотою и необыкновенною ясностию Апо­столами, живописно изображаются пред нами; они как будто и совершаются пред нами; посредством Святых Таинств мы по­ставляемся в непрестанное общение с Господом; мы можем уси­лить и развить это общение непрестанным размышлением о Нем, деятельностию, направленною по Его всесвятым запове­дям, постоянным молитвенным отношением к Нему и призыва­нием Его. Точно: Господь наш Иисус Христос — посреди нас. Его нет только для того, кто отвергает Его присутствие. Это — не сочинение разгоряченного воображения! это — не мечта обольстительная! Сам Господь сказал ученикам Своим: Се, Аз с вами есмь, во вся дни до скончания века[806]. Кто не зрит при­сутствующего Господа, тот не ученик Христов.

Нет никакой пользы видеть Господа телесными очами, ког­да слепотствует ум, когда вера — эта сила духовного зре­ния — не действует. Напротив того, когда действует вера, тогда отверзаются Небеса, и зрится Сын одесную Отца, везде сый по Божеству и вся исполняяй, неописанный[807]. Ничто не препятствует нам стяжать веру! стяжем веру — и получим видение. Престанем довольствоваться слабосильным букваль­ным познанием Бога; прострем расслабевшие руки к делам веры; приобретем веру деятельную, живую: только этой вере является Господь.

Бесчувственны и слепы телесные очи, когда слепотствует ум. Господь наш Иисус Христос во время пребывания Своего на земле совершил изумительнейшие чудеса в удостоверение Божества Своего: эти знамения так были очевидны, осяза­тельны, что Божество вочеловечившегося Бога долженствова­ло соделаться явным и ясным для самых ограниченных, для самых чувственных людей. Но люди смотрели во все глаза, и не увидели ничего. Как бы с удивлением и недоумением, как бы жалуясь на современников и болезнуя о них, говорит Еван­гелист: Толика [же] знамения сотворшу Ему пред ними, не вероваху в Него[808]. Далее Евангелист обнаруживает и причину этого ослепления:омрачение ума, ожесточение сердца, рож­дающиеся от греховной жизни, делающие зоркость и здравие чувственных очей для познания Истины бесполезными[809].



Событие, сегодня поведанное Евангелием, ужасно. Господь, по произнесении поучения народу, запечатлел поучение исце­лением женщины, томившейся под бременем тяжкого и долго­временного недуга. Непонявшие слова могли понять чудо; неузнавшие Бога от Его словес живота вечнаго, как узнал святой Петр[810], могли узнать, по крайней мере, богоугодного человека по совершившемуся знамению, как узнал Никодим[811] или как узнал исцеленный слепец[812]. Зрелище было самое жа­лостное, назидательное, поразительное. Падший ангел, кото­рому человечество подчинилось и приобщилось падением, свя­зал некоторую женщину странным, утомительным в высшей степени недугом. Женщина скорчилась, и в таком согбенном положении пребыла восемнадцать лет, не имея возможности выпрямить членов, дать им какой-либо отдых от принужден­ного, неестественного положения. Господь сказал этой жен­щине: жено, отпущена ecu от недуга твоего. И возложи на ню руце, и простреся и славляше Бога[813].

В то время как женщина, так легко стряхнувшая с себя тяготевшее на ней бремя, в восторге прославляла Бога; в то время, как собрание народа предавалось ощущениям справед­ливой радости при очевидном действии Божественной благо­дати, ясно открывшейся избавлением страдалицы от угнетав­шего и истомившего ее бедствия; в это время старейшина сон­мища пришел в негодование. Он не видит чуда! он не видит исцеления! он не видит Искупителя и Спасителя человеков! он не видит действующего Святого Духа! он даже не видит богоугодного человека: мысленное око его извращено какой-то непонятною и непостижимою адскою силою! Он увидел в дей­ствии Бога преступление Божия Закона. Придирчиво он на­шел труд и работу в беструдном исцелении болящей и напра­вил в самообольщении своем против этого исцеления заповедь Божию, повелевавшую заниматься трудами и работами в шесть Дней недели, воспрещавшую занятие ими в день субботный.



Сущность дела состояла в том, что старейшина собора был фарисей, по крайней мере, по душевному своему настроению, и, увидев, по его мнению, человека, служителя Божия, под­крепляющего свое сильное слово чудом, воспалился завистию. Причиною зависти были гордость и тщеславие: старей­шина хотел первенствовать во мнении народном своею зем­ною правдою. Первенство это беструдно получает явившаяся Небесная Правда; старейшина, чтоб сохранить свое непра­вильное первенство, восстает против Небесной Правды, стара­ется унизить, оклеветать ее; чтоб прикрыть гнусность своего поведения личиною справедливости, представляется ревни­телем закона.

Сердцеведец Господь обличил фарисея. Он назвал пове­дение его лицемерством. Лицемерство, стараясь удовлетво­рить своим страстям, всецело работая греху, желает сохра­нить пред очами людей личину добродетели. В числе наших страстей весьма значительное место занимает тщеславие, ищу­щее насладиться похвалою человеческою. Оно не заботится, справедлива ли, или несправедлива эта похвала, правильны ли, или неправильны пути к получению ее: получение похва­лы, каким бы то ни было средством — вот вся цель тщеслав­ного лицемера. Бог забыт им: лицемер не способен ни к вере, ни к Богопознанию. Како вы можете веровати, говорил Гос­подь иудеям, которых значительная и главнейшая часть зара­жена была фарисейством, славу друг от друга приемлюще, и славы, яже от единаго Бога, не ищете?[814]

Доказал опытом неспособность лицемера к вере во Христа, к принятию Искупителя старшина сонмища иудейского, упоминаемый сегодня во Евангелии. Эта тщеславная душа, жаждавшая похвал и человеческого почитания, сознавшая себя достойной их, не могла стерпеть, что невольные похвалы и удивления человеков привлечены были совершившимся пред всеми чудом. Эта душа воскипела завистию. Отвергнуть чуда было невозможно: она стремится унизить его, уничижить его, возведя на Божие чудо обвинение в нарушении Божия Зако­на. Лицемер с решительностию вступает в богоборство, с ре-шительностию приступает к хуле на Святого Духа, и произ­носит ее. Если совершивший чудо был благодатный человек, то фарисей уничижил и похулил благодать Духа. Если же совершивший чудо был Богочеловек, то фарисей вступает в явное противление Богу. Истинного чуда невозможно совер­шить человеку самим собою: оно совершается благоволением и действием всесвятого Бога, и потому быть противным воле Божией и Закону Божию никак не может. Обвинение и уни­чижение Божия знамения фарисеем служит только обнаруже­нием его умственного омрачения и сердечного ожесточения, произведенных греховною жизнию.

Дерзкий, страшный поступок фарисея, осмелившегося по­рицать действие Спасителя в самом присутствии Спасителя, заслуживает особенное внимание наше, должен быть оплакан горячими и неутешными слезами. Он должен быть оплакан такими слезами, потому что он возник из общего всем нам падения и отвержения нашего. На него нам должно обратить особенное внимание, чтоб, взвесив всю тяжесть его и убояв­шись его, как точно страшного и тягостнейшего, избежать его. И ныне Христос действует! и ныне Дух Святой совершает спасительные знамения в христианских Таинствах! И ныне Бог имеет хулителей, противников, врагов Своих между чело­веками.

Всякий род греховной жизни заключает в себе сопротив­ление и противодействие Богу; всякий род греховной жизни есть нарушение Закона Божия, есть отриновение воли Божи­ей. Всяк творяй грех, сказал Апостол, и беззаконие творит: и грех есть беззаконие[815]. Лицемерство есть тот род грехов­ности, который особенно противодействует познанию Христа и христианству. Начало обращения ко Христу заключается в познании своей греховности, своего падения: от такого взгля­да на себя человек признает нужду в Искупителе и присту­пает ко Христу посредством смирения, веры и покаяния. Но лицемер, недугуя не довольно приметными для человеков стра­стями, — тщеславием, гордынею, сребролюбием, завистию, лукавством, злобою, прикрывая их лицемерством и притвор­ством, не способен, как не способен сатана, к признанию себя грешником. И добродетели и страсти делаются от навыка как бы природными: так и лицемерство от навыка к нему делается как бы естественным качеством. Обладаемый им уже не видит в лицемерстве душепагубнейшего порока, — дела лицемерства совершает как бы дела правды. Душа лицемера поражена слепотою, почему и Господь назвал фарисеев безумными и слепыми[816]. Лицемер есть тот злосчастный, по мнению своему, праведник, который отвергнут Богом: не приидох бо, сказал Спаситель, призвати праведники, но грешники на покаяние[817]. Здесь праведниками названы фарисеи не потому, чтоб они были точно праведники, но потому, что сами признавали себя такими, с мелочною точностию исполняя обрядовые поста­новления Закона Божия и попирая его сущность, которая зак­лючается в направлении ума, сердца, — всего существа чело­веческого по воле Божией. Господь даровал человекам, для примирения их с Богом, добродетель — покаяние: как могли принять этот духовный дар те, которые были вполне довольны собою и ожидали в обещанном Мессии по преимуществу за­воевателя, долженствовавшего обильными плотскими воздая­ниями увенчать их плотскую, нелепую, исполненную гордыни и злобы праведность? В омрачении и ожесточении своем фари­сеи даже хвалились неспособностию к познанию и принятию Искупителя: еда кто от князь верова в Он, или от фарисей, говорили они[818]. На эту неспособность их к истинному Богопознанию указал и Господь: аминь глаголю вам, сказал Он им, яко мытари и любодейцы варяют вы в Царствии Божий[819]. Явный грешник, грешник, впавший в смертные грехи, греш­ник, привлекший к себе презрение и омерзение человеков, спо­собнее к покаянию того мнимого праведника, который по на­ружному поведению неукоризнен, но в тайне души своей удов­летворен собою. Фарисейство есть страшный недуг духа человеческого, подобный тому недугу, которым недугует пад­ший ангел, которым этот ангел хранит для себя, как бы сокро­вище, падение свое. Внемлите себе, заповедал Господь учени­кам Своим, от кваса фарисейска, еже есть лицемерие[820]. Лице­мерие названо закваскою, потому что оно, вкравшись в душу, проникает во все мысли, во все чувствования, во все дела чело­века, делается его характером, как бы душою его.

Желающий предохранить себя от лицемерия должен, во-первых, по завещанию Господа, все добрые дела совершать втайне[821]; потом должен отречься от осуждения ближнего. Осуж­дение ближнего — признак лицемерства, по всесвятому указанию Евангелия[822]. Чтоб не осуждать ближнего, должно отка­заться от суждения о ближнем: потому-то в евангельской за­поведи, воспрещающей осуждение ближнего, предварительно воспрещено суждение о нем. Не судите, и не судят вам: и не осуждайте, да не осуждены будете[823]. Сперва человеки позво­ляют себе суждение о делах ближнего, а потом невольно впа­дают в осуждение. Не посеем семени — и не возрастут пле­велы; воспретим себе ненужное суждение о ближних — и не будет осуждения. Спросят здесь: какая связь между осужде­нием ближнего и лицемерством? Эта связь очевидна. Осуж­дающий и уничижающий ближнего невольно выставляет себя праведником, может быть, не произнося этого словом и даже не понимая этого. Мы все грешники: всякое выставление себя праведником, и прямое и косвенное, есть лицемерство.

Когда мы сходимся для дружеской беседы, часто, если не всегда, большая часть этой беседы заключается в пересудах о ближнем, в насмешках над ним, в оклеветании, уничижении, очернении его. Льются острые слова рекой; смех и хохот раз­даются, как знаки одобрения: в это несчастное время самозаб­вения и самообольщения души наши приобщаются свойствам демонским и напитываются ядом лицемерства. Святое Еван­гелие и здесь преследует грех, ища нашего спасения: всяко слово праздное, угрожает Оно нам, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный: от словес 6о своих оправдишися, и от словес своих осудишися[824]. Будем, братия, вглядываться в начала грехов, будем охранять себя от начал греховных и избегнем греховного развития. Семена грехов­ные, как, например, празднословие, по видимому ничтожны: неприметно засевается ими нива душевная. Но когда эти семе­на дадут ростки, в особенности, когда ростки усилятся и воз­мужают, тогда грех обымает всего человека, и уничтожение греха делается крайне затруднительным.

«Кто возбраняет устам своим пересуды, — сказал неко­торый великий святой Отец, — тот хранит сердце свое от страстей. Кто хранит сердце свое от страстей, тот ежечасно зрит Господа. Кто зрение ума своего сосредоточивает внутри самого себя, тот зрит в себе духовную зарю»[825]. Что же мы увидим, братия, в нашей душевной клети, когда осветит ее Божественный свет? — Мы увидим бесчисленное множество наших согрешений. То падение нашего родоначальника, о ко­тором поведает нам Священное Писание, мы увидим и осяжем в самих себе[826]; мы увидим и осяжем в себе необходимость Искупителя. Познав Искупителя в Господе нашем Иисусе Христе, мы исповедаем Его; познав и исповедав, мы узрим Его и поклонимся Ему тем поклонением, которое приличе­ствует и подобает Богу, Творцу и Спасителю нашему. Аминь.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!