Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






править] Мастер квалификаций



Айртон Сенна был признанным мастером квалификаций своего времени. За свою карьеру в Формуле-1 он 65 раз занимал в них первые места, что на тот момент было рекордом. Этот рекорд держался и после смерти Сенны в течение 12 лет и был превзойдён Михаэлем Шумахером только в 2006 году на Гран-при Сан-Марино, причём Шумахеру потребовалось для этого провести 236 Гран-при, тогда как Сенна за всю свою карьеру в Формуле-1 принял участие только в 162.[7] Стоит, однако, заметить, что вопреки широко распространённому заблуждению, и по этому показателю Айртон не на первом месте в Формуле-1. Как минимум трое пилотов в истории имеют относительные результаты (соотношение поулов и количества проведённых гонок) лучше, чем у Сенны. Так, Хуан-Мануаэль Фанхио провёл 52 Гран-при и выигрывал первое место на старте 29 раз (55,8 %). Джим Кларк в 73-х проведённых Гран-при 33 раза занимал первую позицию на старте (45,2 %). Альберто Аскари провёл 33 Гран-при, и при этом 14 раз стартовал с поул-позишн (42,4 %). У Сенны это соотношение составляет только 40,1%. Одной из наиболее показательных стала квалификация Гран-при Монако в 1988 году. Сенна, уже завоевав первое место на старте (все остальные гонщики, которые могли бы опередить его, уже проехали положенное количество кругов), продолжал ехать, улучшая и улучшая время на круге, и, в конце концов, более чем на две секунды опередил всех, включая Алена Проста, выступавшего на такой же машине. Потом Сенна рассказывал, что оказался как бы в другом измерении. «Как будто я оказался в тоннеле — не только в тоннеле под отелем, а вся трасса была для меня тоннелем. Я был уже далеко за известными пределами, но на каждом круге мог найти возможность идти ещё быстрее. Потом меня как будто что-то ударило, я очнулся и понял, что нахожусь совсем не в той атмосфере, в которой обычно находится человек. Я медленно доехал до боксов и больше никуда не ходил в тот день. Это испугало меня, потому что было за гранью разумного понимания», — вспоминал он.[8]

Гонка после этой квалификации также получилась не совсем обычной. Сенна сразу захватил лидерство и стал отрываться, не дав остальным практически никаких шансов. Но за 11 кругов до финиша, когда Сенна опережал шедшего вторым Проста более чем на 50 секунд, его машина врезалась в рельс безопасности в повороте «Портье». Никаких видимых причин для этого не было — машина была в порядке, и никого из других гонщиков не было поблизости. Сенна не пострадал и, покинув машину, не стал даже идти в боксы, а пошёл домой (он жил в Монако, и его дом был неподалёку от места аварии). После окончания гонки в течение нескольких часов никто не мог его найти, поднялся переполох. Потом Сенна объяснял репортёрам: «Я посмотрел остаток гонки по телевизору, принял душ и лёг спать, поскольку гонка была трудной, и я очень устал. Я не понимаю, отчего все так разволновались».



Править] Человек дождя

Считается,[9] что в Формуле-1 гонки в дождевых условиях выравнивают шансы участников — скорости сильно уменьшаются, и преимущество более мощного мотора или лучшей аэродинамики нивелируется. Однако Айртон Сенна именно в этих условиях не раз демонстрировал большое преимущество над другими гонщиками. За многочисленные примеры высоких достижений в дождевых гонках спортивные журналисты и болельщики дали Сенне прозвище «Человек дождя».

В сезоне 1984 года, когда Сенна пришёл в Формулу-1, первой дождевой гонкой был Гран-при Монако — гонка, которая считается трудной даже при хорошей погоде, поскольку она проходит по улицам города. Сенна, имея далеко не самую лучшую машину (Toleman TG184), стартовал с 13-го места. Когда гонка была остановлена после 31 круга (дождь стал настолько сильным, что продолжать гонку было слишком опасно), Сенна был на втором месте, быстро догоняя идущего первым Алена Проста. Это было очень необычным для Монако, где обгоны сильно затруднены и даже при гонке на сухой трассе нередко не происходит ни одного обгона.

Свою первую победу на трассе в Эшториле в 1985 году Сенна одержал также в условиях сильного дождя, когда даже шедший вторым Ален Прост не справился с управлением, его развернуло и бросило на стену. Вторая гонка, в которой Сенна одержал победу в 1985 году — Гран-при Бельгии — тоже проходила в дождь. Впоследствии Сенна провёл немало интересных дождевых гонок, которые запомнились и экспертам, и болельщикам.



Сенна обгоняет Вендлингера по внешней траектории (Донингтон-парк, 1993)

Одной из самых ярких дождевых гонок Сенны стал Гран-при Европы 1993 года, проходивший на трассе в Донингтон-парке. Сенна на «Макларене» занял в квалификации 4 место, пропустив вперёд Алена Проста и Деймона Хилла на «Уильямсах» и Михаэля Шумахера на «Бенеттоне». В тот момент считалось, что болид «Уильямс FW15С», на котором выступали Прост и Хилл, сильно превосходит «Макларен MP4/8», на котором выступал Сенна, и шансов на победу в гонке у «Макларена» немного. Некоторые эксперты считают, что «Уильямс FW15С» был технически наиболее совершенным болидом из тех, что когда-либо выступали в Формуле-1.[10] Но гонка началась при сильном дожде, что спутало все прогнозы. Сразу после старта Хилл выдавил Шумахера на внешнюю сторону, а тот, в свою очередь, выдавил Сенну, которому некуда было деваться. В этот момент Вендлингер, стартовавший пятым, смог обойти по внутренней траектории и Сенну, и Шумахера, оставив их пятым и четвёртым соответственно. Однако Сенна вначале, переместившись на внутреннюю сторону траектории, смог обойти Шумахера, а затем, в скоростном левом повороте, неожиданно занял внешнюю сторону, где никто больше не ехал. Это решение казалось полностью ошибочным, но Сенна ехал по внешней стороне настолько быстро, что легко обогнал Вендлингера и успел занять нужную позицию перед следующим правым поворотом. Скорее всего, сцепление с трассой на внешней стороне было намного лучше, чем на внутренней, и Сенна оказался единственным из гонщиков, кто смог предугадать это. Затем, проходя повороты гораздо быстрее, чем «Уильямсы», он обогнал сначала Хилла, а затем Проста, и к концу первого круга уже был на первом месте. Многие эксперты после гонки говорили, что это был лучший первый круг гонки, который они когда-либо видели. В дальнейшем дождь то прекращался, то начинался снова, гонщики постоянно меняли резину, при этом Сенна несколько раз в течение гонки затягивал смену резины, продолжая ехать по мокрой трассе на сликах. В результате на финише гонки в одном круге с победившим Сенной был только Хилл, который отстал от Сенны на 80 секунд.[11]

С лучшим кругом в гонке получилось и вовсе занятно: Сенна проехал через пит-лейн, не останавливаясь, и установил таким образом лучший круг — из-за особенностей конфигурации трассы путь через пит-лейн был короче, и несмотря на то, что бразилец был в этот момент на дождевой резине, круг получился быстрее, чем круги, пройденные до этого на сликах по нормальной траектории. В этот момент Сенна не только лидировал, но и обгонял всех остальных участников на круг, и, проезжая через пит-лейн, помахал своим механикам, что дало комментаторам повод думать, что это был экстравагантный жест со стороны бразильца. Но после гонки Сенна объяснил, что это вышло случайно — он собирался сменить дождевую резину на слик, но, уже свернув на пит-лейн, заметил, что дождь начал идти снова, и решил продолжить гонку на дождевой резине. Поприветствовать механиков, по его словам, было в этой ситуации совершенно естественным, а о лучшем круге он вообще не думал.[12]

Править] Характер Сенны

На трассе Сенна был предельно целеустремлённым и всегда стремился победить, нередко пилотируя машину на грани возможного. Многие считали его стиль вождения слишком опасным и говорили, что для него победа важнее жизни. Когда однажды Сенна признался, что верит в Бога, Ален Прост сказал, что Сенна, скорее всего, думает, что Бог помогает ему пилотировать машину, и поэтому ведёт себя на грани сумасшествия. Мартин Брандл также говорил: «Несомненно, Сенна — гений. Но это значит, что жизненный баланс в нём сильно смещён в одну из сторон. Он так сильно развил свои навыки, что часто находится за гранью. Это опасный знак».[13]

Сам Сенна признавал, что стремится в каждой гонке достичь пределов собственных возможностей, но говорил, что главное для него — не превосходство над другими, а познание самого себя. «Это очень завораживающее исследование», — говорил он. — «Когда я стремлюсь к победе, я всегда нахожу в себе ещё немного больше, снова и снова. Но в этом есть противоречие: когда ты становишься быстр как никогда, то ощущаешь себя невообразимо хрупким и уязвимым, потому что за долю секунды всё это может исчезнуть. И две эти крайности, дополняя друг друга, помогают познать себя, всё глубже и глубже».[13]

С другой стороны, некоторые считали, что ради победы в гонке Сенна был готов на многое, в том числе даже на неблаговидные поступки. В связи с этим особенно часто упоминалось столкновение с Аленом Простом в конце сезона 1990 года. Ходили слухи, что перед этой гонкой Сенна в кулуарной обстановке боксов сказал, что если Ален войдёт первым в первый поворот, то он там и останется — что и случилось в гонке. Примечательно, что другой великий гонщик Формулы-1, Михаэль Шумахер, после постоянных эпизодов собственного неспортивного поведения — на Гран-при Европы 1997 года в Хересе (столкновение с главным соперником Жаком Вильнёвом, после которого последний, однако, остался на трассе) — заявлял в прессе, что когда это делал Айртон Сенна, то это была обычная практика, а когда так делает он сам, то все считают это нарушением принципов «честной игры».

Сенна бывал вспыльчив и совершал порой необдуманные поступки в отношении гонщиков, которые, как ему казалось, некорректно вели себя с ним в гонках. Так, например, в 1993 году, после того как Эдди Ирвайн обогнал его, чтобы выйти из числа отстающих на круг, и при этом помешал бразильцу, тот затеял выяснение отношений с Ирвайном, которое закончилось рукоприкладством.[14]

В то же время, когда дело не касалось борьбы на трассе, Сенна не раз помогал другим гонщикам. В 1992 году на трассе Спа, где проходил Гран-при Бельгии, во время субботней квалификации Эрик Кома́ попал в тяжёлую аварию на прямой возвращения, где все гонщики ехали на очень высокой скорости. Сенна, увидев это, остановил свою машину, вылез из неё и с риском для жизни побежал к разбитой машине Кома, успев отключить на ней электропитание до того, как начался пожар. В 1993 году на той же трассе в Спа, когда в ходе свободных заездов Алессандро Занарди на большой скорости врезался в стену в трудном повороте Оруж, Сенна покинул свою машину, чтобы помочь пострадавшему пилоту.

Личные отношения с гонщиками у Сенны складывались по-разному. С некоторыми они были весьма напряжённые — в частности, с Аленом Простом и Нельсоном Пике, дело доходило до весьма острых обоюдных высказываний в адрес друг друга. Айртон почти открыто намекал на свою близкую связь с супругой Нельсона[3] (при этом люди, знавшие их обоих, утверждали, что это была неправда).[15] Справедливости ради следует отметить, что войну между Сенной и Пике начал Пике, и войну некрасивую, из зависти. Айртон был моложе и ещё даже ни разу не был чемпионом мира, но на родине, в Бразилии, его любили больше и в 1987 году назвали лучшим спортсменом своей страны, и это даже несмотря на то, что Пике в том же году стал уже трёхкратным чемпионом мира в Формуле-1. И Пике, известный своим острым и безжалостным языком, стал распространять порочащие Сенну слухи. А Айртон, как человек горячий, но при этом чрезвычайно ранимый, просто мстил Нельсону. В гонках же Сенна поклялся превзойти Пике и сделал это.

В то же время другие гонщики — Рубенс Баррикелло, Герхард Бергер — были близкими друзьями Сенны.

Вне трассы Сенна отличался мягким характером, был гуманистом и религиозным человеком. Он был очень обаятелен, за что его любили и журналисты, и болельщики во всём мире. Многие из общавшихся с ним говорили, что его улыбка и голос производили почти гипнотическое действие.[13]

Сенна жертвовал миллионы долларов на борьбу с бедностью в Бразилии и завещал для той же цели всё своё состояние (которое на момент его смерти оценивалось примерно в 400 миллионов долларов). При жизни Айртон предпочитал не говорить об этом публично, и о его пожертвованиях стало известно лишь после его смерти.

Фрэнк Уильямс, в команде которого Сенна провёл свой последний сезон, говорил о нём: «Айртон был очень неординарной личностью. На самом деле он был ещё более великим человеком вне гонок, нежели в них».[13]

Деймон Хилл, последний напарник Сенны по команде, сказал в одном из своих интервью: «Он был благородным человеком, но беспощадным на трассе, например, по отношению к Алену Просту. Но точно так же он не щадил себя. Исключительный человек. Он отдавал себе отчёт, сколь велика его слава, и, думаю, хотел с её помощью как-то улучшить этот мир. К сожалению, завершить задуманное ему не удалось. Но его влияние распространялось не только на гонки».[16]

Править] Гибель Сенны

В 1994 году Сенна перешёл из «Макларена» в «Уильямс-Рено», сильнейшую на тот момент команду. Несмотря на завоевание поул-позишн в первых двух гонках сезона — Гран-при Бразилии и Тихого океана, финишировать в них ему не удалось. При этом обе гонки выиграл Михаэль Шумахер на «Бенеттон-Форд», который неожиданно стал главным претендентом на титул. 1 мая 1994 года Айртон участвовал в третьей за свою новую команду гонке — Гран-при Сан-Марино. Он снова выиграл поул, но гонка закончилась для него трагически.

В течение всего уикенда, в который проходила эта гонка, постоянно случались различные неприятности, из которых наиболее серьёзными стали две. Сначала во время пятничных свободных заездов в серьёзную аварию попал Рубенс Баррикелло. Он сломал нос и ребро, оказался в больнице и не смог из-за этого участвовать в гонке. Баррикелло недавно пришёл в Формулу-1 и считался протеже Сенны. Сенна навестил Баррикелло в больнице (врачи запретили ему это делать, поэтому Айртону пришлось перелезть через стену) и после разговора с ним пришёл к выводу, что нужно пересматривать стандарты безопасности в Формуле-1. На следующий день во время субботней квалификации погиб 33-летний австрийский гонщик Роланд Ратценбергер, проводивший всего третий Гран-при в карьере — его машина вылетела с трассы в скоростном вираже «Вильнёв» на скорости около 314 километров в час и ударилась левой стороной о железный ограничитель. Эта смерть шокировала всех, поскольку в течение предыдущих 12 лет никто из гонщиков не погибал на трассе (в 1982 году в Монреале во время Гран-при погиб итальянец Риккардо Палетти, а в 1986 года от отравления угарным газом после аварии на тестах умер другой итальянец Элио де Анджелис) и многие впервые переживали такой момент. Сенна ещё более уверился в том, что необходимо срочно принимать меры по повышению безопасности гонок. Утром, в воскресенье, по инициативе Сенны, состоялось собрание гонщиков, на котором они договорились создать рабочую группу по безопасности, которая занялась бы разработкой плана мероприятий. Участники этого собрания вспоминали, что Сенна вёл себя очень нервно и неуравновешенно, как будто предчувствовал что-то[источник не указан 451 день].

Машина Айртона Сенны после столкновения со стеной

На старте гонки болид финна Юрки Ярвилехто заглох и в него набирая скорость врезался Педру Лами (при этом разлетевшимися обломками были ранены трое зрителей, один из них тяжело), и на трассу выпустили машину безопасности, чтобы скорость движения болидов снизилась и можно было убрать обломки. Гонщики ехали за машиной безопасности до 6-го круга. На 7-м круге, втором после ухода машины безопасности и рестарта гонки, машина Сенны сорвалась с трассы в повороте «Тамбурелло» и на огромной скорости врезалась в бетонную стену. Согласно показаниям телеметрии, в момент срыва скорость машины была около 310 километров в час, после этого Сенна успел затормозить и замедлить машину, но всё же скорость в момент удара о стену составляла примерно 218 километров в час.

Когда стало понятно, что Сенна остаётся неподвижным в машине, гонка была остановлена, к месту аварии прибыли медики. Когда Сенну достали из обломков машины, он практически не подавал признаков жизни, ему сделали трахеостомию и на вертолёте доставили в госпиталь, подключив к аппарату искусственного дыхания. После проведённого обследования стало ясно, что мозг Сенны мёртв и шансов на его выход из комы не осталось. Поэтому медики приняли решение прекратить искусственно поддерживать жизнь его тела. Как выяснилось позже, при столкновении правое переднее колесо оторвалось вместе с куском подвески и ударило Сенну по голове, при этом металлический кусок подвески пробил его шлем и нанёс смертельную травму.

По некоторым данным,[источник не указан 1018 дней] смерть была вызвана переломом основания черепа в результате огромной перегрузки в момент удара. Однако в документальном фильме "Сенна" говорится, что на его теле не было ни одно сломанной кости и даже ни одного синяка, то есть если бы роковой кусок подвески прошел на пару дюймов выше, Сенна бы просто вылез из машины и пошел в боксы. Однозначно то, что если бы в то время использовали современные средства пассивной безопасности, которые ограничивают перемещение головы относительно плеч, то, исход аварии был бы иным.

После того как Сенну увезли в больницу, гонка была возобновлена; в ней победил Михаэль Шумахер. Некоторые медики и гонщики считают, что Сенна умер сразу же после аварии и его транспортировка в больницу была бессмысленной — организаторы гонки якобы пошли на это потому, что, объявив о смерти гонщика немедленно, было бы неэтично возобновлять гонку, и её организаторы, включая FIA, понесли бы серьёзные убытки.[17] Эта точка зрения опровергается официальными представителями FIA и организаторами гонки. На самом деле по итальянским законам в случае гибели гонщика необходимо немедленно прекратить соревнования и закрыть автодром. Возможно, в этом и кроется истинная причина сокрытия времени смерти.

Среди экспертов до сих пор нет единства по поводу причин аварии. Высказывались самые различные версии: от недостаточного прогрева шин вследствие нескольких кругов за машиной безопасности до мгновенной потери сознания пилотом из-за высоких перегрузок. Наиболее распространённой версией, которая была признана достоверной итальянским судом, проводившим разбирательство, является неисправность рулевого управления. Рулевая колонка в болиде Сенны была искусственно удлинена посредством трубчатой вставки (рулевой вал в колонке был разрезан, и в место разреза была вставлена стальная трубка, которую обварили по краю). После аварии эта вставка оказалась сломанной по месту сварки, но произошло ли это непосредственно перед аварией (что привело к вылету болида с трассы) или она сломалась от удара — эксперты так и не сумели определить.

Существует ещё одна версия. По словам некоторых очевидцев, за несколько секунд до вылета из-под днища болида вылетали искры, что может свидетельствовать о его контакте с полотном. Если днище болида касается полотна, то часть веса машины оно берёт на себя, при этом сила сцепления покрышек резко снижается. Так как до этого покрышки успели остыть за время езды за машиной безопасности, то сцепные качества покрышек в тот момент были слишком низкими.

В рукаве комбинезона Сенны был найден испачканный кровью австрийский флаг. По всей видимости, Сенна собирался посвятить свою победу погибшему за день до этого Ратценбергеру, хотя никому не сказал об этом[18]. Остатки машины после судебного разбирательства были возвращены команде «Уильямс» и, согласно её заявлению, уничтожены.

Смерть Сенны стала трагедией для многих болельщиков во всём мире, и в особенности в Бразилии. Бразильское правительство объявило трёхдневный национальный траур. В день похорон Сенны в Сан-Паулу траурную процессию сопровождали несколько миллионов человек. Одним из тех, кто нёс его гроб, был давний соперник Сенны Ален Прост. Сенну похоронили на кладбище Морумби близ Сан-Паулу.

Править] После смерти

Незадолго до смерти Айртон Сенна создал благотворительный фонд Ayrton Senna Foundation, целью которого была помощь бедным молодым людям в Бразилии и в других странах. После смерти Сенны, по его завещанию, к этому фонду перешло всё его состояние, которое на тот момент составляло более 400 млн долларов[источник не указан 478 дней]. Поэтому и в наши дни имя Сенны для миллионов людей в мире связано с надеждами на лучшую жизнь.

Для тех, кто знал Сенну, он остаётся примером высочайшего профессионализма, который сочетался с человечностью и обаянием. Многие из известных в Формуле-1 людей, много сделавших для её развития — Берни Экклстоун[19], Макс Мосли, Рон Деннис и другие — говорили в своих интервью, что считают именно Сенну лучшим гонщиком всех времён, и не только из-за показанных им результатов в гонках, но и из-за того влияния, которое он оказывал и продолжает оказывать на умы многих людей. Примечательно, что по прошествии нескольких лет после смерти Сенны Берни Экклстоун заявлял, что после ещё нескольких побед Шумахера о Сенне, как и о Просте и других уже не выступающих гонщиках, быстро забудут[20], однако позже изменил своё мнение.

Завоевав звание чемпионов мира по футболу в 1994 году, бразильская сборная развернула на поле плакат, посвящающий этот титул Айртону Сенне[21].

В 2000 году в Бразилии был проведён социологический опрос, в котором бразильским гражданам предлагали назвать лучшего бразильца за всю историю страны. Результаты опроса показали, что самым великим из бразильцев считается Айртон Сенна[22], несмотря на то, что к тому времени было известно немало выдающихся бразильцев (например, Пеле).

Журнал F1 Racing дважды после смерти Сенны, в 1997 и 2004 годах, проводил опросы экспертов для определения лучших гонщиков за всю историю Формулы-1. В опросах участвовали 77 экспертов, каждый из которых должен был назвать 10 гонщиков, которых он считает лучшими, затем результаты сводили, и список ста лучших гонщиков публиковался в журнале. По результатам обоих опросов Сенна занимал первые места, опережая таких известных гонщиков, как Михаэль Шумахер, Ален Прост, Хуан Мануэль Фанхио и Джим Кларк.[23] После публикации результатов опроса 2004 года редакция журнала получила множество гневных писем от поклонников Михаэля Шумахера, который имел к тому моменту шесть чемпионских титулов — авторы писем считали, что первое место может принадлежать только Шумахеру. В одном из следующих номеров журнала были опубликованы несколько таких писем и пояснение, в котором говорилось, что эксперты оценивали не число титулов, побед или очков, а масштаб личности гонщика.[24]

В том же году, в десятилетие смерти Сенны, в Бразилии вышла книга Эрнесто Родригеса Ayrton, the Hero Revealed (в португальском варианте Ayrton, o Herói Revelado), в которой описывалась жизнь и карьера Сенны, включая неизвестные ранее подробности.

21 апреля 2004 года перед Гран-при Сан-Марино на стадионе в Имоле был проведён футбольный матч, посвящённый памяти Айртона Сенны. В этом матче соревновались сборная Бразилии, составленная из игроков — победителей чемпионата мира по футболу 1994 года, и команда, составленная из известных гонщиков Формулы-1 (Михаэль Шумахер, Фернандо Алонсо, Рубенс Баррикелло и другие). На матч было продано свыше 7000 билетов, весь доход пошёл в фонд Ayrton Senna Foundation.[25]

Могила Айртона Сенны. Надпись гласит: Ничто не сможет отлучить меня от Божьей любви.

В конце 2006 года по инициативе журнала F1 Racing несколько экспертов (в их число входили Макс Мосли, Жан Тодт, Кеке Росберг, Эдди Джордан и другие) вывели формулу для определения быстроты гонщика. С помощью этой формулы они определили самых быстрых пилотов Формулы-1 за всю её историю. Первое место в списке самых быстрых гонщиков занял Айртон Сенна.[26]

Могила Айртона Сенны на кладбище Морумби стала местом паломничества. По данным Р. Филипа (2007 г.)[27], она привлекает больше людей, чем могилы Джона Ф. Кеннеди, Мэрилин Монро и Элвиса Пресли вместе взятые. Многие гонщики посещают могилу Сенны во время проведения Гран-при Бразилии.[28][29] Надпись на могиле гласит: «Теперь ничто не мешает моей любви к Богу».

Именем Сенны названы множество улиц в разных городах Бразилии, шоссе в провинции Сан-Паулу, а также два бразильских автодрома (близ городов Каруару и Лондрина), на которых проходят этапы бразильских и южноамериканских гоночных чемпионатов. Первая шикана на автодроме Интерлагос, где обычно проходит один из этапов чемпионата Формулы-1, также носит имя Сенны («S» do Senna). Также его именем названо множество поворотов и на других автодромах. Так, в Австралии на автодроме Мельбурн-Парк именем Сенны назван один из последних поворотов. А в Канаде его именем названа первая шикана. Спустя некоторое время поворот «Тамбурелло» сгладили и снесли бетонную стену, создав там глубокую гравийную ловушку. В 1996 году там был установлен памятник Айртону Сенне: на высоком подиуме он сидит, свесив ноги, в комбинезоне пилота, и смотрит свысока на трассу, которая стала для него последней.

В мае 2009 года Working Title Films начала съёмки документального фильма об Айртоне Сенне.[30]. В октябре 2010 года фильм «Сенна» режиссера Азифа Кападии вышел на экраны, а 5 июля 2011-го появилось издание на DVD.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!