Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Исследование и его вызов науке



Мы предприняли исследование строго определенного вопроса: «Был ли прав профессор Александр Том, полагая, что мегалитические строители пользовались стандартной мерой 82,96656 сантиметра?» Мы пришли к заключению, что он был абсолютно прав, установив причину, по которой эта мера была важной, и воспроизведя точную технику, которой пользовались, чтобы получить ее.

Подтвердив, что блестящая работа Тома была действительно обоснованной, мы предприняли небольшой безобидный эксперимент с мегалитическими мерами веса и объема и получили такие невероятные результаты, что быстро оказались втянутыми в намного более широкое и более глубокое исследование. В конечном итоге оно вывело нас на странную дорогу, на которой мы повторили открытие древней математической матрицы, в которой эхом повторялись глубочайшие модели Солнечной системы.

Научные теории — это пути объяснения мира, который мы видим вокруг, и теория, как правило, рождается после выводов, сделанных из известных фактов, правильность которой затем доказывается. Александр Том не делал никаких выводов относительно своих мегалитических мер, но, описывая их столь точно, он заложил базу для последующего доказательства их права на существование. Кроме того, сам он признавал, что не мог предположить внятного объяснения, как случилось, что столь точные единицы измерений существовали на такой обширной территории. И этот факт также демонстрирует, что он был прав.

Если мегалитический ярд и половина мегалитического ярда были бы не более чем фантомами, по ошибке произведенными горами накопленных им материалов, как утверждали многие археологи, тогда размеры, о которых идет речь, должны были бы быть бессмысленными. Тот факт, что эти точные единицы определяют длину маятника, который совершает 366 качаний за время, пока Венера проходит одну 1/366 дня, вряд ли можно считать чистой случайностью.

Техника воспроизведения мегалитического ярда требует только самых элементарных инструментов и минимум астрономических знаний и дает очень красивое и простое объяснение тому, как могло случиться, что эта мера измерений отличилась таким постоянством на протяжении длительного времени и больших расстояний. Каждый пользователь просто создавал собственный эталон — стержень для замеров, определяя время вращения Земли.

Наши первоначальные мысли о том, что основанная на 366 градусах система доисторической геометрии использовалась тысячелетиями и в пределах большой географической области, подтвердились, когда мы более внимательно присмотрелись к знакомым нам и принятым древними системам измерений. Ибо то, что в мегалитической секунде дуги ровно 1000 минойских футов настолько же поразительно, насколько поразительно замечание Томаса Джефферсона, что кубический фут воды весит ровно 1000 унций. Из этого факта, а также из других непредвзятых наблюдений третий президент Америки вывел заключение, что внешне не связанные между собой меры измерений его времени должны иметь в своей основе некую древнюю связующую, такая связующая существует и в тех мерах измерений, которыми мы пользуемся сегодня.



Исходя из собранных к тому времени данных, мир считал, что люди 5000 лет назад изобрели самую примитивную форму науки и принципы измерений и что мы прогрессировали от этих грубых мер, которые основывались на шагах или приблизительной длине частей тела, пока через тысячелетия не пришли к нашим изощренным современным измерениям. Но материалы, изложенные в данной книге, переворачивают эти общепринятые взгляды. Мы установили, что, продвигаясь в глубину веков, все чаще сталкиваешься с взаимосвязью между мерами измерений и наличием за самыми древнейшими мерами глубокой научной основы. Оказывается, что до того, как появилась писаная история, по всей вероятности, существовал единый подход к единицам измерений, который основывался на физических реальностях Солнца, Луны и Земли.

Если результаты наших исследований правильные даже отчасти, тогда археологии придется выбросить старую парадигму развития цивилизации и создать новую картину, которая будет выглядеть совершенно иначе. Больше того, современная наука будет вынуждена согласиться с тем, что предстоит еще очень многое узнать в отношении того, как функционирует наш мир, более внимательно всмотревшись в давно забытый Великий основной принцип.



Сделать это научному сообществу будет нелегко. Археология боролась с теориями Александра Тома, не удосужившись представить сколько-нибудь убедительных данных, чтобы подтвердить или опровергнуть его выводы. Коллективное бездействие дисциплины позволило археологии сохранить в неприкосновенности старые взгляды. Но свидетельства, изложенные в этой книге, бесконечно проще понять и проверить, чем методологию Тома и мощный фундамент полученных им данных.

Предполагается, что в науке господствует рациональность, логика и достоверность. Считается, что ученый взвешенно и объективно наблюдает, собирает и классифицирует информацию прежде, чем сформулировать гипотезу для того, чтобы затем объяснить полученные данные и высказать предположение о том, что может происходить при разных условиях. Все теории подвергаются пересмотру или замене по мере того, как накапливаются новые знания. Если бы это не было так, мы до сих пор придерживались бы взглядов Фалеса, который в VI веке до н.э. считал, что земля — плоский диск, плавающий на воде, которую он называл «всеобщим элементом».

Многие могут отмахнуться от открытой нами информации, но мы уверены, что научная принципиальность заставит специалистов разных отраслей знания внимательно изучить ее. Мы с надеждой смотрим на тех, кто использует наши материалы и создаст более широкую картину происхождения цивилизации. Мы также понимаем, что на это потребуется время.

Астроном профессор Арчи Рой однажды сказал Крису, что научный мир при появлении новой информации из «внедисциплинарного» источника реагирует на нее трояко:

1. Сначала вас уличают в безумии и пытаются отмахнуться.

2. Потом, если вы не поддаетесь, заявляют «Хорошо, изложите ваши тезисы, и мы покажем, где вы ошибаетесь».

3. В конце концов говорят: «Ну, да, конечно, но мы знали это и без вас».

Надеемся, профессор Рой прав.

Мы уверены в наших фактах, потому что весь исходный материал происходит из в высшей степени проверенных источников, от людей, которые являются признанными экспертами в своих областях. Огромная часть данных, которыми мы пользовались, от длины миной-ского фута до массы Земли, ни у кого не вызывает сомнений. Расчеты, которые мы проделали, могут быть без какого-либо труда проверены любым человеком, располагающим калькулятором и элементарными познаниям в области математики, так что наши расчеты либо правильные, либо неправильные.

Если приводимые нами факты правильные и наши математические выкладки без изъяна, все споры по поводу выдвигаемого нами тезиса будут вестись вокруг интерпретации. Мы старались быть как можно более осторожными и говорили о потенциальной связи только там, где очень явно просматривалось численное совпадение и где мы располагали дополнительными фактами. Так, пока мы не чувствуем себя вправе включать в наш основательный перечень японский шаку или испанскую вару, хотя они очень близки по своим размерам.

Мы сознательно исключили эти меры, хотя они могли поддержать представление о гигантской цепи совпадений. То же касается и абсолютно новых единиц длины, которые были предложены Томасом Джефферсоном и 1000 единиц которых оказались равны 360 мегалитическим ярдам. Для маятника он выбрал шумерскую секунду времени, и это с неизбежностью привязало его к основной древней модели.

«Искатели модели»

Как бы мы ни были уверены в наших результатах, мы знаем, что не должны обманывать себя, создавая модели, которых на самом деле не существует. Конечно же, легче всего «искателям моделей» впасть в заблуждение в области математики.

И действительно, первая реакция многих ученых, когда они слышат о нашем тезисе, увидеть в нас «искателей модели». К этому заключению можно прийти с полным основанием, если не рассматривать предлагаемых нами фактов. Так не ввели ли мы себя таким образом в заблуждение? Возможно, самым лучшим способом вынести об этом суждение будет посмотреть на два хорошо известных примера ошибочного создания моделей.

В 1859 году Джон Тейлор написал книгу под названием «Великая пирамида», в которой отметил, что если разделить высоту пирамиды на удвоенный размер ее основания, то получится число, очень близкое к пи.

Позже другие исследователи обратили внимание на то, что деление основания Великой пирамиды на ширину блоков, из которых она построена, даст число, равное количеству дней в году. А еще через какое-то время было обнаружено, что если умножить высоту великой пирамиды на 109, то результат будет приблизительно равен расстоянию от Земли до Солнца. Тейлоровский результат был математически корректен и близок к пи, но был ли он сознательно заложен в проектирование этого сооружения? Но мы считаем, что остальные «открытия» были попросту досужей выдумкой. Таким образом, тут нет никакой модели, просто высказанное наобум предположение, не имеющее связи с чем-то еще, например с другими двумя пирамидами в Гизе. Здесь не приходится искать аналогий с систематическими совпадениями, которые, как мы показали, пронизывают все древние меры и веса.

Еще один часто вспоминаемый пример касается математика Мартина Гарднера, который полагал всякое стремление найти модель глупостью. Он доказывал свой тезис, анализируя памятник Вашингтону, чтобы получить явно иллюзорную модель. Он установил, что число 5 можно считать заложенным в структуру сооружения:

Высота монумента 555 футов и 5 дюймов, а основание 55 квадратных футов. Окна расположены на высоте 500 футов над основанием, и если основание умножить на 60 (пятикратное число месяцев в году), результат составит 3300, что точно равняется весу одного блока карнизной кладки памятника в фунтах. Кроме того, он указывал, что в слове Вашингтон (Washington) ровно десять букв (2 х 5). Наконец, если вес блока умножить на размер основания, то полученное число 181 500 всего на 3 процента отличается от величины скорости света в милях в секунду.

Гарднер создал свою модель, чтобы показать бессмысленность поиска моделей с помощью в иных отношениях ничего не значащих цифр. Но то, что он получил, нельзя назвать математической моделью. Нет никаких оснований выбрать число 5, как нет вообще никакого математического отношения между площадью основания и высотой монумента. Нет причин притягивать сюда число месяцев в году и бессмысленно умножать единицы веса на единицы площади, чтобы получить скорость, выраженную в милях в секунду. Такое «приближение» к скорости света вообще здесь не к месту, даже если бы и стоило говорить в этом контексте о скорости света.

Мы благодарны Мартину Гарднеру, успокоившему нас, показав, как трудно изобретать модели, которых не существует.

Поразительная истина

Мы приступили к делу с выработки гипотезы, что Земля была поделена на 366 градусов, 60 минут и 6 секунд, чтобы можно было получить составляющую 366 мегалитических ярдов (и 1000 минойских футов) секунду дуги на окружности Земли. Это дало такой набор полезных результатов, что мы решили, что такой метод можно принять за рабочий. Мы были поражены и даже растеряны, когда увидели, что и к Солнцу, и к Луне применимы одни и те же геометрические подразделения:

Лунная секунда дуги имеет длину 100 мегалитических ярдов

Солнечная секунда дуги имеет длину 40 000 мегалитических ярдов

Хорошая научная теория — это теория, дающая прогноз, который впоследствии оправдывается. Эти выводы не были сделаны непосредственно нами, но мы выдвинули идею о существовании Великого основного принципа, который был физической реальностью для мира, в котором жил человек. Окружность Луны — 10 927 километров, Солнца — 4 373 097 километров, то есть сами по себе цифры невыразительные — но только до тех пор, пока они не переведены в мегалитические ярды Тома и к ним не применена мегалитическая геометрия. Дело в том, что все три небесных тела (с точки зрения обитателя Земли) соотносятся с такой всеобщей точностью, что это свидетельствует о существовании модели.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!