Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Беседы с изготовителями гобеленов



Часть восемнадцатая

Ливиллус Перус, профессор Имперского университета

 

Современник Макамата Лусина (беседе с которым посвящена семнадцатая книга этого цикла) - каджит Черим, гобелены которого уже тридцать лет признаются шедеврами во всей Империи. Четыре фабрики, расположенные в Эльсвейре, делают копии его работ, но его оригинальные гобелены стоят астрономические суммы. У самого императора есть десять гобеленов Черима, а его представители в данный момент ведут переговоры о покупке еще пяти.

На полотнах Черима приглушенные цвета окружения контрастируют с будто светящимися персонажами, что разительно отличает его творчество от работ старой школы. Объектами его внимания в последнее время стали великолепные рассказы из далекого прошлого: Боги, встречающиеся, чтобы обсудить создание мира; каймеры, следующие за пророком Велотом в Морровинд; дикие эльфы, сражающиеся с Морихаусом и его легионами у Башни Белого Золота. Его ранние работы были посвящены более современным темам. У меня была возможность обсудить с ним на его вилле в Оркресте один из его первых шедевров, Сердце Анеквины.

Сердце Анеквины показывает нам историческую битву Пятилетней войны между Эльсвейром и Валенвудом, продолжавшуюся с 3E 394 (или 3E 395, в зависимости от того, что считать началом войны) по 3E 399. Большинство ученых утверждает, что война длилась 4 года и девять месяцев, но поэты добавили для равного счета еще три месяца.

Черим представляет зрителю битву во всех деталях. Лица ста двадцати лесных эльфов-лучников можно отличить друг от друга, но на них на всех явно читается страх перед приближающейся армией каджитов. На их кольчугах можно увидеть отблески солнца. На холмах виднеются грозные тени боевых кошек Эльсвейра, каждый мускул их тел напряжен, они готовы броситься в атаку по первой команде. Такая реалистичность неудивительна, Черим сам побывал в гуще того сражения, будучи пехотинцем каджитов.

На солдатах передней линии можно различить все детали каджитского вооружения. Расшитые по краям полосатые туники. Металлические части на кожаных доспехах, характерных для Эльсвейра. Тканевые шлемы, отделанные серебром.

"Черим не понимает смысла пластинчатых доспехов, - сказал Черим. - В них жарко, ощущение такое, что тебя сожгли и одновременно похоронили заживо. Черим носил такие доспехи по настоянию наших советников нордов во время битвы при Зелинине, и Черим не мог даже повернуться, чтобы увидеть, что делают его собратья каджиты. Черим делал наброски для гобелена, изображающего битву при Зелинине, но Черим решил, что если сделать его реалистичным, фигуры получатся очень механическими, как железные големы или двемерские центурионы. Черим знает командиров каджитов и не удивится, если отказ от тяжелой брони был вызван еще и эстетическими соображениями".



"Эльсвейр проиграл битву при Зелинине, не так ли?"

"Да, но следующая битва, Сердце Анеквины, позволила Эльсвейру в итоге выиграть войну, - говорит Черим с улыбкой. - Мы начали побеждать, как только отослали наших советников-северян обратно в Солитьюд. Нам пришлось избавиться от всей тяжелой брони и воспользоваться традиционной броней, в которой наши воины чувствуют себя лучше всего. Очевидно, что основное достоинство традиционной брони заключается в том, что мы можем легко передвигаться в этих доспехах, вы можете видеть это по естественным позам солдат на гобелене.

Теперь, если вы посмотрите на этого бедного раненого кэтей-рат, который продолжает сражаться в нижней части гобелена, вы увидите еще одно преимущество. Это прозвучит странно, но самое лучшее качество традиционной брони заключается в том, что стрела либо отражается, либо проходит навылет. Наконечник стрелы подобен крюку, он цепляется за плоть, если стрела не проходит насквозь. Солдат в традиционных доспехах может обнаружить, что у него в теле появилась дыра от стрелы, а сама стрела вылетела с другой стороны. Наши целители с легкостью вылечат такую рану, если она не смертельна, конечно, но, если стрела застревает в броне, как это происходит в случаях с более тяжелыми доспехами, при всяком движении солдата рана будет открываться. До тех пор, пока каджит не снимет доспехи и не вытащит стрелу, что нам часто приходилось делать во время битвы при Зелинине. Сложный процесс, отнимающий кучу времени, если не сказать хуже".



Я задал ему следующий вопрос: "А есть ли на этом гобелене ваш автопортрет?"

"Да, - говорит Черим и снова улыбается. - Видите маленькую фигурку каджита, который снимает кольца с мертвого лесного эльфа? Он стоит к вам спиной, но у него хвост в бурую и рыжую полоску, как у Черима. Черим не говорит, что все расхожие представления о каджитах верны, но в некоторых из них есть доля истины".

Самоирония в автопортретах свойственна и Ранульфу Хуку, художнику, беседу с которым мы предложим вам в девятнадцатой части этого цикла.

 

 

Тактика сводных отрядов

Кодус Коллонус

 

Легионам стоит поучиться необычной тактике, использованной каджитами в Пятилетней войне против Валенвуда. Я служил тогда в легионе форта Мотылька-Сфинкса и собственными глазами повидал немало северных стычек.

Война началась с так называемой "Торвальской бойни". Каджиты заявили, что босмеры вошли в город без всякого повода и убили более тысячи мирных жителей прежде, чем их выдворили подоспевшие из джунглей воины соседнего племени. Босмеры же утверждают, что вылазка была предпринята в ответ на набеги каджитских разбойников, грабивших караваны с лесом, направляющиеся в Валенвуд.

Весной 3E 396 война приблизилась к форту Мотылька-Сфинкса. Я стоял в дозоре и наблюдал отдельные эпизоды конфликта. Впоследствии я разговаривал и с каджитами, и с босмерами, принимавшими участие в битве, и их свидетельства служат превосходным примером того, как каджиты, используя смешанные наземные и лесные войска, победили в войне.

Каджиты начали битву необычным способом, выслав на окраину Валенвудских лесов команды древорубов из кэтей-рат и внушающих ужас сенч-рат, или "боевых котов". Когда до босмеров дошел слух, что кто-то валит их деревья (что, по слухам, считается страшным преступлением в этих землях лесных эльфов), от большой армии на юге отвлекли отряд лучников. Таким образом босмеров вынудили разделить свои силы на малые группы.

Босмерские лучники заняли позиции среди уцелевших деревьев, расстояние между которыми теперь составляло двадцать и более футов, а сквозь кроны теперь пробивался свет. Босмеры связали оставшиеся деревья в некое подобие укреплений, из-за которых можно было стрелять из луков.

Когда древорубы пришли на следующее утро, то первый же босмерский залп сразил полдюжины каджитов. Но после этого каджиты взяли большие деревянные щиты со спин сенч-рат и спешно соорудили укрытие. Все каджиты, и даже огромные сенч-рат, смогли спрятаться за этим укрытием. Когда стало ясно, что каджиты не покинут своего убежища, некоторые босмеры решились вызвать противника на ближний бой.

Когда босмеры были уже у самого укрытия, один из каджитов заиграл на национальном инструменте из металлических прутов. Это было своего рода сигналом, и небольшая группа омес и омес-рат вылезла из потаенных нор. Хотя противник и превосходил их числом, атака с тыла оказалась неожиданной, и они быстро захватили инициативу.

Босмерские лучники на деревьях все еще могли бы решить исход боя, если бы не неприятности у них самих. Стая даги и даги-рат, двух наиболее редких разновидностей каджитов, обитающих на деревьях в Тенмарском лесу, перепрыгивали с одного дерева на другое под магическим покровом бесшумности. Они обосновались на верхних ветвях, которые не могли выдержать веса босмеров. Получив сигнал, они использовали когти, а также факелы или огненные чары (свидетельства двух выживших, с которыми я говорил, различаются), чтобы отвлечь лучников, когда начался бой на земле. Немногие лучники смогли бежать, большинство же погибли.

Очевидно, что даги и даги-рат обладают большими магическими способностями, нежели принято считать, если смогли магическим способом уберечь себя от обнаружения столь долгое время. Один из выживших босмеров говорил мне, будто видел среди даги нескольких обычных на вид кошек и даже утверждал, будто эти кошки зовутся "альфик" и что они чародеи. Отмечу однако, когда дело доходит до выяснения истины, босмеры почти столь же ненадежные свидетели, как и каджиты, и я не верю, будто домашние кошки умеют колдовать.

К исходу дня каджиты, вероятно, потеряли не боле полудюжины от изначального отряда в четыре дюжины, в то время как босмеры потеряли роту лучников. Уцелевшие не успели ничего сообщить, прибыла вторая рота лучников, опять была применена та же тактика - и со схожим результатом. Наконец, были посланы куда большие силы и босмеры выиграли битву с помощью зверей, обитающих в Валенвуде. Эту третью стычку и ответ каджитов я намерен обсудить во втором томе моей книги.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!