Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






НАЧИНАЯ ИНТЕРВЬЮ С РЕЗЮМЕ ПРЕДЫДУЩЕЙ ВСТРЕЧИ



 

Мы спрашивали себя, что случилось бы, когда мы, встретившись с Лайзой, Джэн и Маргарет после нашей “нарративной” беседы, начали бы интервью словами: “В прошлый раз мы разговаривали о привычках, которые подпитываются страхами, и о том, как эти привычки повлияли на каждого из вас и на вашу совместную жизнь. У вас появились какие-то другие мысли об этом, или вы заметили другие аспекты их влияния на вашу жизнь?... С тех пор как мы встречались, не удалось ли вам подметить моменты , когда одна из этих привычек могла взять верх, но вы могли ей противостоять?”

Когда человек вступает в альтернативную беседу, его восприятия себя, его взаимоотношений и дилемм, с которыми он сражается, иногда могут сместиться так, что он очень быстро будет жить новой историей. В ситуации, которую мы описываем, восприятия Маргарет сместились таким образом, что после нашей экстернализующей беседы она стала обращать внимание на вещи таким новым образом. В период между встречами она увидела, как страх поддерживает привычки, и она понемногу начала понимать, как ей избежать некоторых привычек, вскормленных в ней страхом. Она начала жить альтернативной историей, которая предлагала альтернативные смыслы и решения. Живя этой альтернативной историей, она более не видела Лайзе как пугающуюся и растерянную. И она не рассматривала Лайзу как проблему.

Хотя Лайза и Джэн участвовали в той же беседе, что и Маргарет, они не пережили сдвига в восприятии такого же рода. Мы думаем, что, разговаривая с нами, они видели вещи по-другому, но эти новые восприятия не длились долго. Могли быть отдельные отрезки времени, когда одна из них или они обе действительно жили альтернативной историей, и, спроси мы об этом, мы, возможно, смогли бы узнать об этих моментах. Однако мы не заинтересовались этим, и история угасла.

Что касается многих людей, то в начале терапии случаются моменты и контексты, когда они живут альтернативными историями, которые они начали коструировать в ходе терапии, и другие моменты и контексты, когда они снова погружаются в проблемные истории. Для других людей, хотя они могут уловить проблески альтернативных историй в процессе терапевтического интервью, эти проблески, по их мнению, не имеют влияния на них в период между встречами.



В обеих ситуациях мы обнаружили, что весьма полезно начать интервью с некоторых упоминаний о ярких событиях предыдущей встречи. Иногда полезен обзор нарратива, который возник в ходе всей нашей работы. Начало в таком стиле ориентирует беседу на процесс пере-сочинения и побуждает к продолжению пере-описания и пере-живания альтернативных историй.

Ссылки на предыдущие встречи могут принять ряд форм. Иногда мы спрашиваем: “Интересно, какие-либо идеи или достижения, о которых мы говорили в прошлый раз, играли значительную роль в ваших мыслях и жизни с тех пор, как мы встречались последний раз? Появились ли у вас новые идеи о них, или были они в некоторой степени важными?” Мы можем добавить что-то специфическое, к примеру, “В особенности, я размышлял о понятии, которое вы сформулировали как “новый тип родителя”. Оказались ли это понятие и идеи, которые с ним связаны, полезными?”

На выбор, мы можем предложить более обширный обзор предыдущей встречи, предлагая людям снова войти в беседу с нами, чтобы они могли рассказать, как все развивалось дальше.

Часто с наблюдательного пункта такого обзора люди могут взглянуть на промежуток между встречами и обнаружить, что действительно имели место уникальные эпизоды. Резюме нарождающегося нарратива напоминает людям, какую им размещаться внутри него. Глядя изнутри нового нарратива, они могут увидеть жизненные события, которые прошли незамеченными. После этого терапия может продолжиться превращением этих событий в истории. Если люди не обнаруживают уникальных эпизодов в этом процессе, они, вполне вероятно, могут назвать различные аспекты проблемы. Эти аспекты проблемной истории затем могут быть деконструированы.



Даже для людей, которые начали основательно жить альтернативными историями, начало сеанса со ссылок на более ранние встречи или с резюме сохраняет свою полезность. По мере того, как пересказываются альтернативные истории, они уплотняются и принимают новые повороты, позволяя людям ощутить их влияние и более основательно понять их значение.

Далее следует стенограмма начала интервью между Джоном, который отвоевывал свою жизнь у булимии, и мной (Дж. Ф). Мой вклад в эту беседу состоял в том, чтобы предложить резюме предыдущей беседы. Джон использовал резюме как возможность развить историю, которую он уже начал сочинять. Беседа была такой успешной, и у Джона было столько чего добавить, что все закончилось тем, что это резюме и его добавления и составили всю беседу.

 

ДЖИЛЛ Я перечитывала свои заметки о нашей последней встрече, и должна сказать, происходят некоторые весьма волнующие вещи.

ДЖОН У-гу.

ДЖИЛЛ Перечитывая это все, я обратила внимание на одну вещь... Вы рассказывали мне, как поехали на эту свадьбу в Канзас-Сити...

ДЖОН Ах, да. Да, да, да. О’кей. Может, вы мне напомните...

ДЖИЛЛ Хорошо. Я просто прочитаю это вам, о’кей? Вы говорили, что были действительно удивлены тем, как ловко вы отскочили назад.

ДЖОН О, да.

ДЖИЛЛ Даже несмотря на то, что вы прошли через все это и положили конец обжорству, и хотя вы положили этому конец недавно, вы ощутили, что как бы находитесь в той же точке, в которой находились до того, как булимия установила над вами свой контроль. А потом вы привели мне кучу примеров... некоторые вещи были воистину замечательными и они подтвердили, насколько преданны вы были желанию покончить с обжорством. Вроде того, как, хотя четыре чертовых пирога были в вашем холодильнике в течение 24 часов...



ДЖОН (смех) Да!

ДЖИЛЛ ... вы не...

ДЖОН Верно! На свой день рождения я испек сырный пирог, чтобы отнести его на работу, и на него я тоже не позарился!

ДЖИЛЛ Ух, ты! И булимия не уговорила вас на то, чтобы слопать этот чертов пирог, который был у вас на следующий вечер. Итак, я спрашиваю вас, как вам удалось добиться этого...

ДЖОН И он тоже был здоровенным.

ДЖИЛЛ И вы сказали, что вы добились этого силой воли. Вы говорили, что что-то у вас внутри говорило “нет”, и потом вы просто не...

ДЖОН Да, что, по мне, и не такая уж сила воли, потому что сила воли... Вы сказали, что я сказал, будто сделал это силой воли, а когда я думаю об этом, это было вроде битвы, в которой тебе надо продолжать сражаться.

ДЖИЛЛ У-гу.

ДЖОН Понимаете, что я имею в виду?

ДЖИЛЛ Да, я полагаю, да.

ДЖОН Сила воли предполагает, что это была продолжающаяся битва, которую ты...

ДЖИЛЛ Так что вы говорите, это было? Не сила воли, а что?

ДЖОН Ну, даже тогда я сказал, что если идея взбредет мне в голову... знаете, что это такое? Не сила воли, а самозащита.

ДЖИЛЛ Самозащита.

ДЖОН Это — самооборона. Потому что, по некоторой причине, я смог прийти в ту точку, когда, если это приближается, твой ум просто смещается. И поэтому это не сила воли, если иметь в виду такую борьбу. Это больше самозащита, как — нет, я не могу — и, знаете, это не выбор. Я даже не хочу думать об этом, потому что я с этим не справляюсь.

ДЖИЛЛ У-гу. Хорошо, мне это интересно.

ДЖОН Это больше вроде как самозащита, скорее это, чем сила воли, потому что это имеет не так уж много общего с силой воли.

ДЖИЛЛ О’кей. Да, думаю, я понимаю.

ДЖОН Рассчитывать на силу воли, нет, это не похоже на это.

ДЖИЛЛ Хорошо. И последний раз я спрашивала вас, как вы думали, что самозащита стала встроенной?

ДЖОН Знаете, на самом деле, я думаю, что это во многом связано с моим пребыванием у Теда и Анны, потому что я почти вроде как повернулся спиной к булимии, живя там месяц, и я стал смиряться с тем, что я не могу сделать это. Знаете, я поставил себя в эту ситуацию.

ДЖИЛЛ Хорошо, вы имеете в виду, когда вы говорите “я не могу”, вы подразумеваете, что это не выбор, выбора нет?

ДЖОН Да.

ДЖИЛЛ Итак, похоже, что вы создали привычку к тому, что это — не выбор?

ДЖОН Я создал окружение, которое не давало бы мне выбора.

ДЖИЛЛ А потом вы уже не были в этом окружении, но это стало встроенным в результате пребывания там. Вы об этом говорите? Потому что...

ДЖОН Ну, с тех пор, пока я был с Тедом и Анной...

ДЖИЛЛ Верно, но, как я понимаю, вы создали это окружение, проведя месяц с Тедом и Анной, так что вы знали, что там не было возможности для булимию пересилить вас...

ДЖОН Нет. Это было, когда этот механизм самозащиты врубился, я так понимаю. С тех пор, как я создал это окружение, где не было выбора, я думаю, тогда мне в голову пришла мысль, вроде того, что я не хочу делать это.

ДЖИЛЛ Верно.

ДЖОН Потому что в этот момент, это как будто, зачем бороться с этим? Я не могу сделать это.

ДЖИЛЛ Хорошо. О’кей. А теперь, что я...

ДЖОН Ну зачем мучить себя этими мыслями? К чему говорить “Я хочу сделать это”, когда ты этого не можешь?

ДЖИЛЛ У-гу. Вы бы сказали “нет” этим мыслям?

ДЖОН Я так думаю. Я думаю, это было, когда это действительно врубилось.

ДЖИЛЛ Но мой вопрос заключается в том, что эти другие примеры были после того, как вы сами дали задний ход. Итак, как получилось, что случилось так? Вот почему я спрашиваю, стало ли это привычкой, обладать этой самозащитой — так вы это описывали?

ДЖОН Я думаю, это подкрепляется тем фактом, что... ну, это вроде снежного кома, потому что я мог делать вещи, которые, как я полагаю, были действительно хорошими — ты не хочешь это потерять — и я думаю, что на этот раз я смог действительно быстро получить хорошее чувство от того, что бросил обжорство, потому что в прошлом, когда я завязал, когда я стал... когда я снова получил контроль, забрав его у булимии, это было не так просто.

ДЖИЛЛ У-гу.

ДЖОН И я даже не был способен получить хорошее чувство от этого. Может, от того, что все время шла такая борьба.

ДЖИЛЛ О’кей.

ДЖОН Знаете, от этого нет особо хороших чувств. Это вроде, как будто ты не можешь гордиться собой, потому что все время идет эта проклятая битва. Это вроде того, как ты можешь чувствовать себя хорошо, когда тебе все время приходится сражаться? Понимаете?

ДЖИЛЛ Итак, я просто хочу убедиться в том, что правильно это понимаю. Это вроде, когда вы находитесь в ситуации, когда есть такие... когда булимия заговаривает с вами и говорит: “Можешь объедаться”, как тогда, когда в холодильнике есть четыре пирога, и вы в этот момент говорите “Нет”. И вы не уверены, что вы сделали достаточно, и не столь этим удовлетворены этим, и важно, чтобы это продолжалось. А чувствовать себя прекрасно поэтому поводу и видеть, как много вы сделали, и это врубающаяся самозащита — все это придает этому легкость, непринужденность. Так примерно это работает?

ДЖОН Да. Понимаете, я полагаю, вчера было что-то вроде битвы, но я имею в виду, это была не главная битва, а что-то вроде битвы. И не было похоже, чтобы я сказал “Нет”, и больше об этом не думал, потому что я думаю, вчера это было немного труднее. Просто так было.

ДЖИЛЛ Но, как бы то ни было, вы сделали это.

ДЖОН Да, сделал.

ДЖИЛЛ О’кей. Хорошо, вы хотите поговорить об этом? Мне интересно, как вам удалось контролировать ситуацию, хотя и шла борьба, или вы хотите, чтобы мы с этим закончили?

ДЖОН Это замечательно (указывая на записки).

ДЖИЛЛ Итак, вы сказали после того, как вы привели все эти примеры, вы сказали, что вы гордитесь тем, как хорошо все у вас получается. И вы рассказали мне о том, как поехали на эту свадьбу в Канзас-Сити, где вы делали покупки...

ДЖОН Да.

ДЖИЛЛ ...бродили вокруг, наслаждались своим свободным временем.

ДЖОН У-гу.

ДЖИЛЛ И я спросила вас, какие заключения вы сделали в отношении себя, будучи способным наслаждаться этим временем в одиночестве, и распоряжаясь им без вмешательства булимии. И вы сказали... заключение, которое вы вывели из этого, было это был человек, который нравится самому себе.

ДЖОН У-гу.

ДЖИЛЛ Вы могли ввергнуть себя в накачивание подавленного состояния, потому что булимическое мышление навязывало вам подсчет калорий и попытки быть...

ДЖОН У меня была небольшая навязчивость.

ДЖИЛЛ Однако, вы сказали себе: “Это должно отступить. Тебе действительно все хорошо удается”. И вы позволили чувствовать себя хорошо, хотя ваше внимание тянулось к калориям.

ДЖОН Да, гм-м.

ДЖИЛЛ И это выглядело, как маленький прорыв, потому что в прошлом вы вгоняли себя в большую депрессию по этому поводу. Это так, или нет?

ДЖОН Да, да, я полагаю, да. Или я мог просто позволить этому продолжаться...

ДЖИЛЛ Да.

ДЖОН ... думая, о Боже, дела действительно никудышные, и, знаете, вот так я сидел и думал. Но когда я дал себе осознать это “о, Боже”, прошел ведь только месяц, понимаете, и был вправе просто гордиться тем фактом, что я делаю то, что делаю, всего лишь спустя месяц. Да!

ДЖИЛЛ Это паттерн возможности признать то, как хорошо вы поступаете в определенном контексте, вместо того, чтобы отдать себя на растерзание своего рода перфекционизму, для вас это новая форма триумфа?

ДЖОН Я полагаю, это так, на самом деле. Да, я думаю, это так. Да, я полагаю так, потому что, да, то есть, мне нужно это обдумать, но все же я думаю, так и есть.

ДЖИЛЛ А есть ли другие контексты в вашей жизни, где бы это могло стать новым способом обращения с разнымивещами?

ДЖОН Ну, да, потому что, помните, я говорил о своих упражнениях? Я пытался быть немножко последовательнее по отношению к этому, даже если это означало, что моя энергия была... Я скажу вам, что это такое. Это все выбивает из колеи, когда я думаю, что мне надо заниматься тренировками, как настоящему мужчине, понимаете, типа тянуть себя за уши, понимаете, изнурять себя, заставляя заниматься тренировкой. Это превосходит мои силы и, вероятно, не очень хорошо для здоровья. Я не знаю. И просто сказать себе: “Я сделаю то, что мне по силам”. И даже если это означает делать меньше того, что мне хотелось бы, или меньше того, что я обычно делаю, по крайней мере, я что-то сделал...

ДЖИЛЛ Хорошо, вы уже делаете это, в контексте упражнений!

ДЖОН Я стараюсь. И иногда, даже если... ох, я делаю иногда меньше, чем мне удавалось в прошлом. Потому что в прошлом я занимался этим так, что, если я не тренировался менее полутора часов и не тянул себя за уши, и не выжимал Х фунтов Х раз, тогда я, на самом деле, ничего не делал, понимаете? А теперь, если я сижу там и говорю: “Да, я чувствую, что, похоже ничего не делаю”, тогда я действительно что-то немного делаю. По крайней мере, ты что-то сделал.

ДЖИЛЛ Да. Как вы думаете, то, как вы делаете это, это больше ваш путь или путь булимии?

ДЖОН Мой путь.

ДЖИЛЛ Итак, вы действительно так разговариваете с собой, не правда ли? Вы говорите себе какие-то вещи, чтобы действительно подтвердить то, что вы делаете?

ДЖОН О, да. И в субботу я вышел прогуляться с другом, и мы пошли в одно уютное местечко, и я как бы сказал себе, что я намерен расслабиться, не быть таким педантичнм и заказать что-то такое, что я обычно ел раньше, здесь, на самом деле, не было каких-то ограничений. И, знаете, у них в меню был салат, и это было то, что мне действительно хотелось — съесть салата. Это то, что я бы сделал. Но вместо этого, мы закусили в баре и съели по порции сладкого жареного картофеля. Я был так голоден. Правда. И мы уселись за стол и нам так понравилось это блюдо, что мы заказали еще порцию и поделили ее. Мы заказали маленькую порцию цыпленка с макаронами, но мы ее разделили тоже, понимаете? И для меня это было хорошо, потому что жареная картошка — это не то, что я бы съел. Блюдо с макаронами — это было что-то, чего я, вероятно не заказал бы. Как я сказал, в меню были салаты, и мне пришлось насильно отказаться брать салат, потому что я всегда так делаю.

 

Беседа продолжается. Мы продолжаем сплетать вместе фрагменты из предыдущего резюме и новые линии развития по мере того, как Джон пере-сочиняет свою жизнь.

 


Просмотров 378

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!