Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ЛИТУРГИЯ И ХРИСТИАНСКАЯ ЖИЗНЬ



Придя на Литургию, надо стать перед Богом с открытым сердцем, с высоким и твердым намерением отдать себя Богу и быть с Ним весь день, всю предстоящую неделю. Ибо если Евхаристия, доведенная до нас Голгофская Жертва, бесконечно ценна сама по себе, независимо от участия каждого из присутствующих, то ее животворные плоды усвояются каждым ее участником в меру его внутреннего духовного расположения и сопричастности. Воду из океана тоже можно черпать до бес­конечности, но каждый может почерпнуть и сохранить лишь столько, сколько помещается в его сосуде. Сколько пользы мы получили от Причащения, станет ясным из последующих дней и недель. В самом деле, можно присутствовать на Литургии каждый день и при этом не становиться лучше, ближе к Богу. Косное исполнение одних только обрядовых форм делает человека непроницаемым для Божественной благодати и надо заботиться о том, чтобы участвовать в Евхаристии всем своим существом.

Участие в Евхаристии заключается не в благочестивых мечтаниях и сентиментальных переживаниях; как и наваждения дурных, посторонних мыслей, расслабленность и несобранность, овладевающие подчас нами во время Литургии, они являются препятствиями к подлинному участию. Отдать Богу всю свою волю, предоставить все свое существо в Его власть—вот чем измеряется наша любовь.

Нельзя разделять свою жизнь, словно глухой стеной, на две половины: с одной стороны, благочестивые упражнения, пост и молитва, при которых мы стараемся не думать о своих обычных занятиях, о насущных делах и заботах; с другой стороны— ежедневная семейная и трудовая жизнь, куда вера и хрис­тианская мораль любви не допускаются. Можно только либо быть христианином всей своей жизнью, либо вообще не быть таковым. На Литургию каждый ее участник должен приносить свою жизнь во всей ее полноте, чтобы она пропиталась благо­датью Христовой, преобразилась и «пресуществилась» в ней, стала Божией. Литургия не кончается, когда священник произ­носит: С миром изыдем. Это не значит: «ступайте домой, и до следующего воскресенья можете снять ваше христианское обличье». Напротив, это означает: «идите и немедленно при­ступайте к выполнению вашего призвания. Теперь вы должны являть Христа окружающим вас людям. Мир смотрит на вас. Он должен увидеть Христа в ваших словах и поступках. Вы — закваска, которую кладут в тесто, чтобы оно поднялось все целиком. Обогащенные благодатью Христовой, подражайте Ему в своей жизни и в отношениях к своим ближним».



Подлинный христианин после участия в Евхаристии и При­чащении уже не может, живя среди людей, в течение после­дующих дней не вызывать среди них некоторой духовной тре­воги, благотворного смущения, высоких надежд и порывов. Такое влияние можно объяснить только единением со Христом.

 

 

 

 

Тема 10.

О ЗНАЧЕНИИ ИСПОВЕДИ ВООБЩЕ.

 

Отдел Пастырского богословия о душепопечении разрабатывается в пастырских руководствах всех исповеданий. Но в пасторологии православной и католической он, в отличие от руководств англиканских и протестанских, приобретает особое значение. Признание исповеди, как таинства, сообщает этому вопросу особую окраску, которой лишены исповедания, от Рима отклонившегося в эпоху Реформации. Но опять-таки только в православном понимании этого момента духовной жизни душепопечение не теряет того характера чистоты церковной традиции, не загруженной схоластическими и казуистическими подробностями, традиции, верной опыту святых отцов и древней аскетики.

В задачу учебного курса по пасторологии входит преподавание, разумеется чисто школьное и теоретическое, того искусства, которым должен обладать пастырь-духовник. Самое индивидуальное из таинств, самое скрытое благодаря своему интимному характеру от взоров постороннего наблюдателя должно быть будущему пастырю представлено в школьных схемах и примерах. Многое в этом пастырском служении зависит от благодатного момента, от помощи свыше, и этому научиться нельзя. Но в это таинство больше чем в какое-либо иное входит и элемент человеческий, мудрость пастыря, его духовный опыт, т. е. то, что накопляется годами духовной жизни, молитвенным подвигом и т. д. Это и должно быть преподано кандидату священства. Опыт аскетики, писания духовников, свидетельства святых отцов, все это систематизированное и более или менее приспособленное для школьного усвоения должно быть и является предметом академического курса.



При своей индивидуальности и неповторимости человеческой личности, а следовательно и каждой отдельной исповеди, преподавателю Пасторологии надо пытаться делать некоторые обобщения и строить схемы в этом отделе своей науки. Можно, например, говорить каждый раз особо о разных типах кающихся и тем облегчить работу молодого и неопытного духовника при встречах с разными обликами грешников. Засим, можно и самые грехи, как отрицательные проявления духовной жизни группировать по отдельным признакам. Здесь всегда будет подстерегать опасность схоластического дробления, слишком академической схематизации, но это же может и облегчить изучение этой трудной части пастырской науки, которую отцы называли художеством из художеств и искусством из искусств.

Но наряду с этим священнику очень часто приходиться соприкасаться с такими случаями из духовной жизни, которые не только не подлежат классификации, но даже просто не вмещаются в узкие рамки схоластического нравственного богословия. Дело касается таких особых искривлений внутреннего мира человека, таких патологических явлений и парадоксов в духовной жизни, о которых следует больше говорить не в плоскости нравственного богословия, а скорее в области пастырского психоанализа, пастырской психиатрии.

Вот эти три темы (типология грешников, ти­пология греха и пастырская психиатрия) и со­ставляют предмет настоящего отдела о душе-попечении. Необходимо этому всему предпос­лать некоторые общие понятия об исповеди.

Деятельность пастыря Православной Церкви протекает в особых, западному миру малодос­тупных, формах и сферах. Не говоря уже о диссидентах от Рима, надо сказать, что самое римское католичество не обладает тем богатст­вом, которое изобильно дано священнику пра­вославному. Ни в одной христианской общине Запада нет того богатства литургической муд­рости и красоты, как это имеет место в тради­ции православной. Церковь не только призыва­ет Бога, не только поет Ему славу, не только в честь Его совершает те или иные священно­действия; Она богато и щедро назидает своим богослужебным материалом всякого, кто вни­мательно прислушивается к ее словам. Литур­гическое богословие Постной Триоди и Октоиха в своих песнопениях учит верующих тай­нам отеческой аскетики, мистического опыта, истинам богословия. Наука о самоусовершении и борьбе со своими страстями и грехами пре­подана православному христианину в поэти­ческой и назидательной форме церковных песнопений. Канон Андрея Критского и другие богослужебные песнопения постного периода года преподаются Церковью для назидания верующих.

В своей богослужебной деятельности правос­лавный священник обладает таким оружием, которого вовсе лишены не только протестанты, но и традиционные латиняне. Богослужебная деятельность священника поэтому может быть мощным средством для воспитания и кормления верующих. Но главным средством для душепопечения является у священника право­славного его пастырское слово, обращенное к душам верующих, как в проповеди, так и во время пастырских бесед на исповеди или при иных случаях. Это слово, основанное на опыте святых отцов, почерпнутое из сокровищницы аскетического подвига и накопленное в церков­ной письменности помогает пастырю совер­шать духовное окормление верующих не на основании своего личного опыта и домыслов, а в связи с преданием Церкви. Если К этому прибавить то, что было сказано в начале этого курса об особом пастырском настроении, о даре сострадательной любви, чуждом всякого желания господствовать и покорять души, а проникнутом стремлением духовного возрождения падшего, сострадания ему, помощи в минуту безнадежности и уныния, — то в руках православного духовника окажется совсем осо­бая сила, чудесно ему помогающая в трудном деле духовного окормления.

"Большинство нашего духовенства, — ска­жем словами митр. Антония, — само не знает, какая великая духовная сила находится в руках верующего духовенства" (Исповедь, стр. 4). Молодой священник, неопытный, робкий и малоосведомленный очень часто совестится тех сокровенных и интимных разговоров, в кото­рых так нуждаются многие слабые духом, сбившиеся с пути, сомневающиеся и под. Правда, есть среди молодого духовенства и недуг обратного порядка, а именно, сразу же пускаться в глубокие воды пастырского духов­ного окормления, соблазняться легким, каза­лось бы, идеалом "старца-духовника", требо­вать от своей паствы безусловного послушания и пр. Но этот второй недуг довольно быстро восполняется у умного священника постепен­ным приобщением к опыту Церкви, тогда как первая болезнь знаменует равнодушие молодо­го священника к духовным потребностям своей паствы и потому гораздо опаснее второй.

Пасение — спасение может быть ограничено узко-аскетическим, морально-душепопечительным содержанием, что не верно. В аскетичес­ком понимании спасения очень часто слышен звук отрицательный, т. е. призвание к неделанию того или иного, а положительный, твор­ческий ("и сотвори благо") заглушен до полной иногда пассивности, до нежелания вообще что-либо делать. Опасность такого "духовного ниги­лизма" очень сродни распространенному в Православии "психологическому монофизитству». Это не верно, и это совсем не соответству­ет тому, как учили и как делали св. отцы.

Посему, приступая к исповеднической дея­тельности вообще, и к каждому грешнику в от­дельности, пастырь должен помнить, сколь от­ветственно это служение. Помнить, что в его руках возможность и застращать и тем погу­бить слабого и грешного, а также и поднять. возродить и спасти. "Дар прощать выше дара исправлять наказанием", — писал митр. Филарет (Письма к архим. Антонию, наместнику Лавры, том I, стр. 28).

Исповедь есть поэтому для грешника дверь покаяния, выход на новый путь жизни, а для пастыря возможность подойти к душе кающе­гося, начать его возрождение и перевоспитание. В этом возрождении ему даются огромные возможности: руководить кающимся, направить его жизнь по иному пути, проникнуть в его стремления, оцерковить его, приобщить его к мистической жизни Тела Христова.

Духовнику дается к исповеди возможность внушить кающемуся, что есть христианское понимание жизни, мира, творчества и пр. Духовник сводящий исповедь или свои отношения с кающимися на обычный схематический реестр грехов и добродетелей, расценивающий христианскую жизнь только как сумму добрых дел, понимающий Евангелие только как мо­ральное учение - этот пастырь просто ничего не понимает в деле пасения-спасения, а явля­ется только мертвым схоластом, ригористом, казуистом.

Признание своих грехов грешником есть только первый шаг на новом пути христианс­кого делания, отказ от прежних грешных своих привычек и естественное ожидание каких-то новых советов, призывов, наставлений. Для священника же эта исповедь есть начало воз­можного облагодатствования слабого человека. В руках у умного и вдумчивого духовника ог­ромная сила к преображению и просветлению грешника.

Исповедь, как сказано выше, наиболее инди­видуальное таинство, меньше всего терпящее схематизации и общие правила, но все же некоторые общие, вводные сведения и практи­ческие советы от опыта Церкви, учебник пасторологии в настоящей своей части дать может и даже обязан.

Таинство исповеди, настолько само по себе своеобразное, что оно требует уяснения неко­торых сторон его, а именно:

1) касающихся самой обстановки и содержа­ния исповеди;

2) касающихся подхода, настроения и пове­дения самого духовника на исповеди;

3) касающихся внешних, "обрядовых", или, лучше всегда говорить, "литургических" под­робностей.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!