Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПАСТЫРЬ – ТАЙНОВОДИТЕЛЬ КО ХРИСТУ



 

Священнодействие и тайнодействие составляют особенно важное и преимущественное служение Священства и, прежде всего, совершение Таинства Тела и Крови Христовых. Прибли­жение к алтарю — это вхождение в сферу огня, который попаляет непосвященных, как некогдаОзу, ведшего колесницу, на которой волы везли Ковчег Завета из дома его отца в Кириафиариме на Сион. Оза пал мертвым потому, что прикоснулся к святыне, когда волы наклонили Ковчег (2 Цар. 6, 3—8). Священнодействующий для того, чтобы войти в свя­тилище, должен облечься в священные одежды, чтобы быть благодаря этому как бы изъятым от мира, Служение священ­ника в тайнодействии — это служение ангела, предстоящего престолу Божиему. И как священные предметы, например сосуды, уже не могут быть изъяты для обычного употребления, так и совершители Таинства через посвящение выделяются из числа людей. Они, хотя и сохраняют свои человеческие не­мощи и грехи, получают особую природу: священники ста­новятся святы Богу, ибо через них совершается освящение, Эта святость — не их личная святость. Это — святость Церкви, которая через них святит Духом Святым чад своих, это — святость Христа, в Которого они облекаются, не только наравне со всеми христианами в Крещении, но и сугубо — в таинстве Священства. Только это позволяет преодолевать тот страх и трепет, который охватывает человека при прибли­жении к святыне, без него невозможно само это приближение. Полнота власти тайнодействия принадлежит только епи­скопу. Пресвитер при своем Посвящении получает власть тайнодействовать не во всей полноте, притом и ее он осу­ществляет в каноническом единении с епископом, в котором и сосредотачивается харизматическая полнота. Диакон же полу­чает силу лишь приближаться к святыне и служить при тайно­действии, но не совершать его. Этим распределением харизматической власти устанавливаются взаимоотношения клира, который, хотя находится в канонической зависимости от епископа, однако в пределах своих полномочий тайнодействует самостоятельно.

Пастырь Церкви Христовой, получая благодать Священства, становится духовным отцом вверенной ему епископом общины верующих. За богослужением он каждым своим возгласом свидетельствует, что Христос есть Сын Божий и все, что совершатся в Таинствах Церкви, совершается Его властью и силой.

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Свидетельствовать невозможно, если сила Духа Святого не подкрепит духа свидетеля. Без ее содействия невозможно быть свидетелем. Свидетель — это свидетельствующий словом благодати. Всякий вестник Истины есть свидетель Божий».



По смыслу Священного Писания, духовный (греч. — «пневматикос») (1 Кор, 14. 1, 37) - значит озаренный Святым Ду­хом, проникающий в тайны Боговедения (1 Кор. 2, 13—15) и нравственно просветленный (Гал. б, 1 —10). Отсюда духовный отец — это священник, носитель Божественной Истины, о ко­торой он свидетельствует своим служением. Вручая новопостав­ленному иерею частицу Святого Агнца после преложения хле­ба и вина в Тело и Кровь Спасителя в таинстве Святой Евхаристии, архиерей напутствует его словами: «Прими залог сей и сохрани его цел и невредим до последнего твоего издыхания, о нем же имаши истязан быти во Второе и Страшное Пришествие Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Этим епископ указывает новопоставленному иерею, что Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира (Ин. 1, 29), в эту минуту, как некогда Предтече Иоанну, повелевает ему идти свидетельствовать о Нем среди людей.

Священник Павел Флоренский (1882—1943) в одной из своих работ отмечает, что в собственном и точном смысле слова свидетелем может быть лишь Само явившееся на земле Слово Божие, Иисус Христос, Который есть свидетель верный (Откр. 1, 5), как говорит о Нем святой тайнозритель Иоанн Богослов. Он — живое Свидетельство, живой Аминь тайнам Божиим, Который говорит о том, что знает и что видел в обителях Отца Небесного (Ин. 3, 11). Дело апостольства— быть свидетелями Единого Свидетеля, Его жизни, страданий, смерти, Воскресения (Лк. 24, 48; Деян. 1, 8). И апостолы стали свидетелями пред человечеством неотмирности Иисуса Христа, Сына Божия, пришедшего в мир «нас ради человек и нашего ради спасения». Апостолы осознают, что Иисус Христос дей­ствительно был среди них и свидетельствовал о Царстве Небесном. Они сознают себя свидетелями, и притом преднареченными, то есть Рукоположенными от Бога (Деян. 14, 14—17). Анания — первый из христиан, пришедший к ослепшему Савлу с наставлением о принятии Крещения, указывает ново­обращенному предстоящий ему подвиг: Бог отцов наших предъизбрал тебя, чтобы ты познал волю Его. увидел Праведника и услышал глас из уст Его, потому что ты будешь Ему свидетелем пред всеми людьми о том, что ты видел и слышал. Итак, что ты медлишь? Встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа Иисуса (Деян. 22, 14—16).



По преемству, ведущему свое начало от апостолов, епис­копы Церкви в таинстве Священства ставят новых свидетелей — иереев, чтобы они, в свою очередь, через совершение всех Таинств (кроме Хиротонии), пасли словесное стадо Христово и увеличивали число свидетелей о Христе во все времена. Священник, совершая обязанности пастыря, пробуждает у верующих желание жизни во Христе, к которой он сам при­общился и которая прорастает в сердцах всех людей от дей­ствия благодати Божией. При этом и душа священника «жи­вится» тем святым содержанием, которое дают Таинства; к тому же направлено и каждое его священнодействие.

Благодать Духа Святого, «всегда немощная врачующая и оскудевающая восполняющая», делает сердце пастыря не только восприимчивым к жизни мира, но и особенно чутким к яв­лениям воли Божией, всегда святой и спасительной. С этого момента его жизнь, как зажженная небесным огнем свеча, лучится тайнами Вечной Жизни, сияет светом любви Божией.

При совершении Таинств священник говорит не свое, дейст­вует не от себя и не по своему почину. «Вступая в святое дело священнослужения,—говорит святой Дионисий Ареопагит (9— 10), — мы сами становимся ближе к высшим нас существам (ан­гелам) через посильное уподобление их твердому и неизменному священному стоянию (в добре) и, таким образом, воззрев к блаженному и богоначальному свету Иисусову... и просве­тившись ведением тайн, мы сможем сделаться посвященными в таинственное ведение и посвятителями, световидными, осветителями и совершителями».

Каждый раз в Таинствах священник испытывает на себе действие благодати Божией, которая, как святость и свет, из­ливается на него и через него свободно, спасительно, как бы живительной рекой, но, по выражению Антония, митрополита Сурожского, не «как по пустому желобу, не как через безжизненное стекло, а льется так, как льется, искрится, сияет и множится свет, когда он упадет на драгоценный камень, дойдет до его сердца и оттуда бьет ответным сиянием, оза­ряя. а порой и ослепляя красотой Небесного света». В этом сравнении показан образ подлинной святости, и в этом отно­шении священник действительно служитель Божий. Своей при­общенностью к Сиянию благодати и любви Божией он открывает пастве путь к тайне Господней своим словом, при­зывающим человеческие души к чистой, святой жизни- Слова, произносимые священником при совершении Таинств Церкви, - это не внешняя форма, а отражение и выявление его внут­ренней жизни, которую он воспринял от Бога. Слова чинопоследований Таинств помогают священнику постепенно стано­виться все более одухотворенным.

Какое бы священнодействие священник ни совершал, он им не только свидетельствует об Истине Христовой, но и по­ручается за истинность явления жизни Божией человеку, при­нимающему Таинство. Крестное знамение, налагаемое на гото­вящегося к принятию таинства Крещения, помазание елеем оглашаемого и воды в купели, помазание новокрещенного человека святым Миром, помазание болящего елеем в таинстве Елеосвящения, осенение жениха и невесты знамением креста во время совершения таинства Брака, и многие, многие дру­гие священнодействия Таинств — все это, со стороны священ­ника, исповедание, «печать», поручительство в том, что сотво­рил Бог с ними (Деян. 14, 27). И люди через священнодейст­вие пастыря видят в нем не только провозглашающего слова чинопоследования Таинств, но и служителя Божия, несущего им Жизнь Вечную. Именно поэтому «освящение паствы Таинства­ми» епископ Феофан Затворник (1815—1894) называет «сердцем пастырских трудов». Еще в XII веке Новгородский епископ Нифонт на вопросы Кирика по поводу участия священника и мирянина в таинстве Покаяния говорил; «Грешно священ­нику не принимать на исповедь. Человек хочет сказать пред тобою все, любя тебя, а к иному не пойдет или не испо­ведует всего стыдясь: в таком случае пусть ты будешь свя­той муж, начнешь творить чудеса и воскрешать мертвых, но если не примешь человека на исповедь, идти тебе в муку; если же примешь, но не управишь, тоже, а он будет без греха».

Изнесение святых Креста и Евангелия из алтаря к месту совершения таинств Крещения, Миропомазания, Покаяния, Брака, Елеосвящения, великого и малого освящения воды и в других случаях — положение их на аналой пред взором людей, участвующих в этих Таинствах, есть не что иное, как свиде­тельство священника о той жизни, за которую Сын Божий умер на Кресте и которую завещал нам: И Я завещаю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство, да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем (Лк. 22, 29, 30), Это Царство ожидает верующих, идущих по пути покаяния в грехах, через единство жизни во Христе, через единство взглядов, мыслей и веры.

Пастырь своей искренней сердечной молитвой должен «управить» верующих в Царство Христово. Поэтому иерей умоляет Бога поставить участника Таинства лицом к лицу перед Ним, Призываемым, увидеть нужду человека в Его любви и милости, Через свою молитву пастырь, по выражению священника Павла Флоренского, приводит «в соприкосновение пред Лицом Божиим и силой Имени Божия потребность человека и Божию деятельность... Пучина несозданного Божественного

Света — всегда вокруг нас, всегда с нами; но энергия Божия содействует нам лишь тогда, когда мы открываемся такому действию, устранив средостение своей са­мости». И задача священника раскрыть душу пасомого для принятия этого потока благодати. Священнодействиями службы священник скрепляет это соприкосновение Божественного и че­ловеческого и Новый Завет Бога и человека для того, чтобы человек начал жить не Сам по себе, но стал ответственным носителем святыни Божией, обладателем благодати Духа Свя­того, тайнозрителем и участником Царства Божия, чадом Христовым, свидетельствующим своей жизнью о Христе Иисусе, Господе нашем.

Итак, пастырь живет в атмосфере благодатной жизни Таинств Церкви. В эту жизнь, освещенную Истиной Божией, он вводит верующих людей. Он помогает им духовно воз­растать в мужественном и неизменном стоянии в добре и свя­тости, каждый раз возжигая свечи их душ святым, благодат­ным огнем Таинств.

 

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!