Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Апостольское и общехристианское призвание



 

От Иисуса Христа все время исходит призыв следовать за Ним. Призвание – это средство, которым Он объединяет вокруг Себя двенадцать апостолов (Мк. 3, 13); подобный же призыв Он обращает и к другим (Мк. 10, 21; Лк. 9, 59-62); во всей Его проповеди есть нечто, говорящее о призвании следовать за Ним по новому пути, тайна которого Ему известна: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф. 16, 24; ср. Ин. 7, 17). И если есть много званных, но мало избранных (Мф. 22, 14), то это потому, что приглашение войти в Царство Божие представляет собой личный призыв, к которому некоторые остаются глухими.

Первохристианская Церковь сразу же восприняла состояние христианина как призвание. Первая проповедь апостола Петра в Иерусалиме обращается к Израилю с призывом, напоминающим призывы пророков, и стремится вызвать личное решение: Спасайтесь от рода сего развращенного (Деян. 2, 40). Согласно апостолу Павлу, существует действительный параллелизм между им самим как призванным апостолом (Рим. 1, 1) и римскими и коринфскими христианами как призванными святыми (Рим. 1, 7; 1 Кор. 1, 1-2). Чтобы вернуть коринфян к истине, он напоминает им об их призвании, так как благодаря ему Коринфская община есть то, что она есть: Посмотрите, братия, кто вы призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, - для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом (1 Кор. 1, 26-29). Давая им правило поведения в этом мире, образ которого проходит, он увещает их оставаться каждому в том звании, в каком кто призван (1 Кор. 7, 24). Христианская жизнь – призвание, потому что она – жизнь в Духе, потому что Дух представляет собою новый мир, потому что Он свидетельствует духу нашему (Рим. 8, 16), дабы мы могли услышать Слово Отца, и пробуждает в нас сыновний ответ.

Так как христианское призвание рождено Духом, а Дух, оживляющий все Тело Христово, един, в лоне этого единого призвания имеются различные дары служения… различные действия, но во всем многообразии харизм в конечном итоге есть только одно Тело и только один Дух (1 Кор. 12, 4-13). Так как Церковь – община призванных – сама есть Ekklesis, «Призванная», как она есть и Ekklekte, «Избранная» (2 Ин. 1), все те, кто в ней слышит Божий зов, отвечают, каждый на своем месте, единому призванию Церкви, слышащей голос Жениха и Ему отвечающей: Ей, гряди, Господи Иисусе! (Откр. 22, 20).



Поучительно рассуждение апостола Павла: Верно слово: если кто епископства желает, доброго дела желает (1 Тим. 3, 1). В переводе эти слова звучат менее выразительно, чем в греческом подлиннике. По-русски сказано оба раза «желает»; по-славянски – в первом случае «хощет», а во втором «желает», что в сущности почти однозначно. Греческий подлинник не только пользуется двумя разными глаголами, но и содержание их гораздо более сильное и полновесное и в первом, и во втором случае. В первом случае употреблен глагол oregetai, что буквально значит «иметь вкус» (к епископству). Во втором случае апостол говорит: epithymei, что следовало бы перевести «вожделеет». Этим словоупотреблением апостол Павел подчеркивает не простое желание епископства (то есть священнического служения), а ощущение вкуса к этому служению, тогда как во втором случае он говорит не о простом желании, но о сильном устремлении, о вожделении. Здесь у кандидата предполагается особое предрасположение к своему служению, а не просто одно только желание. Это предрасположение может быть истолковано и как ощущение призвания к этому служению. Так именно понимает это место в своих толкованиях и епископ Феофан Затворник.

В науке о пастырстве вопрос о призвании ставится по-разному. Католические пасторологи учат о внутреннем призвании и призвании внешнем. Под первым должно подразумеваться некое внутреннее устремление, настроенность души, внутренний голос, зовущий человека к иной жизни, чем обычная, мирская; призвание же внешнее есть, по всей вероятности, некий внешний толчок: встреча с каким-либо духовным лицом, пререворачивающая всю жизнь человека, или какая-либо болезнь, потрясение, потеря близких, которые изменяют весь образ жизни (примеры Антония Великого, Ефрема Сирина, Франциска Ассизского, Игнатия Лойолы и других).



Русское Пастырское богословие также по-разному оценивало этот вопрос. Одни, как например, епископ Борис (Плотников; 1855-1901), относились к нему вдумчиво, критически, и во всяком случае не отрицали необходимости призвания для Священства. Другие упрощали проблему; так, например, архиепископ Антоний (Амфитеатров; 1815-1879) усматривал призвание в чисто внешних и, можно сказать, случайных фактах, как то: происхождение из среды духовенства, обучение в духовной школе и успешное ее окончание, внутреннее расположение и любовь к Священству и даже воля епархиального архиерея. Нельзя не отметить здесь натянутости и чисто формального подхода к вопросу.

Еще определеннее и резче высказывается архимандрит Антоний (Храповицкий; 1864-1936), просто отрицая самую возможность призвания. Он считает, что ощущаемый в сердце человека голос Божий – это лишь «плод самообольщения». Поэтому для этого выдающегося пасторолога «все рассуждения о пастырском призвании должны быть смещены с той почвы, на которой они стояли и должны быть заменены рассуждениями о пастырском приготовлении». Вопросу об этом приготовлении посвящается в курсах немалое место. Оно действительно должно быть освещено особенно подробно, но тем не менее не заменяет проявления самого внутреннего голоса, который некоторыми ощущается, а у других совершенно отсутствует. Конечно, известная доля самообмана всегда возможна, и внутренняя трезвенность особенно необходима для различения «духов», но здесь у архимандрита Антония проявляется иное: совершенное отрицание всякого мистического чувства в духовной жизни человека, ищущего Священства. С другой стороны, нельзя не признавать крайне неопределенным «предуказание Церковью». Что это? Происхождение из среды духовенства, как это имело место в дореволюционной России, когда мальчиков из семей духовенства зачастую против их воли зачисляли в Духовное училище, а потом юношей, не имеющих еще и понятия о Священстве, - в Духовную семинарию. Нельзя забывать печального факта массового бегства из дореволюционных семинарий или уклонения от принятия Священства и предпочтения светской карьеры. Кроме того, что может служить критерием призвания или непризвания в наше время, когда вместе с самими сословиями отмерли и сословные традиции?

Поэтому имеет смысл вначале выявить те внутренние устремления, осознанные или подспудные, которые должны быть решительно признаны свидетельствами непризванности к священству:

1. Искание Священства ради материальной выгоды, основанное на мнении, что «священник никогда с голода не умрет».

2. Расчет на возможность осуществлять с амвона пропаганду собственных политических или национальных взглядов.

3. Честолюбивые расчеты, желание достичь положения учащего, господствующего над другими, искание себе славы и чести, тщеславие. Об этом Сам Господь говорит: Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете? (Ин. 5, 44).

4. Эстетическое прельщение красотой православного богослужения, церковного пения, торжественностью чина архиерейского богослужения и прочими чисто внешними атрибутами Священства, хотя и имеющими важное значение, но не определяющими сущность духовной жизни пастыря.

5. Утомление от дел светской жизни, разочарование или даже отвращение к прежней работе, сознание своей профессиональной непригодности к ранее полученной специальности. Кризис в личной, семейной жизни и надежда выйти из него путем принятия Священства. Богу нужно принести в святом служении не отработанный пар, не разочарованный и расслабленный дух, а сердце горящее и в то же время смиренное, исполненное желанием подвига, жертвенности, созидательных порывов для строения Тела Христова.

В заключение можно попытаться привести признаки истинного призвания к Священству. Разумеется, они не исчерпывают всех

глубин этой тайны:

1. Прежде всего необходимо свободное и бескорыстное влечение сердца к великому и святому делу пастырства.

2. Желание созидать Царство Божие, Тело Христово, а не вершить дела мира сего.

3. Готовность к жертвенному служению каждому конкретному ближнему, а не абстрактному человечеству, восприятие пастырства как ига Христова.

4. Готовность сострадать каждому приходящему грешнику, больному, скорбящему человеку.

5. Готовность переносить невзгоды, связанные с исполнением пастырского служения. Неприятие любого рода компромиссов, омрачающих достоинство пастыря.

6. Сознание своего личного недостоинства и бессилия без помощи благодати Божией. Стремление к доброжелательности в отношениях с людьми, а не к обличениям, осуждениям, заушениям инакомыслящих или инаковерующих.

7. Опыт веры, искренней молитвы, опыт жизни в контексте Евангелия: преклонение своей главы для служения Богу и ближнему. Говорящий сам от себя ищет славы себе; а кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправды в Нем (Ин. 7, 18). «Я… прихожу в ужас,- говорит преподобный Ефрем Сирин , - видя, на что отваживаются некоторые безумцы, которые решаются бесстыдно и опрометчиво искать Священства и принимать оное, не быв призваны Христовою благодатью, не зная того, что огонь и смерть собирают себе они, бедные».

Святой Григорий Богослов (ок. 329-389), рассуждая о пастырской деятельности, о «строительстве душ», говорит: «надо прежде самому очиститься, потом уже очищать; умудриться, потом умудрять; стать светом, потом просвещать; приблизиться к Богу, потом приводить к Нему других; освятиться, потом освящать».

 

 

Тема 6

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!