Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Проблемы существования рынков в условиях асимметрии информации



В ряде случаев асимметрия информации может оказывать на функционирование рынка столь сильное воздействие, что рынок приобретает специфические характеристики «рынка лимонов».

Такое определение было введено в научный оборот американским экономистом Дж. Акерлофом [12], который первым дал описание влияния асимметрии информации на рынок, и проистекает из принятого в Северной Америке определения товара со скрытыми дефектами как «лимона». В целом «рынок лимонов» может быть охарактеризован как рынок с высокой степенью асимметрии информации. Суть проблем «рынка лимонов» сводится к тому, что, во-первых, наличие скрытых характеристик создает стимулы для недобросовестного поведения (риск безответственности) и, во-вторых, скрытые действия запускают механизм разрушения рынка (негативный отбор).

 

Риск безответственности

Когда информация между участниками рынка распределена неравномерно, то лица, обладающие более полной информацией о благе или об условиях сделки, оказываются в выигрыше и могут использовать это обстоятельство к собственной выгоде. Такое явление получило название риска безответственности.

Риск безответственности (moral hazard) – недобросовестное поведение, которое состоит в искажении информации и характеризуется стремлением извлечь дополнительную выгоду за счет наличия асимметрии информации.

Хотя мы определяем риск безответственности как недобросовестное поведение, это, строго говоря, не совсем подходящая характеристика для оценки рыночного поведения. Искажение или даже непредставление любой части информации является свидетельством недобросовестного поведения. Однако нельзя забывать, что получение информации связано с затратами. Поэтому риск, которому подвергается малоинформированное лицо, с экономической точки зрения может рассматриваться в качестве своеобразной платы за доступ к информации. Другими словами, в экономическом аспекте получение выгоды за счет обладания более полной информацией вполне отвечает принципу рационального поведения. Следовательно, осуществляемый нами анализ влияния риска безответственности на рынок будет лишен императивов морального рода.

Суть проблемы риска безответственности заключается в том, что рынок с асимметричной информацией предоставляет возможность одному из участников рыночной сделки злоупотреблять ожиданиями другого участника, располагающего менее полной информацией. Проиллюстрируем это на примере рыночной сделки с благом (рис. 1).



 

 

Рис. 1. Последствия проявления риска безответственности при одноразовой сделке

 

Предположим, что две фирмы производят аналогичный продукт, качество которого не может быть определено покупателем при продаже, – например, автомобильные магнитолы. В случае с асимметрией информации спрос (Dасим) будет один и тот же в отношении как качественного, так и некачественного товара. Вместе с тем совершенно очевидно, что при прочих равных условиях у фирмы, производящей более качественный товар, средние издержки производства (АСк) будут выше средних издержек (АСн) фирмы, которая выпускает товар более низкого качества (АСк > АСн). Если обе фирмы максимизируют прибыль, то для производителя низкокачественного товара оптимальным (MR = МСн) будет выпуск Qн при цене Рн, а для производителя качественного товара (MR = МСк) – выпуск Qк при цене Рк. Если ожидания покупателя связаны с тем, что все товары являются гомогенными (не различаются по качественным параметрам), то он, естественно, купит тот товар, цена которого ниже. Поскольку цена на низкокачественный товар ниже, то она играет роль равновесной – все покупатели будут ориентироваться на нее. Производитель качественного товара либо ничего не сможет продать, либо вынужден будет продавать по цене низкокачественного товара (Рн).

Будет ли он в этом случае получать прибыль или нести убытки, зависит от соотношения уровня средних издержек фирмы и уровня цены, установленной производителем низкокачественного товара. Однако в любом случае величина прибыли продавца низкокачественного товара окажется больше прибыли продавца высококачественного товара. Поскольку АСн < АСк, то (P* ´ Qн - ACн ´ Qн) > (P* ´ Qк - ACк - Qк). Так как продавцы качественных товаров будут получать низкую прибыль или нести убытки, то они вынуждены будут либо уйти с рынка, либо, что вероятнее всего, снижать качество продукции. Подобная ситуация неизбежна при любом типе ожиданий покупателя. Когда его ожидания связаны с тем, что на рынке преобладают низкокачественные товары, он все равно будет руководствоваться тем же принципом принятия решения – покупать более дешевые товары. Следовательно, и результат для рынка будет тот же.



Последствия проявления риска безответственности не однозначны. Если покупатель не способен выявить действительное качество товара при покупке, то он может сделать это в процессе его потребления. Если качество товара определяется в процессе его потребления, то это позволяет покупателю идентифицировать продавцов, и тем четче, чем большей будет повторяемость покупок. При повторяющемся взаимодействии между продавцом и покупателем степень асимметрии информации для покупателя снизится и он сможет дифференцировать товары продавцов. Это, конечно, не означает, что потребители откажутся от низкокачественных товаров, а говорит лишь о том, что спрос на качественный товар (Dк) обособится от спроса на низкокачественный товар (Dн) (рис. 2).

 

 

Рис. 2. Устранение асимметрии информации при повторяющемся взаимодействии продавца и покупателя

 

При этом рыночная ситуация кардинально меняется. Фактически мы получаем рынок монополистической конкуренции, где продавцы дифференцированного продукта конкурируют за объем продаж. Соответственно, распределение рыночных долей продавцов и их прибылей будет зависеть от особенностей спроса на каждый из товаров и уровня производственных издержек. В нашем случае продавец качественного товара реализует его по цене Рк в объеме Qк, а продавец низкокачественного товара – по цене Рн в объеме Qн.

Общий вывод, который позволяет сделать проведенный анализ, заключается в том, что степень проявления риска безответственности зависит от двух факторов:

– осведомленность покупателей;

– повторяемость взаимодействия между продавцом и покупателем.

Достаточно очевидно, что степень осведомленности покупателей напрямую зависит от повторяемости их взаимодействия с продавцами, которая способствует росту информированности покупателей, а значит, снижению степени асимметрии информации. Ведь не случайно низкокачественные товары чаще всего продаются через уличных торговцев или в форме так называемых рекламных акций, когда повторяемость покупок фактически исключается. Вместе с тем степень проявления на рынке риска безответственности зависит от доли осведомленных покупателей. В этой связи можно сформулировать несколько закономерностей.

Доля осведомленных покупателей растет:

– с увеличением разницы в цене товаров;

– снижением готовности покупателей платить.

Чем меньше разница в цене товаров и чем выше готовность покупателей платить, тем меньше доля осведомленных покупателей. Дело в том, что при низкой склонности платить и большой разнице в цене у покупателя возникают стимулы для поиска дополнительной информации, то есть для осуществления затрат по снижению асимметрии информации.

 

Негативный отбор

Наиболее яркий пример неэффективности рыночного механизма в условиях асимметрии информации – негативный отбор. Проблема негативного отбора тесно связана с риском безответственности и по сути является ее особым случаем. Специфика здесь состоит в том, что в случае с негативным отбором ожидания покупателя строго определены, проще говоря, заданы: исходя из высокой вероятности присутствия на рынке низкокачественного блага, он готов платить только по низкой цене. Учитывая, что издержки продавцов качественного блага выше издержек продавцов низкокачественного блага (АСк > АСн), при равновесной цене Р* первые будут нести убытки (АСк > Р*), вторые получат прибыль (АСн < Р*). Стало быть, предложение низкокачественных благ будет расширяться, а качественных – сокращаться. В итоге рынок заполнится только низкокачественными благами. Это, собственно, и составляет содержательную сторону негативного отбора как экономического явления.

Негативный отбор (adverse selection) – это способ функционирования рынка, который характеризуется процессом замещения качественных благ низкокачественными, порождаемым наличием асимметрии информации.

Проиллюстрируем сказанное классическим примером с рынком подержанных автомобилей, заимствованным у Дж. Акерлофа. Но сначала рассмотрим ситуацию, где асимметрия информации отсутствует.

Примером такой ситуации может служить раздельное функционирование рынков новых, то есть не бывших в употреблении, и подержанных автомобилей.

 

 

Рис. 3. Рыночное равновесие при отсутствии асимметрии информации

 

Как видно из рис. 3, на каждом из рынков формируется свое особое равновесие (точка А для рынка новых автомобилей и точка В для рынка подержанных автомобилей) в зависимости от характерных для них особенностей рыночного спроса и предложения.

Теперь рассмотрим ситуацию, возникающую на рынке подержанных автомобилей, где степень асимметрии информации особенно велика. Специфика данного рынка состоит в том, что покупатель может оценить внешнее состояние автомобиля, но не скрытые дефекты. Исходя из убежденности, что хорошие вещи на этом рынке не продаются, покупатель будет рассматривать любой бывший в употреблении (даже почти новый) автомобиль как низкокачественное благо. На этой основе возникает диссонанс между ценой продавца и ценой покупателя. Продавцы знают качество автомобилей, которые продают. Продавец качественного автомобиля будет требовать за него высокую цену, а продавец низкокачественного готов продать автомобиль по низкой цене. Если предположить, что покупатель исходит из равной вероятности покупки качественного и низкокачественного автомобиля, то он согласится на среднюю цену – ниже цены качественных автомобилей и выше цены низкокачественных.

В такой ситуации продавцы качественных автомобилей воздержатся от продажи. Продавцы низкокачественных автомобилей, напротив, получат цену выше ожидаемой, что стимулирует расширение предложения низкокачественных автомобилей. При этом процесс замещения качественных благ некачественными будет прогрессировать. Все больше убеждаясь в низком качестве автомобилей, покупатели начнут снижать цену, а продавцы – предлагать все менее качественные автомобили. В итоге рынок может оказаться в положении, когда цены покупателя и продавца будут несопоставимы и рыночные сделки окажутся невозможными, то есть рынок разрушится. Такова вербальная модель механизма негативного отбора в условиях асимметрии информации.

Графическая модель механизма негативного отбора позволяет глубже проникнуть в содержание происходящего.

 

 

Рис. 4. Механизм действия негативного отбора и его последствия

 

Предположим, спрос на качественные подержанные автомобили задан как Dк, а их предложение – Sк. Спрос на низкокачественные автомобили задается как Dн, a их предложение – Sн. Представленное на рис. 4 расположение кривых спроса и предложения для каждого типа блага не случайно. Поскольку готовность покупателя платить за качественный автомобиль выше, то кривая спроса на такие автомобили располагается выше. Продавцы автомашин низкого качества готовы согласиться на более низкие цены, отчего кривая предложения автомашин этого типа будет располагаться ниже кривой предложения качественных машин.

Если асимметрия информации не позволяет покупателям идентифицировать автомобили по качеству, а их ожидания связаны с тем, что среди представленных на рынке подержанных автомобилей половина – качественные, а половина – нет, то кривая спроса переместится в положение Dасим, посередине между кривыми спроса на качественные и некачественные автомобили. Что касается предложения, то в отношении него подобного не происходит, ибо продавцы точно осведомлены о качестве продаваемых автомашин. В результате при данном спросе и в соответствии с предложением каждого типа машин на рынке возникают две равновесные точки: С является точкой равновесия для качественных автомобилей и D – для низкокачественных.

Формирование двух равновесных точек на одном рынке связано с различиями в субъективных оценках покупателями связи «цена – качество» и не имеет большого значения для сути происходящего. Суть же состоит в сравнении исходов при наличии асимметрии информации и ее отсутствии. Если бы асимметрии информации не было и покупатели могли точно идентифицировать автомобили по качеству, то равновесие достигалось бы в точках А и В. При равновероятностном распределении автомашин по качеству (половина качественных, а половина низкокачественных) объем покупок одного типа автомобилей равнялся бы объему покупок другого типа (в нашем случае – 100 ед.). Однако, как видно из рис. 4, при том же объеме совокупных продаж (200 ед.) из-за наличия асимметрии информации произошло смещение объема покупок в сторону низкокачественного блага (160 ед.) за счет сокращения объема покупок качественных автомобилей (40 ед.), что свидетельствует о вытеснении с рынка качественного блага низкокачественным. Наблюдается негативный отбор, состоящий в том, что рынок трансформируется в рынок некачественного блага.

Разрушится рынок или нет, зависит от уровня дополнительных издержек, возникающих под влиянием асимметрии информации, а также от способности его участников контролировать уровень этой асимметрии. Например, при добровольном страховании автогражданской ответственности цена страховки будет определяться риском потерь (величиной ущерба) и вероятностью наступления страхового случая. Если страховщики не могут идентифицировать водителей по степени риска и не обладают инструментами воздействия на них, то им придется установить высокую цену на страховку. Аккуратные водители найдут такую цену для себя неприемлемой и откажутся от страхования. Поэтому среди страхователей увеличится доля водителей, часто попадающих в аварии. По мере увеличения цены страховки доля таких водителей будет возрастать, а значит, будут расти и затраты страховщиков. Наконец, в системе окажутся только те страхователи, которые наверняка совершат аварии. В такой ситуации распределение риска между участниками, лежащее в основе страхования, не представляется возможным, и страховщики будут вынуждены прекратить свою деятельность. Единственный выход – назначать цену страховки, равную величине ущерба плюс издержки страховщика. Но такая цена станет неприемлемой для страхователей.

 

Проблема «принципал – агент»

Особую сферу проявлений риска безответственности составляют контрактные отношения между сторонами, одна из которых поручает другой за вознаграждение выполнение каких-либо действий. Сторона, отдающая поручение, получила в экономике название принципала (заказчика), а выполняющая поручение – агента (исполнителя). И принципалом и агентом могут быть и отдельный человек, и фирма, и организация, и государственное учреждение.

Характерные черты взаимоотношений принципала и агента можно проиллюстрировать простым примером. Допустим, гражданин решил приобрести квартиру. Плохо ориентируясь в рынке жилья, не имея возможности уделять много времени поиску, весьма поверхностно зная правовые нормы в этой сфере и т.п., он решает обратиться к услугам агента по недвижимости (в роли агента может выступать фирма – агентство по операциям с недвижимостью). Агент обладает необходимыми профессиональными знаниями, представляет себе конъюнктуру рынка жилья, располагает конкретной информацией о предлагаемых квартирах, словом, есть основания считать, что он справится с задачей лучше.

Гражданин заинтересован в том, чтобы приобрести достаточно просторную и удобную квартиру и по возможности дешевле. Если бы он самостоятельно сопоставлял различные варианты покупки, то соразмерял бы полезность квартиры с ее ценой.

По смыслу контракта агент должен действовать в интересах заказчика. Но в действительности его интересы лежат в иной плоскости.

Будем считать, что агент получит вознаграждение лишь в случае, если сделка состоится, и в размере, зависящем от суммы сделки (например, в виде фиксированного процента). Полезность квартиры для принципала его не интересует. Он заинтересован в том, чтобы квартира была приобретена по более высокой цене. Кроме того, он не хочет затрачивать лишние усилия на поиски. Поскольку принципал не располагает информацией в той же мере, что и агент, и не может проконтролировать качество его выбора, то, скорее всего, предложенная квартира окажется для принципала приемлемой, но не обязательно самой лучшей.

Разумеется, если существует конкуренция на рынке агентских услуг, гражданин может обратиться к другому агенту и сопоставить качество услуг. Если бы этот рынок был совершенным, то агенты были бы заинтересованы в оптимальном для своих клиентов (принципалов) выборе. Однако значительные трансакционные затраты и другие факторы несовершенства рынка агентских услуг вызывают более или менее значительные потери у клиентов.

Этот простой пример показывает условия возникновения риска безответственности, связанного с проблемой «принципал – агент»:

– несовпадение интересов принципала и агента;

– информационная асимметрия (в пользу агента) в отношении качества выполнения условий контракта;

– несовершенство рынка агентских услуг.

Проблема взаимоотношений принципала и агента заняла важное место в современных теориях фирмы и экономики общественного сектора.

Представление о том, что поведение фирмы полностью подчинено интересам ее владельцев, – сильное упрощение. Труд – ресурс особый в том отношении, что он не может быть отделен от продавца – работника, а каждый работник является носителем своих собственных интересов. Контроль со стороны администрации за деятельностью работников требует затрат и не всегда может быть полным. Чем менее стандартна работа, тем труднее контролировать ее выполнение.

Крупной фирмой фактически управляют не владельцы (акционеры), а наемные менеджеры. Если менеджер не является акционером, то максимизация прибыли не входит в круг его личных интересов. Его мотивы иные: сохранение и повышение статуса, расширение масштабов деятельности и т.д. Если владельцев в равной степени интересуют и выручка и затраты – положительная и отрицательная составляющие прибыли, то менеджер часто заинтересован в увеличении выручки и равнодушен к затратам. Однако возможности акционеров в отношении контроля за деятельностью администрации весьма ограничены.

В каких бы формах ни проявлялись последствия асимметрии информации, все они свидетельствуют о том, что асимметрия информации оказывает серьезное негативное влияние, выражающееся в снижении эффективности принимаемых участниками рынка решений, функционирования самого рынка и экономики в целом.

Эффекты информационной асимметрии наряду с трансакционными затратами представляют собой «дефекты микроструктуры» рыночных взаимодействий субъектов экономической деятельности, приводящие к неоптимальному размещению ресурсов [11]. Экономика информации – интенсивно развивающаяся отрасль микроэкономики. В круг ее проблем входят методы сигнализирования, позволяющие ограничить асимметрию информации.

Регулирование проблемы асимметрии информации может проводиться на уровне оптимизации экономической системы в целом. При этом рыночная информация играет роль общественного блага, а ее распространение – одна из важнейших функций общества. Поэтому определяющими способами снижения асимметрии информации являются законодательное регулирование экономической деятельности, развитие и поддержка государством деятельности общественных организаций – союзов (ассоциаций) потребителей и производителей, социальное страхование, организация институтов информационного посредничества – кредитных бюро, накапливающих ретроспективную информацию институционального характера.

Преодоление проблемы асимметрии информации на уровне функционирования экономических агентов – забота фирмы. Причем часто фирмам приходится решать проблему как со стороны спроса, где асимметрия информации проявляется в скрытых для фирмы характеристиках покупателей, так и со стороны предложения, где фирма должна обезопасить себя от проявлений негативного отбора. Для этого фирмы используют концепцию рыночных сигналов, разработанную Майклом Спенсом [16].

 

Примечания

1. Воронов Ю.П. Первая Нобелевская премия по экономике // ЭКО. 2002. № 1. С. 40–61.

2. Вэриан Х.Р. Микроэкономика. Промежуточный уровень. Современный подход: Учебник для вузов: Пер. с англ.: Под ред. Н.Л. Фроловой. М.: ЮНИТИ, 1997. 767 с.

3. Пиндайк Р.С., Рубинфельд Д.Л. Микроэкономика: Пер. с англ. М.: Дело, 2000. 808 с.

4. 50 лекций по микроэкономике: В 2 т. / Под ред. В.М. Гальперина: СПб.: Экономич. школа, 2000. Т. 2. 776 с.

5. Самуэльсон П., Нордхаус В. Экономика: Пер. с англ. М: Вильямс, 2003. 688 с.

6. Стиглер Дж. Экономическая теория информации // Теория фирмы / Под ред. В.М. Гальперина. СПб., 1995.

7. Твид Л. Психология финансов: Пер. с англ. Э. Темергалиева. М.: Аналитика, 2002. 376 с.

8. Финансы и кредит: Учебник / Под ред. М.В. Романовского, Г.Н. Белоглазовой. М.: Высш. образование, 2006. 575 с.

9. Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. Экономика: Пер. с англ. 2-е изд. М: Дело, 1997. 864 с.

10. Хейне П., Боутке П., Причитко Д. Экономический образ мышления: Пер. с англ. М.: Вильямс, 2005. 544 с.

11. Aboody D., Lev B. Information Asymmetry, R&D, and Insider Gains // The Journal of Finance. 2000. Vol. 4, № 6 (Dec.) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://pages.stern.nyu.edu/blev/docs/Information Asymmetry.

12. Akerlof G. The Market for Lemons: Quality Uncertainty and the Market Mechanism // Quarterly Journal of Economics. 1970. № 84. P. 485–500.

13. James A. Mirrlees. Information and Incentives: The Economics of Carrots and Sticks: Nobel Lecture. 1996. Dec. / By Faculty of Economics and Politics, University of Cambridge, England [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.nobel.se/economics/laureates/.

14. Grossman S., Stiglitz J. On the Impossibility of Informationally Efficient Markets // American Economic Review. 1980. № 70. P. 393–408.

15. Hillier B. The Economics of Asymmetric Information. MacMillan Press Ltd., USA, 1997.

16. Spence M. Market Signaling. Harvard University Press, 1974.

17. Stiglitz J.E. Information and the Change in the Paradigm in Economics // The American Economist. 2003. Vol. 47, № 2 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www2.gsb.columbia.edu/faculty/jstiglitz/download/2003_Information_and_the_Change_in_the_Paradigm_in_Economics_Part_1_2.pdf.

18. Stiglitz J.E. The Role of the State in Financial Markets // Proceedings of the World Bank: Conference on Development Economics, 1993. P. 19–51.

19. Stiglitz J.E., Weiss A. Credit Rationing in Markets with Imperfect Information // The American Economic Review. 1981. Vol. 71, № 3 (June). P. 393–410.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!