Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Развитие классической политэкономии в Англии



Т.Р. Мальтус, Н. Сениор

Уже в то время, когда А. Смит писал « Богатство народов», Англия становилась ареной широкого распространения новых изобретений и открытий в области техники и технологии. Паровая машина и усовершенствованный ткацкий станок были способны поднять производительность труда на уровень, значительно превышающий все известные ранее. С одной стороны, это объясняет, почему английские экономисты так настойчиво проповедовали доктрины свободного, ничем не ограничиваемого обмена. Но, вместе с тем, они осознают необходимость исследования причин социальных бедствий, порожденных необычайным ростом индустрии с его централизацией капиталов и обнищанием рабочих. А. Смит не мог не видеть нарастающего антагонизма между капиталом, концентрирующимся в руках меньшинства и нуждающимися рабочими. Он даже искал способы ослабить негативные воздействия индустриализации через развитие земледелия, ограничение роскоши и, наконец, в гуманности владельцев капитала по отношению к рабочим. Безусловно, это не решает проблему, которая со временем становилась все острее. Возникает вопрос о распределении богатства, который становится центральным в исследовании Д. Рикардо.

В работах некоторых авторов утверждалось, что основная причина бедности больших групп населения состоит в несправедливом распределении национального дохода. Богатства хватило бы на всех, если бы оно распределялось равномерно по всем слоям населения. Нужно плохие законы и плохих правителей заменить хорошими, и наступит «золотой век» человечества.

Поиск причин бедности народов стал предметом исследования английского священника Томаса Роберта Мальтуса (1766-1834). Он родился в сельской местности вблизи Лондона в семье английского сквайра. Мальтус получил прекрасное образование в колледже Иисуса Кембриджского университета, затем принял духовный сан в англиканской церкви и стал священником в сельском приходе. Одновременно, с 1793 г. преподавал в колледже. При этом все свободное время посвящал исследованию проблемы взаимосвязи экономических процессов и природных явлений. Из основных фактов биографии следует отметить, что Мальтус женился довольно поздно, в 39 лет и имел четырех детей. В 1805 году он получил кафедру профессора современной истории и политэкономии в колледже Ост-Индской компании. Главные его работы – «Опыт о законе народонаселения в связи с будущим совершенствованием общества» (1798), «Исследование о природе и возрастании земельной ренты» (1815). Важнейший его труд – «Принципы политической экономии, рассматриваемые в расчете на их практическое применение» (1820), который в теоретико-методологическом плане не имел существенных отличий от изданных тремя годами ранее знаменитых «Начал политической экономии» его современника и друга Д. Рикардо.



Предмет и метод. Т.Р. Мальтус, как и другие представители классической политической экономии, видел ее основную задачу в приумножении материального богатства общества, благодаря, прежде всего, развитию сферы материального производства. Методология теории Мальтуса в целом соответствовала общим принципам классической политэкономии, но по сравнению с другими ее представителями, считавшими предметом изучения в первую очередь производство (предложение), Мальтус уделял также большое внимание спросу.

Теория народонаселения. Мальтус первым предпринял попытку увязать проблемы экономического роста и роста народонаселения. В 1798 году в Лондоне Т.Р. Мальтус анонимно опубликовал небольшой памфлет под заглавием «Опыт о законе народонаселения в связи с будущим совершенствованием общества», главную цель которого он сформулировал следующим образом: наметить пути к улучшению положения низших слоев общества. Памфлет Мальтуса переиздавался шесть раз, настолько велик был публичный успех работы. Центральная идея работы состоит в рассмотрении влияния численности и темпов прироста населения на благосостояние общества. Именно в этой работе и представлена знаменитая теория народонаселения Мальтуса, принесшая ему, говоря словами М. Блауга, невероятный успех, ни с чем не сравнимый в истории экономической мысли. Коротко, суть теории в том, что при отсутствии препятствий, население растет в геометрической, а производство предметов потребления - в арифметической прогрессии. Эта теория стала неким стандартом в суждениях классиков об экономической политике, сводя причину бедности к простому соотношению темпа прироста населения с темпом прироста жизненных благ, определяющих прожиточный минимум. По Мальтусу, всякая сознательная попытка усовершенствования человеческого общества с помощью социального законодательства будет сметена неодолимым ростом населения, и поэтому каждому человеку необходимо заботится о себе самому и полностью отвечать за свою непредусмотрительность.



В своей работе Мальтус исходил из четырех основных положений:

1) общество находится в состоянии равновесия, когда количество продуктов потребления соответствует численности населения;

2) при отклонении от этого равновесия в обществе возникают силы, возвращающие его к равновесию;

3) цены всех товаров определяются соотношением спроса и предложения;

4) существует закон народонаселения, согласно которому и население и производство предметов потребления при отсутствии препятствий неограниченно растут, но скорость роста населения больше, чем скорость роста предметов потребления. Вся книга Мальтуса есть следствие этих положений.

Мальтус принимает тезис Смита о том, что рост богатства может происходить неограниченно. Он писал, что, например, Англия «вследствие рационального использования народного труда, через несколько веков будет в состоянии прокормить в 2-3 раза большее население, и каждый англичанин будет получать лучшую пищу и лучшую одежду, чем в настоящее время». Проблема, как понимал ее Мальтус, в другом: экономический рост ограничен опасностью более быстрого роста населения, чем это допускается ростом производства предметов потребления.

Мальтус утверждал, что при благоприятных условиях население, увеличиваясь в геометрической прогрессии, будет удваиваться каждые 20-25 лет, а производство пищи, возрастая всего лишь в арифметической прогрессии, не сможет приумножаться соответствующими темпами. И тогда из-за перенаселения бедность может стать уделом всего человечества. Следствием этого безудержного роста численности населения будут войны, болезни, нищета большой части общества и социальные потрясения.

Далее Мальтус подходит к вопросу, почему существуют превышающие темпы роста населения, каковы ограничения роста населения и как восстанавливается равновесие.

Исходная посылка теории народонаселения заключается в противопоставлении биологической способности к произведению потомства, определяемой природными инстинктами человека, и факторов, которые эту способность ограничивают. В самом деле, биологическую способность человека к продолжению рода Т. Мальтус характеризует его природными инстинктами. Причем эта способность, полагает он, несмотря на постоянно действующие принудительные и предупредительные ограничения, превосходит физическую способность человека наращивать продовольственные ресурсы. Природа вложила в человека инстинкт, который, будучи предоставлен самому себе, обрекает его на жертву голоду и бедствиям.

Далее Мальтус рассматривает, каковы ограничения роста численности населения. Ограничения роста населения разделены на принудительные и предупредительные - так, по Мальтусу, различаются силы, влияющие на нормы рождаемости и смертности, которые зависят от четырех видов факторов: бедности, порока, «нравственного обуздания», «средств существования», то есть наличия минимума средств, необходимых для поддержания жизни. Конечный предел воспроизводственной способности населения определяется ограничением по продовольственным ресурсам, то есть рост народонаселения жестко ограничивается средствами к существованию.

Основным аргументом отставания средств существования от роста народонаселения Мальтус считал закон убывающего плодородия почвы. Отождествляя «средства существования» с пищевыми продуктами, Мальтус хотел показать согласно логике того времени, что быстро увеличивать производство продовольствия просто не представляется возможным, т.к. ресурсы земли ограничены, а техническое усовершенствование в сельском хозяйстве идет слишком медленно. Прирост продукта всякой земли должен иметь физический предел, так как, в силу ограниченности содержащихся в ней элементов, дополнительные вложения труда и капитала в землю будут обеспечивать все меньший и меньший прирост продукции. Мальтус уверяет, что «хотя благодаря экономии труда и улучшенной системе земледелия в оборот могут быть введены худшие земли, чем те, которые использовались прежде, однако полученное таким образом добавочное количество жизненных благ никогда не будет настолько велико, чтобы в течение сколько-нибудь долгого времени перекрывать действие принудительных и предупредительных ограничений роста народонаселения». И, таким образом, закон убывающего плодородия является истинным основанием мальтусовских законов.

По существу, Мальтус противопоставил гипотетическую способность населения к росту в определенном темпе фактической невозможности увеличивать продовольственные ресурсы тем же темпом. Именно это положение является главным звеном в рассуждении Мальтуса о том, что рост населения не ограничивается ничем иным, кроме страха голода.

Таким образом, Мальтус пришел к выводу, что нищенский уровень жизни рабочих определяется не социальными условиями, а естественными, биологическими и природными законами. Следовательно, давление населения на наличные продовольственные ресурсы существует всегда. Из этого следует вывод, что жизненный уровень не может устойчиво повышаться в «старых» странах с растущим населением.

Возможно, что именно эта идея и объясняет такую невероятную популярность работы Мальтуса. Идеи Мальтуса получили немедленный отклик именно потому, что были чрезвычайно просты и не требовали создания новой аналитической концепции. Казалось, все, что он сказал, - это свел воедино несколько хорошо известных жизненных фактов и сделал из них необходимые выводы.

Мальтус был неплохим психологом. Его читатель был склонен забывать, что превышение роста народонаселения над ростом средств существования только тенденция. Автор немного успокаивал воображение, говоря, что в действительности природа сама заботится о том, чтобы тенденция не стала реальностью. Как она это делает? С помощью войн, болезней, нищеты и пороков. Все это Мальтус считал как бы естественным (в сущности, божественным) наказанием человека за его греховность. В своей книге Мальтус говорил о том, что выход из этого – предусмотрительное поведение людей, поздние браки, безбрачие. Перенаселение в системе Мальтуса не только бедствие человечества, но своего рода благо, «божественный хлыст», подстегивающий ленивого от природы рабочего постоянно конкурировать с другими рабочими, заставляя его работать усердно и за низкую плату.

Предвидя будущие возражения и критику его теории, Мальтус заявлял, что он не является противником роста населения: «Враги, с которыми я борюсь, суть порок и нищета. Ради ослабления действия этих противников я предлагаю установить между населением и продовольствием такое отношение, которое не вызывало бы борьбы между ними». Это состояние экономического равновесия.

Поскольку способность человека к воспроизводству по темпам прироста значительно превосходит способность роста продовольственных ресурсов, то для сохранения равновесия «необходимо, чтобы рост численности населения постоянно задерживался». В примитивных обществах это достигается через эпидемии, голод и войны. Мальтус очень хорошо показывает, как недостаток в пище влечет за собой тысячу зол: смертность, эпидемии, преступления и особенно войну, которая «даже тогда, когда ее целью не является съедение побежденного, ведет к отнятию у побежденного его земли и производимого ею хлеба». Эти препятствия он называет позитивными, или репрессивными. Мальтус подробно останавливается на описании состояния примитивных обществ, и в этом отношении он был одним из предшественников экономической социологии, которая после него продвинулась далеко вперед.

Равновесие между народонаселением и средствами существования у цивилизованных народов может быть восстановлено более гуманными средствами, то есть препятствие репрессивное может быть заменено превентивным препятствием, состоящим в сокращении рождаемости. Мальтус пишет, что таким ограничением может быть «нравственное воздержание от брака», до тех пор, пока нет возможности содержать семью. Человек, одаренный разумом и способностью предвидения, если он понимает, что обрекает на голод и нищету свое потомство, будет сознательно сдерживать свои инстинкты, контролируя рождаемость.

По Мальтусу в современном обществе равновесие между численностью населения и производством продуктов питания достигается через изменение заработной платы.

Из этой посылки Мальтус выводит так называемый «железный закон заработной платы», говоря, что во времени роста заработной платы не происходит, она неизменно остается на низком уровне.

Оптимальна та численность населения, при которой доход на душу населения максимален. Из этой концепции оптимальной численности следует, что тенденция снижения уровня заработной платы до прожиточного минимума свидетельствует о перенаселенности. Это происходит автоматически в том смысле, что чрезмерный рост населения уменьшает заработную плату и тем самым ограничивает рост населения в следующий период времени. Напротив, рост заработной платы ведет к росту населения и тем самым ведет к росту бедности в следующий период времени. Так, обильный урожай вызывает будущий голод: «изобилие, поощряя браки, вызывает избыток в населении, потребности которого не могут быть удовлетворены данным годом». В силу понижательного давления роста населения на уровень заработной платы, ее величина определяется минимальной стоимостью средств существования работника. Но сам минимум в разных странах разный.

Очевидно, что теория прожиточного минимума заработной платы не годится для определения заработной платы в какой-либо конкретной ситуации из-за своей неоднозначности: мы не можем знать, о каком отрезке времени, и каком минимуме идет речь. Но она ставит вопрос о том, какова же настоящая природа регулирующего механизма, снижающего заработную плату. На этот вопрос необходимо иметь ответ, если мы хотим предвидеть жизненный уровень будущего.

Экономическое значение имеет не номинальная (денежная), а реальная заработная плата, определяемая ценой потребляемой пищи. Очевидно, что железный закон заработной платы отражает изменение номинальной заработной платы, тогда как реальная заработная плата, равная стоимости средств существования, остается неизменной. Поэтому бедность, говорит Мальтус, нельзя преодолеть простой раздачей денег, реальное благосостояние при этом не возрастет.

«Железный закон заработной платы» и многие другие теоретические положения Мальтуса признавал также Д. Рикардо, с которым Мальтуса связывали многолетние дружеские отношения и научная полемика, помогавшая обоим ученым вносить коррективы в свои теоретические и методологические позиции.

Следует отметить значение теории народонаселения, состоящее в том, что до Мальтуса рост населения воспринимался как положительное явление, как рост числа производителей, увеличивающих богатство народов (см. А. Смит). Мальтус первый обратил внимание общественности, что люди являются не только производителями, но и потребителями, а, следовательно, спрос представляет самостоятельную экономическую категорию, изменение спроса в результате роста населения влияет на экономику.

Теорию народонаселения Мальтуса не восприняли главным образом представители марксистской экономической теории. Но ее признавали и поддерживали многие известнейшие ученые – Д. Рикардо, Дж.С. Милль, А. Маршалл и др. Приверженность мальтусовской теории так высказывал Дж.С. Милль: «Эту великую доктрину, поначалу выдвинутую как аргумент против теорий неограниченного прогрессачеловечества, мы горячо и ревностно подхватили, придав ей противоположный смысл, как указатель на единственное средство реализации этого прогресса для обеспечения полной занятости и высокой заработной платы всего работающего населения за счет добровольного ограничения роста численности этого населения».

Каково значение исследований Мальтуса для современной науки? «Опыт о законе народонаселения», идеи и имя его автора и в настоящее время объект идеологических и политических дискуссий. От Мальтуса ведет свое начало мальтузианство - теория народонаселения, утверждающая, что все бедствия человечества должны быть приписаны перенаселению. Суть идей неомальтузианства в том, что в отсталых странах все усилия экономической модернизации следует подчинить задаче контроля над рождаемостью и принимать их следует только после успешного решения этой задачи. Однако, некоторые теории и религиозные движения отвергают любые попытки контроля рождаемости, считая этот контроль либо не эффективным без индустриализации, либо аморальным, по сути.

Более поздние исследователи часто упрекали Мальтуса в том, что он предполагал постоянство издержек воспроизводства населения, тогда как на самом деле они являются растущими. В результате в современном обществе тенденция к безудержному росту населения уступает место прямо противоположной тенденции. Увеличение средств существования и повышение жизненного уровня ведут к росту издержек на образование, воспитание, отдых, улучшение быта и т.п., что способствует снижению рождаемости и темпов роста населения. В современных богатых странах Запада естественный прирост населения в несколько раз ниже, чем в бедных странах Азии, Африки, Латинской Америки.

Но, во-первых, Мальтус не отрицал этой возможности для общества будущего. Во-вторых, для многих развивающихся стран проблема чрезмерной рождаемости сегодня так же актуальна, как во времена Мальтуса. Сегодня рождаемость в этих странах также велика как в агарных странах прошлого, а смертность столь же низка, как в современных индустриальных странах. В этих странах общество неизбежно сталкивается с выбором: либо рост их населения будет контролироваться голодом и болезнями, либо им придется прибегать к искусственному ограничению рождаемости, что противоречит их религиозным обычаям.

Что касается закона убывающего плодородия почвы, то многие экономисты сомневаются в его существовании. Технический прогресс в сельском хозяйстве позволяет значительно увеличить производство сельскохозяйственной продукции при относительном сокращении занятой в сельском хозяйстве рабочей силы. Однако нельзя не замечать и проблему исчерпания природных ресурсов, которая особенно актуальна в условиях современных масштабов производства.

Проблема социального неравенства и помощи бедным. Из теории Мальтуса следует, что рост нищеты в результате избыточного (то есть превышающего темп роста предметов потребления) роста населения социально опасен. Когда на каждого человека будет приходиться все меньше продукта, будут нарастать противоречия между людьми, классами и странами. Поэтому исключительную важность имеет вопрос, как реально помочь бедным? Поскольку Мальтус считал, что к наибольшему деторождению имеют склонность низшие слои общества, он предполагал, с одной стороны, отменить материальную помощь малоимущим, а с другой стороны, способствовать повышению их образовательного и культурного уровня.

Мальтус любил повторять, что любые попытки побороть нищету, прибегая к прямым государственным субсидиям или частной благотворительности, могут только ослабить главное ограничение роста населения – необходимость для каждого самому заботится о себе и полностью отвечать за свою непредусмотрительность.

Соответственно, он выступал против закона о помощи бедным. «Систему этих законов совершенно справедливо признавали более вредной и убыточной, чем государственный долг... Законы о бедных поощряют размножение населения, нисколько не увеличивая средств существования... Оказывая помощь бедным, они содействуют их размножению... В конечном счете, число людей, обращающихся за пособием... должно постоянно возрастать».

Никто из способных к труду не имеет «права на пропитание, если он не может прокормить себя собственным трудом... Обязанность каждого человека заботиться о своих детях... до такой степени очевидна и важна, что справедливость требует, чтобы общество было вооружено всеми возможными средствами для ее укрепления... Предложенная мера (отмена закона о бедных)... поставила бы нарождающееся поколение в меньшую зависимость от правительства и богатых людей». Эти законы были фактически отменены в 1834 г., когда было принято решение отказывать в пособии всем взрослым здоровым людям, не желавшим жить в рабочем доме, где была введена строгая дисциплина и обязательный труд.

При этом бедный человек не должен посягать на частную собственность другого человека, более богатого, так как частная собственность необходима для роста производства потребительских товаров и тем самым для улучшения его собственного положения.

Мальтус рекомендует в качестве помощи в ближайшей перспективе создание сберегательных касс, где накапливают деньги и обучают бережливости. В отдаленной перспективе общество может избежать нищеты и порока, благодаря росту среднего класса.

Поскольку, по мнению Мальтуса, социальное равенство невозможно, а разделение общества на очень богатых и очень бедных нежелательно, то основу здорового роста населения (т.е. роста населения без бедности) составляет рост производства и среднего класса. «Не чрезмерная роскошь небольшого числа людей, но умеренная роскошь между всеми классами общества составляет богатство и благоденствие народа». Только тогда, возможно, сработает такой автоматический ограничитель роста населения, как стремление человека перейти к более высокому социальному статусу, требующему роста расходов не только на потребление, но и на образование, профессиональную подготовку, отдых и т. п.

Средний класс составляет основу общества, но в обществе должны существовать также (относительно немногочисленные) бедные и богатые. Мальтус видел полезным разделение в обществе по благосостоянию (деление на богатых и бедных), считая, что низкий уровень жизни является своеобразным стимулом для улучшения благосостояния.

Мальтус категорически выступает против уравнивания доходов: «Равенство... не предоставляет достаточно сильного побуждения к труду и к победе над естественной леностью... Неизбежна бедность, к которой в самое непродолжительное время должна привести всякая система равенства... Общественное благосостояние должно вытекать из благосостояния отдельных лиц, и для достижения его каждый должен заботиться, прежде всего, о самом себе».

Представляют интерес и другие экономические проблемы, рассмотренные Т. Мальтусом – стоимость, доходы, проблема воспроизводства.

Стоимость и распределение доходов. Мальтус придерживался теории стоимости, определяемой издержками капиталиста, с вытекающей отсюда теорией распределения доходов (см. теории Смита и Сэя).

В трактовке прибыли Мальтус полагал, что прибыль создается не прибавочным трудом (как это было в теории у Смита и Рикардо), а продажей товаров выше стоимости. Причем, по формулировке Мальтуса, для ее выявления из стоимости (цены) товара следует вычесть издержки в процессе производства на труд и капитал. Прибыль только частично идет на потребление, остальная часть сберегается.

Теория воспроизводства и реализации. Важный аспект, в котором Т. Мальтус пошел дальше Д. Рикардо и других экономистов той поры, и который остался в истории экономической мысли, - это его исследование проблемы реализации совокупного общественного продукта.

В соответствии с классической экономической теорией (особенно в теории А. Смита и Д. Рикардо) ключевой проблемой в экономике считалось накопление капитала, то есть инвестирование роста производства. Возможные трудности в потреблении, то есть реализации произведенных благ, во внимание не принимались, и оценивались как частное, преходящее явление.

Взгляд Мальтуса на перспективы экономического роста полностью вытекает из его «закона народонаселения». Исходя из того, что заработная плата определяется прожиточным минимумом, Мальтус обосновывал тезис о вековой стагнации, о перманентности кризисов перепроизводства.

Мальтус критиковал теорию Сэя, согласно которой спрос всегда равен предложению. По его мнению, совокупный спрос является недостаточным для приобретения всей товарной массы по ценам, покрывающим издержки. Во-первых, равенство предложения и спроса по стоимости необязательно должно совпадать по натуральной структуре. Во-вторых, так как рабочие получают меньше, чем ценность произведенной ими продукции, «одна только покупательная способность работающих классов не в состоянии обеспечить стимулы для полного использования капитала». И, в-третьих, эта разница «не может быть возмещена спросом, предъявляемым капиталистами, так как они в силу господствующей в этих кругах этики, обрекли себя на бережливость, чтобы путем лишения себя привычных удобств и удовольствий сберегать часть своего дохода». Этот взгляд получил в дальнейшем название «доктрины недопотребления».

Мальтус писал, что богатые слои общества не всегда полностью используют свои доходы на потребление, а образовавшиеся сбережения не всегда являются отложенным спросом. «Страсть к накоплению, - писал он, - должна неизбежно привести к количеству продовольственных товаров, которые общество не в состоянии потребить». Отсюда Мальтус делает заключение о том, что недостаток спроса ставит пределы росту капитала. Нет смысла «капитализировать доход в то время, когда нет достаточного спроса на продукты…». Этот тезис об отставании спроса в результате склонности к сбережению стал впоследствии ключевым в теории Кейнса.

В этом пункте, опередив свое время, Мальтус расходится во взглядах с классической экономической наукой: «А. Смит утверждал, что капиталы увеличиваются бережливостью, что каждый экономный человек является благодетелем общества, и что увеличение богатства зависит от превышения производства над потреблением. Что эти положения в значительной мере правильны, не подлежит сомнению…. Но совершенно очевидно, что они не могут быть верными до бесконечности, что принцип сбережений, доведенный до крайности, подорвал бы стимулы к производству. Если бы каждый довольствовался самой простой пищей, самой скромной одеждой и жильем, то, очевидно, и не существовало бы никаких других видов пищи, одежды, жилья…. Видимо, то и другое – крайности. Отсюда следует, что должен существовать какой-то средний уровень…, при котором, учитывая состояние производительных сил и желание потреблять, поощрение роста богатства было бы наибольшим».

Одновременно Мальтус указывал на возможные способы увеличения спроса. Во-первых, - это более равномерное распределение доходов в обществе, так как «излишнее богатство небольшой группы не сможет быть даже приблизительным эквивалентом - относительно реального спроса – скромного богатства огромного числа людей». Во-вторых, развитие торговли, прежде всего внешней, расширяет рынки сбыта и в то же время дает возможность получать продукты по более низкой цене. И, в-третьих, потребление непроизводительных классов, то есть «чистых потребителей», способствует сбыту продукции производительных классов. Здесь Мальтус выступает против утверждения Сэя о том, что «потребление чистое и простое… ни в чем не содействует богатству страны», где речь идет, прежде всего, о земельных собственниках, «паразитическое» существование которых критиковали Смит, Сэй, а также Рикардо.

По мнению предшественников Мальтуса «непроизводительный класс» - огромные массы людей, занятых в армии, чиновники, землевладельцы, - потребляет, не участвуя в создании общественного богатства.

Мальтус в «Принципах…» выдвинул неожиданное в тот период положение о недостижимости достаточного спроса и полной реализации производимого общественного продукта без посильного и столь же необходимого участия в этом наряду с производительными классамитакже и «непроизводительных классов».

Мальтус считает, что чиновники, землевладельцы и другие непроизводительные слои общества представляют собой совокупность «третьих лиц», содействующих и созданию и реализации общественного продукта. В частности, по Мальтусу, «интересы землевладельцев отнюдь не противоречат всегда интересам остального общества – напротив, экономическое процветание зависит от процветания класса лендлордов».

Следовательно, (по Мальтусу), для обеспечения воспроизводства необходим определенный расход из прибыли и ренты на предметы роскоши и услуги непроизводительного характера, что может каким-то образом смягчить проблему перепроизводства. Это дополнительное непроизводительное потребление могут обеспечить лишь классы, не принадлежащие к капиталистам и рабочим, в первую очередь земельные собственники. Поэтому рекомендации Мальтуса в области экономической политики сводились к снижению нормы накопления и поощрению непроизводительного потребления со стороны лендлордов. И его защита высоких импортных пошлин на хлеб (в полемике о «хлебных законах», против которых выступал Рикардо), которые обеспечивали бы высокую земельную ренту, вполне гармонирует с основными заключениями его теории. Для уменьшения же накопления капитала, Мальтус предлагал увеличить налогообложение капитала, что будет поощрять потребление капиталистов.

В частной переписке по проблеме реализации Т. Мальтус и Д. Рикардо были солидарны в отношении того, чтобы уменьшить тяжесть безработицыпутем организации общественных работ, как, например, дорожного строительства. Мальтус пишет, что «тенденция к уменьшению объема производительного капитала не может являться возражением против общественных работ, требующих привлечения значительных сумм за счет налогов, так как в определенной степени это именно то, что нужно».

Заслуга Т. Мальтуса в теории воспроизводства состоит в том, что он в своих исследованиях поставил вопрос о проблеме реализации созданного продукта, вопрос, который остался за пределами внимания как А. Смита, так и Д. Рикардо. Т. Мальтус, как и Д. Рикардо, считает, что пределов для расширения производства не существует. Что касается масштабов перепроизводства, то по Мальтусу, в отличие от Рикардо возможны не только частные, но и общие кризисы. Но при этом они оба единодушны в том, что любые кризисы – это временное явление, и в этом смысле они не отвергают «закон Сэя».

Несмотря на то, что с точки зрения современной экономической теории концепция Мальтуса о возможности полной реализации (а по сути предотвращения кризисов) посредством предъявляемого спроса со стороны «третьих лиц» в действительности не позволяет достичь этого, значение ее велико. Как признавал более 100 лет спустя Дж. М. Кейнс, именно Мальтус явился для него тем автором, кто вооружил его антикризисными идеями о факторах «эффективного спроса», роли в потреблении произведенного продукта промежуточных слоев общества.

В период до середины XIX в. экономическая мысль Англии, кроме Мальтуса, была представлена Джеймсом Миллем (1773-1836), Джоном Мак-Куллохом (1789-1864), Нассау Сениором (1790-1864), Джоном Стюартом Миллем (1806-1873), который считается завершителем классической политэкономии.

Особого внимания заслуживает Нассау Уильям Сениор(1790-1864), профессор Оксфордского университета, первый глава кафедры политической экономии в оксфордском университете после ее открытия в 1825 г. В 1836 г. вышла его основная работа «Очерки политической экономии». В ней сформулирована «теория воздержания». Согласно этой теории, стоимость определяется не трудом, а издержками производства, определяемыми трудом и капиталом. Труд трактуется не как производственная деятельность, а как жертва, приносимая рабочим, теряющим покой и отдых. Аналогично трактуется и капитал. По Сениору, капитал возникает в результате жертвы капиталиста. А именно, капиталист воздерживается от непроизводительной траты своих средств в настоящее время во имя получения прибыли в будущем. Вознаграждением за эти жертвы рабочих и капиталистов и является заработная плата и прибыль. Понятие капитал он заменил термином «воздержание», считая эти понятия идентичными. «Теория воздержания» Сениора получила признание среди множества западных экономистов. Пытаясь теоретически обосновать невозможность сокращения рабочего дня, продолжительность которого составляла в то время 11,5 ч., выдвинул так называемую «теорию последнего часа». Утверждал, будто бы чистая прибыль создается лишь в течение последнего часа работы, и таким образом сокращение рабочего дня отрицательно отразится на экономике, т.к. для предпринимателей исчезнут стимулы хозяйственной деятельности.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!