Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Колба выскальзывает из рук Вагнера и, летая над Фаустом, освещает его



 

 

Он бредит чудесами.

Рой женщин раздевается в тени

Густых деревьев у лесного пруда.

Красавицы на редкость все они,

Одна же краше всех, и это чудо,

Из героинь или богинь, ногой

Болтает ясность влаги ледяной.

Вода ее прохладой обнимает,

Живое пламя стана остывает.

Однако чьи бушующие крылья

Зеркальность водной глади возмутили?

Бегут в испуге девушки. Одна

Царица плеском не устрашена

И видит с женским удовлетвореньем,

Царь-лебедь нежно льнет к ее коленям,

Он робок, но становится смелей

И все настойчивее жмется к ней.

Как вдруг туман окутывает дымом

Прелестный берег и навес ветвей

Над происшествием непостижимым.

 

 

Мефистофель

 

Откуда взял ты это, фантазер?

Так мал еще и так уже остер!

Не вижу ничего.

 

 

Гомункул

 

Ты – северянин,

И ты родился в средние века.

Твой мир попов и рыцарей – туманен,

Его окутывают облака.

Как хочешь ты свободен быть и зорок,

Когда тебе привычный сумрак дорог?

 

(Осматриваясь.)

 

Ужасно в вашем каменном мешке.

В загоне ум, и чувство в тупике.

Проснется спящий, и в одно мгновенье

С тоски умрет у вас по пробужденье.

Лес, лебеди, красавиц нагота -

Вот сон его и вот его мечта.

Как примирится он с таким жилищем?

Уживчив я, но лучшего поищем.

Умчим его.

 

 

Мефистофель

 

Хорошее решенье.

 

 

Гомункул

 

Пошли приказом воина в сраженье,

А девушку в веселый хоровод.

И дело вмиг у них на лад пойдет.

Так и у нас. Я дело приурочу

К классической Вальпургиевой ночи.

Она сегодня. Вот и найден путь

Похитить спящего и окунуть

Его в родной стихии средоточье.

 

 

Мефистофель

 

Я слышу в первый раз об этом всем.

 

 

Гомункул

 

Вполне понятно. Что за удивленье?

Вам ведом романтический фантом.

Но чтоб считаться истинною тенью,

Ей надо быть классической притом.

 

 

Мефистофель

 



Куда же предстоит нам перелет?

Меня к собратьям древним не влечет.

 

 

Гомункул

 

Северо-запад – край обетованный

Твоих всех порываний, Сатана.

У нас на этот раз иные планы,

Юго-восток – вот наша сторона.

Там по равнине, обтекая скалы,

Течет средь рощ извилистый Пеней,

А выше – горы и следы камней

Старинного и нового Фарсала.

 

 

Мефистофель

 

Оставь! Ни слова о веках борьбы!

Противны мне тираны и рабы.

Чуть жизнь переиначат по-другому,

Как снова начинают спор знакомый!

И никому не видно, что людей

Морочит тайно демон Асмодей.

Как будто бредят все освобожденьем,

А вечный спор их, говоря точней, -

Порабощенья спор с порабощеньем.

 

 

Гомункул

 

Оставь людей, их мятежи и вспышки.

Себя стараясь с детства отстоять,

Становятся мужчинами мальчишки.

Придумай, как нам спящего поднять?

Есть средство у тебя, так посоветуй,

А нет его, так предоставь мне это.

 

 

Мефистофель

 

О Брокене я мог бы дать совет,

Но на язычестве для нас запрет.

Всегда пустым народом были греки,

Будили чувственное в человеке,

Прикрашенный их вымыслами грех

Светлей и ярче северных утех.

Что ж мы предпримем?

 

 

Гомункул

 

Я прекрасно знаю,

Что если я такому шалопаю

Про фессалийских ведьм шепну словцо, -

Уже соблазн какой-то налицо.

 



 

Мефистофель

(плотоядно)

 

О фессалийских ведьмах? Любопытство

Давно к ним тянет, а не волокитство.

Отдать им жизнь, о нет, но, скажем, ночь

Для пробы, для знакомства я не прочь.

 

 

Гомункул

 

Тогда скорей пошире плащ раскинь,

Обвей себя и рыцаря мантильей,

И ткань, как прежде, заменив вам крылья,

Вас унесет в заоблачную синь.

Светя в пути, я полечу вперед.

 

 

Вагнер

 

А я?

 

 

Гомункул

 

Твой долг тебя удержит дома.

Немало у тебя своих забот.

Читай пергаментов старинных томы,

Коллекцьонируй образцы пород,

Соединяй и систематизируй

Начала главные живого мира,

Происхожденья жизни и души,

И вещества загадку разреши.

А между тем я света часть объеду,

Поставлю точку, может быть, над "i",

И это будет главная победа

За годы трудолюбия твои

И даст тебе заслуженное право

На отдых, долгий век, богатство, славу.

Ты даже знанья скопишь кое в чем

И добродетель, пополам с грехом.

Прощай!

 

 

Вагнер

(печально)

 

Тебя я с грустью отпускаю

И больше свидеться с тобой не чаю.

 

 

Мефистофель

 

Так по словам двоюродного братца

Сейчас мы вылетаем на Пеней.

 

(К зрителям.)

 

В конце концов приходится считаться

С последствиями собственных затей.

 

 

КЛАССИЧЕСКАЯ ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ Комментарии

 

Фарсальские поля. Тьма.

 

Эрихто

 

На страшный праздник этой ночи сызнова

Пришла, как прежде, я, Эрихто мрачная,

Не столь, однако, мерзкая, как подлые

Поэты лгут... Они не знают удержу

Ни в порицаньях, ни в хвалах... Белеется

Равнины даль под серыми палатками.

Ужасной ночи бредовое зрелище,

До бесконечности ты повторяешься



И будешь повторяться вновь... Владычества

Тот не уступит никогда сопернику,

Кто крепок властью, силою захваченной,

И кто собой не в состоянье властвовать,

Тот властвовать желает над соседями.

Тут был когда-то дан пример побоищем,

Как сильный налетает на сильнейшего,

Как рвутся лепестки цветущей вольности

И жесткий лавр венчает лоб властителя.

Помпеи Великий вспоминал здесь славные

Года могущества, а Цезарь взвешивал

Надежды на успех в борьбе с соперником.

Хоть знает мир, кто вышел победителем,

Их спор возобновится ночью нынешней.

 

Бивачные костры, пары кровавые

И вкруг огней причудливые зарева.

Фалангой эллинской преданья строятся.

Мелькают на свету, в дыму теряются

Дней баснословных сказочные образы.

Неполный, ясный месяц подымается

И ослабляет синий отблеск пламени,

Сгоняя с поля прочь палаток призраки.

 

Что надо мной за метеор светящийся

И тело рядом с ним шарообразное?

Я чую жизнь. Но подходить не следует

К живому мне, я для живого гибельна.

Нет пользы мне в живом, одно бесславие.

Шар опустился. Уберусь-ка вовремя.

 

(Удаляется.)

 

Воздухоплаватели в вышине.

 

Гомункул

 

Облетим еще раз с края

Место страшного сраженья.

Поле битвы, оживая,

Наполняют привиденья.

 

 

Мефистофель

 

Я в оконной амбразуре

К рожам севера привык,

Так при виде здешних фурий

Не могу я стать в тупик.

 

 

Гомункул

 

Вот одна из их орясин

Быстро прочь от нас идет.

 

 

Мефистофель

 

О бедняжка, так ужасен

Ей, наверно, наш прилет.

 

 

Гомункул

 

Опусти на эту землю

Рыцаря, и тотчас он,

Шумам этой почвы внемля,

Будет ею воскрешен.

 

 

Фауст

(дотронувшись до земли)

 

О, где она?

 

 

Гомункул

 

Не знаем сами.

Но расспроси между кострами,

Пока не наступил рассвет.

Кто к Матерям дерзнул забраться,

Тому уж нечего бояться

И трудностей на свете нет.

 

 

Мефистофель

 

И я участие приму.

Поищем приключений в стане

И разбредемся по поляне

Во все концы по одному.

А ты б нам, малый, к сбору дал

Своею колбою сигнал.

 

 

Гомункул

 

Вот будет что моим призывом.

Стекло сильно звенит и светится.

В путь! К новым чудесам и дивам.

 

 

Фауст

(один)

 

О, где она? Доведываться рано.

Пусть шла она не этою поляной,

Пускай не эта именно река

Шумела ей волной из тростника,

Пускай! Но этот воздух несказанный

Ей множил звук родного языка!

Здесь Греция, и я в ее краю!

Я эту почву ощутил мгновенно

Сквозь тяжкий сон, мне сковывавший члены,

И, встав с земли, я, как Антей, стою.

Пусть ждут там чудища и исполины,

Пойду на розыски к кострам равнины.

 

(Удаляется.)

 

У ВЕРХНЕГО ПЕНЕЯ

 

Мефистофель

(останавливаясь)

 

На группы у огней смотреть мне тяжко:

Нет ни рубашки ни на ком, ни лифа.

Все голы, все наружу, нараспашку,

Бесстыдны сфинксы, непристойны грифы.

То спереди, то сзади, без прикрас

Хвосты и крылья тычут напоказ.

По сути, правда, и у нас стыда нет,

Но древность лишней жизненностью ранит.

По моде скрыть бы выпуклость фигур!

Все это откровенно чересчур.

Народишко! Польщу им тем не мене,

Как подобает гостю. Честь отдам

Прекрасным дамам, выкажу почтенье

Премудрым стариканам-гривачам.

 

 

Гриф

(гнусаво)

 

Не гривачам, а грифам! Очень странно

Нам удружил, зачислив в стариканы!

Звучанием корней живут слова.

В них слышны грамматические свойства.

«Грусть», «грыжа», «гроб» приводят нас

в расстройство.

Мы не желаем этого родства.

 

 

Мефистофель

 

К чему вдаваться в дебри лексикона?

Грабеж – прямое существо грифона.

 

 

Гриф

(тем же тоном)

 

Конечно! Кто хватает, тот и хват.

Хватай именья, девушек, короны,

И золото хватай, и ты – богат.

Судьба к хватающему благосклонна.

 

 

Муравьи

(огромного роста)

 

Вы – «золото», сказали? Целый клад

Скопили мы и заперли в ущелье,

Но аримаспы это подглядели,

Украли и над нами же трунят.

 

 

Грифы

 

Мы им покажем, жуликам пропащим!

 

 

Аримаспы

 

Но не сегодня. Нынче торжество.

А за ночь остальное мы растащим

И в этот раз добьемся своего.

 

 

Мефистофель

(усевшись между сфинксами)

 

По мере сил я к месту привыкаю

И даже ваши мысли понимаю.

 

 

Сфинкс

 

Мы выдыхаем звуки грез едва,

А вы их превращаете в слова.

Но назовись, чтоб мы тебя узнали.

 

 

Мефистофель

 

Мне имена различные давали.

Скажите, между прочим, с нами рядом

Нет путешественников англичан?

Они так любят изученье стран,

К полям сражений ездят, к водопадам.

Им подошел бы вид таких полян.

Мне также псевдоним был ими дан.

Они меня назвали в старой пьесе

«The old Iniquity» с обычной спесью.

 

 

Сфинкс

 

Но почему?

 

 

Мефистофель

 

Мне это невдомек.

 

 

Сфинкс

 

Ты сведущ в звездах? Ты б прочесть не мог,

Что в их расположении таится?

 

 

Мефистофель

(подняв глаза к небу)

 

Звезда сменяет на небе звезду,

Свет молодого месяца струится.

Я славный у тебя приют найду,

Согрей меня своею шкурой львицы.

Зачем нам уноситься в звездный Край?

Шараду иль загадку мне задай.

 

 

Сфинкс

 

Ты можешь сам задать ее успешно.

Ведь, собственно, ты – парадокс сплошной.

Ты это то, в чем с силою одной

Нуждаются и праведный и грешный:

Один, чтоб злу всегда сопротивляться,

Другой, чтоб злу всецело подпадать.

Все для того, чтоб Зевсу повод дать

Премило над обоими смеяться.

 

 

Первый гриф

(гнусаво)

 

Мне мерзок он!

 

 

Второй гриф

(еще более в нос)

 

И мне не по нутру.

 

 

Оба

 

Мерзавец здесь совсем не ко двору.

 

 

Мефистофель

(грубо)

 

Как ты – когтями, если не сильнее,

Царапаться ногтями я умею.

Попробуй-ка!

 

 

Сфинкс

(с женской лаской)

 

Ты можешь здесь остаться,

Тебя потянет самого домой.

Там край родной, свои и домочадцы,

А здесь, мне кажется, ты сам не свой.

 

 

Мефистофель

 

Ты привлекаешь верхней половиной!

Но ужасаешь нижнею, звериной!

 

 

Сфинкс

 

Лап наших испугался? Поделом!

Попался, старый? Так тебе и надо.

У львицы в лапах на себя досадуй,

Что ты без лап, с копытом, да и хром.

 

 


Просмотров 284

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!