Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Внутренняя система управления



С рождения до трех лет мальчик весь — чувство. Голод младенца или ушибленный пальчик ползунка ощущаются им во всем теле, и все тело кричит о боли. В следующий момент он может весь залиться смехом от радости, что видит лицо матери. Малыш отдается эмоциям, не забо­тясь о последствиях: он бьет, не раздумывая, и потом так удивляется полученному эффекту, как будто его рука двигалась сама собой. Он редко направляет свою энергию на кого-нибудь конкретно по глубоким личностным мо­тивам. У него нет необходимости анализировать свои чувства и реакции при помощи разума. В силу своего воз­раста он и не может сделать этот. Его чувства просто надо признавать, его поведением нужно управлять в фор­мах, соответствующих возрасту. Мы дадим на этот счет кое-какие рекомендации далее в этой главе, в разделе «Ограды».

В возрасте от четырех до семи лет чувства становятся более специфичными, связанными с конкретными собы­тиями. Гнев может означать: «Это для меня очень важ­но». Слезы могут значить: «Я хочу сделать больше, чем могу». Печаль говорит: «Я не хочу, чтобы ты уходила». В ярости звучит: «Мне нужно, чтобы меня защитили от себя самого».

От домашней обстановки зависит эффективность внут­ренней системы управления мальчика. То, какие чувства родители разрешают проявлять, а какие они сознатель­но или неосознанно отвергают, формирует его чемодан эмоций. Вначале система внутреннего управления Кен­ии работала нормально. Когда он сердился на мать, он го­ворил ей, что он сердится. Его чемодан эмоций в ту пору выглядел так.

 

 

Когда Кении стал немного старше, его гнев начал вызывать неудовольствие матери. Ее слова «На самом деле ты так не думаешь» злили его еще больше, поэто­му мать отправляла его в другую комнату «подумать». Со временем Кении понял, что, если хочет поиграть в свое удовольствие, он должен сделать вид, что не сер­дится. Он заметил, что на мать действует его плохое настроение, и он научился демонстрировать уныние всякий раз, когда был зол. Гнев обычно является си­гналом того, что что-то делается неправильно, но, по­скольку гнев Кении находился за пределами чемодана эмоций его матери, он потерял этот ключевой элемент своей внутренней системы управления. Теперь, если что-нибудь было Кении не по душе, он погружался в уныние, а мать утешала его. Но он не мог осознать необходимос­ти каких-то изменений. Его чемодан эмоций стал сов­местимым с чемоданом эмоций матери и выглядел те­перь так.



 

 

Нарисуйте чемодан эмоций для вашего сына. Напи­шите внутри прямоугольника те его чувства, которые вас устраивают. А те проявления чувств, которые вам не нра­вятся, запишите снаружи прямоугольника.

Часто мы сами не осознаем, как наша внутренняя при­рода, т. е. наша собственная внутренняя система управ­ления, наш чемодан эмоций, воздействует на наших сы­новей. Определенный жизненный опыт оставил в нас свои следы и раны, и мы бываем не в состоянии понять своих мальчиков и взаимодействовать с ними так, чтобы спо­собствовать их нормальному развитию. Боб, психотера­певт и наш хороший друг, рассказал, что его мать делала для него все возможное и старалась быть самой хорошей матерью, в ее понимании.

Результатом такой сверхзаботливости, однако, стала неспособность Боба отстаивать свои убеждения, неуверенность в своих силах, неумение выбрать себе подругу жизни и поразительное ощущение собственной непригодности. Как оказалось, сын унасле­довал от матери ее неосознанный страх перед миром и низкую самооценку.



Отваживаясь воспитывать сына, мы прежде всего дол­жны хорошо разобраться в собственной сущности, своей внутренней природе. В весьма полезной книге «Внутрен­няя работа» известный писатель и психоаналитик шко­лы Юнга Роберт А. Джонсон пишет: «Каждый человек должен прожить внутреннюю жизнь в той или иной фор­ме. Сознательно или неосознанно, добровольно или по принуждению, но внутренний мир заявляет на нас свои права и взыскивает с нас свою дань. Если мы вступаем в эту область сознательно, то это выражается в нашей внут­ренней работе: наших молитвах, медитациях, осмысле­нии снов, в обрядах и активном воображении. Если мы пытаемся игнорировать свой внутренний мир, как дела­ет большинство, бессознательное находит себе дорогу в нашу жизнь через патологии: психосоматические заболе­вания, компульсивные побуждения, депрессии, невро­зы». Мы могли бы добавить, что наша неосознанная воля находит себе дорогу в нашу жизнь через наших сыновей, потому что очень часто они «совершают» за нас то, что мы игнорировали или не осознавали внутри себя. Чем больше мы будем открываться, говоря о своих душевных травмах, потерях, чувствах, радостях и успехах, тем боль­ше вероятность, что наши сыновья смогут вырасти пол­ноценными, любящими человеческими существами.

Ограды

Мальчикэто не маленький взрослый.Наиболее рас­пространенная ошибка, которую совершают родители в отношении детей с младенческого возраста до семи лет, это когда они обращаются с детьми как с крошечными взрослыми. Как только мальчик научится говорить, ему начинают объяснять, почему ему можно или нельзя что-нибудь делать, предоставляют возможность выбора, ло­гически убеждают вести себя по-другому и ошарашива­ют рациональными доводами, связанными со временем и пространством. Маленький ребенок воспринимает вре­мя и пространство совсем не так, как взрослые. Именно поэтому четырехлетний малыш проводит так много вре­мени за чисткой зубов: он наслаждается замечательным ощущением воды, бегущей сквозь пальцы. И именно по­этому ему так трудно понять, когда же папа наконец при­дет с работы: два часа кажутся ему такими же долгими, как и два дня. Сказав ему, что «для этого нужно столько же времени, как доехать до бабушкиного дома», можно вызвать приступ бурных слез, потому что получасовая поездка до бабушкиного дома может казаться ему такой долгой, что ее невозможно вынести. Для того чтобы вре­мя проходило для ребенка быстрее, лучше занять его иг­рой, книжкой, домашними делами, нежели пытаться объяснить ему, через сколько времени папа наконец вой­дет в двери.



Мальчик нуждается в руководстве, а не в возможно­сти выбирать.Всем нам знакома такая сцена: мама на кухне, трехлетний сын рядом играет с глиной. Она спраши­вает малыша: «Что ты хочешь — сухой завтрак или ола­дьи? Какой сухой завтрак — "Ваше здоровье", кукуруз­ные хлопья, геркулес или гранулы? Что тебе дать к ним: йогурт, молоко или пополам? Чем подсластить — медом или сахаром? Ты будешь белый сахар или темный?» — и так далее, и так далее. Вальдорфский педагог и всемир­но известный лектор Евгений Шварц утверждает, что «ребенок, которому не хватает живого примера взросло­го, уверенного в себе и способного направлять ребенка, в дальнейшей жизни будет вынужден вести суровую борьбу, чтобы достичь внутренней уверенности и способ­ности пользоваться внутренней системой руководства... ребенок, которому предоставляют слишком широкие возможности выбора, превращается во взрослого, испы­тывающего большие затруднения при необходимости принять решение».

Жизнь мальчика первых семи лет зависит от того, су­меют ли родители обеспечить ему пространство для рос­та и развития, установить режим дня и создать определенные ритуалы, которые придадут отличительную форму и надежное постоянство его существованию. Для мальчика очень важно знать, что каждое утро после того, как он проснется, он примет вместе с папой душ, что одежда будет лежать рядом с ним, что он оденется и все члены; семьи будут завтракать вместе, держась за руки и говоря спасибо за еду, что он должен отнести свою плошку для каши на кухню, как только закончит есть, что он сначала почистит зубы и вымоет руки, а потом будет играть.

Этот простой распорядок устанавливают и поддержи­вают родители. И вот мы берем сына за руку и говорим; «теперь пора принять ванну» — и ведем его с собой в ванную. Или: «Пора убирать игрушки. Эти кубики как потерявшиеся автомобили. Давай поищем для них гараж (коробку, в которую их надо сложить)». Твердо установленный распорядок дел позволяет свести к минимуму ту борьбу, которую обычно приходится вести, добиваясь от ребенка выполнения таких дел, как одевание, чистка зу­бов и собирание игрушек, нужно только быть рядом, что­бы помочь малышу. В этом возрасте ребенок гордится, подражая нам в любом деле. Однако очень важно не ожи­дать от ребенка, что он по собственному почину сделает то, о чем его просят. Это — возраст повторений, ребенку не­обходимо настойчиво и терпеливо все показывать снова и снова, прежде чем он сможет соблюдать установленный распорядок по своей собственной инициативе.

Маленькому мальчику нужны кирпичные стены. Мальчику с рождения до 4-5 лет, в зависимости от ин­дивидуальных особенностей, необходимы кирпичные стены, которые только и могут обеспечить его физиче­скую и эмоциональную безопасность. Маленькие маль­чики надеются, что родители сами упорядочат их жизнь, и поэтому они могут свободно следовать за своим инстин­ктом Христофора Колумба, с естественной энергией и от­сутствием внутренних запретов. Им не следует разре­шать играть на улице, вблизи открытых водоемов и ря­дом с кухонной плитой. Это абсолютные запреты, и здесь не может быть места для дискуссии. До пяти лет мальчи­кам лучше всего играть в большом огороженном дворе с надежно запертыми воротами. В нашей части страны, где распространены передние дворы, наш сын знает, что иг­рать на переднем дворе, когда там нет взрослых, нельзя.

Ему почти шесть лет, но он все еще живет по этому не­зыблемому правилу, хотя другие ограничения уже немно­го смягчены. Ему разрешено переходить улицу со своим девятилетним другом Сином. Он участвует в приготов­лении пищи на кухонной плите, конечно под нашим над­зором. Ему уже начинает хватать простых плетней, на что указывает его готовность взять на себя обязанность кор­мить кошку и накрывать стол к обеду. Он еще часто забывает об этом, но обычно сразу же делает, если ему на­помнить.

Последствия должны соответствовать ситуации и ха­рактеру мальчика.Ничто в мире не остается непотроганным, непопробованным и нераскрытым. Это означает, что хрустальная ваза прабабушки испички для камина дол­жны быть убраны из пределов досягаемости. «Да! Я шлеп­нула его по руке, — говорит обезумевшая мать, которая не может справиться с двухлетним сыном. — Он должен понимать, что не имеет права трогать мои вещи!» Беда здесь в том, что сын испытывает лишь изумление и оби­ду оттого, что мать его стукнула. Боль в пальцах не имеет для него никакого отношения к красивым блестящим ве­щицам, которыми он забавлялся. Никакие суровые слова, объяснения, шлепанье по рукам не помогут, лучше про­сто убрать бьющиеся или опасные предметы, чтобы он не мог до них дотянуться, пока не подрастет настолько, что сможет обращаться с ними достаточно осторожно или будет понимать, что этим можно любоваться, но нельзя трогать. Павлов доказал, что мы можем при помощи по­ощрений и наказаний научить животное делать то, что нам нужно. Мы можем добиться этого и с нашими сыно­вьями, но лишь если заплатим за это их и своим эмоцио­нальным благополучием. Его миссия — исследовать, а мы лишь проводники, которые обязаны сделать его экспеди­ции спокойными и максимально безопасными.

Мы оставили вам место, чтобы вы могли проанализи­ровать те ограды, которые установили для своего сына. Подумайте о трех областях деятельности, где ему нужны ограничения. Выберите ограду, которая соответствует возрасту мальчика и потребностям данного этапа его раз­вития. Напишите, как вы можете установить границы, чтобы он был в безопасности и в то же время держался на оптимальном уровне своих навыков, чтобы не требо­вать от ребенка слишком многого, что находится за пре­делами его возможностей.

Важно заметить, что если установленные вами ограды не помогают, то, возможно, они слишком тесные или слиш­ком слабые, слишком маленькие или слишком большие. Отрегулируйте их, поискав модель, подходящую для вас ивашего сына. Он будет постоянно расти, и ему будет не­обходимо все больше пространства для прогулок. Час­тый анализ того, как соответствуют друг другу потребно­сти его развития и прочность установленных вами оград, будет способствовать развитию и росту мальчика и сбе­режет вам здоровье. •

Сексуальность

Родителям нужно четко определить свои собственные ценности в сфере интимных отношений.Что нас так силь­но пугает в сексуальности наших мальчиков? Стоит упо­мянуть эту тему в любой группе родителей, как мы начи­наем корчиться на своих местах, тяжко вздыхать, зака­тывать глаза и глупо гримасничать. Ответ кроется в том, что мало кому из нас удалось избежать чувства вины и смущения, если мы взрослели в Америке. Трудно отде­лить сексуальность сыновей от своей собственной; и, ко­нечно, мы хотим как-то уберечь их от унижения, наси­лия и чувства вины, которые нам самим пришлось пере­жить.

Секс в нашей культуре слишком часто связан с наси­лием, которое и смущает, и пугает. Нередко рекламные щиты, песенная лирика, объявления в журналах, телеви­дение и кино преподносят секс как способ быть «холод­ным», сильным, любимым и удачливым. Слова и картин­ки говорят: «Делай так. Делай так. Делай так». Церковь, некоторые учителя и большинство родителей говорят: «Не делай так. Не делай так. Не делай так!» Как же нам среди таких двусмысленных культурных ценностей вос­питать сыновей здоровыми и способными взять на себя ответственность в интимных отношениях?

Эпидемия СПИДа сделала предметом открытых об­суждений все аспекты сексуальности. Возможно, ее по­ложительные последствия именно в том, что теперь мы можем более свободно говорить о своих страхах, потреб­ностях, желаниях, предрассудках, мечтах и привязанно­стях. СПИД дал родителям повод откровенно беседовать с детьми о половых отношениях.

Начиная разговор о сексуальности сына, поговорите сначала со своим партнером по его воспитанию. Очень полезно попытаться вдвоем ответить на эти важные во­просы:

Что мы думаем о своих собственных интимных отношени­ях и что мы чувствуем по этому поводу?

Каковы наши собственные ценности в этом?

Что мы думаем насчет мастурбации?

Как мы беседуем с мальчиком о сексе?

Кто должен разговаривать с ним — мать или отец?

Когда мы будем с ним говорить на эту тему?

Что мы думаем о сексуальных играх, в которые наш ребе­нок играет с другими детьми?

Что мы будем делать, если это случится?

Как нам защитить своего мальчика от сексуального наси­лия и посягательств?

Интимные отношения между родителями могут рас­сказать сыну гораздо больше, нежели любые слова. Ос­нова здоровой сексуальности мальчика лежит в том, как его родители относятся друг к другу, как они общаются, находят ли время для бесед, проявляют ли интерес к чув­ствам друг друга, уважают ли потребности партнера, как распределяют домашние обязанности, с вниманием ли относятся к представлениям и взглядам друг друга, сме­ются ли вместе и обсуждают ли совместно семейные пла­ны. Начинать заботиться о сексуальности своего мальчи­ка нужно еще до его рождения или же прямо сейчас.

Наши сыновья — существа сексуальные с самого мо­мента своего рождения. Младенец получает чувствен­ное наслаждение, когда сосет, когда его держат на руках, когда нежные руки подкладывают сухую пеленку, когда его щекочут, когда он ощущает тепло в пеленках после мочеиспускания. Родителям также доставляет удоволь­ствие это нежное, теплое, маленькое свернувшееся кала­чиком существо. Прикасаясь к ребенку, мы учим его люб­ви и привязанности, готовим к будущим сексуальным отношениям. Хорошо известные авторы и сексопедагоги доктор философии Сол Гордон и магистр социального обеспечения Юдифь Гордон в своей замечательной кни­ге «Консервативное воспитание ребенка при сексуаль­ной вседозволенности в мире» утверждают, что наши ин­тимные чувства и установки формируются в возрасте до пяти лет. То, как маленький мальчик ощущает свое тело, потом окажет положительное или отрицательное влия­ние на его половое развитие. Например, приучение к оп­рятности, если оно начато слишком рано или проводит­ся слишком решительно, может вызвать чувство вины, привести к неуверенности в себе, к стыду за свое тело, к сомнению в своей способности себя контролировать. Мальчик научится гордиться своим телом, а не стыдить­ся его, если родители будут следовать за ним, с готовнос­тью отвечая на его вопросы, связанные со взаимоотноше­ниями полов, и удовлетворяя его естественное любопыт­ство простыми и понятными по возрасту пояснениями.

Поскольку в первые семь лет жизни мальчики быва­ют телесно ориентированы, их, вероятно, не очень-то простые вопросы о сексе требуют самых простых ответов. Однако нужно обязательно сначала выяснить, что имен­но ребенок хочет знать, и отвечать на это, пользуясь толь­ко корректной терминологией. Когда мальчик в возрас­те 3-4 лет спрашивает, как малыш попал внутрь своей мамы, наш ответ должен быть совсем не таким, каким он может быть для ребенка 6-7 лет. Необходимо отвечать ребенку любого возраста возможно более прямо. Супру­ги Гордон убеждают нас, что «у родителей гораздо мень­ше шансов "ошибиться", отвечая на вопросы ребенка с чуть большей точностью, чем он, на их взгляд, может по­нять, чем если они недооценят его возможности». Трех­летнему малышу можно, например, сказать: «Папа вкла­дывает клетку сперматозоида в тело мамы, и там эта клет­ка встречается с яичком. После встречи сперматозоида с яичком начинает расти ребеночек». Семилетка может потребовать от нас более подробную информацию, на­пример: «Папа при помощи пениса вкладывет спермато­зоид в мамино влагалище. Сперматозоид внутри мамы движется навстречу яичку, а когда они встречаются, у ма­мы в матке начинает расти ребеночек».

Как мы видели, тело — это то средство, при помо­щи которого мальчик познает мир, и поскольку его те­ло — часть этого мира, оно тоже подвергается тщатель­ному исследованию. Матерей нередко расстраивает то, что сыновья постоянно тянут себя за пенис или гладят его.

Особенно в ванне. Я боюсь, что он его совсем оторвет! А вчера, когда пришла в гости тетя Мэри, мне было так не­ловко, потому что Джефф не мог удержать свои руки и по­стоянно залезал в штаны. Это нормально? Мне не хочется стыдить его, чтобы он стеснялся своего тела, но я не знаю, как с этим справиться. Значит ли такое раннее увлечение, что он гиперсексуален?

Сюзанна, мама двухлетнего Джеффа

Интимность — важный аспект сексуального развития. Ранний интерес маленького мальчика к своему телу или телам других людей абсолютно нормален. Ему приятно тянуть, дергать, гладить свой пенис и мошонку, он испы­тывает при этом удовольствие и успокоение. Если мы от­несемся к этому спокойно, как к нормальному поведению, а не как к поводу для беспокойства и тревоги, то гораздо менее вероятно, что наш сын станет тем, чего мы так боимся, — онанистом, извращенцем, гиперсексуальным. Лучше всего при этом показать мальчику, что мы знаем, как ему приятно трогать свой пенис, что это нормально для него, но что делать это он должен наедине с собой — в постели, у себя в комнате, а не на глазах у тети Мэри или своих друзей. Супруги Гордон убеждают нас, что «мас­турбация — нормальное сексуальное поведение для всех людей, независимо от возраста и социального положения: для детей, подростков, молодежи, людей средних лет, по­жилых, состоящих в браке и одиноких».

Если мы расскажем ребенку об «интимных частях те­ла» и научим его соблюдать интимность в некоторых воп­росах, то это потом поможет нам, когда мы столкнемся с неизбежными сексуальными исследованиями, которые сын будет проводить со своими друзьями. Редкому роди­телю не пришлось натолкнуться на игру в «доктора» или в «я покажу тебе свое, если ты покажешь мне твое». По­лезные рекомендации дает на этот случай эксперт по ра­боте с детьми Эда Лежан в своей книге «Если ваш ребе­нок сводит вас с ума»: «Я знаю, что ты хочешь изучить свое тело, но ты же знаешь, что, когда взрослые ходят в гости друг к другу, они никогда не раздеваются там дого­ла». Покажите сыну, что вам понятен его интерес, что вы с радостью ответите на любые его вопросы, но раздевать­ся нужно в одиночестве, это позволит вам сделать такое правило незыблемым и создаст условия для разговора о сексуальных проблемах, которые его занимают.

Ж: Если маленький мальчик начинает требовать права на интимность, мы должны понять, что он шагнул на следующую ступеньку своего сек­суального развития. Когда нашему сыну было четыре го­да, однажды он попросил меня, чтобы я не смотрела, как он раздевается перед сном, и после этого стал отказывать­ся от моей помощи в ванной. Он стал себя чувствовать неуютно голым передо мной. Первым моим чувством было ощущение отверженности, я подумала: «Эх! Я тебя под­мывала и подтирала. Я знаю каждый сантиметр твоего тела. Что значит, не смотри на меня?» Но это был важ­ный сигнал того, что у него развивается ощущение себя самого, личности, отдельной от меня, которая сама в состоя­нии позаботиться о собственном теле. Мое уважительное отношение к его просьбе показало ему, что я считаюсь с его потребностями, что он для меня небезразличен, что это нормально, если он, почувствовав потребность, решил­ся высказать мне то, что ему хочется. Благодаря этому он научится уважать себя самого, свои собственные потреб­ности, желания и предпочтения своего будущего партне­ра. А это имеет огромное значение для развития здоровой сексуальности.

Положительный настрой

Мальчик и его плохое поведение— две разные вещи. Необходимо проводить в своем сознании четкое разли­чие между сыном и его плохим поведением. Лежан ут­верждает в отношении детей этой возрастной группы: «Дети не бывают плохими. Они просто маленькие». За непослушанием наших сыновей кроется жажда позна­ния, желание исследовать мир самому, получать все све­дения из первых рук, и очень важно услышать этот поло­жительный настрой (о том, как слушать положительный настрой своего ребенка, смотрите в главе 7). Большин­ство из нас забыли, каким соблазнительным и волную­щим может быть любой новый опыт, и мы слишком мно­гое принимаем на веру. Сын же готов останавливаться буквально на каждом шагу, чтобы понюхать розы, траву, камни, гусениц и все, что попадается на его пути, он использует любую возможность для познания мира. Види­мое непослушание — это часто всего лишь способ сказать нам: «Я живой! Я хочу знать! Мне нужна помощь!»

Обращая внимание наплохое поведение, вы егозак­репляете. Лучше всего игнорировать плохое поведение. Грубые выражения и «грязные» слова — хороший тому пример. Если нам приходит в голову помыть ему рот с мылом в буквальном или фигуральном смысле, мы уде­ляем ненужное внимание пока еще бессмысленному для него выражению и наделяем его смыслом. Теперь он зна­ет, как привлечь к себе наше внимание и как управлять нашим поведением. Именно таков, возможно, и был по­ложительный настрой этого высказывания — мальчику нужно наше внимание или оно для него важно. За исполь­зованием вульгарных слов может быть и такой положи­тельный настрой: мальчик просит нашей помощи, чтобы восстановить недостающие звенья своего сексуального образования. Это может послужить прекрасным началом беседы о сексе, которую мы до сих пор откладывали. Преж­де чем отреагировать на плохое поведение, угрожая по­следствиями, о которых мы сами потом будем сожалеть, нужно постараться услышать положительный настрой и ответить ребенку в той же тональности.

Ниже даны действия и утверждения, характерные для мальчиков в возрасте до семи лет. Прежде чем прочитать наши предположения о лежащем в их основе положитель­ном настрое, поразмышляйте на этот счет сами.

Младенцы

(с рождения до первых шагов)

Поведение:Кричит, как только вы кладете его в кро­ватку или сажаете в манеж. Кажется, все в порядке (ре­бенок сухой, сытый, выспавшийся и т. д.).

Положительный настрой: Чтобы я развивался, меня надо носить на руках повсюду, я хочу участвовать в этой твоей увлекательной повседневной жизни. Мне нужен кон­такт с тобой. Ты необходима для моего благополучия.

Поведение:Отказывается лежать или стоять спокой­но, пока ему меняют подгузники.

Положительный настрой: У меня нет времени на эти глупости. В мире еще столько интересного, которое толь­ко и ждет, пока я до него доберусь!

Малыши

(от первых шагов до четырех лет)

Поведение:Берет чистое сложенное белье после стир­ки из корзины, тащит его по кухонному полу и запихива­ет в сушильный барабан.

Положительный настрой: Я хочу быть похожим на тебя. Я хочу тебе помогать.

Высказывание:«Нет!» — в ответ на любую просьбу.

Положительный настрой: Я учусь быть личностью.

Маленькие мальчики (с четырех лет до семи)

Поведение:Мочится на заднем дворе, вместо того что­бы пойти в дом и воспользоваться туалетом.

Положительный настрой: Игра так важна, что ее сейчас никак нельзя прервать.

Утверждение:«Я ненавижу свою сестренку Катю. Я хо­тел бы, чтобы она никогда не приходила и не жила с нами».

Положительный настрой; Мне тоже нужна твоя любовъ. Я не уверен, что по-прежнему нужен тебе. Кому я нужен в этой семье?

Начинаем действовать

Воспитание детей — дело утомительное и неблагодарное, порой усилия, которые нужно предпринять, чтобы обратиться к другим людям или создать новые семейные обы­чаи, кажутся невыносимо трудными, если не невозмож­ными. Испуганное выражение, которое пробегает по лицам родителей, когда мы предлагаем им выключить телевизор или ограничить его использование, было бы смешно, если бы не отражало подлинно панический страх при мысли расстаться с тем, что стало для многих семей единственной живой нитью, связывающей членов семьи друг с другом. После того как проходит первый испуг, возникает вопрос: «А что же мы будем делать?» Ниже мы дадим некоторые рекомендации. По мере того как вы будете их реализовывать, у вас появятся собствен­ные идеи, обилие которых поразит вас самих. Мы сове­туем вам взять снова в свои руки контроль над временем и занятиями семьи и изучать наши рекомендации всем вместе.

Постигайте искусство придумывания историй.На протяжении всей истории общества умение рассказывать всегда высоко ценилось, а хороший рассказчик повсюду был желанным гостем. Тщательно отобранные сюжеты и сказки использовались для обучения детей культурным нормам и ценностям, для посвящения их в мифологичес­кие и духовные традиции общества, по которым жил на­род. Предания использовались для того, чтобы отметить и сохранить в памяти важные события, восславить побе­ды, для развлечения и забавы, а также для того, чтобы подвигнуть людей к действиям.

Для начала прочтите книгу Кристины Элисон «Я рас­скажу тебе сказку, я спою тебе песню»1. Это прекрасный путеводитель по волшебным сказкам, басням, песням и стихам, которые мы все когда-то слышали в детстве, но, несомненно, несколько подзабыли. Это будет как раз тем импульсом, который необходим для начала. Затем, что­бы усовершенствовать свои навыки и узнать новые истории, вы можете присоединиться к клубу рассказчиков или основать свой собственный. Даже самые маленькие дети могут участвовать в этом увлекательном занятии, а не только зачарованно слушать. Попробуйте найти и другие книги на эту тему.

 

1 «I ll Tell You a Story, I ll Sing You a Song» by Christine Allison.

Учитесь игратьвместе. Книга Фрэнсис Мур Лаппе «Что делать после того, как выключен телевизор?»1 пред­лагает столько идей семейных развлечений, что их хва­тит не на одно детство. У вас быстро появятся свои лю­бимые игры, и вы будете играть в них снова и снова всей семьей.

Читайте вместевслух. Всем давно известно, насколь­ко важно, начиная примерно с шести месяцев, регулярно читать детям вслух. Радость и волнение, вызванные пе­реживаниями в произведениях «большой» литературы, воспламеняют воображение даже самых маленьких. Если ребенку читают книги, у него развивается внимание, спо­собность к сосредоточению и привычка слушать, совер­шенствуются речевые навыки. Кроме того, нельзя даже вообразить лучший способ сближения семьи: обнявшись, наслаждаться вместе хорошим чтением.

Сотворите вместе музыку.Все дети от природы му­зыкальны, и даже самые маленькие любят петь и отби­вать простые ритмы. Начинать можно с ударных инстру­ментов, которые легко изготовить из подручного матери­ала. Это могут быть, например, простенькие барабаны из коробок от геркулеса, соединенные вместе палочки, лож­ки, колокольчики итрещотки, сделанные из трубок от туалетной бумаги, наполненных зерном или бобами. Вы можете организовать семейный оркестр, который как-нибудь вечерком даст концерт для всей округи. Изготов­ление простейших музыкальных инструментов описано во многих книгах. Но вы можете попробовать изобрести свою собственную «семейную» конструкцию.

Создайте семейный шедевр. Кто знает, может быть, под рубашонкой и джинсами вашего малыша скрывают­ся таланты Пикассо или Ренуара? Он сделал великолеп­ную картину из своего шоколадного пудинга, не так ли? Лучший способ развить скрытые таланты — это присое­диниться всей семьей к радости общения с глиной, крас­ками, папье-маше, начать ткать простые вещи, шить или вязать. Многие великие хирурги обретали ловкость и гибкость пальцев, подгоняя себе костюмы, великий фут­болист прошлого Рози Гриер любил потыкать иголкой, а вязание вообще было изобретено в давние времена мо­ряками.

 

1 «What to Do After You Turn Off the TV? by Frances Moore Lappe.

 

Глава 9 Возраст

Тома Сойера:

С восьми до двенадцати

Я слышу и забываю, Я вижу и помню долго, Я делаю и — понимаю.

Древняя китайская пословица


Просмотров 450

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!