Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Матери: я вырастила чудовище!



Задача матери, прежде всего, научить мальчика себя вести...

Роберт Блай. Железный Джон

Джордж Джильдер, экономист и автор статей на различ­ные темы, включая проблемы мужчин в семье, написал, что одной из функций женщин, важнейшей для выжива­ния и развития культуры, является «окультуривание» («облагораживание») мужчин.

Я должна признаться, что бывали времена, ког­да я, общаясь со своим сыном и мужем, чувство­вала себя словно в клетке с дикими зверями и думала о том, как бы мне их приручить. Мне кажется, это заложено в моих генах. Мы знаем, что веками женщины сохраняли огонь в очаге — «сердце», или центре, семьи, в доме, так сказать, откуда начиналась любая деятель­ность во внешнем мире. Если мы посмотрим на биоло­гическую основу женщин так, как мы рассматривали ее У мужчин, мы поймем, почему именно женщины стали хранительницами очага, берегинями «сердца». Женское тело можно считать метафорой дома, которым оно, по сути, и является для человеческого зародыша в течение первых девяти месяцев его жизни. Матка и сердце обра­зуют очаг, источник жизни, поддержки и любви. Физио­логия женщины определяет цикличность нашего бытия,

жизни наших семей, как смена времен года действует на все живое.

Эту задачу «хранительницы очага» и «укротительни­цы зверей» не всегда бывает легко выполнить.

Материнская любовь

Если в первый год жизни мальчика за ним ухаживает в основном мать, то он оказывается глубоко погруженным в женский мир. Мать — его жизненный курс, его гавань. Ничто не отражается таким светом на его лице, как ус­лышанный материнский голос, ее фигура, склонившая­ся над его кроваткой. Его первый лепет и щебетание об­ращены прежде всего к ней, его первые попытки устано­вить связь с другим человеком — это старания привлечь именно ее внимание. Первые уроки удовольствия и боли, радости и потери исходят от нее. Он познает, что есть мать, а что — не мать. Если он счастлив, она остается по­стоянным центром его жизни, откуда он может отправ­ляться на исследование своего все более расширяюще­гося мира, будучи уверенным, что она всегда здесь, все­гда готова подбодрить его, что он всегда может вернуться за поддержкой, если столкнется с чем-то уж слишком страшным. Д-р Луиза Дж. Каплан, работу которой мы уже цитировали, описывает эти ранние жизненно важ­ные отношения как «элементарный диалог между матерью и ребенком, диалог, который является залогом на­шей человечности».



Связь ребенок — мать играет важнейшую роль в раз­витии ребенка, в том, чтобы он рос здоровым физически и нравственно. Д-р Каплан утверждает, что «современ­ные общественные силы тайно замышляют разрушение этого диалога между матерью и младенцем». Многие куль­турные запреты и ограничения, касающиеся отношений между матерью и сыном, создают внутри матери посто­янное ощущение перетягиваемого туда-сюда каната.

 

Ж: Нередко бывало так: я сердцем чувствовала, что необходимо моему сыну, как для него будет лучше, но доктор, учитель, психолог или семья говорили, что так делать нельзя. И я вынуждена была со­глашаться с ними. А потом оказывалось, что с самого на­чала была права я. Вместо того чтобы слушать свою ин­туицию и защитить сына, я подвергала его ненужным страданиям.

Кроме того, мы предаем своих мальчиков, признавая свойственный нашей культуре страх феминизации сыно­вей. Проведенные исследования свидетельствуют о том, что после шести месяцев матери меньше тетешкают сы­новей, чем дочек, реже воркуют над ними, могут дольше не откликаться на плач сына, выжидая. Маргарет Розенфельд, журналистка из «Вашингтон пост», предполагает, что «мы, отказывая мальчикам в излишней ласке, неосоз­нанно начинаем воспитывать в них независимость». Джой Осовски, профессор педиатрии и психиатрии в Медицин­ском центре Университета штата Лузиана, соглашается с этим: «Женщины боятся подолгу держать мальчиков на руках, чтобы не вырастить их слишком избалованными. Они думают, что мальчик от этого станет чересчур изне­женным, и поэтому отталкивают его от себя слишком ра­но и слишком решительно». Этот страх феминизации сы­новей порождает серьезный внутренний конфликт и у тех матерей, которые одинаково ласкают и обнимают и сыновей, и дочек.



Неосознанно уча мальчиков быть независимыми, воз­держиваясь от объятий, поглаживаний и других прояв­лений ласки, мы в то же время хотим, чтобы они прояв­ляли привязанность, делились своими игрушками и умели сотрудничать с другими людьми. Мы загоняем мальчи­ков, таким образом, в своеобразную «вилку», ожидая от них проявлений независимости и силы одновременно с Умением любить своих жен и детей. Наша ошибка в том, что мы предполагаем знак равенства между понятия «независимый и сильный» и «не нуждающийся в ласках, поцелуях и других знаках привязанности и любви». Не мальчикам нужно столько же прикосновений и ласки как и девочкам.

Результаты долговременного исследования, проведенного Кэролом Францем и другими психологами Гарвардского университета, показывают, что родители дол­жны ласкать, целовать, гладить и мальчиков, и девочек на протяжении всего периода детства. Исследование началось в 1951 году, в нем принимали участие 379 пятилетних детей. Исследование было продолжено при участии 94 из них, когда им исполнилось уже по 36 лет. Те дети которых ласкали, т. е. которые регулярно видели прояв­ления привязанности и любви хотя бы от одного из родителей, обладали более развитым чувством внутренней безопасности. Эта уверенность в себе позволяла им строить близкие отношения с друзьями, комфортно чувствовать себя в браке, они были устойчивее психически и добились больших успехов в выбранной сфере деятельности.



Тестостерон, работающий в теле мальчика, не мешает объятиям, поцелуям и ласкам. На деле многие мальчики бывают такими же естественно нежными, как и девочки. Потребность в близости у них меняется с возрастом и зависит от этапа развития, который они в данный момент проходят. Свои догадки в отношении физического контакта мы основываем на наблюдениях за собственным сыном. Хотя он природный лизун и особенно любит, когда его гладят по спине, бывают минуты, когда он избегает контакта, но требует нашего полного внимания и понимания. Это тоже ведь один из способов удержать его в оболочке нашей любви. Мы как бы говорим ему: «Ты для нас важен, и мы уважаем твои изменившиеся желания и потребности». Исследование Франца, о котором шла речь выше, напоминает нам, родителям, что наши сыновья всегда подражают нам в своем поведении. Только если оба родителя будут ласкать мальчика или как-то по-другому проявлять свою любовь к нему, им удастся приручить тестостеронового зверя.


Просмотров 305

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!