Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Внутренняя система управления. Активная жизнь девочки в возрасте между восемью и две­надцатью годами сосредоточена, главным образом



Активная жизнь девочки в возрасте между восемью и две­надцатью годами сосредоточена, главным образом, на деятель­ности вне дома и на друзьях. Девочку интересуют взаимоотно­шения между людьми и вещами. В четыре года, например, она воспринимала свою куклу как продолжение самой себя. Проводя куклу по сюжетам своей собственной жизни, ма­ленькая девочка облегчала себе трудности бытия. Девочку в девять лет уже интересует, как устроен кабинет и что дела­ет психотерапевт. Она задумывается над тем, как повора­чиваются колёса общественной жизни. Она может органи­зовать свою собственную жизнь. Нередко девочка в этом возрасте коллекционирует фигурки лошадей, марки, бука­шек или птичьи гнёзда. Огромный внешний мир манит её, и она может подняться с восходом солнца, сама выбрать себе одежду, приготовить завтрак, упаковать бутерброды, поехать на велосипеде к подруге и провести целый день в приключе­ниях, к которым тянется её душа.

В это же время многое происходит и во внутренней жиз­ни девочки; какие-нибудь мелочи постоянно напоминают нам о том, что необходимо быть внимательными к этой грани ее сущности. В этом возрасте девочки наиболее подвержены ночным кошмарам и нарушениям сна. Те эмоции и душевные травмы, которые были оставлены днём без внимания, пото­му что какие-то увлекательные события полностью захвати­ли ее, ночью заявляют о себе зрительными и звуковыми об­разами. Наши рекомендации в отношении нарушений сна, приведённые в главе 7, могут оказаться полезны и сейчас, они облегчат ночные ужасы и дадут возможность нормально развиваться внутренней системе управления девочки.

Другим признаком того, что за внешней стороной жизни нашей дочери кроется внутренняя, являются частые в этом возрасте головные боли, боли в желудке, тошнота, слабость, озноб, бледность, круги под глазами и общее недомогание.. Эти симптомы редко появляются все вместе и обычно длят­ся недолго. Однако мы не должны упускать из виду возмож­ную их серьёзность и те неприятные ощущения, которые они доставляют дочери. Если же боли не исчезают подолгу, то нуж­но обязательно проконсультироваться у врача. Годы между восемью и двенадцатью обычно самые здоровые годы жизни, а все указанные симптомы бывают спровоцированы исклю­чительно внешней ситуацией. Проблемы в семье, развод, школьные неурядицы и издевательства детей — вот распро­странённые травмы, которые в современной жизни на каж­дом шагу подстерегают наших непоседливых любительниц приключений.



Для того чтобы внутренняя система управления окрепла, девочка должна доверять своему внутреннему голосу, своим чувствам, интуиции, своему мозгу. Доктор Эмили Хэнкок, чья психотерапевтическая работа позволяет женщинам вернуть­ся в своё детство и вызвать внутри себя девочку восьми— двенадцати лет, обнаружила, что девочки в этом возрасте «обладают необычайной ясностью ощущения..., что они спо­собны выйти из себя. У девочки есть интересы и способнос­ти, что-то ей нравится и что-то не нравится, у неё есть своя позиция относительно дома, школы и соседей. Впервые обретя способность к самоотражению, девочка смотрит на себя с выгодной для нее позиции. Она примеряет вещи, при­нимает решения насчёт себя и своего окружения. Чаще все­го именно в этом возрасте она начинает развивать тему сво­ей жизни... Любознательная и проницательная, она... знает правду».

Воспитанием и бережным отношением к проницательнос­ти дочери, к её мудрому внутреннему голосу мы помогаем ей стать сильнее, чтобы преодолеть попытки со стороны обще­ства ограничить её живость и чуткость, когда она вступит в отрочество. Пока ещё внешний мир почти не навязывает ей никаких ограничений в отношении того, что можно и чего нельзя делать. Чем больше девочка будет развиваться, тем жестче будут ограничения со стороны общества, тем глубже в подполье они будут загонять её настоящий голос. Наша близкая подруга психотерапевт Лиз Ханнигэн, академик ме­дицины, которая специализируется на работе с одинокими родителями, говорит о девочках в возрасте её десятилетней дочери: «Чем больше по виду они становятся похожими на женщин, тем больше им нужна поддержка родителей в том, чтобы проявлять инициативу, задавать вопросы, рисковать». Тем больше нужна им наша помощь, чтобы оставаться сами­ми собой и уважать своё внутреннее сокровенное знание.



Ограды

...когда мы наказываем ребёнка, мы

мешаем ему видеть самого себя.

Есть люди, которые говорят: «Но если

вы его не наказываете, он может дойти

до убийства». Верно как раз обратное.

Когда мы наказываем ребёнка, мы облегчаем ему этот путь. Он чувствует,

что расплатился за своё

преступление, отбыв свой срок.

Теперь он вправе повторить свой

проступок. Действительно, чего

мы хотим от ребёнка, который

переступил границы? Мы хотим,

чтобы он заглянул в себя,

пережил нечто неприятное,

начал понимать, что должен сам нести

ответственность за свою жизнь».

Д-р Хаим Дж. Джинот

Ограды для девочки в возрасте от восьми до двенадцати лет представляют собой ограничения, которые способствуют развитию внутренних личностных границ, позволяя девочке «брать на себя ответственность за свою собственную жизнь». Поскольку наши дочери в этом возрасте склонны поступать именно так, то мы в роли создателей оград должны прислушиваться к их чувствам и ограничивать их" действия, если эти действия несовместимы с нормами жизни семьи. Помня о том, что девочка во взаимоотношениях прежде все­го ищет близости, мы скорее сможем понять, чем мотивиро­ваны её проступки, и не будем сразу набрасываться на неё с обвинениями.



Многие родители девочек восьми—двенадцати лет жалу­ются на нежелание дочерей выполнять свои обязанности по дому, потому что им, видите ли, скучно, и на их вечную необходимость куда-то спешить, и поэтому они требуют, что­бы родители везли их то на занятия, то к подруге в гости, то в кино, и так далее. С этим, вероятно, ничего не поделать, пока мы не сможем позволять дочери отлучаться одной. Бы­вает, что родителей беспокоит постоянное нытьё дочери, её резкие ответы, её крайнее упрямство — всё это крайне за­трудняет общение с ней в этот период девичества.

Десятилетняя Нэнси страстно отрицает любые свои дей­ствия. «Я так измучилась, — говорит мать Нэнси. — Она отказывается признаться, что разбросала игрушки своей млад­шей сестры, что швырнула свою одежду рядом с корзиной, вместо того чтобы засунуть в неё, что оставила после себя грязную посуду». Хотя девочка в этом возрасте уже и может взять на себя некоторую ответственность, но её прямо-таки разрывает между желанием быть взрослой и прежней зави­симостью от мамы или отца, которые всё за неё делали. Она стремится быть хорошей и постоянно оказывается плохой. Ей нужны постоянные доброжелательные напоминания о том, что ошибки и необходимость руководства — составная часть взросления и обучения, и со временем она поймёт: совер­шить оплошность не значит быть плохой. По мере взросле­ния девочка столкнется с серой прозой жизни, где поступки и решения не имеют однозначного смысла, плохого или хо­рошего. Но пока ей нужно время, настойчивые напоминания и терпимость окружающих к тому, что она ещё только учит­ся нести ответственность за своё поведение.

Во избежание силовой борьбы, которая нередко имеет ме­сто в семьях с дочерьми в возрасте от восьми до двенадцати лет, необходимо чётко формулировать семейные правила и требования к самой девочке. Девятилетняя девочка уже мо­жет сама себе выбрать обязанности по дому и выполнять их почти без напоминаний. Если одиннадцатилетняя дочка не успела вернуться домой от подруги к назначенному време­ни, определённая нами мера последствий должна быть об­ращена к её чувству справедливости и направлена на то, что­бы научить девочку соблюдать условия договора. Если же она пренебрегает этим договором, то на какое-то время мо­жет потерять право ходить в гости к подруге. Девочка, мо­жет быть, обидится, но не признать справедливость такого решения она не сможет.

Если мы боремся с проступками своей дочери, то бывает небесполезно составить список проступков, указав в нём не­обходимый тип ограды и возможные последствия их наруше­ния, согласующиеся с чувством справедливости, соответству­ющие возрасту девочки и способствующие формированию ее самоконтроля. Мы даём образец, который поможет вам начать.

  Проблема/задача Тип ограды Последствия
  Не вешает на место свою одежду Плетень Одежда на неделю пропадает
     
     
     
     
     

 

Сексуальность

Фрейдисты называют возраст от восьми до двенадцати «периодом покоя» в жизни ребёнка, имея в виду, что ничего особенного в сексуальном плане в эти годы не происходит. Однако всем родителям известно, что очень многие девочки в этом возрасте активно интересуются мальчиками, своим собственным телом и «случаями из жизни». В среднем, де­вочки созревают быстрее мальчиков, но степень созревания и уровень любознательности очень разные, поэтому мы по­ступим мудро, если последуем за ними в их готовности к обсуждению вопросов полового развития.

Я всегда придерживалась в отношении Люси зо­лотой середины. Мои менструации никогда не были тайной в нашем маленьком доме, и Люси без опаски спрашивала меня то об одном, то о другом. И вдруг в одиннадцать лет она стала стесняться своего тела и разговоров на сексуальные темы. Я не то­ропила её. Она знает, что может спросить меня обо всём, и, я думаю, не стоит спешить с такими вещами. Пусть они раскроются сами по себе, в назначенный им природой срок.

Ноуэл, мать одиннадцатилетней Люси

В идеале, сексуальность девочки раскрывается сама со­бой в назначенный природой срок, но в жизни редко что бывает идеальным. Гораздо чаще девочки подвергаются ис­пытаниям, которые толкают их к преждевременному пробуж­дению сексуальности. Большое количество детских инцестов и других видов сексуального насилия, более раннее, чем преж­де, начало менструаций, смущение, которое испытывают не­которые родители в присутствии дочери-подростка, давле­ние со стороны сверстников и родителей, с одной стороны, толкающее девочку к сексуальной активности, а с другой — принуждающее к воздержанию, откровенный секс, которым бомбардируют всех телевидение, кино и журналы, бытую­щая точка зрения «ты должна быть сексуальной, чтобы быть любимой», сексуальные издевательства, которые приходится выносить девочкам в большинстве наших государственных школ, — вот только небольшая часть тех сексуальных про­блем, которые встают перед девочкой на её пути к женствен­ности.

Детский инцест и другие виды сексуальных посягательств

Распространённой формой детского инцеста — сексу­ального контакта между членами одной семьи — является контакт между сиблингами (братьями и сестрами). По оцен­кам исследователей, сестры и братья вступают в случайные половые связи в девяти из каждых десяти домов Соединён­ных Штатов. Большинство маленьких детей в возрасте от двух до четырёх лет проявляют естественное любопытство в отношении тела другого пола, эти их исследования и задава­емые ими вопросы помогают малышам лучше осознать себя самих как девочку или как мальчика. «У папы есть и у брата Джеффа есть. Они мальчики. У мамы нет и у меня нет. Мы девочки», — вероятно, многим из нас приходилось слышать подобное из уст маленькой дочери. «Я тебе покажу своё если ты покажешь мне твоё» — очень распространённая игра между братьями и сестрами. И это западает им в память Сексуальные исследования между братьями и сестрами близкими по возрасту, могут продолжаться и в последующие годы, но, по словам клинических психологов докторов философии Мириам и Отто Эренбергов, авторов книги «Тесны» круг: сексуальная динамика семейной жизни», эти исследования обычно не доходят до соития, поскольку у нас сильно действует запрет на инцест. Дети знают, что это плохо. Сексуальные контакты между сестрами и братьями становятся более опасными, если мальчик старше девочки.

Я пришла на психотерапию из-за чувств, кото­рые у меня вызывает мой близкий друг. Я знаю: он использует меня и манипулирует мной, мне же он интересен по-настоящему. Но с недавних пор вместо любви у меня вдруг появилась страшная ненависть. Я не могу на это закрыть глаза, как делала раньше, и к тому же это вредит нашим интимным отношениям. Я была потрясена на психотерапии, когда поняла, что такое же чув­ство я испытываю по отношению к своему старше­му брату. Потом я вспомнила, что мой братец проделывал со мной, когда я была маленькой. По­скольку он был старше меня на шесть лет, ро­дители часто оставляли его вместо сиделки. Я забыла, как он мной пользовался в сексуальном плане, когда родители уходили, а потом угрожал мне расправой, если я им пожалуюсь на него. Вос­поминания эти всплыли только на психотерапии. Я чувствую себя такой маленькой, обманутой и, представьте себе, прихожу в ярость!!!

Глория, двадцати девяти лет

Всякий раз, когда маленький ребёнок используется более старшим, на повестку дня встаёт вопрос насилия и неумения сказать «нет». Пережитые в раннем возрасте посягательства со стороны старшего брата отрицательно сказываются на раз­витии девочки, разрушают её самооценку, нормальную сек­суальность, сознание собственной силы и уверенности в себе. Писатели Дэвид Ласкин и Кэтлин О Нейл, когда готовили свою «Книгу для маленьких девочек», обнаружили, что жен­щины, ставшие жертвами инцеста со стороны брата, испы­тывают трудности в отношениях, и брак для них маловероя­тен. Мы советуем никогда не оставлять старших братьев, особенно в возрасте между одиннадцатью и семнадцатью го­дами, няньками с младшими сестрами. Положение становит­ся очень щекотливым и опасным, потому что гормоны маль­чиков играют вовсю.

Авторы книг и психотерапевты Мириам и Отто Эренберги выяснили, что дети чаще всего занимаются сиблинговым инцестом, когда родители далеки от них, безучастны, жесто­ки и суровы. Если у нас всегда находится время для своих детей, если они видят и знают, что мы всегда искренни с ними и готовы ответить на любые животрепещущие вопро­сы, ранние сексуальные исследования друг друга станут для них только естественной фазой развития здоровой сексуаль­ности.

Когда сексуальные игры между братьями и сестрами ста­новятся насильственными, они переходят в сексуальное по­сягательство. Хотя об этом и тяжело говорить, но сексуаль­ное насилие является серьёзной угрозой для наших дочерей. В 1992 году было зарегистрировано 2 936 000 случаев сексу­альных посягательств, 40% которых были доказаны. Сред­ний возраст жертв в 1986 году составлял 9,2 года и снижает­ся ежегодно; в 1992 году он составил уже 7 лет. Другой особенностью сексуальных преступлений, которую родите­лям обычно трудно признать, является то, что чаще всего это происходит внутри семьи. Чаще всего идут на это пре­ступление не посторонние, а братья и сестры, родные и не­родные родители, бабушки и дедушки, дяди, приятели и дру­зья семьи.

Поскольку преступник обычно запугивает жертву, чтобы она никому ничего не рассказывала, очень редко ребёнок добровольно признаётся в том, что над ним было совершено. Но девочка может намекнуть нам на то, что не всё в поряд­ке: «Я не хочу оставаться с дядей Джо», «Мне не нравятся игры, которые затевает Джейк», «Он делает мне щекотно», «Не посылай меня, пожалуйста, опять в дом к папе!» Когда мы задаём девочке вопросы, очень важно сформулировать их так, чтобы в них не было ни малейшего намёка на упрёк, отвращение или потрясение с нашей стороны. Если девочка подверглась посягательствам или насилию, она может стыдиться этого, чувствовать себя виноватой в случившемся бояться, что ей не поверят. Каждая девочка может по-своему реагировать на сексуальные посягательства и насилие Если одна будет помнить единственный в её жизни случай мучиться от этой травмы всю жизнь, то другая сможет оправиться от насилия, продолжавшегося длительное время, выйти из этой ситуации без особых потерь. Если мы ответим на откровения дочери доверием, заботой, сочувствием, ей будет легче воспользоваться нашей поддержкой, чтобы избавиться от своих переживаний.

Там, где имели место сексуальные посягательства или насилие, всегда остаются какие-либо следы, только нам надо захотеть их заметить. Ниже приведены признаки, которые мо­гут свидетельствовать о том, что девочка подверглась сексу­альному насилию. Обратите, пожалуйста, на них внимание.:

Странные вопросы.Многим девочкам кажется, что они сами виноваты в том, что подверглись сексуальным посягательствам. Они могут спрашивать: «Я плохая девочка?» или «Почему я делаю плохо?» Вопросы о половой жизни, которые вроде бы выходят за пределы возрастных интересов девочки, являются часто ненадёжным доказательством, поскольку; в наши дни дети повсюду сталкиваются с открытым сексом. Однако, если дочь вдруг стала расспрашивать о сексуальных! действиях или ситуациях, которые кажутся необычными, или если она как бы вдруг совершила скачок в своей осведомлён­ности в области интимных контактов, желательно ненароком расспросить её поподробнее.

Замкнутость и отстранённость.С травмой, вызванной сексуальными посягательствами, девочке в этом возрасте трудно справиться самостоятельно. Резкие перемены в её поведении, например, если она всегда охотно и активно уча­ствовала в школьных и домашних делах, а тут вдруг стала спокойно отчуждённой, излишне мечтательной или скрыт­ной, — такие перемены обязательно должны натолкнуть вас на расспросы о том, что её беспокоит и мучит. Возможно, ей только это и нужно, чтобы излить вам свои печали.

Ночные кошмары и ужасы.Они сами могут не быть свидетельством сексуальных посягательств. Проблемы со сном — частое явление у девочек от восьми до двенадцати лет, поскольку в основном происходит не физическое развитие, а эмоциональное и в душе девочки идет большая работа, никак не проявляя себя снаружи. Если ночные кошмары ста­ли частыми или продолжаются длительное время, то мы дол­жны проанализировать их содержание в сочетании с други­ми признаками, перечисленными в этом списке. В разделе «Внутренняя система управления» этой главы рассказано бо­лее подробно о том, как работать с вытесненными чувствами и травмами.

Сильные колебания настроения.Все девочки подвер­жены резким колебаниям настроения и временами бывают угрюмы или унылы. Мы к этому привыкаем. Но на постоян­ные и сильные колебания, не характерные для вашей дочери, нужно обратить особое внимание.

Резкие изменения в поведении.Неожиданный уход в себя или преувеличенно конфликтное поведение, как, напри­мер, взрывы гнева, излишняя угодливость или нарочитое желание вызвать раздражение, также являются признаками, на которые необходимо обратить внимание.

Сильная ненависть к себе.В ситуации сексуального насилия девочки очень часто обращают свой стыд, злость и ненависть на самих себя. Чем сильнее уязвляет девочку на­силие, тем больше она злится на себя. Нередко этот признак первым бросается в глаза среди всего перечисленного выше.

Крайняя стыдливость или сверхдружелюбие.Если девочка испытывает крайнюю неловкость в присутствии маль­чиков или мужчин либо чрезвычайно нежна с ними — это тоже может оказаться ниточкой, за которую нужно потя­нуть. Хотя очень редко бывает, чтобы девочку изнасиловала женщина, но всё-таки это случается. Поэтому повышенная сдержанность или, наоборот, нежность в отношении стар­ших девочек и женщин также не должны упускаться из виду. Необычные сексуальные игры.Если девочку очень за­нимают сексуальные проблемы, она без конца задаёт вопро­сы, проявляет повышенный интерес к нашим телам или ин­тимной жизни, а мы подозреваем возможность её сексуального контакта с другими детьми, необходимо рассматривать эти признаки на общем фоне её поведения.

Одного из перечисленных в этом списке признаков недо­статочно, чтобы начать расспрашивать дочь на столь дели­катную тему, либо этот признак должен уж очень бросаться в глаза. Чем дольше продолжается насилие, тем глубже эмо­циональная травма.

Ситуация сексуального насилия, если дело касается соб­ственной дочери, ранит нас в самое сердце. Как нам подойти i к ней со всеми своими давно накопившимися страхами, сты-4 дом и чувством вины, характерными для нашей собственной сексуальности? Как нам совладать со своим собственным стыдом и отвращением к тому, что случилось с ней, чтобы по-прежнему любить её и оказывать ей ту поддержку, кото­рая ей так нужна от нас? Мы советуем всем читателям, кто подозревает, что знакомая им девочка подверглась насилию, обратиться за помощью немедленно. От того, как нам удаст­ся справиться с этой бедой в жизни дочери, зависит, сможет ли она стать нормальной счастливой взрослой женщиной. (Телефоны в Санкт-Петербурге: 251-00-33 — центр «Омега», 567-90-15 — подростковый кабинет психоневрологического института им. В. М. Бехтерева, 164-00-05 — телефон дове­рия для подростков кризисной психологической службы, 108-40-41 — анонимная психологическая помощь подрост­кам).

Лучшей защитой от сексуального насилия являются на­дёжные внутренние границы, которые мы должны сформиро­вать у своих дочерей, — умение понять, чего хочется и что нравится, умение сказать «нет» при любых попытках извне пересечь эту границу. Мы рекомендуем вам перечитать раз­дел «Сексуальность» в главе 9, где шла речь о том, как зало­жить в девочке основы умения сказать «нет». По мере того как девочка будет расти, эти основы будут укрепляться, по­степенно включая в себя способность сказать «нет» в интим­ной ситуации. Как и когда этому учить свою дочь, каждый из нас должен решить сам. Никому не хочется беспричинно пу­гать девочку, прививая ей параноический страх перед каж­дым незнакомцем и каждой новой ситуацией. Наша задача была бы значительно проще, если бы случаи сексуального насилия касались только посторонних людей и неожиданных ситуаций. К сожалению, насильником становится почти все­гда человек, которого девочка хорошо знает, и в ситуации, с которой она сталкивается каждый день. Вот ещё несколько рекомендаций.

• С самого первого дня жизни девочки будьте доступ­ны для любых её вопросов, связанных с сексуальностью, чтобы она знала, что сможет прийти к нам с любой тревожащей её проблемой. Отвечайте на вопросы подробно, с использовани­ем того количества фактических сведений, какое она в состоянии воспринять, используя точные наи­менования частей тела, например грудь, или груд­ные железы, вагина, или влагалище. Обсуждайте сексуальные проблемы в обычных се­мейных разговорах, не устраивая специальных бе­сед на тему «Поговорим о сексе». Учите девочку тому, что она является хозяйкой свое­го тела, что это тело — её личная собственность и что она может сказать «нет!» любым прикосно­вениям, которые вызывают у неё неприятные ощу­щения.

Следуйте за девочкой в интимных вопросах. Ува­жайте её потребность держать дверь закрытой, ви­деть членов семьи одетыми, принимать ванну в оди­ночестве и тому подобное.

Прислушивайтесь к её «нет» и «не хочу». Говоря нам «нет» будучи еще маленькой, девочка трени­руется на будущие времена, чтобы потом суметь, как мы надеемся, сказать «нет» наркотикам, ранним половым связям, курению, насилию, любым искуше­ниям или несправедливостям, с которыми ей при­дётся встретиться в своей жизни. Приучайте дочь соблюдать семейные правила. Вот некоторые рекомендации:

Никогда никуда не ходить и ничего не делать с незна­комыми людьми.

Всегда спрашивать у нас разрешения, прежде чем пой­ти куда-либо после школы с родственниками, родите­лями подруги и другими людьми. В школьную комнату отдыха ходить только с подругой. Знать, что друзья не заставляют друг друга снимать одежду.

Всегда держаться с классом на загородной прогулке, на игровой площадке и на других внешкольных меро­приятиях.

Рассказывать нам обо всех неприятных или неудоб­ных «играх», которые затевает няня.

Рассказывать нам обо всём, что вызывает странные, неприятные ощущения или пугает.

• Устраивайте семейные ролевые игры. Учите девочку, что нужно говорить или делать в опасной ситуации, и потренируйте её в этом. Каждый член семьи может заняться придумыванием необычных ситуаций. «Что ты будешь делать, если мальчик, которого ты знаешь, предложит тебе пойти к нему в гости, когда родителей не будет дома? Что бы ты сделала, если бы „дядя Друг" захотел, чтобы ты посидела у него на коленях подольше, и не разрешал тебе встать? Что ты сделаешь, если няня предложит тебе раздеться задолго до того, как надо ложиться спать?» Авторы книг, имеющие собственных детей, Дэвид Ласкин и Кэтлин О Нейл предлагают три простых ответа:

Закричать «Нет!»

Убежать.

Рассказать обо всём родителям.

• Используйте любую другую естественно возникшую возможность, чтобы предостеречь дочь от сексуального насилия. Например, в разговоре с дочерью, когда она рассказывает о школьной программе по профилактике наркомании и алкоголизма или пересказывает слышанную от подруги историю; спрашивайте у дочери, что бы сделала она, если бы сама попала в такую же ситуацию.

• Требуйте, чтобы школьная администрация внедрила программу профилактики сексуальных посягательств и насилия.

Многим из нас затруднительно вести беседы с дочерью на сексуальные темы. Нам хотелось бы отложить всё это до тех пор, пока она не станет совсем взрослой и обнаружит, какую радость доставляют интимные отношения с любимым человеком. Однако большинство из нас всё-таки согласится с тем, что гораздо страшнее мысль о возможности сексуаль­ного насилия над нашей девочкой, чем о необходимости бе­седовать с ней на сексуальные темы, поэтому надо попытаться завести такой разговор, пусть мы даже будем двигаться вслепую, но есть надежда, что нам удастся найти нужные слова и не сказать лишнего. Если всё, что мы скажем, будет преподнесено спокойно, резонно, беспристрастно и мягко, содержание беседы уже не будет нас особенно беспокоить. Ибо громче слов будут говорить наши собственные сексу­альные установки.

Культурный подтекст сексуальных отношений

Даже если мы пытаемся воспитывать свою дочь в благожела­тельной атмосфере уважения, сложившееся в обществе от­ношение к интимной стороне жизни мужчины и женщины, сексизму* и чувственности проникает в наш дом. Что же мы можем сделать?

Сведите к минимуму время, проводимое у телеви­зора.Если телевизор вошёл у дочери в привычку, мы долж­ны найти время, чтобы выяснить, чему же он учит нашу дочь. Фильмы и передачи, в которых демонстрируется откро­венный секс, наглядно пропагандируют чисто потребительс­кое отношение к женщине. Девочек учат безропотно дожидать­ся, пока мужчина воспользуется ее телом. Телевизионный секс нередко бывает сопряжён с насилием. Девочек учат тому, что насилие и секс неразрывно связаны друг с другом. В фильмах женщины хорошие и любимые, если они внешне привлекательны и сексапильны. Девочек учат, что они долж­ны быть сексапильны, если хотят, чтобы их любили и при­нимали. Взаимоотношения между «телемужчинами» и «те­леженщинами» зачастую носят исключительно сексуальный характер или окрашены в сексуальные тона. Девочки позна­ют, что отношения с людьми мужского пола могут быть толь­ко сексуальными, при этом отвергается многогранность че­ловеческих отношений, способных приносить радость людям разного пола во всём многообразии своих форм.

Просматривайте заранее телепрограммы и фильмы, которые дочь будет смотреть одна, и смотрите с ней вместе то, чего вы раньше не видели.Телепрограммы и фильмы с сексуальным содержанием предоставляют возмож­ность обсудить с дочерью ценность интимных отношений.

* Сексизм — дискриминация по полу, которая чаще затрагивает женщин (ср. расизм. Примеч. переев.

 

Мы обязаны найти время, чтобы посмотреть эти передачи вместе с ней, услышать её вопросы и ответить на них всей возможной откровенностью. Мы, однако, настойчиво рекомендуем исключать из просмотра те передачи, где демонстрируются насильственные сексуальные действия и сцены изнасилования, по крайней мере, до тех пор, пока дочь неповзрослеет настолько, чтобы оценить с позиций интеллекта тот эмоциональный ущерб и физический вред, которому подвергаются все участники этих событий.

Телепрограммы и журнальная реклама искусно bнушают девочкам и женщинам, как они должны выглядеть.На самом деле многие рекламные объявления совея не так уж безобидны и изысканны! Юные модели в журналах для младших школьников выглядят более сексапильна чем это было даже пять лет назад, и загримированы так, чтобы казаться более взрослыми; можно подумать, что девочка должна выглядеть и действовать, как будто ей больше лет, чем есть на самом деле. Подтекст таких материалов том, что в восемь—двенадцать лет девочка должна уже быт соблазнительной, а не выглядеть на свой возраст. Это способствует нарушению питания, ухудшению внешнего вида половой скороспелости нынешних девочек.

Мне кажется, что большинство журналов для младших школьников сегодня ужасны. Они фор­мируют образ, насквозь фальшивый, и целиком сосредоточены на внешнем виде вместо того, что­бы научить ребёнка радоваться своей непохоже­сти на других и уважать эту непохожесть на себя в них.

Хейди, двадцати одного года,

Мы рекомендуем проводить семейные обсуждения содер­жания и подтекста популярных детских журналов или найти им замену. Нам очень нравится, например, журнал «Новая Луна: Журнал для мечтательных девочек» (New Moon: The, Magazine for Girls and Their Dreams), адресованный девочкам от восьми до четырнадцати лет. В буклете об этом журнале сказано, что это «новый журнал, созданный девочками и женщинами для всех девочек, которые хотят, чтобы их голос услышали, а мечты принимали всерьёз». Журнал включает в себя разделы «Язык тела» (о внешнем виде и о здоровье), «Герстория» (исторические факты из жизни знаменитых женщин), «Как обидно» (почему в колледже мы должны полу­чать степень бакалавра), «Она это сделала!» (живые и инте­ресные интервью с девочками, добившимися в чём-нибудь успеха) и «Женские дела».

Слушайте музыку, которую любит дочь.Студии за­писи, под давлением граждан, альбомы с откровенно сексу­альным содержанием или картинами насилия теперь маркиру­ют фразой «С разрешения родителей. Откровенная лирика». Несмотря на явное засилье сексуальных материалов, нельзя сказать, что это доставляет удовольствие младшим школьни­кам. Хотя предупредительная этикетка адресована родите­лям, но и девочки могут избежать неловкости, если заранее обратить их внимание на эту маркировку.

Пытаемся мы или нет контролировать музыкальные вку­сы дочери, но песни предоставляют нам ещё одну возмож­ность поговорить с дочерью о сексе и об основных темах современной музыки. Быть в курсе модной музыки довольно трудно, особенно если мы не можем оценить её достоинств, что случается с каждым старшим поколением. Но популяр­ная музыка отражает, а в некоторой мере и формирует вку­сы, стиль, нравственные ценности и жизненные установки, которые нашим дочерям предстоит усвоить. Мы сможем по­влиять на своих дочерей только в том случае, если будем разбираться в основных музыкальных течениях. С недавних пор стало модным любить блюз, рок-н-ролл и джаз прошлых лет. Знакомя дочь с музыкой разных времен, мы расширяем её музыкальный кругозор, формируем вкус и предоставляем ей большую возможность выбора.

Отдавайте себе отчет в том, что мы неосознанно учим своих дочерей сексуальному отношению к телу.Ничто из того, что мы, родители, говорим или делаем, не проходит бесследно, каждое наше слово наполнено для доче­ри смыслом и может способствовать укреплению распрост­ранённого в нашем обществе отношения к сексу и к соб­ственному телу. Подумайте над следующими вопросами:

Бывало ли так, что в присутствии дочери мы сто­яли перед зеркалом и жаловались на собственную полноту?

Говорим ли мы о том, что какая-нибудь наша знакомая выглядела бы значительно лучше, если бы сбросила несколько килограммов? Стараемся ли мы выглядеть хорошо, то есть пользуемся ли макияжем, следим ли за причёской, подбираем соответствующие аксессуары и тому подобное, перед тем как выйти из дому? Нужны ли нам одежда, украшения, обувь, маки­яж и тому подобное по последней моде? Придерживаемся ли мы разных требований к де­тям настаиваем на том, чтобы дочери всегда были аккуратны, хорошо одеты, опрятны, и мно­гое прощаем сыновьям?

Критикуем ли мы своего мужа (свою жену) в при­сутствии дочери за то, как он (она) одевается?

Испытываем ли мы неловкость, называя части тела своими именами?

Готовы ли мы к обсуждению сексуальных вопросов, если они возникают? j

Мы не говорим о том, что мы обязаны делать одно и He-делать другого. Просто нужно прислушаться к тому, о чем мы говорим при дочерях, и посмотреть, в какой мере мы сами подвержены влиянию общественных установок отно­сительно того, как следует выглядеть, чтобы быть привлека­тельными, любимыми, славными человеческими существами, что отрицательно сказывается на нашей самооценке или за­гоняет нас в ловушку строго ограниченных моделей поведения. Подозреваем, что многие из нас могли бы немало доба­вить к предыдущему списку. Осознав то, в чем мы сами себя ограничиваем, мы сможем воспитывать в своих дочерях бо­лее широкий взгляд на мир и на выбор жизненного пути.

 

Сексуальные домогательства

В большинстве исследований, которые нам удалось обнару­жить по сексуальным домогательствам, речь идёт о школьни­ках старших классов; среди опрошенных девушек очень вы­сок процент тех, кого в школе хватали, щипали, щупали, дразнили встречами с мальчиками, донимали унизительными комментариями. Нас бы, вообще говоря, не удивило, если бы мы узнали, что девочки в возрасте от восьми до двенадцати лет тоже страдают от сексуальных приставаний; по крайней мере, первый опыт они получают именно в этом возрасте. Где-то, когда-то девочки узнают, что они заслуживают тако­го обращения, а мальчики чувствуют, что имеют право так себя вести.

Это ужасно неловко, но это происходит повсюду, даже если ты идешь со своим классом на завт­рак по коридору и проходишь мимо другого клас­са, который ждёт своей очереди, чтобы войти. Глазея на тебя, отпускают тебе вслед: «Эй, тол­стуха!» или: «Посмотрите на эти сиськи!» Это отвратительно, и говорят они всегда достаточ­но тихо, чтобы учительница не слышала. С этим ничего нельзя поделать. Всем девочкам это ужас­но противно.

Мэнди, десяти лет

Мы уделили особое внимание сексуальным домогатель­ствам в главе о девочках в возрасте от восьми до двенадцати лет с тем, чтобы подчеркнуть: они не заслуживают в этом возрасте таких оскорблений. Подвергаться такому обраще­нию день за днём в том месте, где они вынуждены бывать по закону, унизительно. Это ведёт к нарушениям самооценки, вызывает страх, порождает злость и сеет семена безнадёж­ности в наших дочерях. Они заслуживают гораздо лучшего к себе отношения. И здесь мы просто обязаны вмешаться. Если наша девочка столкнулась в школе с сексуальными до­могательствами, мы должны немедленно позвонить уполно­моченному по надзору за соблюдением Статьи IX в школе или в школьном округе. В обязанности этого человека вхо­дит и работа с жалобами на сексуальные домогательства.

Наша дочь наверняка не единственная, кто страдает от оскорбительного обращения в школе. Если мы ещё этого не сделали, то сейчас самое время объединиться с родителями её подруг для взаимной поддержки и совместных действий. Группа глубоко заинтересованных родителей, обратившая­ся к директору школы, где учатся их дочери, представляет со­бой огромную силу и обладает немалым влиянием. Наши дочери вынуждены постоянно бороться с неравноправием полов при существующей системе образования; преступно терпеть в дополнение к этому ещё и сексуальные домога­тельства.

 

Ранние менструации

Сто лет назад менструации у девочек в Соединённых Штатах начинались, в среднем, в шестнадцать лет. Сегодня средний возраст начала менструаций 12,8 года, в диапазоне от 10 до 16 лет. Исследователи анализируют причины такого сниже­ния возраста менархе на четыре года. Многие приходят к выводу, что главную роль здесь сыграло улучшение питания. За несколько лет до начала детородного периода тело девоч­ки начинает накапливать жир, готовясь к этому времени. Вес тела от 98 до 103 фунтов (39—41 килограмм) считается «критической массой» запуска механизма менструирования. Такое обоснование представляется верным, когда речь идёт о рано развившихся девочках. Эти девочки обычно имееют больший вес, нежели их одноклассницы, и у них большая вероятность подвергнуться нарушениям в питании, чем у тех, кто созревает поздно или нормально.

В главе 11 мы еще поговорим о влиянии менструаций на девочку, её переживаниях и ритуалах, связанных с этим, но восьми—двенадцатилетнюю дочь полезно подготовить к их приходу. Как и другие сексуальные проблемы, вопрос о мен­струации может возникнуть сам по себе, и если мы всегда были открыты для вопросов дочери, тогда это событие так не потрясет девочку, как некоторых из нас, когда мы росли. Зная, что она всегда может пойти к матери — а боль­шинство девочек действительно предпочитают беседовать о менструациях с матерью или другой старшей женщиной, — девочка легче переживёт начало нового периода своей жизни, особенно если к ней оно пришло раньше, чем к её сверстни­цам. Быть любимой подругами для девочки одиннадцати-двенадцати лет становится гораздо важнее, чем слыть-знающей и независимой. Раннее развитие либо повышает статус де­вочки среди сверстниц, либо отбрасывает её в сторону, де­лая объектом грязных шуток, грубых замечаний и ревност­ного остракизма. Некоторые девочки приспосабливаются к своему раннему физическому созреванию с удивительным апломбом, тогда как другие чувствуют себя подавленно, пристыженно и одиноко.

Это горькое одиночество, испытываемое девочкой, могут об­легчить откровенные, тёплые, сердечные взаимоотношения с матерью. Отец тоже может оказать дочери помощь тем, что будет уважать её потребность в уединении, не станет под­дразнивать её по поводу отношений с мальчиками и явных признаков взросления, по-прежнему будет живо интересо­ваться увлечениями дочери и не изменит к ней своего неж­ного, чуткого отношения, каким баловал её, пока она не вступила в полосу этих трудных перемен. Одинокие матери должны позаботиться о том, чтобы девочка, как и раньше, могла общаться с мужчинами, которых она уважает и кото­рым доверяет, а одиноким отдам следует обратиться за по­мощью к женщине, которая сумеет найти с девочкой общий язык и окажет ей сердечную поддержку, так необходимую ребёнку в этот знаменательный момент.

Положительный настрой

Величайшие события происходят в душе девочек и в их жизни в годы «Я могу всё!» Они постоянно пробуют свои силы и испытывают пределы своих возможностей, они бро­сают вызов родителям, доверчиво вступают в жизнь и зачас­тую овладевают многим, чему пытаются научиться. Если де­вочка всегда была активной, непоседливой, задиристой, то в этом возрасте мы можем ожидать ещё более яркого проявле­ния всех этих черт. Если же в шесть лет дочь была спокой­ной и серьёзной, то нас может привести в крайнее изумление то, какой непокорной и шумной она стала в восемь. Откуда взялось в нашем доме это неугомонное, уверенное в себе, буйное создание?

Матерям иногда бывает трудно пережить то обстоятель­ство, что дочка в этом возрасте как бы отходит от них. От­цов поражают всё новые интересы и увлечения дочери, кото­рая требует от отца постоянного внимания и массу времени. Если девочка по-прежнему уважает свою мать за компетент­ность, за равноправные отношения с отцом, то этот есте­ственный поворот оказывается просто смещением приорите­тов, свойственных этому возрасту. Хотя дочери в это время стремятся к общению с отцом и любят делать всё вместе с ним, они почти всегда сохраняют тесный контакт с матерью. Если же девочка смотрит на свою мать, как на слабое, за­висимое существо, во всём уступающее отцу, то контакт с матерью может быть потерян надолго и дочь унесёт с собой во взрослую жизнь чувство гнева и ощущение предатель­ства, которое она едва ли сможет простить матери.

Умение понять положительный настрой, лежащий в осно­ве поступков дочери, помогает наладить взаимопонимание, общение с ней. Если девочка знает, что её не будут осуж­дать, высмеивать или наказывать за те или иные поступки или чувства, которые она нам доверила, это поможет ей со­хранить связь со своей мудрой внутренней системой управ­ления, что особенно важно для девочек в эти годы, ибо они стоят на пороге отрочества и того возраста, когда необходи­мость следовать существующему в культуре стереотипу жен­щины загонит в подполье их истинное Я. Отвага и умение говорить правду от души — вот, вероятно, главные талан­ты, которые нужно развивать в девочке. Уважение к своему собственному Голосу, к своей внутренней правде позволит девочке свободно и полностью выявить свою человеческую сущность. Наше умение услышать, что же она на самом деле хочет сказать, укрепляет отвагу дочери. Ниже приведены примеры поступков и высказываний, с которыми мы можем столкнуться, когда дочке между восемью и двенадцатью.

Высказывание: Это глупо.

Положительный настрой:Тебе бы не хотелось этим заниматься.

Высказывание: Никто меня не любит.

Положительный настрой:Тебе нужно помочь за­вести друзей.

Высказывание: Я в этом не виновата.

Положительный настрой:Ты так стараешься быть хорошей.

Поступок: Игнорирует просьбы матери выпол­нить свои домашние обязанности и быстро от­кликается на просьбу отца.

Положительный настрой:Сейчас тебе больше нра­вится быть с отцом.

Поступок: Дочь обижает подругу тем, что не хо­чет играть с ней в школе. Когда у неё напрямик спрашивают об этом, дочь отвечает: «Я не хочу играть с Джилл, потому что она говорит про меня гадости».

Положительный настрой:Твоя лучшая подруга отвернулась от тебя, и ты не знаешь, как теперь быть.

Высказывание: Вечно ты придираешься ко мне.

Положительный настрой:Разве я так сильно под­талкиваю тебя?

Каждая девочка по-своему выражает себя. Поэтому мы предлагаем вам проделать следующие упражнения, которые позволят вам проанализировать высказывания и поступки собственной дочери, чтобы найти стоящий за ними положи­тельный настрой. Не забывайте о том, что сегодняшние трудности в поведении и общении могут обернуться теми талантами и способностями, которые позволят нашей девоч­ке выполнить своё предназначение. Независимо от того, как ведёт себя дочка, она всегда пытается решить какие-то свои проблемы и найти своё место в системе отношений.

Высказывание: Положительный настрой: Высказывание: Положительный настрой: Высказывание: Положительный настрой:

Поступок: Положительный настрой:

Поступок:

Положительный настрой: -Поступок: Положительный настрой:

Нужно действовать

Девочки в восемь—двенадцать лет развиваются во всех травлениях. Биологически: у неё становятся длиннее ноги сама она значительно вырастает; около десяти лет её тело начинает готовиться к началу менструаций, накапливая жир в области груди, бёдер и ягодиц. Психологически: у неё формируются тесные отношения с отцом, углубляется связь с матерью,особую значимость обретают подруги; она осознает свою особенность и учится настраиваться на взаимоотношения конкурентного типа «кто свой, кто чужой». Девочек восьми, девяти, десяти лет не сковывают полоролевые стереотипы, они свободно исследуют мир и добиваются всего, к чему стремится их сердце. Девочки одиннадцати-двенадцати лет становятся более подверженными существующим в обще­стве взглядам на то, каким должно быть тело, что нужно, чтобы пользоваться успехом, как должна думать и вести себя девочка. Девочка в этом возрасте всё больше сосредоточива­ется на жизни своей души, своих чувствах, и поэтому ей необходимо наше руководство, чтобы научиться выражать свою индивидуальность, те крохотные зачатки, которые ког­да-нибудь расцветут талантами и способностями.

Душе нужна музыка.Особенно полезно учиться играть на маленькой деревянной пентатонической или продольной флейте, ибо это способствует глубокому дыханию, необхо­димому для развития лёгких, и даёт возможность выразить свою душу. Сейчас самое время начинать уроки музыки, по­тому что у дочери уже достаточно развилась способность к концентрации внимания, она легко осмысливает структур­ные знания, а необходимость постоянных упражнений орга­низует ее.

Художественное творчество, придумывание исто­рий и поэзия играют особенно важную роль именно сейчас.Девочек любого возраста трогают сказки, рассказы, стихи; они с удовольствием выражают себя в рисунках, скульп­туре, керамике. Использование этих видов деятельности в годы между восемью и двенадцатью значительно облегчает девочкам дорогу через отрочество. Они обретают способ­ность земными средствами и в материальной форме выразить свои чувства, смутные интуитивные ощущения. Позволяя сво­им эмоциям излиться на бумагу в ярких красных и жёлтых тонах, девочка испытывает внутреннее удовлетворение, вы­разив этим неясное чувство, волнующее ее. Она учится да­вать своим чувствам выход в творческой работе, а не обра­щать их в разрушительную силу своего Я.

К сожалению, во многих наших школах отсутствуют ре­гулярные занятия изобразительным искусством, зачастую их вообще не включают в расписание ежедневных занятий. А такие формы художественного самовыражения очень важны для жизни каждого из нас и достойны того, чтобы сделать их неотъемлемой частью семейного досуга. Если вы ещё не на­шли себе и дочери подходящего занятия, то почитайте главу 9 о девочках с рождения до семи лет, где вы, возможно, найдё­те необходимые идеи.

Строительство — тоже хорошее занятие для де­вочки.В возрасте восьми—двенадцати лет девочка как лич­ность развивается и становится сильнее. В эти годы она исследует мир вне дома, постигает свои собственные инте­ресы и склонности, познаёт, как что работает и чем приво­дится в действие. Среди этих захватывающих исследований, книжных или реальных приключений и странствий, девочке нужен спокойный уголок, тайное местечко, где она могла бы помечтать, побыть наедине с собой, пошептаться с подругой. Строительство такого укромного уголка даёт девочке созна­ние собственной умелости и сноровки. Есть замечательные книги для детей с рекомендациями по строительству.

Пусть математика и естественные науки войдут в повседневную жизнь.Хотя многих девочек в возрасте от, восьми до двенадцати лет не пугают ни математика, ни естественно-научные дисциплины, колёса неравноправия в обла­сти образования продолжают вертеться и в средних классах, оказывая своё неблагоприятное влияние на девочек. Мы мо­жем помочь своим дочерям освоиться с математикой и ес­тественными науками, если включим их в повседневную жизнь наравне с чтением и занятиями изобразительным искусством.

Приготовление еды — интересное и увлекательное заня­тие, которое позволяет научиться строго следовать инструк­ции, познакомиться с химическими соединениями, постичь науку измерений и освоить дроби. Наличие своих собственных сбережений даёт девочке возможность познать цену деньгам, изучить искусство экономии и ведения счетов. Предоставьте дочери право рассчитать необходимое количество продуктов на неделю, взвесить их, заплатить за покупки в магазине и проверить сдачу — всё это будет способствовать развитию у неё математических навыков, столь необходимых на протяжении всей жизни. Научите её искусству вести счет во время игры в софтбол, бейсбол, баскетбол, регби в футбол, независимо от того, играет она сама или только смотрит игру. Помогите ей рассчитать среднее количество их попаданий в каждом сезоне. Займитесь всей семьёй астрономией и выучите конфигурацию основных созвездий. Выдавайте девочке на руки средства на приобретение одеж­ды: вместе с ней каждый сезон пересматривайте её гардероб и совместно решайте, что необходимо приобрести; присмот­ритесь к ценам, чтобы определить, сколько стоит то, что дочка хочет; затем позвольте ей оплатить выбранные вещи, исходя из имеющихся у неё средств. Если же вещь, которую дочь выбрала, находится за пределами возможностей её бюд­жета, предложите ей способ заработать недостающие день­ги. Это научит девочку жить по средствам и расходовать деньги разумно.

Возложите на дочь ответственность за планирование се­мейного отпуска: пусть она отметит на карте маршрут сле­дования и рассчитает расстояние, которое нужно будет про­ехать за день. Даже поход в бакалейный магазин может стать увлекательным практикумом по чтению карты и математике. Работы в огороде познакомят девочку с циклом жизни расте­ний, временем роста и плодоношения, законами природы, научат терпению. Когда девочки ухаживают за домашними животными, воспитывают и разводят их, они узнают о том, что такое беременность, рождение, смерть, каковы привыч­ки и потребности у разных представителей мира животных, учатся ответственности и любви.

Не позволяйте дочери «срываться с цепи».«Родите­ли всегда всё спускали моей сестре, — рассказывает Фред, отец двух девочек, — и я не хочу, чтобы мои дочки, полага­ясь на своё женское обаяние, позволяли себе делать всё, что угодно, и при этом не несли никакой ответственности за свои поступки. Я не против обаяния: всем нам оно необходи­мо, чтобы поладить с окружающим миром. Но мы, особенно отцы, очень часто не можем призвать дочерей к ответу за совершённые проступки, потому что уж такие они милашки».

Поддерживайте в девочке зачатки женственности.Многие девочки в возрасте между восемью и двенадцатью годами становятся записными «разбойниками в юбках». Они не чают души в лошадях, лазают по деревьям и тенью ходят за отцом. Мы радуемся тому, что в этом возрасте у девочек и мальчиков равные возможности быть самими собой. Де­вочки с удовольствием играют в спортивные игры и занима­ются многими другими делами, которые раньше считались исключительно мальчишескими. Но не отказываются девоч­ки и от типично девчоночьих занятий. Вечера с чаепитием, вязание, умение правильно накрыть стол, знание правил этикета, танцы и все те милые увлечения, которые у нас испокон веку ассоциируются с понятием «женственность», безусловно не потеряли своей привлекательности и актуальности для формирования хорошо образованной современной женщины.

Родительское племя! Поддержите своих дочерей! Половая дискриминация и сексуальные домогательства — только две из тех проблем, с которыми сталкиваются девочки на пути взросления. Когда жизнь девочек — внутренняя внешняя — выходит за пределы дома и перемещается в сторону школы и общества, их встречает множество сложностей и несправедливостей, ибо общество наше несвободно расизма, сексизма, возрастной дискриминации и тому подобного.

Налаживая связи и объединяясь с родителями подруг своей дочери, мы можем начать открытую борьбу против того равенства, которое встаёт на пути наших дочерей. Наше заступничество в тех случаях, когда школа не обеспечивает безопасность девочек и защиту их от сексуальных домогательств, покажет дочерям, что каждый из нас имеет право защищащать себя от несправедливости. Одинокий голос может быть не услышан в шуме других голосов или воспринят теми,кто несёт ответственность за происходящее, просто надоедливое брюзжание или попытка «сунуться не в своё дело». Однако, объединив голоса, содружество заинтересованных родителей обязательно достигнет цели и добьется необходимых перемен.

Когда Бетт училась в средних классах школы, там от приставаний страдали и мальчики и девочки. В тот день, когда она пришла из школы в разодранной блузке, потому что какой-то мальчик начал её тискать, чаша моего терпения переполнилась. Я позвонил всем родителям, кого знал, а чал я, к сожалению, немногих, и попросил их на следующий день прийти в школу и остаться там день. Пришли десять родителей и как раз расседелились по вестибюлю, коридорам и холлам. дemu, конечно, шумели, прозвучало несколько ос­троумных замечаний, но Бетт пришла домой не­тронутой. Вечером в пятницу все эти родители собрались вместе поужинать, чтобы выработать стратегию и тактику действий, организовать ко­митеты и выбрать председателей. Мы распреде­лились по сменам, чтобы дежурить в холлах и коридорах, а также решили, кто пойдёт к школь­ной администрации. Некоторые даже постарались освободить себе нужный день от работы. Для всех нас было одинаково важно, чтобы дети в школе чувствовали себя спокойно. И всё получилось.

Джулиан, отец одиннадцатилетней Бетт

 

Глава 11

Вы совсем меня не

Понимаете»: возраст от

Тринадцати до семнадцати

Вопрос: Как узнать, что это подросток?

Ответ: Вы сразу можете отличить

девочку-подростка от всех остальных

не столько по тому, как она выглядит,

сколько по тому, как она хлопнет дверью,

едва вы произнесете что-нибудь обидное

вроде «Привет!»

Льюис Берди Фрумкис

 

В двух словах можно сказать, что отрочество — трудное время и для родителей, и для самих девочек. Судя по коли­честву родительских жалоб, анекдотов, подростковых само­убийств и по нашим собственным воспоминаниям о взросле­нии, все мы знаем: для семей с подростками жизнь становится нелегким испытанием. Но не для всех, однако, родителей эти годы наполнены кошмарами — бывают девочки, которые довольно спокойно переносят бурные перемены, происходя­щие в процессе превращения крохотного бутона в роскош­ный цветок. Однако независимо от того, сияют ли голубые небеса над головой нашей дочери в период отрочества, или ее горизонт постоянно закрыт темными штормовыми туча­ми, родители по-прежнему должны уметь слушать ее с от­крытым сердцем, избегать осуждения, уделять время общим семейным делам и каждый раз давать дочери понять, как отражается на нас ее поведение. Родители по-прежнему должны открыто выражать свои чувства, устанавливать четкие и твердые ограды и определять справедливую меру последствий за их нарушение, задавать самим себе серьезные вог росы и оценивать свои приоритеты.

Задачи возрастного этапа развития

Изменения интеллектуальной сферы

В отроческие годы основной стороной развития девочки становится интеллект. Наша дочь из восьмилетней задиры, которая воспринимала окружающий мир в образах, превращается в четырнадцатилетнюю умницу, способную мыслить абстрактно и прослеживать причинно-следственные связи. Она больше ничего не принимает на слово, у нее начинают формироваться собственные взгляды и мнения, основанные на ее личном опыте. Она полна новых концепций, у нее новое понимание человеческого опыта, высокие идеалы и все более сложные вопросы. Теоретик детского развития Жан Пиаже описывал отрочество как «время жизни, когда у ребенка развивается способность смотреть на себя самого, как на постороннего». Девочка примеряет на себя разные маски, более глубоко переживает свои эмоции и пылко отстаивает в спорах свои новые убеждения, хотя порой ей не хватает аргументов или опыта. Однако это не мешает ей строить все новые теории, и при этом ей очень нужна наша, лишенная какой бы то ни было критики поддержка для обсуждения своих идей.

Мой папа прямо-таки глупеет во время разгово­ров за обедом. Он всегда рассказывает какую-ни­будь историю, которую вычитал в газете, и ведет себя, как будто он истина в последней инстанции. Когда я пытаюсь высказать свое мнение, он сразу заявляет, что я еще слишком мала, чтобы по­нимать, о чем говорю. Меня просто возмущают его оскорбительные замечания. Разве я не имею права иметь собственное мнение? Иногда бывает так неловко, что хочется сквозь землю прова­литься.

Анита, пятнадцати лет

Девочка-подросток от всей души стремится осмыслить мир. В своих поисках она обращается со множеством животрепе­щущих вопросов к тем, кто ее окружает, главным образом к родителям и другим членам семьи. Особенно чувствительна она к противоречиям в наших поступках, когда, например, мы говорим бабушке, что не можем прийти в воскресенье к ужину, потому что у нас другие планы, хотя никаких особых планов у нас нет, или советуем дочери не пить алкогольных напитков, тогда как сами пьем их. Несправедливое отноше­ние к дочери вызывает у нее бурный протест — например, если мы устанавливаем для нее более ранний час возвраще­ния домой, чем для ее младшего брата.

Учителя так несправедливы! Они говорят, что мы можем выбрать любую тему для классной рабо­ты, но в то же время они должны посмотреть ее и дать свое согласие до того, как мы начнем ра­ботать над ней. Но это же совсем по-коммунис­тически!

Дженни, шестнадцати лет

Изменения в эмоциональной сфере

Несоответствие, с которыми наши дочери встречаются, меж­ду красотой, честью, справедливостью, которых они ждут, и безобразием, продажностью и обманом, с которыми их сво­дит жизнь, повергает девочек в глубокое отчаяние. Их кри­тическое внутреннее око обращено на них самих и в своей суровости видит там одни только несовершенства. Если их сознание и энергия не находят выхода в позитивных отноше­ниях и действиях, девочки рискуют попасть в сети депрес­сии, которая является широко распространенной причиной множества проблем поведения у девочек-подростков, в том числе злоупотребления наркотиками, воровства в магазинах, промискуитета и подростковой беременности.

У меня была уйма проблем с Лавоной с тех пор, как ей исполнилось четырнадцать лет. Посколь­ку я воспитываю ее одна, то моей зарплаты едва хватает на жилье и еду, поэтому мы очень не­многое можем позволить себе из одежды. В этом году, когда она перешла в старшие классы, она все время чувствовала себя подавленной, потому что девочки дразнили ее из-за немодной одежды. Я поняла, что что-то неладно, когда вдруг обна­ружила у нее под ее обычным бельем обновки. В ответ на мои расспросы она замкнулась и стала дерзить. И тогда я поняла, что нам срочно нужна посторонняя помощь, чтобы вывести ее из деп­рессивного состояния и избавиться от этого мел­кого воровства, пока она не натворила чего-ни­будь серьезнее.

Грэйс, мать шестнадцатилетней Лавоны

Для девочек-подростков характерны значительные колебания настроения, поскольку в этом возрасте они живут насыщенной эмоциональной жизнью: отчаяние быстро сменяется эйфорией, если все идет, как надо, если лучшая подруга! ценит ее, если вдруг находится подопечный, которого нужно защищать. Родители порой ощущают себя, как на Американских горах: только они подстроятся к одному состоянию дочери, как оно уже сменилось другим. Сколько раз мы безуспешно стараемся понять, что же дочь хочет сказать нам! Однако развитие интеллекта позволяет девочке-подростку при переходе в зону ясного видения использовать мышление для осознания своих эмоций. Если мы на своем примере показываем дочери, как можно выразить чувства, не упрекая! и не осуждая окружающих, то девочки выражают свои эмоции все более зрело, учатся прислушиваться к точке зрения другого человека, искать примирение и компромиссы, соглашаться или не соглашаться, не разрушая взаимоотношений.

Физические изменения

Другие важные перемены, происходящие в девочке-отроке, касаются физиологии и связаны с началом менструаций и сопровождающими их изменениями тела и фигуры. Вес, до­стигающий естественной нормы, необходимой для менархе, становится предметом беспокойства многих девочек. При отсутствии сформированного образа своего тела у девоч­ки могут появиться навязчивые идеи, проблемы обуслов­ленные лишним весом, недовольством внешностью и желанием «соответствовать». Родители оказываются в замешательстве, тем самым непреднамеренно усугубляя дочкины проблемы, и совершенно теряют способность вообще что-либо понимать.

Приливы и отливы эстрогена и прогестерона оказывают свое влияние на непредсказуемые эмоциональные взлеты и спады дочери, ибо наличие этих женских гормонов определя­ет становление у нее нормального менструального цикла. Если мы будем сохранять спокойствие и помнить о том, что не должны себя упрекать за все, что творится с дочерью, мы сможем отнестись к перепадам ее настроения с необходи­мым уважением, юмором и терпением.

Развитие своего Я

Основанные, главным образом, на изучении мальчиков, мно­гие традиционные психологические теории описывают раз­витие человека как непрерывное движение ко все большей независимости и автономии. Отроческие годы считаются насыщенными различными кризисами, в результате которых ребенок становится все более и более независимым от роди­тельских ценностей, от руководства и опеки, пока общество не сочтет этого ребенка достаточно самостоятельным взрос­лым. Поскольку большинству девушек и женщин обычно вменяют в вину то, что они более зависимы, менее самосто­ятельны и автономны, чем мальчики и мужчины, мы задума­лись над вопросом: чем же характерен для девочек период отрочества. О новейших исследованиях и возникших на их основе теориях психологического развития девушек и жен­щин уже шла речь в главе 2. Результаты этих исследований свидетельствуют о том, что перед девочками в отрочестве стоят крайне сложные и трудные задачи, ибо им зачастую в нелегкой борьбе приходится отстаивать свое место в систе­ме взаимоотношений, право на собственный голос, на воз­можность жить своей собственной, неповторимой жизнью.

Девочки-подростки стремятся не к самостоятельности и независимости, а к углублению и обогащению взаимоотноше­ний, к тому, чтобы эти взаимоотношения стали более близ­кими и искренними, то есть девочки борются за возмож­ность говорить правду о том, что они видят и чувствуют. Во взаимоотношениях они стараются выразить всю свою суть: свои мечты, свои страхи, свои склонности, свою сексуаль­ность, свои только что сформировавшиеся взгляды. Нахо­дясь в системе отношений, девочка осознает самое себя, получает возможность заботиться о других, не заботясь о себе, что, на наш взгляд, и является признаком взрослости.

Потребности

Когда-то давным-давно в Норвегии жили туссы, или сказочные существа. Все зна­ли, что они могут принимать облик любого человека, например нашего доброго знако­мого, друга или члена семьи. В те же време­на жили-были молочница Эльзе и юноша Ларе, простой деревенский парень. Ларе и Эльзе очень любили друг друга, и в знак своей нежной дружбы они обменялись золо­тыми браслетами, на которых были выг­равированы их имена. Однажды летним днем на долю Эльзе выпало вести коров на горные пастбища, где уже без вести про­пало несколько девушек-молочниц. Роди­тели и Ларе умоляли Эльзе быть осто­рожной. И страхи их были обоснованны, так как, придя на пастбище, Эльзе вдруг увидела перед собой Ларса, манившего ее за собой в лес. Но это никак не мог быть Ларе: ведь только утром они расстались, и он остался в деревне! Поняв, что это был туес, принявший облик Ларса, Эльзе сняла свой браслет, прикрепила его на шею своему верному псу и послала собаку домой к родителям. Эльзе задержалась на лугу сколько могла, но красавец-тусс был очень привлекателен. Однако в тот момент, когда ему удалось заманить де­вушку в лес, на лугу появились Ларе и ро­дители Эльзе, они все громко кричали: «Ты Эльзе, ты не фея! Ты Эльзе!» Как только прозвучало ее имя, чары тут же спали, и Эльзе бросилась в ожидавшие ее объятия любящих людей.

«Молочница» (Норвегия), адаптация

Девочке-подростку нужно, чтобы из уст родителей «прозвучало ее имя».Фольклорист Лизе Лунге-Ларсен убеждена, что в старых сказках описываются те опасности, с которыми встречаются девушки и женщины в переходные моменты своей жизни. Девочки-подростки пе


Просмотров 404

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!