Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Я всё могу!»: возраст от восьми до двенадцати



Помню, в девять лет я ходила по забору,

окружающему парк, и думала,

как хорошо, когда тебе девять лет,

я бы даже не отказалась, чтобы мне

всегда было девять лет.

Я познавала мир... Помню, у меня

было постоянное ощущение радости,

уверенности в том, что я самостоятельно

полажу с миром... Я чувствовала себя

спокойно и была довольна собой. У меня было ощущение, что я смогу

кое-чего добиться в этом мире, даже если буду одна. У меня есть способ поладить с ним. И я сумею сделать это.

Меджин, около двадцати пяти лет, Эмили Хэнкок «Девчонка внутри»

Девочка в возрасте между восемью годами и двенадцатью постепенно выходит из своего сонного мирка, сосредоточен­ного на семье, в мир захватывающих приключений, которые ждут её за воротами сада, когда-то определявшего её гори­зонт. Перед ней открываются безграничные возможности. Подобно маленькому жеребёнку, она вдруг обнаруживает силу и неутомимость своих длинных ног. Она скачет туда и сюда, вдоль и поперёк, радуясь каждому новому лужку. Известная писательница Энни Диллар пишет об этом периоде детства: «В десять лет дети вдруг просыпаются и обнаруживают, где они... Их пробуждение напоминает пробуждение лунатиков — вдруг они открывают в себе... сотни умений и навыков. Они знают соседей, они умеют читать и писать по-английски, они на ты с общеизвестными таинствами, и они чувствуют себя как люди, только что сошедшие с корабля и старающиеся крепко стоять на ногах, они как будто выплыли из небытия, чтобы поселиться в жутко знакомой жизни, которая давным-давно идёт своим ходом».

Задачи возрастного этапа развития

Развитие ребёнка можно уподобить росту дерева: заро­дившееся семечко постепенно слой за слоем обрастает всё более сложными поступками и способностями. До семи лет у девочки растут в основном конечности и развивается воля: становятся больше крупные мускулы рук и ног, она учится оказывать влияние на окружающие её предметы и людей. Она растёт, подражая действиям и поступкам, которые ви­дит, ощущая себя естественной частью всего окружающего.



В годы между восемью и двенадцатью фокус развития дочери смещается.к тому, что педагог Вальдорфской школы-Рахима Бальдвин называет ритмической системой, — нала­живаются ритм дыхания и биения сердца. С работой сердца и легких связано эмоциональное состояние, поэтому именно в эти годы расцветают чувства. В разделе, посвященном внут­ренней системе управления, чуть дальше в этой главе, мы поговорим о том, что должны делать родители, чтобы в эти годы помочь развитию души дочери.

Окружающие предметы больше не открывают девочке сво­их тайн, потому что девятилетняя девочка смотрит на них со стороны. Впервые она относится к окружающему её миру как к чему-то отдельному от неё самой, тогда как раньше для неё было невыносимо чувствовать себя в стороне от мира или в уединении. В ней пробуждается ощущение хозяйки корабля, на котором она может плыть ifo морям и просторам. Все, что впереди, волнует её, и именно в эти годы девочка впервые ощущает прикосновение своей судьбы. Психотера­певт и писательница доктор философии Эмили Хэнкок опи­сывает девочку в этом возрасте как «ребёнка, который владе­ет собой и является пробным камнем женской сущности». Крохотные семена упали на благодатную почву, если, прора­стая, расцветут способностями и талантами, которые позволят нашей дочери, когда она станет взрослой, послужить на благо миру, либо воспитывая своих детей, либо на обществен­ном поприще, либо поднимаясь вверх по служебной лестнице. Девочки в этом возрасте с радостью впитывают в себя лю­бые проявления жизни, и в них уже просматриваются задат­ки будущих компетентных женщин, какими они скоро станут. Раннее детство дочери, когда маленькая девочка была бе­зусловно привязана к своим родителям и безоговорочно ве­рила в их высшую мудрость и авторитет, теперь может пока­заться родителям золотым времечком. И вполне вероятно, нас порой потрясает, что десятилетняя дочка уже не ве­рит в нашу непогрешимость и начинает подвергать сомне­нию наши идеалы и ценность нашего мнения.



Я помню, как весело было учить малышей, потому что они с радостью ожидали каждого урока и пока ещё верили в то, о чем им рассказывал учитель. Совсем не

так с детьми в третьем классе, когда они все вдруг становятся скептиками и готовы критиковать всё подряд, ставя под сомне­ние любой ответ учителя и даже проверяя, знаю ли я вообще то, о чём говорю!

Это время Больших Вопросов, и, если у нас не хватает терпения выслушать дочь и отнестись к её размышлениям с тем уважением, которого они заслуживают, в ее душу закра­дывается цинизм.

У меня возникают такие вопросы, на которые ник­то никогда не знает ответа. Хотите их послу­шать? Зачем был создан мир? Зачем мы здесь? Почему Богу взбрело в голову делать нас? А от­куда взялся Бог? Вот!

Мэрили, восьми с половиной лет

Девочку в возрасте между восемью и двенадцатью инте­ресует существование сил добра и зла. Она намеренно спра­шивает нас о том, откуда берётся зло и почему оно имеет право на существование в мире. Если нам удалось уберечь дочь от визуального знакомства с насилием по телевизору и в компьютерных играх, то она сможет осмыслить зло в пре­делах своего понимания и, будем надеяться, в тех рамках, в каких она в состоянии с ним справиться, в кругу людей и событий, с которыми она сталкивается в школе. Эти раз­мышления и переживания вносят свой вклад в нормальное нравственное развитие девочки, которое, по данным широко го исследования, проведённого гарвардским психологом доктором философии Кэрол Джиллигэн, обязательно включает в себя элемент заботы; девочку всегда волнует не просто, что справедливо и честно, а что нет, но какое влияние оказывают её слова и действия на окружающих людей.



Девочки в этом возрасте лучше начинают понимать причинно-следственные связи и то, какую роль они сами играют) в конкретных событиях. Они могут представить себе, как действия отразятся на чувствах других людей и что при этом; изменится в ситуации, тогда как до достижения возраста, в котором формируется, по словам теоретика детского разви­тия Жана Пиаже, «конкретно-операциональное мышление», они не могут удержать в сознании эту сложную цепочку.

Мама, если я приготовлю ужин на этой неделе два раза вместо одного, можно я пойду в четверг к бабушке? Тётя Дженни приведёт туда Сару. Это всего на два дня раньше, и если я на этой неделе приготовлю лишний ужин, это будет как бы за тот раз, что я пропущу на следующей неделе. Можно?

Джэнел, одиннадцати лет

В этом возрасте, девочки мыслят то разумно, как взрос­лые, что видно по словам Джэнел, то вдруг теряют всякую способность к разумному общению. Только что дочь каза­лась достаточно взрослой, как будто минули годы, и тут же удивляет нас тем, что ей нужна наша помощь в чём-то, что она давным-давно умеет делать сама.

Помню свою дочь в одиннадцать лет — она была очень самоуверенной. Меня поражала ясность её взглядов на все важные проблемы. Бывало, мы подолгу беседовали с ней о том, что она думает и чувствует, и беседы наши не были поверхностны. А то вдруг ей требовалась помощь, чтобы открыть мыльницу. Я никак не могла этого понять.

Восьми—двенадцатилетняя девочка оставляет далеко по­зади себя безопасный мир подражания, игры воображения и связь со всем и вся. Она обращает свой взор к волнующему миру, скрывающемуся за воротами сада, этот мир манит её новыми приключениями, Большими Вопросами и незнако­мым чувством одиночества. Хотя её влекут трудности, она пока ещё немного напугана и ошеломлена. Этим и объясня­ются, её резкие колебания от взрослости к детству, так ха­рактерные для неё в этот период. Наше терпение и понима­ние стоящих перед дочерью проблем станет для неё пробным камешком и надёжным убежищем, куда она всегда сможет вернуться, если жажда исследований и подвигов заведёт её слишком далеко от самой себя. Когда девочка просит о помо­щи в чём-то, что нам кажется несложным для неё делом, она просит нас любить её, показать свою веру в появившуюся у неё способность самой выбирать маршрут своего путеше­ствия по жизни.

Система отношений девочки в этом возрасте становится сложнее, а сами отношения глубже; важное значение прида­ётся дружеским связям, особенно с девочками своего воз­раста. Отрицательные аспекты женской натуры могут про­являться в «парности» дружбы, когда «лучшие подруги» с враждебностью отвергают третью, ощущающую себя поки­нутой и несчастной.

Моё сердце каждый раз рвётся на части, когда дочка возвращается домой плача, потому что луч­шая подруга решила её оставить ради дружбы, с кем-то другим. Если через несколько дней я спра­шиваю дочь об этом, она отвечает: «А, я её боль­ше тоже не люблю. Мы теперь лучшие подруги с Джейн». Три дня спустя всё опять может пере­мениться. Я никогда не могу за этим уследить, но всегда остро чувствую её боль от сознания соб­ственной отверженности.

Таня, мать двенадцатилетней Марты

 

Потребности

Согласие между родителями может принести боль­шую пользу.Когда девочка этого возраста колеблется между новым чувством независимости и хорошо знакомым безопас­ным положением, которое осталось в прошлом, она бывает внутренне неуравновешенна. Герман Кепке, известный вальдорфский педагог из Швейцарии и писатель, в своей книге «Встреча с самим собой» подчёркивает: «Недостаток урав­новешенности в ребёнке может быть компенсирован тем согласием, которое царит в отношениях между матерью и отцом. Дети воспринимают это как дар судьбы, а в поворот­ные моменты своей жизни — особенно...» Если родители" открыто обсуждают друг с другом её проблемы, они дают* дочери возможность «крепко встать на ноги». Независимо от того, одинок ли родитель или состоит в браке, неродной или; разведённый, мы в силах облегчить дочери эти переходные годы, отведя время для обстоятельного разговора с ней об] основных принципах здорового образа жизни, а не только о правильном питании и питье.

Родительская душа «обязана трудиться».Выявляя всё лучшее и всё худшее, что есть в нас, дело воспитания" заставляет нас сталкиваться со своими слабостями и недостатками. Философ Рудольф Штайнер успокаивает нас тем, что детям не нужны совершенные родители. Им нужно про­сто видеть, что родители стараются стать лучше. Все мы, например, знаем, что, когда мы облегчаем свой гнев, бросая обидные слова в адрес детей, мы можем почувствовать себя лучше лишь на время, если вообще сможем. Чувство вины и вызванное им неприятное состояние слишком дорогая цена за вспышку раздражения; необходимость вынуждает нас ис­кать другие способы выражения своего гнева.

В младенчестве дочка донимала нас бессонными ночами и постоянным требованием нашего внимания. Нам пришлось мобилизовать все свои внутренние ресурсы, чтобы справить­ся с этим испытанием. О, благословенное время! Возраст от восьми до двенадцати приносит с собой новые проблемы. До сих пор малышка безоговорочно верила в наше всеведение, в наше абсолютное знание того, как устроен мир. Она спо­койно росла, уверенная в нашем всемогуществе.

Теперь в ней развивается проницательность, которая по­зволяет разглядеть трещины в нашем тщательно подремон­тированном фасаде. Она думает о том, а знаем ли мы на самом деле то, о чём говорим, и требует от нас доказательств.

Она уже не подражает нам слепо, как это было в четыре года, а ищет скрытые мотивы во всем, что мы говорим и делаем, и критически отмечает все несоответствия и проти­воречия в наших словах и поступках.

Бесполезно отвечать девочке в возрасте восьми или две­надцати лет: «Потому что я так сказала» или: «Потому что я так всегда делаю». Её Большие Вопросы заставляют нас за­ново пересматривать смысл собственной жизни, свой вклад в общее дело и задумываться о том, хотим ли мы, чтобы дочка пошла по нашим стопам.

Отец становится главным союзником.Исследования свидетельствуют, что, если отец активно участвует в жизни дочери с самого её начала, у девочки устанавливается с ним тесная и долговременная связь. Девочки в возрасте от вось­ми до двенадцати особенно нуждаются в участии и поддерж­ке отца. В традиционной семье, где папа уходит на работу во внешний мир, его образ связывается у девочки с приключе­ниями и активными действиями. Дочь с нетерпением ждёт его возвращения по вечерам, ведь он приносит с собой ново­сти и захватывающий аромат происходящего за пределами её мирка, включающего школу и дом. Матери, которые рабо­тают дома или вне его, тоже могут и должны привлечь к себе интерес дочери, но мужской способ существования в мире особенно привлекателен для девочек между восемью и две­надцатью годами.

Психотерапевт и писательница доктор философии Эмили Хэнкок указывает, что в эти годы, когда девочку особенно сильно тянет к отцу, значительно ослабевает влияние огра­ничений, навязываемых обществом на то, что может делать и кем может быть женщина. Девочки в этом возрасте свобод­ны от предписанной обществом полоролевой функции. Они вольны быть какими им захочется; они могут ощущать себя сильными, проворными, умелыми, весёлыми, остроумными, и это идёт впереди осознания ими своей женской принад­лежности.

Если раньше отцы приходили в недоумение от «девчачьих штучек», доставлявших удовольствие дочери, то теперь папы не могут нарадоваться, обнаружив, как храбры и склонны к авантюрам их девочки. Египетским фараонам советовали вы­бирать себе в подруги девятилетних девочек, потому что они так веселы и жизнерадостны, а историки Древней Греции писали, что девочки в девять лет покидают своих матерей и их посвящают служению девственной охотнице Артемиде, известной своей мальчишеской отвагой и силой.

Девочек в возрасте от восьми до двенадцати переполняет непредсказуемая энергия, которая толкает их вперёд — ис­следовать и учиться. Каждая девочка использует этот им­пульс на свой лад, в соответствии со своим темпераментом. Одни упражняют мускулы, проверяя свою силу в занятиях, требующих физической подготовки, — лазают по деревьям, ходят по изгородям, играют в спортивных командах или занимаются индивидуальными видами спорта с наслаждением, которое удивляет многих родителей. Других привлекает сложность отношений, они доводят свои способности к соци­альным контактам до изысканной отточенности. Бывают де­вочки спокойные, мечтательные, они обращают свои взоры к литературе, воодушевляясь будущим величием на примере книжных героинь. Кто-то вдруг начинает преуспевать в математике и естественно-научных дисциплинах, стремясь статьинженером, врачом или архитектором.

Если отец поощряет девочку к риску, поддерживает её, когда она следует зову своей души, у девочки формируется здоровая самооценка. В идеале, отец должен дать в руки дочери инструмент для удовлетворения её потребности — и здесь мы воспользуемся термином психолога доктора фило­софии Роберта Кегана — «попробовать дело своими рука­ми»; он обеспечивает дочери практику, в которой развивает­ся её умелость и уверенность в себе. Если девочка хочет изучать звёзды, отец ведёт её в планетарий или приносит ей телескоп. Если она мечтает принять участие в Олимпийских играх, отец находит ей тренера, подбадривает её на трени­ровках и присутствует на соревнованиях. Если девочку вле­чёт мир книг, отец ведёт её в библиотеку, делится с ней своим мальчишеским опытом чтения или советует обратиться к классике.

Ж: Когда мне было девять лет, наша семья переехала в деревню, где я очень любила помогать отцу в работах по двору: мы строили забор, сгребали сено, кормили скот.

Он гордился моим трудолюбием, моим умением играть в софтбол и моими школьными успехами. Жизнь в деревне наи­лучшим образом соответствовала моему авантюрному характе­ру, давая мне возможность вместе с лошадью и собакой изучать мир природы, который я всё больше любила.

Девочки заслуживают равного права на образова­ние.Девочки нуждаются в том, чтобы мы проявляли живой интерес к их школьным делам. Ощущают ли они себя актив­ными участниками школьной жизни? Отражают ли учебни­ки, по которым они учатся, достижения женщин и девушек? Учитывают ли методы преподавания женский стиль усвое­ния знаний? Поощряют ли учителя девочек к выполнению трудных работ, хвалят ли их одинаково с мальчиками? Учат ли наших дочерей так, чтобы укрепить их независимость, уверенность в себе, аналитические способности, любознательность, изобретательность, творческую активность? Вы­деляет ли школа тренеров и средства для занятий девочек спортом?

Девочкам в этом возрасте по-прежнему нужна наша защита.Хотя в эти годы девочка обрела новую силу и интерес к жизни, она по-прежнему подвержена влиянию стрессов, без которых не обходится наш техногенный век. Она всё ещё очень восприимчива к перегрузкам, вызванным шумовой бомбардировкой и атаками со стороны механичес­ких устройств и средств массовой информации. Классы, где учатся наши дочери, и даже наши дома перенасыщены из­лишними возбудителями, которые мы должны тщательно от­фильтровывать: избыточное освещение, шум транспорта, ра­дио, телевизор, видеоигры, видеофильмы, компьютеры плюс то, с чем мы сталкиваемся по дороге в школу, домой, на работу: шум транспорта, неоновые огни, реклама, радио и так далее. Даже соблазнительные витрины ведут жестокую атаку на наши органы чувств.

В дополнение к этим стрессовым факторам окружающей среды на всех детей давит, подвергая их ненужному риску, груз больших домашних заданий и необходимость их выпол­нения. Девочкам любого возраста нужно помочь замедлить бег, побыть наедине с собой, ввести в разумные рамки свою деятельность и поменьше сталкиваться с соблазнительными огнями современной электроники. Усвоение девочкой в воз­расте между восемью и двенадцатью годами здоровых привы­чек значительно облегчит ей переход в отрочество.

Искусство и музыка обогащают жизнь и питают душу.В этом возрасте к девочке приходит способность спо­койно размышлять. Возможность выразить свои чувства и дурные устремления — свою сущность — при помощи, напри­мер, карандаша и красок способствует нормальному разви­тию в эти переходные годы. Облекая свои Большие Вопросы в форму и материал художественных произведений, девочка получает твёрдую почву для решения вопросов и сомнений в будущем. Огромную важность в эти годы приобретают до­машние и школьные мероприятия, во время которых девочка сможет порисовать.

Поскольку в эти годы центром развития девочки стано­вятся лёгкие и сердце, ей полезны движения и музыка. Когда она поёт и танцует, в лёгкие поступает больше воздуха, обогащается мир чувств, растёт способность к предвидению, возрастает восхищение и благоговение перед жизнью. Девочкам сейчас больше, чем когда бы то ни было, нужно слы­шать, как поют родители, разделять с ними эту радость, вознося свой хвалебный гимн жизни. Антрополог, консультант по вопросам предпринимательства и просто мудрая женщина, доктор философии Анджелес Арьен советует нам «петь ради самой жизни», потому что пение — мощный источник здоровья, и это было известно многим древним культурам. Доктор Арьен в своей книге «Четырёхкратный путь» рассказывает, что племена Океании считают: чтобы научить чело­века говорить правду, его сначала надо научить петь.

Я не пою, потому что я счастлив; Я счастлив, потому что я пою.

Вильям Джеймс


Просмотров 268

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!