Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






РЕЗОЛЮЦИЯ О ПРИНЦИПИАЛЬНОЙ ПОЗИЦИИ НОВОИСКРОВЦЕВ 2 часть



Впрочем, кажется, о последнем они и совсем позабыли, увлекшись политиканством сегодняшнего дня. Понемногу элементы оппортунизма переносятся ими в рабочее движение. Рабочие перестают стремиться к созданию собственной партии, полагаясь на интеллигентов. Почему же эти новые друзья рабочего класса допускают и даже поощ­ряют такие явления? Откровенный ответ на это дают сами же «демократы»: «Прежде наша группа работала только среди интеллигенции, — говорят они, — но последние события заставили нас обратиться и к рабочим».

Господа демократические пенкосниматели, именующие себя социал-демократами в «принципе», обратили свое благосклонное внимание на пролетарское движение, лишь когда массы вышли на улицу и мостовые обагрились кровью тысячи рабочих. И тогда они, выступая в качестве истинных друзей рабочего класса, с лицемерным видом про­ходят мимо работы десятилетий, которая подготовила и направила революционное на­строение русского пролетариата и ценой многих жертв создала единую Рабочую соци­ал-демократическую партию. По-видимому, эти социал-демократы в стиле модерн


340___________________________________ В. И. ЛЕНИН

из всей марксистской теории вынесли только одно (да и то с недавнего времени), что только сила организованного пролетариата свергнет самодержавный произвол и завою­ет политическую свободу, которой воспользуется главным образом буржуазия. Новые друзья пролетариата садятся верхом на рабочее движение и, подгоняя его хлыстиком непосредственных результатов, кричат: «Вперед, к нашей свободе!». Правильно гово­рит русская поговорка: «Избави нас боже от друзей, от врагов-то мы и сами избавим­ся»».

«Вперед» №10, Печатается по тексту

15 (2) марта 1905 г. газеты «Вперед»


ПРОЛЕТАРИАТ И КРЕСТЬЯНСТВО

Начинаются крестьянские восстания. Из различных губерний приходят известия о нападениях крестьян на помещичьи усадьбы, о конфискации крестьянами помещичьего хлеба, скота. Царское войско, наголову разбитое японцами в Маньчжурии, берет ре­ванш над безоружным народом, предпринимая экспедиции против внутреннего врага — против деревенской бедноты. Городское рабочее движение приобретает нового со­юзника в революционном крестьянстве. Вопрос об отношении сознательного авангарда пролетариата, социал-демократии, к крестьянскому движению приобретает непосред­ственное практическое значение и должен быть поставлен на ближайшую очередь дня во всех наших партийных организациях, при всяком выступлении пропагандистов и агитаторов.



Социал-демократия неоднократно указывала уже, что крестьянское движение ставит перед нею двоякую задачу. Мы должны безусловно поддерживать и толкать его вперед, поскольку оно является революционно-демократическим движением. Мы должны вме­сте с тем неуклонно стоять на своей классовой пролетарской точке зрения, организуя сельский пролетариат, подобно городскому и вместе с ним, в самостоятельную классо­вую партию, разъясняя ему враждебную противоположность его интересов и интересов буржуазного крестьянства, призывая его к борьбе за социалистическую резолюцию, указывая ему, что избавление от гнета и


342__________________________ В. И. ЛЕНИН

нищеты лежит не в превращении нескольких слоев крестьянства в мелких буржуа, а в замене всего буржуазного строя социалистическим.

Эта двоякая задача социал-демократии подчеркивалась не раз в старой «Искре», на­чиная с № 3 , т. е. еще ранее первого крестьянского движения 1902 года; она выражена и в нашей партийной программе; она повторена была и в нашей газете (№ 3) . Теперь, когда особенно важно выяснить эту задачу в ее практической постановке, интересно привести замечания Карла Каутского, поместившего в немецком соц.-дем. журнале «Die Neue Zeit» статью «Крестьяне и революция в России». Как социал-демократ, Ка­утский неуклонно отстаивает ту истину, что пред нашей революцией стоит теперь за­дача не социалистического переворота, а устранения политических препятствий с пути развития существующего, т. е. капиталистического, способа производства. И Каутский продолжает: «Революционное городское движение должно оставаться нейтральным в вопросе об отношениях между крестьянином и помещиком. Оно не имеет никаких ос­нований становиться между крестьянами и помещиком, выступать на защиту последне­го против первых; его сочувствие всецело на стороне крестьянства. Но задачей рево­люционного городского движения вовсе не является также натравливание крестьян на помещиков, которые в современной России играют совсем не ту роль, какую играло хотя бы французское феодальное дворянство времен «старого порядка». Впрочем, го­родские революционеры, даже если бы они и захотели, могли бы оказать весьма немно­го влияния на отношения между помещиками и крестьянами. Эти отношения помещи­ки и крестьяне определят уже сами между собой». Чтобы правильно понять эти замеча­ния Каутского, которые, будучи вырваны из связи, могли бы вызвать немало недоразу­мений, надо непременно иметь в виду также следующее замечание его в конце статьи. «Победоносная революция, — говорит он там, — не встретила бы, наверное,



* См. Сочинения, 5 изд., том 4, стр. 429—437. Ред. " См. настоящий том, стр. 190—197. Ред.


__________________________ ПРОЛЕТАРИАТ И КРЕСТЬЯНСТВО________________________ 343

особых затруднений в том, чтобы употребить крупные латифундии злейших врагов ре­волюции на улучшение пролетарских и крестьянских условий жизни».



Читатель, который внимательно сопоставит все эти утверждения Каутского, легко увидит в них именно ту социал-демократическую постановку вопроса, которую мы сейчас обрисовали. Отдельные неточности и неопределенности в выражениях Каутско­го могут быть объяснены беглостью его замечаний и недостаточным знакомством с аг­рарной программой русской социал-демократии. Суть дела в том, что отношение рево­люционного пролетариата к тяжбе между крестьянами и помещиками не может быть во всех случаях и при всех условиях одинаковым при различных перипетиях русской ре­волюции. При одних условиях, при известных конъюнктурах это отношение должно быть отношением не только сочувствия, но и прямой поддержки, и не только поддерж­ки, но и «натравливания». При других условиях это отношение может и должно быть нейтральным. Каутский, судя по его приведенным замечаниям, верно схватил эту двоя­кую сторону нашей задачи, — в отличие не только от наших «социалистов-революционеров», целиком погрязших в вульгарных иллюзиях революционной демо­кратии, но и от многих социал-демократов, которые, подобно Рязанову или Иксу, оты­скивали «простое», для всех комбинаций одинаковое решение задачи. Основная ошиб­ка таких соц.-демократов (и всех соц.-рев.) состоит в том, что они не выдерживают классовой точки зрения и, отыскивая одинаковое для всяких комбинаций решение за­дачи, забывают о двойственной природе зажиточного и среднего крестьянства. В своих расчетах они оперируют, в сущности, с двумя только классами: либо с помещиками и «крестьянско-рабочим классом», либо с собственниками и пролетариями. На деле же перед нами три различных, по своим ближайшим и конечным целям, класса: помещики, зажиточное и частью среднее крестьянство и, наконец, пролетариат. На деле задача пролетариата, при таком положении вещей, не может не быть двусторонней, и вся трудность


344__________________________ В. И. ЛЕНИН

социал-демократической аграрной программы и аграрной тактики в России состоит в определении, возможно более ясном и точном, того, при каких условиях обязателен для пролетариата нейтралитет и при каких поддержка и «натравливание».

Решение этой задачи может быть только одно: вместе с крестьянской буржуазией против всякого крепостничества и против крепостников-помещиков, вместе с город­ским пролетариатом против крестьянской и всякой другой буржуазии, такова «линия» сельского пролетария и его идеолога социал-демократа. Другими словами: поддержи­вать и подталкивать крестьянство вплоть до всяких отнятий какой угодно «священной» барской «собственности», поскольку это крестьянство выступает революционно-демократическим. Относиться недоверчиво к крестьянству, организоваться отдельно от него, быть готовым к борьбе с ним, поскольку это крестьянство выступает реакционным или противопролетарским. Еще иначе: содействие крестьянину, когда борьба его с по­мещиком приносит пользу развитию и укреплению демократии; нейтралитет по отно­шению к крестьянину, когда борьба его с помещиком является исключительно сведе­нием безразличных для пролетариата и для демократии счетов между двумя фракциями землевладельческого класса.

Разумеется, такой ответ не удовлетворит людей, которые подходят к крестьянскому вопросу без продуманных теоретических воззрений, которые гонятся за ходким и эф­фектным «революционным» (на словах) лозунгом, которые не понимают громадной и серьезной опасности революционного авантюризма именно в области крестьянского вопроса. По отношению к таким людям, — а их сейчас уже не мало среди нас, к числу их принадлежат социалисты-революционеры, и развитие революции вместе с крестьян­ским движением ручается за увеличение их рядов, — по отношению к таким людям со­циал-демократы должны непреклонно отстаивать точку зрения классовой борьбы про­тив всякой революционной расплывчатости, трезвый учет разнородных элементов кре­стьянства против револю-


__________________________ ПРОЛЕТАРИАТ И КРЕСТЬЯНСТВО________________________ 345

ционной фразы. Говоря практически и конкретно, можно подойти всего ближе к истине таким утверждением: все противники социал-демократии в аграрном вопросе не счи­таются с тем фактом, что у нас в собственно европейской России есть целый слой (1V2—2 миллиона дворов из всего числа около 10 миллионов дворов) зажиточных кре­стьян. В руках этого слоя не меньше половины всех орудий производства и всей собст­венности, которой располагает крестьянство. Этот слой не может существовать без найма батраков и поденщиков. Этот слой, несомненно, враждебен крепостничеству, помещикам, чиновничеству, он способен стать демократом, но еще более несомненна его враждебность по отношению к сельскому пролетариату. Всякая попытка затуше­вать, обойти эту классовую враждебность в аграрной программе и тактике есть созна­тельное или бессознательное оставление социалистической точки зрения.

Между сельским пролетариатом и крестьянской буржуазией находится слой средне­го крестьянства, в положении которого есть черты и того и другого из двух антиподов. Общие черты в положении всех этих слоев, всего крестьянства в целом, делают, несо­мненно, демократическим и все его движение, как бы велики ни были те или иные про­явления несознательности и реакционности. Наша задача — никогда не сходить с клас­совой точки зрения и организовать теснейший союз городского и сельского пролета­риата. Наша задача — уяснение себе и народу действительного демократического и революционного содержания, которое кроется за всеобщим, но туманным стремлением к «земле и воле». Наша задача поэтому — самая энергичная поддержка и подталкива­ние вперед этого стремления, наряду с подготовкой элементов социалистической борь­бы и в деревне.

Чтобы точно определить отношение социал-демократической рабочей партии на практике к крестьянскому движению, третий съезд нашей партии должен принять резо­люцию о поддержке крестьянского движения. Вот проект такой резолюции, которая формулирует


346___________________________________ В. И. ЛЕНИН

вышеизложенные и неоднократно развивавшиеся в соц.-демократической литературе взгляды и которая должна быть обсуждена теперь возможно более широким кругом партийных работников:

«Российская социал-демократическая рабочая партия, как партия сознательного пролетариата, стремится к полному избавлению всех трудящихся от всякой эксплуата­ции и поддерживает всякое революционное движение против современного общест­венного и политического строя. Поэтому РСДРП самым энергичным образом поддер­живает и современное крестьянское движение, отстаивая все революционные меры, способные улучшить положение крестьянства, и не останавливаясь в этих целях перед экспроприацией помещичьей земли. При этом РСДРП, будучи классовой партией про­летариата, неуклонно стремится к самостоятельной классовой организации сельского пролетариата, ни на минуту не забывая о задаче разъяснять ему враждебную противо­положность его интересов и интересов крестьянской буржуазии, разъяснять ему, что только совместная борьба сельского и городского пролетариата против всего буржуаз­ного общества может привести к социалистической революции, которая одна способна действительно избавить от нищеты и эксплуатации всю массу деревенской бедноты.

Как практический лозунг агитации среди крестьянства и как средство внесения наи­большей сознательности в это движение, РСДРП выставляет немедленное образование революционных крестьянских комитетов для всесторонней поддержки всех демократи­ческих преобразований и осуществления их в частностях. И в таких комитетах РСДРП будет стремиться к самостоятельной организации сельских пролетариев в целях, с од­ной стороны, поддержки всего крестьянства во всех его революционно-демократических выступлениях, а с другой стороны, в целях охраны истинных интере­сов сельского пролетариата в его борьбе с крестьянской буржуазией».

«Вперед» №11, Печатается по тексту

23 (10) марта 1905 г. газеты «Вперед»


ОБ УЛИЧНОЙ БОРЬБЕ

(СОВЕТЫ ГЕНЕРАЛА КОММУНЫ)

От редакции. Предлагаемая статья есть перевод одного из мемуаров знаменитого деятеля Парижской Коммуны, Клюзере. Он основывал свои соображения, как видно из приводимых ниже кратких биографических сведений, главным образом, хотя не ис­ключительно, на опыте парижских уличных восстаний. Кроме того, он имел в виду специально революцию пролетариата против всех имущих классов, тогда как мы в Рос­сии переживаем теперь революцию в значительной степени общенародную против пра­вительственной шайки. Само собою разумеется поэтому, что оригинальные мысли Клюзере должны послужить для русского пролетария лишь материалом для самостоя­тельной, применительно к нашим условиям, переработки опыта западноевропейских товарищей. Считаем нелишним познакомить читателя вкратце с небезынтересной био­графией автора.

Густав-Павел Клюзере (Cluseret) родился в Париже 13-го июня 1823 года. Учился в военной школе Сен-Сир и вышел из нее в 1843 г. подпоручиком (sous-lieutenant). В 1848 году в чине поручика принимал самое энергичное участие в подавлении рабочего восстания в Париже (июньские дни). В течение 6 часов взял 11 баррикад и 3 знамени. Получил за этот «подвиг» орден почетного легиона. В 1855 г. в чине капитана участво­вал в крымской кампании. Затем вышел в отставку. Участвовал в армии Гарибальди в войне за итальянское освобождение.


348___________________________________ В. И. ЛЕНИН

В 1861 году уехал в Америку и участвовал в междоусобной войне против рабовладель­ческих штатов. Получил титул генерала и (после победы при Croskeys) права американ­ского гражданства. Вернулся во Францию. В 1868 году попал в тюрьму за статьи в га­зете «L'Art» . В тюрьме Сен-Пелажи завязал связи с деятелями Интернационала. За рез­кую военную критику в газетах выслан из Франции, как американский гражданин. По­сле провозглашения республики (4 сент. 1870 г.) вернулся в Париж, участвовал в по­пытках вызвать восстание в Лионе и в Марселе. 3 апреля 1871 года назначен военным министром Коммуны. 16-го апреля выбран членом Коммуны. За сдачу форта Исси смещен Коммуной и арестован, но судом товарищей оправдан. После падения Комму­ны бежал из Франции. Версальским судом 30 августа 1872 г. приговорен к смертной казни. После амнистии в 1881 г. вернулся во Францию, писал в газетах «Коммуна» и «Марсельеза»120. За возбуждение армии к неповиновению приговорен к двум годам тюрьмы. Бежал из Франции. В 1888 г. на выборах в палату депутатов выступал как кандидат революционной партии, громил парламентаризм и радикальную, «клеманси-стскую» партию . В 1889 г. выбран во 2-ом округе Тулона в палату депутатов. При­надлежал к социалистической рабочей группе. Написал книгу «Армия и демократия» (1869) и два тома «Мемуаров» (1887), посвященных Коммуне.

«Вперед» №11, Печатается по тексту

23 (10) марта 1905 г. газеты «Вперед»

— «Искусство». Ред.


ПЕРВЫЙ ШАГ

Толцыте и отверзется — сказали мы, прочитав в № 91 «Искры» постановление Сове­та партии от 10 марта 1905 г. Не успели дойти до России вести о постановлении Совета от 8-го марта 1905 года и наш ответ в № 10 «Вперед» , как приходится уже отметить новый и замечательный поворот Совета, поворот, за который мы можем только от ду­ши приветствовать товарищей новоискровцев и от души пожелать им сделать даль­нейший шаг в этом направлении.

Постановление Совета от 10 марта 1905 г. есть обращение к членам III партийного съезда, созываемого русским Бюро, с предложением съезду принять посредничество германской партии и Бебеля для восстановления единства партии и с выражением со­гласия прислать на съезд от Совета двух представителей для переговоров об осуществ­лении идеи третейского разбирательства.

Делая первый шаг «на новый путь», Совет не мог, разумеется, обойтись без некото­рых своих старых приемов, не мог не повторить неправды, внутреннюю нелепость ко­торой мы уже показали в № 10 «Вперед», — именно будто съезд, созываемый боль­шинством русских комитетов, не есть партийный съезд, будто «незначительная группа членов партии» хочет «навязать свои решения действительному большинству партии». Эти увертки были бы жалки, когда бы не были смешны, и

* См. настоящий том, стр. 335—337. Ред.


350__________________________ В. И. ЛЕНИН

останавливаться еще раз на них нам не хотелось бы. Тем более не хотелось бы, что все внимание естественно привлекает к себе новый шаг Совета, который наконец-то (нако­нец-то!) понял значение партийного съезда в деле улажения партийного кризиса, нако­нец-то сделал первую, хотя и маленькую, робкую, непоследовательную, но все же ка­кую ни на есть попытку взглянуть на вещи просто, назвать их настоящими именами и попробовать путь — «новый путь» восстановления единства партии при помощи непо­средственных переговоров между двумя, создавшимися после второго съезда, частями партии.

В добрый час ! Давно бы так, — месяцы и месяцы мучительного, нелепого, затяжно­го кризиса и тайного раскола были бы сбережены для партии пролетариата. Немножко более серьезного и искреннего желания считаться прямо и открыто с волей действую­щих в России партийных работников, — и российская социал-демократия вышла бы из временного своего распадения уже год тому назад. Да, год тому назад, даже более года.

Это было в конце января 1904 г. Совет партии первый раз собрался для обсуждения нового партийного положения и партийного кризиса в составе Плеханова, Аксельрода, Мартова, Васильева и Ленина. Двое последних, члены Τ TTC и сторонники большинства, ясно видели, что партия фактически расколота уже меньшинством и что тайный ха­рактер этого раскола вносит бесконечный разврат в партию, деморализуя ее совершен­но, развязывая руки одной стороне для самых бесшабашных приемов «свалки», связы­вая другую сторону долгом соблюдения общих решений. Тайный раскол партии отно­сится к открытому расколу (по своему морально-политическому значению и по своим морально-политическим последствиям) приблизительно так же, как тайный адюльтер относится к открытой свободной любви.

И вот указанные члены Совета вносят поэтому резолюцию (28 янв. 1904 г.), которая напечатана полностью Шаховым («Борьба за съезд», стр. 81) ив которой большевики, несмотря на преобладание их противников и

* См. Сочинения, 5 изд., том 8, стр. 116. Ред.


ПЕРВЫЙ ШАГ 351

в редакции и в Совете, т. е. в высшем учреждении партии, первые заговаривают о необ­ходимости мира в партии ввиду серьезнейших задач исторического момента. Больше­вики проводят там резкое различие между необходимой и неизбежной идейной борь­бой, с одной стороны, и «недостойной свалкой», дезорганизацией, местническими сче­тами, бойкотом и т. п. Большевики приглашают Совет партии призвать всех членов партии, чтобы они «отбросили скорее все взаимные мелкие счеты и поставили раз на­всегда идейную борьбу в такие рамки, чтобы она не вела к нарушениям устава, не тор­мозила практической деятельности и положительной работы». У нас так много забыв­чивых членов партии, любящих говорить о партийной самодеятельности, но предпочи­тающих досужие сплетни изучению документов партийного раскола, что мы настоя­тельно рекомендуем всем товарищам, желающим разобраться в партийных делах, за­глянуть на стр. 81 брошюры «Борьба за съезд».

Меньшевики конечно отвергли резолюцию Ленина и Васильева и приняли (Плеха­нов, Мартов и Аксельрод) резолюцию, приглашающую Τ TTC «кооптировать» меньшеви­ков. Так как Τ TTC 26 ноября 1903 г. выразил согласие кооптировать двоих меньшевиков по его, ЦК, выбору, то эта резолюция Совета означала не что иное, как навязывание Ц. К-ту трех определенных персонажей. Теперь уже вся партия документально осведом­лена (из «Заявления» Ленина) относительно того, что именно из-за «трех» сочинялись принципиальные разногласия и велась «недостойная свалка» по ноябрь 1904 г. В ответ на резолюцию о кооптации Ленин и Васильев подали особое мнение (Шахов, стр. 84) , которое мы тоже рекомендуем перечитать для поучения несведущих или забывчивых и в котором заявляется, что «иного способа честного и правильного выхода из настоящих партийных раздоров, иного способа прекратить эту недопустимую борьбу из-за состава центров,

* См. настоящий том, стр. 115—125. Ред.

" См. Сочинения, 5 изд., том 8, стр. 145—146. Ред.


352__________________________ В. И. ЛЕНИН

кроме созыва немедленно партийного съезда», эти члены Τ TTC «решительно и безуслов­но не видят».

Меньшевики, разумеется, проваливают съезд. Никакие увещания, что на съезде до­пустимы всякие сделки, что иначе борьба принимает такие же гнусные формы, как тай­ная и продажная любовь, на них не действуют. Кстати сказать, если со стороны мень­шевиков, раз они решили не стесняться насчет «продажной любви», эта тактика естест­венна и понятна, то со стороны примиренца Плеханова она явилась громадной ошиб­кой, очевидность которой показал дальнейший ход кризиса. Теперь все и каждый ви­дят, знают из фактов (именно из фактов последующего поведения Глебова и его компа­нии), что если бы Плеханов подал голос в январе 1904 года за съезд, то съезд был бы созван очень скоро и на съезде образовалась бы такая внушительная примиренская партия, которая ни в каком случае не дала бы преобладания ни большинству, ни мень­шинству в отдельности. Тогда съезд не только мог бы быть, но и непременно был бы действительно примиренским съездом. Повторяем: это не пустая догадка, а соображе­ние, безусловно доказанное фактическим ходом последующих событий. Но Плеханов тоже предпочел «продажную любовь», т. е. тайный раскол, попытке прямо и открыто объясниться и договориться до конца.

И что же мы видим теперь? Меньшевики вынуждены прийти, хотя и робко, непосле­довательно, хотя и поздно, к исходу, предложенному большевиками. Большевики на­стояли на своем и добились созыва съезда, справедливо говоря, что если обеим «дра­жайшим половинам» не суждено более «сожительствовать», то надо разойтись откры­то, а не прятаться подобно подленьким трусишкам.

Конечно, лучше поздно, чем никогда, и даже робкий шаг Совета, готовность послать двоих его «представителей», мы от души приветствуем. Но мы безусловно протестуем против робости и непоследовательности этого шага. Почему же вы хотите послать на съезд только двух представителей заграничного Совета, господа? Почему не предста­вителей всех партийных орга-


ПЕРВЫЙ ШАГ 353

низаций? Ведь члены российского Бюро Комитетов Большинства пригласили на съезд всех и в частности послали заказные письма и в редакцию, и в Совет, и в Лигу ! Почему это такое странное и непостижимое противоречие: с одной стороны, для лицемерного мира с тремя рыцарями из ЦК (заведомо против воли комитетов большинства) вы не ограничились посылкой «двух своих представителей» от Совета, а опросили все коми­теты и организации меньшинства, как об этом прямо было заявлено в № 83 «Искры». А, с другой стороны, для настоящего мира со всей партией вы посылаете для «непо­средственных переговоров» только двоих представителей одного заграничного Совета. Где же тут русские меньшевики, с которыми нам во сто раз важнее спеться, чем с ком­панией литераторов? Где же тут рабочие, члены и представители организаций, те рабо­чие, которых вы науськивали против второго съезда и о самодеятельности которых вы так много кричали?? Где же тут товарищи Акимов и Брукэр, Махов и Егоров (или их друзья и единомышленники), которые совершенно последовательно с их точки зрения поддерживали меньшевиков, не компрометируя, однако, себя, т. е. не участвуя в дрязге из-за кооптации? Где же тут товарищ Кричевский и другие бывшие «экономисты», с которыми вы якобы помирились, как уверял в новой «Искре» Плеханов и мн. др.? Где тут товарищ Рязанов, с которым ваша солидарность во многом нам тоже понятна и ко­торый, однако же, отказался войти в Лигу, как организацию меньшевистскую?

Или вы скажете, что все эти товарищи не имеют мандатов? Но вы ведь пишете письмо съезду, «отбросив всякие формальные соображения»!!

Нет, господа, полумерами нас не удовлетворишь и красными словечками не накор­мишь. Если вы действительно хотите — будем говорить прямо и без «формальных со­ображений» — работать вместе, в рядах одной организации, тогда являйтесь на съезд все и зовите также всех товарищей, которых от нас отделяют одни только идейные, а не кооптационные соображения. Тогда считайтесь с «доброй волей революционера», на


354__________________________ В. И. ЛЕНИН

которую вы так неумно ссылались, таясь от съезда, и которая одна только всецело и безусловно может решать судьбы всей партии, представленной на съезде. Тогда ищите посредников, способных повлиять на эту «добрую волю» всех членов съезда. Мы будем от души приветствовать всякого такого посредника.

Толцыте и отверзется... Большевики добились своей открытой борьбой того, что мы подошли теперь вплотную к возможному прямому, недвусмысленному выходу из кри­зиса. Мы добились съезда. Мы добились поворота меньшевиков от бурбонских окриков оставшегося без партии Совета партии к прямому и открытому предложению непо­средственных переговоров. Хватит или не хватит у Совета ума и честности сделать второй шаг по «новому пути», — мы убеждены, что во всяком случае добьемся полной победы партийности над кружковщиной.

«Вперед» №11, Печатается по тексту

23 (10) марта 1905 г. газеты «Вперед»


К ИСТОРИИ ПАРТИЙНОЙ ПРОГРАММЫ

Этим подчеркиванием того, что проект программы писан не мной, Плеханов первый выносит на публику, в виде намека, попрека и упрека, наши споры о проекте програм­мы. К сожалению, он не рассказывает об этих спорах, а ограничивается сплетней, т. е. утверждением пикантным, но неясным и непроверимым. Я должен поэтому добавить к статье моего коллеги против Плеханова, что у меня есть документальные данные о спорах наших при обсуждении проекта программы, и эти данные я при случае опубли­кую. Читатели увидят тогда: 1) что совершенная неправда утверждение Плеханова, будто охлаждение отношений у нас было из-за «Что делать?». Оно было из-за деления шестерки пополам при спорах о программе; 2) что я отстаивал и отстоял включение в программу тезиса о вытеснении мелкого производства крупным. Плеханов хотел огра­ничиться расплывчатым выражением в духе знаменитого «более или менее»; 3) что я отстаивал и отстоял замену термина «трудящаяся и эксплуатируемая масса» термином: «пролетариат» в том месте, где речь шла о классовом характере нашей партии; 4) что Плеханов, когда я и мои сторонники в шестерке упрекали его за недостаточно выра­женный пролетарский характер партии в его проекте программы, защищался контроб­винением, что я понимаю пролетарский характер партии по-мартыновски.

«Вперед» №11, Печатается по тексту

23 (10) марта 1905 г. газеты «Вперед»


о нашей аграрной программе

(ПИСЬМО III СЪЕЗДУ)

Новое крестьянское движение, с каждым днем растущее и усиливающееся, выдвига­ет опять на первый план вопрос о нашей аграрной программе. Основной принцип этой программы, конечно, не может вызвать разногласий и споров. Партия пролетариата должна поддерживать движение крестьянства. Она никогда не станет защищать совре­менное помещичье землевладение от революционного натиска крестьян, но наряду с этим она всегда будет стремиться к развитию классовой борьбы в деревне и к внесению сознательности в эту борьбу. Эти принципы, мне кажется, разделяются всеми социал-демократами. Разногласие начинается лишь тогда, когда эти принципы приходится прилагать к действительности, когда их приходится формулировать в программе при­менительно к задачам момента.

Действительность лучше всего разрешает всевозможные теоретические разногласия, и я уверен, что быстрый ход революционных событий устранит и эти разногласия по аграрному вопросу среди социал-демократии. Вряд ли станет отрицать кто-нибудь, что не наше дело прожектерствовать насчет всевозможных земельных реформ, что мы должны укреплять связи с пролетариатом, поддерживать крестьянское движение, не упуская при этом из виду собственнические тенденции крестьянина-хозяина, тенден­ции, враждебность которых


Просмотров 228

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!