Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 2 часть



" См. Сочинения, 5 изд., том 7, стр. 305. Ред.


РАССКАЗ ОII СЪЕЗДЕ РСДРП___________________________ 19

1) О демонстрациях.

2) » профессиональном движении.

3) » работе среди сектантства.

4) » » » учащейся молодежи.

5) » поведении на допросах.

6) » фабричных старостах.

7) » международном конгрессе 1904 г. в Амстердаме.

8) » либералах (Старовера).

9) » либералах (Плеханова).

 

10) » социалистах-революционерах19.

11) » партийной литературе.

Затем съезд был закрыт председателем после краткой речи, напоминающей всем об обязательности решений съезда.

Рассматривая поведение мартовцев после съезда, их отказ от сотрудничества (о коем редакция ЦО их официально просила ), их отказ от работы на ЦК, их пропаганду бой­кота, — я могу только сказать, что это безумная, недостойная членов партии попытка разорвать партию... из-за чего? Только из-за недовольства составом центров, ибо объ­ективно только на этом мы разошлись, а субъективные оценки (вроде обиды, ос­корбления, вышибания, отстранения, пятнания etc. etc.) есть плод обиженного самолю­бия и больной фантазии.

Эта больная фантазия и обиженное самолюбие приводят прямо к позорнейшим сплетням, когда, не зная и не видя еще деятельности новых центров, распространяют слухи об их «недееспособности», об «ежовых рукавицах» Ивана Ивановича, о «кулаке» Ивана Никифоровича и т. д.

Доказывание «недееспособности» центров посредством бойкота их есть невиданное и неслыханное нарушение партийного долга, и никакие софизмы не могут скрыть это­го: бойкот есть шаг к разрыву партии.

См. Сочинения, 4 изд., том 34, стр. 146. Ред.


20___________________________ В. И. ЛЕНИН

Русской социал-демократии приходится пережить последний трудный переход к партийности от кружковщины, к сознанию революционного долга от обывательщины, к дисциплине от деиствования путем сплетен и кружковых давлений.

Кто ценит партийную работу и дело на пользу социал-демократического рабочего движения, тот не допустит таких жалких софизмов, как «правомерный» и «лояльный» бойкот центров, тот не допустит, чтобы дело страдало и работа останавливалась из-за недовольства десятка лиц на то, что они и их приятели не попали в центры, — тот не допустит, чтобы на должностных лиц партии воздействовали приватно и тайно путем угрозы не сотрудничать, путем бойкота, путем пресечения денежных средств, путем сплетен и лживых россказней.




В ПРОТОКОЛЬНУЮ КОМИССИЮ

Товарищи! В ответ на Ваш запрос, согласны ли мы опубликовать свои имена в про­токолах II съезда, уведомляем Вас, что мы с своей стороны решительно ничего против этого не имеем, но не берем на себя решить, насколько это допустимо по конспиратив­ным соображениям в интересах наших товарищей в России. Решение этого вопроса о конспиративности зависит от подлежащей партийной инстанции.

Женева, 4 октября Н. Ленин

1903 г. Г. Плеханов

Впервые напечатано в 1927 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике VI


В ПРОТОКОЛЬНУЮ КОМИССИЮ

Τ TTC просит комиссию по обнародованию протоколов съезда немедленно доставить ему полный текст принятых съездом 1) программы партии; 2) организационного устава партии и 3) всех резолюций и решений съезда.

Написано 23 сентября Печатается впервые, по рукописи

(6 октября) 1903 г.


МАКСИМУМ БЕЗЗАСТЕНЧИВОСТИ И МИНИМУМ ЛОГИКИ

В № 46 мы перепечатали резолюцию V съезда Бунда о положении Бунда в РСДРП и дали свою оценку ее . Заграничный комитет Бунда отвечает нам весьма подробно и зе­ло сердито в листке своем от 9 (22) сентября. Самой существенной частью этого серди­того ответа является следующее феноменальное открытие: «Кроме устава-максимум (sic! ), пятый съезд Бунда выработал еще устав-минимум», и сей минимум полностью и приводится, причем в двух примечаниях поясняется, что «отвержение автономии» и требование согласия ЦК Бунда на обращение к еврейскому пролетариату со стороны других входящих в партию частей «должно быть выставлено, как ультиматум». Так решил V съезд Бунда.



Не правда ли, как это... красиво? Съезд Бунда выработал сразу два устава, определяя сразу — и максимум и минимум своих желаний или требований. При этом минимум благоразумно (о, в высшей степени благоразумно!) прячется в карман. Опубликовыва­ется (в листке от 7 (20) августа) только максимум и при этом публично, прямо и ясно заявляется, что этот максимальный проект устава «должен быть предложен II съезду Российской социал-демократической рабочей партии, как базис для обсуждения (это заметьте!)

* См. Сочинения, 5 изд., том 7, стр. 322—325. Ред. " — так! Ред.


24___________________________ В. И. ЛЕНИН

вопроса о положении Бунда в партии». Оппоненты нападают, конечно, на этот макси­мум с особенной яростью именно потому, что это — максимум, что это — «последнее слово» направления, ими осуждаемого. Тогда, через месяц, люди, не испытывая ни ма­лейшего смущения, вытаскивают из кармана «минимум» и грозно добавляют: «ульти­матум»!

Это уже не «последнее слово», а настоящая крайняя цена... Только крайняя ли, гос­пода? Нет ли у вас в другом кармане минимального минимума? Не выступит ли он на свет божий еще эдак, примерно, через месяц?

Мы сильно опасаемся, что бундовцам вся «красота» этих максимума и минимума плохо понятна. Запросить втридорога, затем сбавить 75% и заявить: «последняя цена», — да разве иначе торговать можно? Да разве между торгашеством и политикой есть разница?



Есть, господа, смеем вас уверить, что есть. Во-первых, в политике некоторые партии проводят систематически известные принципы, а из-за принципов торговаться непри­лично. Во-вторых, когда люди, причисляющие себя к одной партии, рассматривают не­которые свои требования, как ультиматум, т. е. как условие самой принадлежности к партии, то политическая честность требует, чтобы это обстоятельство не скрывалось, не пряталось «на время» в карман, а, напротив, выдвигалось открыто и определенно с самого начала.

Мы давно уже проповедуем бундистам эти нехитрые истины. Еще в феврале (№ 33) мы писали, что играть в прятки неумно и недостойно, что Бунд выступил отдельно (с заявлением об OK), ибо хотел выступить, как сторона, ставящая всей партии условия . За такую оценку дела нас обдали тогда целым ушатом специфически-бундовских (можно сказать с равным правом:

Кстати. Чрезвычайно характерно для бундовской полемики, что ва это выражение «Последние Из­вестия»21 особенно на нас обрушились. Почему последнее слово, когда оно (требование федерации) больше двух лет тому назад сказано? «Искра» рассчитывает на беспамятство читателя!.. Успокойтесь, успокойтесь, господа: последним словом ваш устав-максимум назван автором статьи именно потому, что это слово было сказано два дня (примерно) перед № 46 «Искры», а не два года тому назад. " См. Сочинения, 5 изд., том 7, стр. 95—101. Ред.


_______________ МАКСИМУМ БЕЗЗАСТЕНЧИВОСТИ И МИНИМУМ ЛОГИКИ______________ 25

специфически-базарных) ругательств, а между тем события показали теперь, что мы были правы. Именно стороной выступает Бунд в решениях V съезда, ставя всей партии прямые ультиматумы! Именно такой постановки вопроса добивались мы всегда от бун­довцев, доказывая, что она неизбежно вытекает из занятой ими позиции: бундовцы сердито протестовали, уклонялись и увертывались, а в конце концов должны-таки были показать свой «минимум».

Это курьезно, но еще гораздо курьезнее то, что Бунд продолжает увертываться и те­перь, продолжает говорить о «лживости» «старого, всем известного искровского из­мышления о том, что Бунд хочет вступить в федеративный союз с Российской парти­ей». Лживо это измышление потому, дескать, что в § 1 устава, предлагаемого Бундом, прямо сказано о желании Бунда быть частью партии, а не состоять с нею в союзе.

Очень хорошо, господа! Но не говорится ли в том же параграфе, что Бунд есть феде­ративная часть партии? не говорится ли во всем уставе-максимум о договаривающихся сторонах? не говорит ли устав-минимум об ультиматуме и об изменении «основных пунктов» лишь с взаимного согласия входящих в партию частей, причем ни местные, ни районные организации частями партии в этом отношении не признаются? Вы сами говорите, что договаривающейся стороной не может быть ни местная, ни районная ор­ганизация, а исключительно «сплоченная часть такого же характера как Бунд». Вы са­ми для примера указываете, что такой сплоченной частью могли бы быть «социал-демократия польская, литовская, латышская», «если бы они находились в партии», как вы благоразумно добавляете. Ну, а если они не находятся в партии? и если федерация национальных организаций, желательная для вас, не признается желательной и реши­тельно отвергается всей остальной партией? Ведь вы прекрасно знаете, что дело обсто­ит именно так, вы сами прямо заявляете, что требование построить всю партию на ба­зисе федерации национальностей вами уже не выдвигается. Спрашивается, к кому же обращаетесь вы с ультиматумом? Не очевидно ли,


26___________________________ В. И. ЛЕНИН

что ко всей партии, кроме Бунда? Вместо того, чтобы доказать лживость искровского измышления, вы только обнаруживаете минимум логики в ваших увертках.

Но, позвольте, — возражают нам бундовцы, — ведь мы даже и федерацию выкиды­ваем из своего устава-минимум! Это устранение «страшного» слова, действительно, самый интересный эпизод в пресловутом переходе от максимума к минимуму. Нигде, может быть, беззаботность Бунда насчет принципов не выразилась так наивно. Вы — догматики, безнадежные догматики, вы ни за какие блага в мире не хотите признать федеративного «принципа организации». Но мы же ведь не догматики, мы «ставим во­прос на чисто практическую почву». Вам не нравится какой-то там принцип? Чудаки! Так мы обойдемся вовсе без принципа, мы «формулируем § 1 так, чтобы он не являлся декларацией определенного принципа организации». «Центр тяжести вопроса не в принципиальной формулировке, предпосланной уставу, а в конкретных пунктах его, выведенных из рассмотрения потребностей еврейского рабочего движения, с одной стороны, и движения в целом — с другой» (стр. 1 листка от 9 (22) сентября).

Это рассуждение до того прелестно по своей наивности, что так и хочется расцело­вать его автора. Бундист всерьез поверил тому, что догматики боятся только некоторых страшных слов, и решил, что если эти слова удалить, то догматик в конкретных-то пунктах ничего не поймет! И вот бундист трудится в поте лица своего, составляет мак­симум, запасает (на черный день) минимум, готовит ультиматум № 1, ультиматум № 2... Oleum et operam perdidisti, amice! Друг мой, ты напрасно теряешь время и труд. Не­смотря на хитрое (о, удивительно хитрое!) удаление вывески, догматик усматривает федеративный принцип и в «конкретных пунктах» минимума. Этот принцип виден и в

требовании не ограничивать часть партии никакими районными рамками, и в притяза-

* нии на «единственное» предста-

«Это слово значения не имеет», уверяет нас теперь Бунд. Странно! К чему бы это вставлять не имеющие значения слова и в минимум и в максимум? В русском языке это слово имеет вполне опреде­ленное значение. В данном случае оно включает в себя именно «декларацию» и федерализма и национа­лизма. Рекомендуем подумать над этим бундовцам, которые не видят связи национализма и федерации.


_______________ МАКСИМУМ БЕЗЗАСТЕНЧИВОСТИ И МИНИМУМ ЛОГИКИ______________ 27

вительство еврейского пролетариата, и в требовании «представительства» в Τ TTC партии, и в отнятии у Τ TTC партии права вступать в сношения с частями Бунда без согласия Τ TTC Бунда, и в требовании признать основные пункты изменяемыми лишь с согласия час­тей партии.

Нет, господа. Центр тяжести того вопроса о положении Бунда в партии, который стоит перед нами, лежит именно в декларации определенного принципа организации, а отнюдь не в конкретных пунктах. Центр тяжести — в выборе пути. Узаконить ли особ-ность Бунда, исторически сложившуюся, или отвергнуть ее в принципе и стать откры­то, определенно, решительно и честно на путь большего и большего, теснейшего и тес­нейшего сближения и слияния со всей партией. Сохранить обособленность или повер­нуть к слиянию. Такова дилемма.

Решение этой дилеммы зависит от доброй воли Бунда, ибо «насильно мил не бу­дешь», как говорили мы еще в № 33. Если вы хотите повернуть к слиянию, тогда вы отвергнете федерацию и примете автономию. Тогда вы поймете, что автономия гаран­тирует такую постепенность процесса слияния, при которой переорганизация произош­ла бы с минимальной ломкой и притом так, чтобы еврейское рабочее движение ничего не теряло, а все выигрывало от этой переорганизации и от этого слияния.

Не хотите повернуть к слиянию, — тогда вы будете стоять за федерацию (в макси­мальной или в минимальной ее форме, с декларацией или без декларации), тогда вы будете бояться «майоризирования», тогда вы превратите печальную обособленность Бунда в фетиш и станете по поводу уничтожения обособленности кричать об уничто­жении Бунда, тогда вы станете искать обоснования своей обособленности и в этих по­исках то хвататься за сионистскую идею еврейской «нации», то прибегать к демагогии и к сплетням.


28___________________________ В. И. ЛЕНИН

Теоретически обосновать федерализм можно только националистическими идеями, и нам странно было бы доказывать бундовцам, что не случайно декларация федерализ­ма приходится на тот самый IV съезд, который вынес декларацию о существовании ев­рейской нации.

Практически дискредитировать идею слияния можно только посредством науськи­вания несознательных и робких элементов против «чудовищного», «аракчеевского» ор­ганизационного плана «Искры», желающей «остричь под одну скобку» комитеты и не позволять им «ни шагу делать без приказания свыше». Какие ужасы! Мы не сомнева­емся, что теперь все комитеты поспешат взбунтоваться против ежовых рукавиц, арак­чеевского кулака и проч. ... Но откуда вы взяли, господа, сведения об этом свирепом организационном плане? Из литературы? Отчего же вы ее не цитируете? Из рассказов досужих партийных кумушек, которые самым достоверным образом знают все, ну ре­шительно все подробности насчет этой аракчеевщины? Последнее предположение, по­жалуй, вероятнее, ибо даже при минимуме логики нелегко было бы смешать в одну ку­чу такое необходимое требование, чтобы Τ TTC «имел возможность дойти до последнего человека в партии» , и такое заведомо сплетническое пугало, что Τ TTC будет «все де­лать» и «все регламентировать». Или еще: что за пустяки это насчет того, что «между периферией и центром» будут «lose Organisationen» ? Мы догадываемся: наши добрые бундовцы слышали звон, да не поняли, откуда он. Как-нибудь при случае придется им разъяснить это подробно.

Хуже всего, однако, то, что взбунтоваться придется не только местным, но и Цен-тральному Комитету. Правда, он еще не родился , но кумушки доподлинно знают не только день рождения, а всю судьбу новорожденного. Оказывается, что это будет ЦК, «направляемый группой литераторов». Не правда ли, какой это испытанный и деше­вый прием борьбы? Бундовцы тут не первые и, наверное, не последние. Чтобы изобли­чить

См. Сочинения, 5 изд., том 7, стр. 267. Ред. — «широкие, свободные организации». Ред.


_______________ МАКСИМУМ БЕЗЗАСТЕНЧИВОСТИ И МИНИМУМ ЛОГИКИ______________ 29

в какой-либо ошибке этот Τ TTC или OK, надо найти доказательства. Чтобы изобличить людей в том, что они действуют не по собственному убеждению, а направляемые чу­жой рукой, надо иметь мужество выступить открытым обвинителем и взять на себя пе­ред всей партией ответственность за такое обвинение! Это все — слишком дорого, во всех смыслах дорого. А кумушкины россказни дешевы... Может быть, и клюнет. Ведь так неприятно прослыть человеком (или учреждением), которого «направляют», кото­рого водят на помочах, который является пешкой, креатурой, ставленником «Искры»... Бедный наш, бедный будущий ЦК! У кого будет он искать защиты от гнета аракчеев­щины? Разве вот у «самодеятельных» и чуждых всякой «подозрительности» бундов­цев?

«Искра» № 49, 1 октября 1903 г. Печатается по тексту

газеты «Искра»


ПРОЕКТ ОБРАЩЕНИЯ ЦК И РЕДАКЦИИ ЦО К ЧЛЕНАМ ОППОЗИЦИИ 24

ЦК партии и редакция ЦО считают своим долгом обратиться к вам, после ряда не­удачных попыток отдельных личных объяснений, с официальным сообщением от име­ни партии, которую они представляют. Отказ от редакции и от сотрудничества в «Ис­кре» тов. Мартова, отказ бывших членов редакции «Искры» от сотрудничества, враж­дебное отношение нескольких товарищей-практиков к центральным учреждениям на­шей партии создает совершенно ненормальные отношения этой так называемой «оппо­зиции» ко всей партии. Пассивное отстранение от партийной работы, попытки «бойко­та» центральных учреждений партии (выразившиеся, например, как в прекращении со­трудничества в «Искре» с № 46, так и в уходе тов. Блюменфельда из типографии), упорное наименование себя в беседе с членом ЦК25 «группой», вопреки уставу партии, резкие нападки на личный состав центров, утвержденный съездом, требование видоиз­менить этот состав как условие прекращения бойкота, — все это поведение не может быть признано соответствующим партийному долгу. Все это поведение стоит на грани­це прямого нарушения дисциплины и обращает в ничто принятое съездом (в партийном уставе) постановление, что распределение сил и средств партии поручено Центрально­му Комитету.

ЦК и редакция ЦО напоминают поэтому всем членам так называемой «оппозиции» об их партийном долге.




 


Страница рукописи В. И. Ленина «Проект обращения ЦК и редакции ЦО к членам оппозиции». — 1903 г.

Уменьшено


___________ ПРОЕКТ ОБРАТТЩНИЯ ЦК И РЕДАКЦИИ ЦО К ЧЛЕНАМ ОППОЗИЦИИ__________ 33

Недовольство личным составом центров, вытекает ли оно из личных раздражений или из разногласий, кажущихся тому или иному члену партии серьезными, не может и не должно вести к нелояльному образу действий. Если центры, по мнению тех или иных лиц, делают те или иные ошибки, то обязанность всех членов партии указывать на эти ошибки перед всеми членами партии и, прежде всего, указывать самим центрам. ЦК и редакция ЦО равным образом обязаны, во имя партийного долга, рассмотреть все такие указания со всей тщательностью, независимо от кого бы они ни поступили. Между тем ни редакция ЦО ни Τ TTC не получили от так называемой оппозиции никаких прямых и определенных указаний на ошибки или выражений неудовольствия и несогласия в чем бы то ни было; тов. Мартов отказывается даже запять место в редакции ЦО и в высшем Совете партии, хотя только на этом посту он мог бы вскрыть перед партией все усмат­риваемые им в деятельности центров ошибки.

ЦК и редакция ЦО твердо убеждены, что Российская социал-демократическая рабо­чая партия не позволит влиять на созданные ею учреждения незаконным, негласным (перед партией негласным) и нелояльным путем давлений и бойкотов. Τ TTC и редакция ЦО заявляют, что они во что бы то ни стало останутся на своем посту, пока партия не сместит их, что они исполнят свой долг и приложат все усилия к осуществлению всего, что им поручено. Попытки «бойкота» ни на волос не отклонят ни редакцию ЦО ни ЦК от того пути, по которому они идут, исполняя волю съезда, — эти попытки причинят только мелкие неприятности и крупные ущербы в отдельных отраслях партийной рабо­ты, эти попытки покажут только непонимание партийного долга и нарушение его тем, кто стал бы продолжать их.

Написано между 26 сентября

и 13 октября (9 и 26 октября)

1903 г.

Впервые напечатано в 1927 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике VI


// СЪЕЗД «ЗАГРАНИЧНОЙ ЛИГИ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИОННОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ» 26

13—18 (26—31) ОКТЯБРЯ 1903 г.

Напечатано в конце декабря 1903 г.

в книге: «Протоколы 2-го очередного Печатается по тексту

съезда Заграничной лиги русской «Протоколов»

революционной социал-демократии». Женева



1 ЗАМЕЧАНИЯ ПО ПОРЯДКУ ДНЯ

13 (26) ОКТЯБРЯ

Незачем заранее ограничивать работу по уставу. Устав будет новым, — следова-


тельно, можно оставить «выработка устава»



Одного часа для моего доклада мало. Я, конечно, могу скомкать, но думаю, что это — не в интересах собрания. Прошу председателя обратиться к съезду, чтобы узнать его мнение. Увеличит ли он мне время, или я должен сократить реферат?

Лига выбрала двух делегатов. Тов. Мартов сложил свои полномочия, и теперь за­конный делегат — я один. Если сняты с ораторов все ограничения времени, то я не по-нимаю, какой смысл имеет предложение Мартова . Бывших на съезде здесь много, и, я думаю, получится не один корреферат, а целый ряд их.


38___________________________ В. И. ЛЕНИН

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ДОКЛАДУ О II СЪЕЗДЕ РСДРП

13 (26) ОКТЯБРЯ

Ленин делает предварительные замечания к своему докладу. Я предлагаю, во-первых, сохранить псевдонимы, употреблявшиеся на съезде, так как слишком привык к ним и мне будет легче употреблять их, чем каждый раз соображать, от какой организа­ции был делегат. Во-вторых, я думаю коснуться и заседаний организации «Искры», происходивших в промежутке между заседаниями съезда, так сказать, частным обра­зом. Я думаю, что это можно сделать, во-первых, потому, что Лига являлась загранич­ным отделом организации «Искры», во-вторых, потому, что организация «Искры» те­перь распущена, в-третьих, потому, что без этих данных мне будет труднее уяснить ис­тинный смысл событий съезда партии.

Тов. Мартов против того, чтобы касаться частных заседаний организации «Искры», так как на них не велось протоколов, но теперь нет еще и протоколов партийного съез­да, и я на них также не могу ссылаться. Ведь тов. Мартов присутствует здесь; он смо­жет внести поправки, если вкрадутся какие-либо неточности. Если частные заседания «Искры» имеют значение для дела, то я вскрою их и перед более широкой публикой — все равно, тов. Мартову скрыть их не удастся («Ого!»). Я отлично помню, кого я не до­пустил на эти заседания, и кто с них вышел, и об этом я буду много говорить.


____________________________ II СЪЕЗД ЗАГРАНИЧНОЙ ЛИГИ__________________________ 39

Ошибки, конечно, могут быть, и всего на память я восстановить не могу. Самое важное — это политическая группировка лиц. По каждому отдельному голосованию я, конеч­но, могу восстановить ее только приблизительно, но, в общем, она для меня совершен­но ясна. Не в интересах дела скрыть от Лиги то, что касается организации «Искры», ко­торая уже распущена, и что стало уже достоянием партии. Что касается протокольных псевдонимов, то они, конечно, лучше, но я протоколов не читал и потому их не знаю.

Тов. Мартов опасается, что, говоря о частных заседаниях «Искры», можно перейти в область сплетен. Я не собирался касаться области сплетен, и «мы будем посмотреть», кому удастся удержаться на высоте принципиального спора, и кто должен будет спус­титься в эту мрачную область («Ого!»). «Мы будем посмотреть», «мы будем посмот­реть» ! Я считаю себя вполне свободным касаться заседаний редакции и ничего не буду иметь против, если тов. Мартов будет тоже их касаться, но я все-таки должен заметить, что во время съезда у нас ни разу не было специально редакционного собрания.

Я, действительно, сам спросил собрание, и никто меня не останавливал. Я думаю, что вполне удобно говорить свободно обо всем. Гигантская разница между частными разговорами и заседаниями организации «Искры». Во всяком случае, пусть собрание выскажется. До тех пор, пока Лига не найдет нужным, чтобы я заговорил о частных со­браниях организации «Искры», я этого не сделаю.

Главная цель моего доклада — доказать, что тов. Мартов ошибался, но в его намеке


относительно тов. Плеханова я вижу совершенно другое . Напомню мою фразу,


40___________________________ В. И. ЛЕНИН

сказанную на партийном съезде, по одному поводу: «какую бурю негодования, обык­новенно, вызывают люди, которые в комиссии говорят одно, а на заседании — дру­гое» . Намекать на такое поведение — это уже значит не обсуждать политическое по­ведение, а переходить на личности. Относительно же заявления П. Б. Аксельрода, что X. уехал совершенно неосведомленным, могу заявить, что это совершенно неверно30. Он сам обратился ко мне с письмом, в котором сообщал мне, что, по его мнению, во всем этом разделении есть много личного и мало — принципиального. Из этого я за­ключаю, что он был уже осведомлен. И на его просьбу высказать свое мнение по пово­ду съезда я тоже имел случай не раз писать ему.

См. Сочинения, 5 изд., том 7, стр. 264. Ред.


II СЪЕЗД ЗАГРАНИЧНОЙ ЛИГИ__________________________ 41

3 ДОКЛАД О II СЪЕЗДЕ РСДРП

14 (27) ОКТЯБРЯ

Ленин, прежде чем приступить к докладу, останавливается на дебатах предыдущего заседания, относившихся к вопросу, насколько можно касаться частных заседаний ис­кровцев, происходивших во время съезда партии. Вчерашнее решение съезда он толку­ет в том смысле, что докладчики должны касаться фактов не запротоколированных лишь в минимальной степени, и поэтому, рассказывая о собраниях членов организации «Искры», он намеревается касаться только результатов голосования.

После этого введения он переходит к рассказу о периоде, непосредственно предше­ствовавшем партийному съезду. В Организационном комитете, задача которого была подготовить съезд, преобладали искровцы, и деятельность его велась именно в искров­ском направлении. Но уже во время подготовки съезда обнаружилось, что в OK было далеко до полного единства. Прежде всего в состав его входил бундист, старавшийся пользоваться всяким поводом, чтобы затормозить дело созыва съезда искровского на­правления; этот член OK всегда вел свою собственную линию. Были еще в OK два чле­на «Южного рабочего»; хотя они и считали себя искровцами и даже объявили о своем присоединении к «Искре», о чем очень долго велись переговоры, но признать их впол­не таковыми все же было нельзя. Наконец, даже у самих искровцев, входивших в со­став OK, не было полного единства, между ними самими были несогласия.


42___________________________ В. И. ЛЕНИН

Важно еще отметить решение OK по вопросу об императивных мандатах. Этот вопрос возник задолго до съезда и был решен в том смысле, что императивные мандаты долж­ны быть отменены. В том же смысле и самым определенным образом высказалась по этому вопросу и редакция. Решение это распространялось и на нее самое. Было поста­новлено, что на съезде, представляющем высшую инстанцию партии, никто из членов партии, а также и редакции не должен считать себя связанным какими-либо обязатель­ствами перед организацией, которая его туда послала. Ввиду этого решения я и выра­ботал проект Tagesordnung'a съезда с комментариями к нему, который я решил внести на съезд от своего имени. В этом проекте, при пункте 23-м, на полях была сделана от­метка о выборе трех лиц в редакцию и в ЦК31. В связи с этим пунктом стоит еще одно обстоятельство. Так как редакция состояла из 6-ти лиц, то по общему согласию было решено, в случае, если во время съезда придется устроить совещание редакции и голоса поделятся поровну, пригласить на совещание с решающим голосом тов. Павловича.

Задолго до начала съезда стали съезжаться делегаты. OK предоставил им возмож­ность предварительно познакомиться с редакцией. Вполне естественно, что искровцы желали явиться на съезд солидарными, спевшимися, и с этой целью с приезжавшими делегатами велись частные беседы, а также устраивались собрания для выработки единства во взглядах. На этих собраниях физиономии некоторых делегатов выяснились с достаточной определенностью. Напр., на одном из таких собраний, когда я прочел реферат по национальному вопросу32, делегат от горнопромышленного района выска­зывался в духе ППС33, обнаружив вообще крайнюю спутанность воззрений.

Таковы обстоятельства, предшествовавшие съезду.

Теперь объясню, каким образом я оказался единственным делегатом от Лиги, тогда как последняя выбрала двух. Оказалось, что от русской организации «Искры»34,


Просмотров 241

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!