Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






О ГОСПОДСТВЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ 13 часть



Но разъяснять социал-демократическое учение надо не только по книгам, но и на каждом примере, на каждом случае угнетения и несправедливости, какой мы видим подле себя. Социал-демократическое учение есть учение о борьбе против всякого гне­та, против всякого грабежа,


198__________________________ В. И. ЛЕНИН

против всякой несправедливости. Только такой человек есть настоящий социал-демократ, который знает причины угнетения и во всей своей жизни борется с каждым случаем угнетения. Как это делать? Сознательные социал-демократы, собравшись вме­сте в своем городе, в своей деревне, должны сами решить, как это надо делать, чтобы принести больше пользы всему рабочему классу. Для примера приведу один или два случая. Положим, что рабочий социал-демократ пришел на побывку в свою деревню, или не в свою деревню попал какой ни на есть городской рабочий социал-демократ. Деревня вся целиком, как муха в паутине, в лапах у соседа-помещика, не выходит из кабалы всю жизнь и некуда деться ей от этой кабалы. Надо сейчас выбрать самых тол­ковых, разумных и надежных крестьян, которые ищут правды и не убоятся первой по­лицейской собаки, и разъяснить этим крестьянам, отчего происходит их безысходная кабала, рассказать, как помещики надували крестьян и обирали их в дворянских коми­тетах, рассказать про силу богатых и поддержку их царским правительством, расска­зать о требованиях рабочих социал-демократов. Когда крестьяне поймут всю эту не­хитрую механику, тогда надо хорошенько обдумать сообща, нельзя ли дать дружный отпор этому помещику, нельзя ли крестьянам заявить свои первые и главные требова­ния (подобно тому, как в городах рабочие заявляют свои требования фабрикантам). Ес­ли закабалено этим помещиком большое село или несколько деревень, то лучше бы всего было достать от ближнего социал-демократического комитета через доверенных людей листовку: в листовке социал-демократический комитет напишет, как следует, с самого начала, от какой кабалы страдают крестьяне и чего они в первую голову требу­ют (чтобы плата за съемную землю была дешевле, или чтобы при зимней наемке рас­считывали по настоящим ценам, а не за полцены, или чтобы за потравы так не пресле­довали, не теснили, или разные другие требования). Из такой листовки все грамотные крестьяне узнают хорошо, в чем дело, да и неграмотным объяснят. Тогда крестьяне увидят ясно, что социал-демократы




К ДЕРЕВЕНСКОЙ БЕДНОТЕ___________________________ 199

стоят за них, что социал-демократы всякий грабеж осуждают. Тогда крестьяне пони­мать начнут, каких облегчений, хоть самых небольших, а все же облегчений, можно добиться сейчас, сразу, если дружно стоять, — и каких больших улучшений во всем государстве надо добиваться великой борьбой вместе с городскими рабочими — соци­ал-демократами. Тогда крестьяне все больше да больше станут готовиться к этой вели­кой борьбе, станут учиться, как надо надежных людей находить, как надо сообща за свои требования стоять. Может быть, иногда удастся стачку устроить, как городские рабочие делают. Правда, в деревне это труднее, а все же иногда возможно, и в других странах бывали удачные стачки, например, в рабочую пору, когда помещики и богатые посевщики до зарезу нуждаются в рабочих. Если деревенская беднота подготовлена к стачке, если все давно уже согласились насчет общих требований, если эти требования в листовках объяснены или просто на сходках хорошо растолкованы, — тогда все дружно будут стоять, и помещику уступить придется или хоть немного посдержать се­бя в грабеже. Если стачка дружная и в горячее время устроена, то помещику и даже на­чальству с войском трудно что-нибудь выдумать, — время идет, помещику разорение, он тогда скоро сговорчивым станет. Конечно, это дело новое. Новое дело часто сначала не спорится. Рабочие в городах тоже сначала не умели вести дружной борьбы, не знали, какие им требования сообща заявлять, а просто шли машины ломать, да фабрику разно­сить. Ну, а теперь вот рабочие обучились дружной борьбе. Всякому новому делу надо сначала обучиться. Теперь рабочие понимают, что сразу можно только облегчений до­биться, если дружно встать, — а между тем народ привыкает к дружному отпору и все больше готовится к великой, решительной борьбе. Так и крестьяне научатся разбирать, как давать отпор самым жестоким грабителям, как требовать дружно облегчения и как надо готовиться исподволь, стойко и повсюду к великой битве за свободу. Число созна­тельных рабочих и крестьян будет становиться все больше, союзы




200__________________________ В. И. ЛЕНИН

деревенских социал-демократов все крепче, и каждый случай помещичьей кабалы, по­повских поборов, полицейского зверства и притеснений начальства будет все больше и больше раскрывать глаза народу, приучать его к дружному отпору и к мысли о необхо­димости силой добиться изменения государственных порядков.

Мы говорили уже в самом начале этой книжки, что городской рабочий народ выхо­дит теперь на улицы и площади и открыто перед всеми требует свободы, пишет на зна­менах и кричит: «долой самодержавие!». Скоро настанет день, когда рабочий народ в городах поднимется не для того только, чтобы пройтись по улицам с криками, а под­нимется для великой, окончательной борьбы, когда рабочие, как один человек, скажут: «мы умрем в борьбе или добьемся свободы!», когда на место сотен убитых и павших в борьбе встанут тысячи новых, еще более решительных борцов. И крестьяне поднимутся тогда, поднимутся по всей России и пойдут на помощь городским рабочим, пойдут биться до конца за крестьянскую и рабочую свободу. Никакие царские полчища не ус­тоят тогда. Победа будет за рабочим народом, и рабочий класс пойдет по просторной, широкой дороге к избавлению всех трудящихся от всякого гнета, рабочий класс вос­пользуется свободой для борьбы за социализм!



ПРОГРАММА РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ

РАБОЧЕЙ ПАРТИИ, ПРЕДЛОЖЕННАЯ ГАЗЕТОЙ «ИСКРА»

ВМЕСТЕ С ЖУРНАЛОМ «ЗАРЯ»

Мы уже сказали о том, что такое программа, зачем она нужна, почему одна только социал-демократическая партия выступает с определенной, ясной программой. Окон­чательно принять программу может один лишь съезд нашей партии, то есть собрание представителей от всех партийных работников. Теперь такой съезд и подготовляется Организационным комитетом. Но очень многие комитеты нашей партии заявили уже открыто


К ДЕРЕВЕНСКОЙ БЕДНОТЕ___________________________ 201

о своем согласии с «Искрой», о признании «Искры» руководящей газетой. Поэтому до съезда наш проект (предложение) программы вполне может служить для точного зна­комства с тем, чего хотят социал-демократы, и мы считаем необходимым полностью привести этот проект в приложении к нашей книжке.

Конечно, без объяснения не всякий рабочий поймет все, что сказано в программе. Много великих социалистов работало над созданием социал-демократического учения, законченного Марксом и Энгельсом, много пережили рабочие всех стран, чтобы при­обрести тот опыт, которым мы хотим воспользоваться, который мы хотим положить в основу нашей программы. Поэтому рабочий должен учиться социал-демократическому учению, чтобы понять каждое слово программы, своей программы, своего знамени борьбы. И рабочие особенно легко понимают и усваивают социал-демократическую программу, потому что эта программа говорит о том, что видел, испытывал каждый думающий рабочий. Пусть не отпугивает никого «трудность» понимания программы сразу: чем дальше будет читать и думать каждый рабочий, чем больше будет у него опыта в борьбе, тем полнее он будет понимать ее. Но пусть всякий человек обдумает и обсудит всю программу социал-демократов, пусть у каждого будет постоянно в памяти все то, чего хотят социал-демократы и что они думают об освобождении всего ра­бочего народа. Социал-демократы хотят, чтобы все и каждый ясно и точно знали всю правду, до конца, о том, что такое социал-демократическая партия.

Подробно объяснять всю программу мы здесь не можем. Для этого нужна особая книжка. Мы только вкратце укажем, о чем говорит программа, и посоветуем читателю достать себе на помощь две книжки. Одна книжка немецкого социал-демократа, Карла Каутского, под названием «Эрфуртская программа», переведенная на русский язык. Другая книжка русского социал-демократа, Л. Мартова, «Рабочее дело в России». Эти книжки помогут понять всю нашу программу.


202__________________________ В. И. ЛЕНИН

Теперь назовем каждую часть нашей программы особой буквой (смотри программу ниже) и укажем, о чем говорится в каждой части.

A) С самого начала говорится о том, что пролетариат во всем мире борется за свое
освобождение, и русский пролетариат есть только один отряд всемирной армии рабоче­
го класса всех стран.

Б) Далее говорится о том, каковы буржуазные порядки во всех почти странах мира, и в России в том числе. Как нищенствует и бедствует большинство населения, работая на землевладельцев и капиталистов, как разоряются мелкие ремесленники и крестьяне, а растут крупные фабрики, как давит капитал и самого рабочего и его жену и детей, как ухудшается положение рабочего класса, увеличивается безработица и нужда.

B) Потом говорится о союзе рабочих, о борьбе их, о великой цели борьбы: освобо­
дить всех угнетенных, уничтожить совершенно всякий гнет богатых над бедными. Тут
объясняется также, почему все сильнее и сильнее становится рабочий класс, почему он
непременно победит всех своих врагов, всех защитников буржуазии.

Г) Затем говорится о том, для чего учреждены социал-демократические партии во всех странах, как они помогают рабочему классу вести борьбу, объединяют и направ­ляют рабочих, просвещают их, готовят их к великой борьбе.

Д) Далее говорится о том, почему в России еще хуже живется народу, чем в других странах, какое великое зло — царское самодержавие, как нам прежде всего необходимо низвергнуть его и установить на Руси выборное народное правление.

Е) Какие улучшения должно принести всему народу выборное правление? Мы гово­рим об этом в своей книжке, и об этом же говорится в программе.

Ж) Потом программа указывает, каких улучшений надо сейчас же добиваться для всего рабочего класса, чтобы ему было легче жить и свободнее бороться за социализм.


К ДЕРЕВЕНСКОЙ БЕДНОТЕ___________________________ 203

3) Особо указаны в программе те улучшения, которых надо в первую голову доби­ваться для всех крестьян, чтобы деревенской бедноте было легче и свободнее вести классовую борьбу и с деревенской и со всей русской буржуазией.

И) Наконец, социал-демократическая партия предупреждает народ не верить ника­ким полицейским и чиновничьим обещаниям и сладким речам, а бороться твердо за немедленный созыв свободного всенародного собрания депутатов.


Г. СТРУВЕ, ИЗОБЛИЧЕННЫЙ СВОИМ СОТРУДНИКОМ

№ 17 «Освобождения» принес много приятного для «Искры» вообще и для пишуще­го эти строки в особенности. Для «Искры» потому, что ей приятно было видеть некото­рый результат своих усилий подвинуть г. Струве влево, приятно встретить резкую кри­тику половинчатости у г. С. С, приятно читать о намерении «освобожденцев» создать «открыто и решительно конституционную партию» с требованием всеобщего избира­тельного права в программе. Для пишущего эти строки — потому, что г. С. С, «прини­мавший выдающееся участие в выработке заявления «От русских конституционали­стов»» в № 1 «Освобождения» и, след., являющийся не простым даже сотрудником, а до некоторой степени хозяином г. Струве, оказал неожиданно большую услугу в поле­мике против г. Струве. Я позволю себе начать с этого, второго, пункта. В № 2—3 «За­ри» я полемизировал в статье «Гонители земства и Аннибалы либерализма» с г. Р. Н. С, автором предисловия к известной записке Витте. Я показал там двусмысленность всей позиции г. Р. Н. С, говорившего об Аннибаловой клятве борьбы с самодержавием и в то же время обращавшегося с елейными речами к власть имущим, к мудрым кон­серваторам, в то же время выдвигавшего «формулу»: «права и властное земство» и т. д. и т. д. Публика узнала теперь из второго издания «записки», что

См. Сочинения, 5 изд., том 5, стр. 21—72. Ред.


_________________ Г. СТРУВЕ. ИЗОБЛИЧЕННЫЙ СВОИМ СОТРУДНИКОМ_______________ 205

г-н Р. Н. С. — это г. Струве. Моя критика в высшей степени не понравилась г. Струве, и он обрушился на меня с предлинным и пресердитым «примечанием к примечанию».

Посмотрим на доводы г. Струве.

Первым примером «неосновательности и несправедливости» моих «полемических красот» является то, что я говорил об антипатии г. Струве к революционерам, несмотря на его «совершенно якобы ясное заявление». Приведем это заявление полностью. «Ат­тестат, выданный земству самой бюрократией, — писал г. Струве, — служит превос­ходным ответом всем тем, кто по недостатку политического образования или по увле­чению революционной фразой не желал и не желает видеть крупного политического значения русского земства и его легальной культурной деятельности». В примечании к этой тираде г. Струве оговаривался: «этими словами мы вовсе не хотим задеть револю­ционных деятелей, в которых нельзя не ценить прежде всего нравственного мужества в борьбе с произволом».

Таковы «документы по делу» о неосновательной и несправедливой критике. Предос­тавляем читателю судить, кто прав: тот ли, кто находил это заявление совершенно яс­ным, или тот, кто говорил, что г. Струве поправляется из кулька в рогожку, «задевая» (не названных им точно) революционеров «анонимным» (неизвестно против кого на­правленным) не только обвинением в невежестве, но еще и предположением, будто пи­люлю обвинения в невежестве их можно заставить проглотить, если позолотить ее при­знанием их «нравственного мужества».

Я же, с своей стороны, скажу лишь: разные бывают вкусы. Многие либералы счита­ют верхом такта и мудрости раздавать революционерам аттестаты за мужество, трети­руя в то же время их программу просто как фразу, как проявление недостаточного об­разования, и не давая даже разбора по существу их воззрений. По-нашему, это не такт и не мудрость, а недостойная увертка. Дело вкуса. Русским Тьерам, конечно, нравятся салонно-


206__________________________ В. И. ЛЕНИН

приличные, парламентски-безупречные оппортунистические фразы настоящих Тьеров.

Пойдем дальше. Я, изволите видеть, «притворился непонимающим, что формула «властное всероссийское земство» означает требование конституции», и мои рассужде­ния об этом «лишний раз подтвердили (для г. Струве) широкое распространение в на­шей заграничной литературе подлинной революционной фразы и притом еще злобно-тенденциозной (этот непривлекательный литературный стиль особенно процветает на страницах «Искры» и «Зари»)», стр. XII второго издания «Записки». Ну, что касается до злобной тенденциозности, то нам об этом трудно спорить с г. Струве: для него попре­ком кажется то, что нам кажется комплиментом. Тенденциозностью называют либера­лы и многие радикалы непреклонную твердость убеждений, а резкую критику ошибоч­ных взглядов они называют «злобой». Тут уж ничего не поделаешь. Меа culpa, mea maxima culpa! и был, и пребуду «злобно-тенденциозным» по отношению к гг. Струве. А вот другое обвинение — по существу. Притворялся я непонимающим или не пони­мал на самом деле, да и нельзя было понять? Вот вопрос.

Я утверждал, что формула «права и властное земство» есть недостойное заигрыва­ние с политическими предрассудками широкой массы русских либералов, что это «не знамя, позволяющее отделять врагов от союзников» (это заметьте!), а «тряпка, которая поможет только примазаться к движению самым ненадежным людям» (стр. 95 в № 2— 3 «Зари») . Я спрашиваю всех и каждого: при чем тут мое «притворство»?? Я прямо говорю, что считаю это знамя — тряпкой, а мне отвечают: вы притворяетесь непони­мающим! Да ведь это не что иное, как новая увертка от разбора вопроса по существу, от разбора вопроса: годится ли «формула» больше для знамени или больше для тряпки!

Мало того. Я могу теперь, благодаря любезной помощи г. С. С, доказать фактиче­ски нечто гораздо боль-

— Моя вина, моя величайшая вина! Ред. См. Сочинения, 5 изд., том 5, стр. 66—67. Ред.


_________________ Г. СТРУВЕ. ИЗОБЛИЧЕННЫЙ СВОИМ СОТРУДНИКОМ_______________ 207

шее. Я могу доказать, что «недостойное заигрывание» было со стороны г. Струве не только в смысле филистерского доктринерства, желающего умилить правительство своею скромностью, не только в смысле неразумного желания объединить «либералов» на минимуме, но и в смысле прямого, непосредственного «заигрывания» с известными г. Струве сторонниками самодержавия. Г-н С. С. разоблачает г. Струве беспощадно и бесповоротно, говоря, что «неясный и двусмысленный (слушайте!) славянофильский лозунг «Земский собор»» выдвигается в целях удобства «ненатурального союза» либе­ралов-конституционалистов и либеральных сторонников идеального самодержавия. Г-н С. С. называет это не больше, не меньше, как «политической эквилибристикой»!! И г. Струве расписывается в получении.., называя лозунг Земского собора «неопределен­ным и своею неопределенностью ценным (курсив наш!) и в то же время опасным».

Не правда ли, хорошо? Когда социал-демократ называл еще более двусмысленный лозунг (властное земство) недостойным заигрыванием, — тогда г. Струве рядился в то­гу оскорбленной невинности и жеманно говорил о притворном непонимании. А когда либерал, г. С. С, повторил то же самое, — г. Струве любезно раскланялся и расписал­ся в получении! Неопределенный лозунг именно своею неопределенностью и был це­нен для г. Струве, который нисколько не стесняется признать, что он готов пускать в ход и опасные лозунги, смотря по ветру. Кажется сильным и авторитетным г-н Ши­пов, и редактор либерального органа будет говорить о властном земстве. Показался сильным и авторитетным г. С. С, — и редактор либерального органа будет говорить о конституции и всеобщем избирательном праве! Недурная картинка политических нра­вов и политической нравственности в либеральном лагере... Г-н Струве забывает толь­ко подумать, какую цену будут иметь его заявления после этой великолепной метамор­фозы: в январе 1901 г. г-н Струве требует «прав и властного земства»; в декабре 1902 г. г-н Струве объявляет «притворством» непонимание того, что это


208__________________________ В. И. ЛЕНИН

означает требование конституции; в феврале 1903 г. г-н Струве заявляет, что по суще­ству он никогда не сомневался в справедливости всеобщего избирательного права и что неопределенный лозунг Земского собора именно своею неопределенностью и был це­нен. Спрашивается: какое право имеет теперь любой политический деятель, любой рус­ский гражданин утверждать, что завтра г. Струве не выдвинет нового, «ценного своею неопределенностью», лозунга??

Перейдем к последнему пункту ответа г. Струве. «Разве не революционная фраза, — спрашивает он, — или совершенно безжизненное доктринерство рассуждения г. Т. П. о значении земства как орудия укрепления самодержавия?» Г-н Струве видит тут и ус­воение идеи славянофилов66, и согласие с Горемыкиным, и геркулесовы столбы мерт­вой доктрины. Г-н Струве совершенно не в состоянии понять революционного отноше­ния к половинчатым реформам, предпринимаемым для избежания революции. Г-ну Струве всякое указание на двойную игру реформаторов сверху кажется славянофильст­вом и реакционностью, — точь-в-точь так, как все европейские Ивы Гюйо объявляют реакционной социалистическую критику частной собственности! Неудивительно, ко­нечно, что, ставши реформатором, г. Струве утратил способность понимать двусто­ронний характер реформ и значение их как орудия укрепления господства правящих, укрепления ценой октроирования реформ. Но... было время, когда г. Струве понимал эту удивительно хитрую механику. Давно это было, когда он был «чуть-чуть марксис­том» и когда мы вместе с ним сражались с народниками на страницах покойного «Но­вого Слова»67. В июльской книжке этого журнала за 1897 год г. Струве писал про Н. В. Водовозова: «Я помню, в 1890 г. у нас на улице — я только что вернулся тогда из лет­него, обильного новыми и сильными впечатлениями путешествия по Германии — за­шел разговор о политике и реформаторских планах Вильгельма П. Водовозов придавал им значение и не соглашался со мной, для которого уже тогда (а теперь и подавно) во­прос о значении факта и идеи так называв-


_________________ Г. СТРУВЕ. ИЗОБЛИЧЕННЫЙ СВОИМ СОТРУДНИКОМ_______________ 209

мой «социальной монархии» был бесповоротно решен в отрицательном смысле. Водо­возов брал идею социальной реформы отвлеченно от творящих ее реальных общест­венных сил. Вот почему католический социализм для него, главным образом, — свое­образное идейное движение в пользу социальной реформы, а не специфическая форма предохранительной реакции европейской буржуазии и отчасти обломков европейского феодализма против растущего рабочего движения...». Вот видите: в давно прошедшие времена, в эпоху молодых увлечений, г. Струве понимал, что реформы могут быть пре­дохранительной реакцией, т. е. предохраняющей правящие классы от падения мерою, которая направлена против революционного класса, хотя и улучшает положение этого класса. И я спрашиваю теперь читателя: кто же прав? Я ли сказал «революционную фразу», разоблачая реформистскую однобокость в отношении г. Струве к такой рефор­ме, как земство? или г. Струве поумнел и «бесповоротно» ушел от когда-то защищае­мой им (бесповоротно будто бы) позиции революционера? Я ли стал сторонником сла­вянофилов и Горемыкина, или у г. Струве «сильных впечатлений» от путешествия по социалистической Германии хватило всего на несколько лет??

Да, да, разные бывают представления о силе впечатлений, о силе убеждений, о зна­чении убеждений, о совместимости политической нравственности и политической убе­жденности с выставлением ценных своею неопределенностью лозунгов...

В заключение не могу не отметить некоторых заявлений г. Струве, значительно «ом­рачающих» приятное впечатление от его поворота влево. Выставив только одно демо­кратическое требование (всеобщей подачи голосов), г. Струве спешит уже говорить о {{либерально-демократической партии». Не раненько ли? Не лучше ли было бы сначала точно указать все те демократические преобразования, которых безусловно требует партия не только в аграрной и рабочей, но и в политической программе, а потом уже наклеивать ярлык, потом уже претендовать на повышение из «ранга» либералов в ранг


210__________________________ В. И. ЛЕНИН

либеральных демократов? Ведь всеобщая подача голосов есть тот минимум демокра­тизма, который признан даже некоторыми консерваторами, примирившимися (в Евро­пе) с выборами вообще. А дальше этого минимума г. Струве почему-то не идет ни в № 17, ни в № 18. Мы отметим далее, мимоходом, курьезное замечание г. Струве, что проблема социализма должна быть совершенно оставлена в стороне либерально-демократической партией «прежде всего потому, что социализм в самом деле только еще проблема». А не потому, почтеннейший г. Струве, что «либерально-демократические» элементы русского общества выражают интересы классов, проти­вящихся социалистическим требованиям пролетариата? Это — мимоходом, повторяю, чтобы отметить новые приемы «отрицания» социализма гг. либералами. По существу же дела, разумеется, г. Струве прав, что либерально-«демократическая» партия не есть партия социалистическая и неприлично было бы для нее корчить из себя таковую.

Насчет тактики новой партии г. Струве выражается как нельзя более уклончиво. Это очень жаль. И еще более жаль, что он опять и опять повторяет и подчеркивает необхо­димость «двуединой тактики» в смысле «умелого, гибкого и неразрывного совмеще­ния» легального и нелегального приемов действия. В лучшем случае, это — отговорка от настоятельных вопросов о приемах нелегальных действий. А вопрос этот настояте­лен, потому что только систематическая нелегальная деятельность определяет на деле физиономию партии. В худшем же случае, это — повторение того вилянья, которым отделывался г. Струве, когда он писал о «правах и властном земстве», а не об открыто и решительно конституционной и «демократической» партии. Всякая нелегальная пар­тия «совмещает» нелегальные и легальные действия в том смысле, что она опирается на массы не участвующих прямо в «нелегальщине» людей, что она поддерживает ле­гальные протесты, пользуется легальными возможностями пропаганды, организации и проч. Это общеизвестно, и не об этом говорят, когда говорят о тактике нелегальной партии. Говорят о беспо-


_________________ Г. СТРУВЕ. ИЗОБЛИЧЕННЫЙ СВОИМ СОТРУДНИКОМ_______________ 211

воротном признании этой партией борьбы, о выработке способов борьбы, об обязанно­сти членов партии не ограничиваться легальными протестами, а все и вся подчинять интересам и требованиям революционной борьбы. Если нет систематической нелегаль­ной деятельности и революционной борьбы, то нет и партии, которая бы могла дейст­вительно быть конституционною (не говоря уже о том, чтобы быть демократическою). И нельзя принести большего вреда делу борьбы, как смешивая революционную работу, опирающуюся на широкую массу, использующую широкие организации, помогающую политическому воспитанию легальных деятелей, с работой, ограничивающейся рамка­ми легальности.

«Искра» № 37,1апреля 1903 г. Печатается по тексту

газеты «Искра»


LES BEAUX ESPRITS SE RENCONTRENT

(ПО-РУССКИ ПРИМЕРНО: СВОЙ СВОЕМУ ПОНЕВОЛЕ БРАТ)

Знаменитая аграрная программа-минимум наших социалистов-революционеров (кооперация и социализация) обогатила русскую социалистическую мысль и русское революционное движение в июне 1902 года. Немецкая книга известного оппортуниста (бернштейнианца68 тож) Эдуарда Давида «Социализм и сельское хозяйство» вышла в свет в феврале 1903 года. По-видимому, не может быть и речи о том, чтобы последую­щее произведение оппортунистической мысли заключало в себе оригинал предыдущих упражнений «социалистско-революционной» мысли? Но как же объяснить тогда пора­зительное, бросающееся в глаза сходство и даже принципиальное тождество програм­мы русских соц.-рев. и немецких оппортунистов? Не является ли уже «оригиналом» «Революционная Россия», а копией — «капитальный» (по отзыву корреспондента «Русских Ведомостей»69) труд Давида? Две основные идеи, и соответственно им два главных пункта программы, проходят красной нитью через весь «труд» Давида. Он воспевает сельскохозяйственные кооперации, ожидая от них всех благ, требуя содейст­вия их развитию со стороны социал-демократии и не замечая (совсем как наши соц.-рев.) буржуазного характера этих союзов мелких хозяйчиков с мелкими и крупными капиталистами в земледелии. Давид требует превращения крупных земледельческих хозяйств в мелкие, восторгаясь выгодностью и рациональностью, экономностью и


________________________ LES BEAUX ESPRITS SE RENCONTRENT______________________ 213

производительностью хозяйств «des Arbeitsbauern» — по-русски буквально: «трудового крестьянина», выставляя верховное право собственности общества на землю и пользо­вание землею вот этих мелких «трудовых крестьян». Положительно, немецкий оппор­тунист совершил плагиату русских «социалистов-революционеров»! Мелкобуржуазно­сти «трудового крестьянина» в современном обществе, его промежуточного, переход­ного положения между буржуазией и пролетариатом, его стремления «выйти в люди» (т. е. стать заправским буржуа) путем бережливости, усердия, недоедания и чрезмерной работы, его стремления к эксплуатации труда сельских «работников», — ничего этого не видит, конечно, ни немецкий мелкий буржуа-оппортунист, ни русские мелкие бур­жуа — «социалисты-революционеры».

Да, да, les beaux esprits se rencontrent, и в этом заключается разгадка столь трудной, на первый взгляд, задачи: определить, где копия и где оригинал. Идеи, выражающие потребности, интересы, стремления и вожделения известного класса, носятся в воздухе, и скрыть тождество этих идей не в силах никакое разнообразие костюма, никакие вари­анты то оппортунистической, то «социалистски-революционной» фразы. Шила в мешке не утаишь.

Во всех европейских странах, в России в том числе, неуклонно идет вперед и «утес­нение» и упадок мелкой буржуазии, не всегда выражающийся в ее прямом и непосред­ственном вытеснении, но в громадной массе случаев ведущий к сужению ее роли в экономической жизни, к ухудшению ее условий существования, к усилению ее необес­печенности. Все ополчается против нее: и технический прогресс крупных хозяйств в промышленности и в земледелии, и развитие крупных магазинов, и рост предпринима­тельских союзов, картелей и трестов, и даже рост потребительных товариществ и му­ниципальных предприятий. А наряду с этим «утеснением» мелкой буржуазии в земле­делии и промышленности идет нарождение и развитие «нового среднего сословия», как говорят немцы, нового слоя мелкой


214__________________________ В. И. ЛЕНИН

буржуазии, интеллигенции, которой тоже все труднее становится жить в капиталисти­ческом обществе и которая в массе своей смотрит на это общество с точки зрения мел­кого производителя. Совершенно естественно, что отсюда с полной неизбежностью вы­текает широкое распространение и постоянное возрождение в самых разнообразных формах мелкобуржуазных идей и учений. Совершенно естественно, что русский «со­циалист-революционер», всецело плененный идеями мелкобуржуазного народничества, оказывается «поневоле братом» европейского реформиста и оппортуниста, который, когда хочет быть последовательным, неизбежно договаривается до прудонизма . Именно этим последним термином и характеризовал Каутский совершенно справедли­во программу и точку зрения Давида.


Просмотров 230

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!