Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






О ГОСПОДСТВЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ 3 часть




38___________________________ В. И. ЛЕНИН

политиканством, их орган проявляет полную неустойчивость. В № 7 «Осв.» вы видите эту неустойчивость особенно наглядно благодаря тому, что высказывается по данному вопросу не только редакция, но и некоторые сотрудники, с которыми редакция более или менее несогласна. В передовой редакционной статье то мнение, что обещания Пле­ве есть ловушка и зубатовщина, приводится лишь как мнение некоторых земцев, при­чем рядом с ним сообщается и мнение других земцев, которые «склонны последовать указаниям г. министра» (!!). Редакция далека от мысли поднять поход против земской зубатовщины. Она предостерегала земцев от «уступок» правительству (в №№ 5 и 6), но она не выступает с решительным осуждением г. Шилова и К°, которые послушались советов старой полицейской лисы и выкинули из программы весеннего земского съезда 4-й пункт (указывавший на необходимость выборных земских деятелей для пополнения состава Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности). Редак­ция делает в передовой статье не тот вывод, что земство унижено согласием части зем­цев на подлые приманки полиции, а тот вывод, что самый факт переговоров правитель­ства с земством «доказывает, что земство уже и теперь есть «представительство»» (!!) и что обещанный г. Плеве «съезд» (г. Плеве говорил, кажется, только о «совещании»?) «во всяком случае желателен», ибо он «не может не внести ясности в отношения между земством и правительством». Редакция «твердо уверена, что земские деятели сумеют заявить себя на нем тем, чем они должны быть — представителями населения, а не подручными министров по хозяйственной части». Если судить только на основании одной передовой редакционной статьи, то надо, наоборот, быть твердо уверенным в том, что земцы окажутся опять «подручными» полицейского ведомства, как оказались г. Шипов и К° (пока их не оттеснит или не видоизменит другое земское течение).

От политиканства передовой статьи с удовольствием отдыхаешь на дальнейших статьях сотрудников: г. Антона Старицкого и еще более земского гласного г. Т.




____________________ ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА И ПОЛИТИКАНСТВО____________________ 39

Первый называет поступок г. Шилова и К° «ложным шагом», советует земцам «не спешить учесть свое первородство в виде какого-то съезда, который оформит г. Плеве», советует не идти на приманку и не политиканить. Редакция делает примечание: «мы в общем согласны с автором статьи», очевидно находя, что в частности нельзя так одно­сторонне осуждать политиканство .

Второй сотрудник прямо уже восстает против всей позиции «Освобождения», напа­дая на незаконченность и нерешительность, осуждая такие фальшивые фразы, как ссылка на «народную анархию», заявляя, что «нельзя довольствоваться полумерами, что необходимо решиться идти до конца», что «необходимо покончить с рабскими по­лумерами легальной оппозиции...», «не останавливаясь перед жертвами», что, «не став революционерами, мы (земцы) не сможем сделать существенного вклада в дело поли­тического освобождения России». От всей души приветствуем эти честные и твердые речи г. земского гласного и усиленно советуем ознакомиться с ними всем, кто интере­суется разбираемым вопросом. Г. земский гласный всецело подтверждает данную нами в «Искре» оценку программы «Освобождения» . Больше того: его статья доказывает не только правильность нашей точки зрения, но и целесообразность нашего резкого изобличения половинчатости либерализма. Оказывается, что и в самой земской среде есть люди, которым претит всякое виляние и которых мы особенно должны стараться поддержать беспощадной критикой этого виляния с нашей точки зрения.



Редактор «Освобождения», конечно, не согласен с г. земским гласным Т. и — почти­тельно, но твердо — заявляет: «на многое мы смотрим иначе...». Еще бы! И каковы же возражения редакции? — Они сводятся

В только что полученном № 8 «Освобождения» мы видим уже более решительное осуждение поли­тиканства и ложного шага г. Шилова. В добрый час! Может быть, случай с сим почтенным деятелем по­будит редакцию поискать корней «политиканства» в основных ее взглядах на отношение либерализма и революционных направлений?


40___________________________ В. И. ЛЕНИН

все к двум главным пунктам: во-1-х, г. Струве «принципиально» предпочитает мирные пути в отличие, по его мнению, от некоторых революционеров; во-2-х, этих последних он обвиняет в недостатке терпимости. Рассмотрим эти возражения.

В статье «По поводу одного упрека» г. Струве (статья подписана: Ред.) цитирует мою статью в № 2—3 «Зари»17 («Гонители земства и Аннибалы либерализма»). Ему особенно не понравились, разумеется, слова: «если бы народ хоть раз хорошенько про­учил правительство», то это имело бы «гигантское историческое значение» . Г-н Стру­ве, видите ли, решительно и безусловно не согласен с тем, что насильственная револю­ция предпочтительнее мирной реформы. Самые решительные русские революционеры, говорит он, принципиально предпочитали мирный путь, и этой славной традиции не заглушить никакими доктринами.

Трудно себе представить что-либо более фальшивое и вымученное, чем это рассуж­дение. Неужели г. Струве не понимает, что восставший раб вправе говорить о предпоч­тительности мира с рабовладельцем, а раб, отказывающийся от восстания, впадает в позорную фальшь, повторяя те же слова? «Элементы революции в России еще, к сожа­лению или к счастью, не созрели», — говорит г. Струве, и эти слова «к счастью» вы­дают его с головой.



А насчет славных традиций революционной мысли лучше уже г. Струве помалки­вать. Нам достаточно указать на знаменитые заключительные слова «Коммунистиче­ского манифеста»18. Нам достаточно напомнить, что тридцать лет спустя после «Мани­феста», когда немецкие рабочие были лишены частички тех прав, которых никогда не было у русского народа, Энгельс дал такую отповедь Дюрингу:

«Для г. Дюринга насилие есть нечто абсолютно злое. Первый акт насилия был, по его мнению, грехопадением. Вся его доктрина есть нытье по поводу того, что этот акт насилия запятнал первородным грехом всю

См. Сочинения, 5 изд., том 5, стр. 61. Ред.


ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА И ПОЛИТИКАНСТВО____________________ 41

историю вплоть до настоящего времени, что все законы природы и законы социальные позорно извращены этим орудием дьявола — насилием. О том, что насилие играет так­же в истории и совсем иную роль — революционную, о том, что оно, говоря словами Маркса, является повивальной бабкой всякого старого общества, когда это последнее беременно новым, о том, что насилие является орудием, посредством которого общест­венное движение прокладывает себе дорогу и разбивает окоченелые, отмирающие формы, — об этом ни слова нет у г. Дюринга. Лишь со вздохами и стенаниями допус­кает он возможность того, что для ниспровержения эксплуататорского хозяйства пона­добится, к сожалению, насилие, — к сожалению, ибо всякое насилие развращает, изво­лите видеть, того, кто его применяет. И это говорится после того, как всякая победо­носная революция сопровождалась высоким моральным и духовным подъемом! И это говорится в Германии, где насильственное столкновение, к которому народ может быть ведь прямо вынужден, имело бы по крайней мере то преимущество, что вытравило бы из народного характера лакейский дух, внедренный всеми унижениями 30-летней вой­ны. И это тусклое, дряблое, бессильное поповское мышление смеют навязывать самой

i 19

революционной партии, какую только знает история!»

Перейдем к второму пункту — насчет терпимости. Нужно «взаимное понимание», «полная искренность» и «широкая терпимость» в отношениях разных направлений, — елейно поучает нас г. Струве (подобно многим социалистам-революционерам20 и пред­ставителям публики). Ну, а как быть, спросим мы его, если полная искренность наша покажется вам отсутствием терпимости? Если мы, напр., находим, что в «Освобожде­нии» есть десница и шуйца, вредная, предательская шуйца, то не обязывает ли нас пол­ная искренность к беспощадной борьбе с этой шуйцей? Не обязывает ли она нас к борьбе с авантюризмом (политиканством тож) соц.-революционеров, когда они прояв­ляют его и в вопросах теории социализма и в отношении к классовой борьбе во всей своей тактике? Есть ли хоть капля


42___________________________ В. И. ЛЕНИН

политического смысла в требовании обкарнать, сделать дряблой эту борьбу в угоду то­му, что угодно называть терпимостью людям, против которых борьба и направлена?

Пора бы бросить галантерейное наивничанье, господа! Пора бы понять ту нехитрую истину, что действительная (а не словесная) совместность борьбы с общим врагом обеспечивается не политиканством, не тем, что покойный Степняк однажды назвал са­моурезыванием и самозапрятываньем, не условной ложью дипломатического взаимо­признания, — а фактическим участием в борьбе, фактическим единством борьбы. Ко­гда у немецких социал-демократов борьба против военно-полицейской и феодально-клерикальной реакции действительно становилась общей с борьбой какой-либо на­стоящей партии, опирающейся на известный класс народа (напр., либеральную буржуа­зию), тогда совместность действия устанавливалась без фразерства о взаимопризнании. О признании явного для всех и осязаемого всеми факта не говорят (не просим же мы ни у кого признания рабочего движения!). Думать, что настоящему политическому союзу в состоянии помешать «тон» полемики, в состоянии только люди, смешивающие поли­тику и политиканство. А пока вместо действительного участия в нашей борьбе мы ви­дим уклончивые фразы, вместо действительного приближения к нашей борьбе другого какого-либо общественного слоя или класса одну лишь авантюристскую тактику, — до тех пор никакие ни грозные, ни жалкие потоки слов ни на йоту не приблизят «взаимо­признания».

«Искра» №26, 15 октября 1902 г. Печатается по тексту

газеты «Искра»


ВУЛЬГАРНЫЙ СОЦИАЛИЗМ И НАРОДНИЧЕСТВО,

ВОСКРЕШАЕМЫЕ СОЦИАЛИСТАМИ-РЕВОЛЮЦИОНЕРАМИ

Насмешка оказывает свое полезное действие. В статьях под названием «Революци-

*

онныи авантюризм» мы выразили твердую уверенность, что наши соц.-рев. не поже­лают никогда прямо и точно определить свою теоретическую позицию. Чтобы опро-

9 1

вергнуть сие злостное и несправедливое предположение, «Революционная Россия» начинает в № 11 серию статей под заглавием «Программные вопросы». В добрый час! Лучше поздно, чем никогда. Заранее приветствуем все статьи «Рев. России» о «про­граммных вопросах» и обещаем внимательно следить за тем, можно ли в самом деле вычитать из них какую-либо программу.

Присмотримся с этой целью к первой статье: «Классовая борьба в деревне», но сна­чала заметим, что наши противники паки и паки чересчур... «увлекаются», заявляя (№ 11, стр. 6) «наша программа выставлена». Неверно ведь это, господа! Никакой еще вы программы не выставили, т. е. не только не дали законченного и официально-партийного изложения своих взглядов (программы в узком смысле слова или хотя бы проекта программы), но и не определили даже вовсе своего отношения к таким основ­ным «программным вопросам», как вопрос о марксизме и его оппортунистической кри­тике, о русском капитализме и о положении, значении и задачах порождаемого этим капитализмом

См. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 377—398. Ред.


44___________________________ В. И. ЛЕНИН

пролетариата и т. д. Все, что мы знаем о «вашей программе», это то, что вы занимаете совершенно неопределенную позицию между революционной социал-демократией и оппортунистическим течением, с одной стороны, между русским марксизмом и рус­ским либерально-народническим направлением, с другой.

В какие безысходные противоречия запутываетесь вы, вследствие этой потуги сесть между двух стульев, это мы вам сейчас покажем и на выбранном вами вопросе. «Мы не то что не понимаем, мы не признаем принадлежности современного крестьянства, как целого, к мелкобуржуазным слоям», — пишет «Револ. Россия» (№ 11). «Для нас кре­стьянство делится на две принципиально отличные категории: 1) трудовое крестьянст­во, живущее эксплуатацией собственной рабочей силы (!??), и 2) сельскую буржуазию, — среднюю и мелкую, — в большей или меньшей степени живущую эксплуатацией чужой рабочей силы». Видя «основной отличительный признак» класса буржуазии в «источнике дохода» (пользование неоплаченным трудом других людей), теоретики соц.-рев. усматривают «огромное принципиальное сходство» между сельским пролета­риатом и «самостоятельными земледельцами», живущими приложением собственного труда к средствам производства. «Основой существования тех и других является труд, как определенная политико-экономическая категория. Это раз. Во-вторых, те и другие в современных условиях безжалостно эксплуатируются». Они должны быть поэтому соединены в одну категорию трудового крестьянства.

Мы нарочно изложили рассуждение «Рев. Росс.» так подробно, чтобы читатель мог хорошенько вдуматься в него и оценить его теоретические посылки. Несостоятельность этих посылок бьет в глаза. Искать основного отличительного признака различных клас­сов общества в источнике дохода — значит выдвигать на первое место отношения рас­пределения, которые на самом деле суть результат отношений производства. Ошибку эту давно указал Маркс, назвавший не видящих ее людей вульгарными социалистами. Основной


___________________ ВУЛЬГАРНЫЙ СОЦИАЛИЗМ И НАРОДНИЧЕСТВО___________________ 45

признак различия между классами — их место в общественном производстве, а следо­вательно, их отношение к средствам производства. Присвоение той или другой части общественных средств производства и обращение их на частное хозяйство, на хозяйст­во для продажи продукта — вот основное отличие одного класса современного обще­ства (буржуазии) от пролетариата, который лишен средств производства и продает свою рабочую силу.

Пойдем дальше. «Основой существования тех и других является труд, как опреде­ленная политико-экономическая категория». Определенной политико-экономической категорией является не труд, а лишь общественная форма труда, общественное устрой­ство труда, или иначе: отношения между людьми по участию их в общественном труде. В другой форме здесь повторяется та же ошибка вульгарного социализма, которую мы уже разобрали. Когда соц.-рев. заявляют: «Существо взаимных отношений между сель­ским хозяином и батраком, с одной стороны, между самостоятельным земледельцем и заимодавцами, кулаками, с другой стороны, совершенно одинаково», то они целиком повторяют ошибку хотя бы немецкого вульгарного социализма, который, напр., в лице Мюльбергера, заявил, что существо отношений хозяина к рабочему то же, что домо­владельца к квартиранту. Наши Мюльбергеры точно так же не способны выделить ос­новных и производных форм эксплуатации, ограничиваясь декламацией по поводу «эксплуатации» вообще. Наши Мюльбергеры точно так же не понимают, что именно эксплуатация наемного труда является базисом всего современного грабительского строя, именно она вызывает деление общества на непримиримо-противоположные классы, и только с точки зрения этой классовой борьбы можно последовательно оце­нить все остальные проявления эксплуатации, не впадая в расплывчатость и бесприн­ципность. Наши Мюльбергеры поэтому должны встретить со стороны русских социа­листов, дорожащих цельностью своего движения и «добрым именем» своего револю­ционного знамени, такой же решительный,


46___________________________ В. И. ЛЕНИН

беспощадный отпор, какой встретил Мюльбергер немецкий.

Чтобы яснее показать путанность «теории» наших соц.-рев., мы подойдем еще к то­му же вопросу с практической стороны, попытаемся иллюстрировать разбираемый во­прос конкретными примерами. Во-первых, трудится и эксплуатируется везде, всегда и повсюду громадное большинство мелкой буржуазии. Почему бы иначе и относить ее к переходным и промежуточным слоям? Во-вторых, совершенно так же, как крестьяне в обществе товарного хозяйства, трудятся и эксплуатируются мелкие ремесленники и торговцы. Не хотят ли наши соц.-рев. создать также «категорию» «трудового» торгово-промышленного населения вместо «узкой» категории пролетариата? В-третьих, пусть попробуют соц.-рев., чтобы понять значение столь нелюбимой ими «догмы», предста­вить себе подгородного крестьянина, который, не нанимая рабочих, живет своим тру­дом и продажей всяких земледельческих продуктов. Смеем надеяться, что отрицать принадлежность такого крестьянина к мелкой буржуазии и невозможность «объеди­нить» его в один класс (заметьте, речь идет именно о классе, а не о партии) с наемным рабочим не решатся даже ярые народники. А есть ли какая-нибудь принципиальная разница в положении подгородного торгаша-земледельца и всякого мелкого земле­дельца в обществе развивающегося товарного хозяйства?

Спрашивается теперь, чем объяснить это приближение (мягко выражаясь) гг. соц.-рев. к вульгарному социализму? Может быть, это случайная особенность данного авто­ра? Чтобы опровергнуть такое предположение, достаточно привести следующее место из № 11 «Рев. Росс»: «Как будто, — восклицает автор, — здесь все дело в размерах од­ной и той же хозяйственной категории» (крупный и мелкий буржуа), «а не в принципи­альном различии» (слушайте!) «двух категорий: трудового и буржуазно-капиталистического хозяйства!». Нам трудно было бы и представить себе более полное и наглядное подтверждение сказанного нами в статье


___________________ ВУЛЬГАРНЫЙ СОЦИАЛИЗМ И НАРОДНИЧЕСТВО___________________ 47

«Революционный авантюризм»: поскребите соц.-рев. — и вы найдете г. В. В. Для вся­кого, кто хоть сколько-нибудь знаком с эволюцией русской общественно-политической мысли, позиция соц.-рев. выясняется из одной этой фразы. Известно, что основой того бледно-розового квазисоциализма, который украшал собой (да и сейчас еще украшает) господствующее в нашем образованном обществе либерально-народническое направ­ление, лежала идея о диаметральной противоположности крестьянского «трудового хо­зяйства» и буржуазного хозяйства. Эта идея, в разных оттенках ее подробно разрабо­танная гг. Михайловским, В. В., Ник.—оном и др., была одной из тех твердынь, против которых направилась критика русского марксизма. Чтобы помочь разоряемому и угне­таемому крестьянству, говорили мы, надо уметь отказаться от иллюзий и прямо взгля­нуть на действительность, разрушающую туманные мечты о трудовом хозяйстве (или «народном производстве»?) и показывающую нам мелкобуржуазный уклад крестьян­ского хозяйства. И у нас, как и везде, развитие и упрочение мелкого трудового хозяйст­ва возможно лишь путем превращения его в мелкобуржуазное хозяйство. Это превра­щение, действительно, происходит, и настоящая реальная тенденция трудового кре­стьянина к мелкому предпринимательству неопровержимо доказана фактами жизни. Как и всякие мелкие производители, наши крестьяне тем самым подходят под катего­рию мелких буржуа, поскольку развивается товарное хозяйство: они раскалываются на меньшинство предпринимателей и массу пролетариата, который связан с «хозяйчика­ми» целым рядом переходных ступеней полурабочих и полухозяев (эти переходные формы существуют во всех капиталистических странах и во всех отраслях промышлен­ности).

Как же отнеслись соц.-револ. к этой смене двух течений социалистической мысли, к борьбе старого русского социализма и марксизма? Они просто-напросто пытались ук­лоняться, покуда можно было, от разбора вопроса по существу. А когда уклоняться уже стало нельзя,


48___________________________ В. И. ЛЕНИН

когда от людей, пожелавших создать особую «партию», потребовали определенных объяснений, когда их принудили к ответу, принудили и насмешкой и прямым обвине­нием в беспринципности, — тогда они только и стали повторять старую народниче­скую теорию «трудового хозяйства» и старые ошибки вульгарного социализма. Повто­ряем: лучшего подтверждения нашего обвинения соц.-револ. в полной беспринципно­сти, как статья в № 11, пытающаяся «соединить» и теорию «трудового хозяйства», и теорию классовой борьбы, — мы не могли и ждать.

* * *

Как курьез, отметим еще, что в № 11 «Рев. Росс.» делаются попытки «благовидно» объяснить решение уклониться от принципиальной полемики. В статье «Революцион­ный авантюризм» «Искра», видите ли, неверно цитирует. Например? Например, опус­кает слово «местами» (земля местами перетекает от капитала к труду). Какой ужас! Опускают не относящееся к делу слово! Или, может быть, «Рев. Росс.» вздумает утвер­ждать, что к вопросу об оценке перетекания земли вообще (буржуазный это процесс или нет) хоть какое-либо отношение имеет слово «местами». Пусть попробует.

Далее. «Искра» прекратила цитату на слове «государством», хотя дальше стоит «ко­нечно, не нынешним». «Искра» поступила даже еще злее (добавим от себя): опа дерз­нула назвать это государство классовым. Не станут ли наши «обиженные в лучших чувствах» противники утверждать, что в разбираемой нами «программе-минимум» речь могла идти не о классовом государстве?

Наконец, «Искра» цитировала прокламацию 3 апреля, в которой сама «Рев. Россия» нашла оценку террора преувеличенной. — Да, и мы привели эту оговорку «Рев. Росс», но добавили от себя, что видим тут «эквилибристику» и неясные намеки. «Рев. Росс.» этим очень недовольна и пускается в объяснения и сообщение


___________________ ВУЛЬГАРНЫЙ СОЦИАЛИЗМ И НАРОДНИЧЕСТВО___________________ 49

подробностей (подтверждая, таким образом, на деле, что неясность, требующая объяс­нений, была). И каковы же эти объяснения? В прокламации 3 апреля были, видите ли, сделаны поправки по требованию партии. Эти поправки, однако, «были признаны не­достаточными», и потому слова «от партии» из прокламации были удалены. Но слова «издание партии» остались, и другая («настоящая») прокламация от того же 3 апреля ни слова о разногласиях или преувеличениях не упомянула. Приводя эти объяснения и чувствуя, что они только подтверждают законность предъявляемого «Искрой» (в сло­вах: эквилибристика и намеки) требования объяснений, «Рев. Росс.» сама задает себе вопрос: как партия могла издать в своей типографии прокламацию, с которой она несо­гласна? Ответ «Рев. России» гласит: «Да совершенно так же, как под фирмой Россий­ской социал-демократической рабочей партии печатается «Рабочее Дело», «Искра», «Рабочая Мысль»22 и «Борьба»23». Очень хорошо. Но, во-первых, у нас разнородные издания и печатаются не в типографии «партии», а в типографиях групп. Во-вторых, когда у нас выходили «Р. Мысль», и «Р. Д.», и «Искра» вместе, мы это сами же и назы­вали разбродом. Посмотрите же, что отсюда выходит: соц.-демократия сама вскрывает и бичует разброд у себя и старается его устранить серьезной теоретической работой, а соц.-рев. начинают признавать свой разброд лишь после того, как их изобличат, и лишний раз по этому случаю щеголяют своей широтой, позволившей им по поводу од­ного и того же политического события издать в один и тот же день две прокламации, в которых политическое значение этого события (нового террористического акта) толку­ется прямо противоположно. — Зная, что из идейного разброда ничего доброго не вый­дет, социал-демократы предпочли «сначала размежеваться, а потом объединяться» , обеспечивая этим будущему объединению и прочность, и плодотворность. А соц.-рев., толкуя свою «программу» на разные лады «кто во что

См. Сочинения, 5 изд., том 4, стр. 358. Ред.


50___________________________ В. И. ЛЕНИН

горазд» , играют в фикцию «практического» единства и свысока заявляют нам: это у вас только, у соц.-демократов, разные там «группы», у нас же — партия! Совершенно верно, господа, но история учит нас, что иногда отношение между «группами» и пар­тиями бывает подобно отношению между тощими и тучными фараоновыми коровами. Разные ведь бывают «партии». Была, напр., «Рабочая партия политического освобож­дения России», а между тем, ее двухгодичное существование прошло столь же бес­следно, как и ее исчезновение.

«Искра» № 27, 1 ноября 1902 г. Печатается по тексту

газеты «Искра»

Сравните только «Наши задачи» бывшего «Союза социалистов-революционеров» с «Манифестом» бывшей «Партии социалистов-революционеров» (о нем в № 5 «Искры»), затем с редакционным заявле­нием № 1 «Вестника Русской Революции»24, с «программными» статьями №№7—11 «Рев. Росс.» и с брошюрой «Свобода», изданной так наз. «Рабочей партией политического освобождения России»25, о соединении которой с партией соц.-рев. недавно сообщено в «Рев. России».


ОСНОВНОЙ ТЕЗИС ПРОТИВ ЭСЕРОВ

Основной тезис, который я выдвигаю против социалистов-революционеров и для оценки всех сторон деятельности (и всей сущности) этого направления, состоит в сле­дующем: все направление социалистов-революционеров и вся их партия есть не что иное, как покушение мелкобуржуазной интеллигенции эскамотировать наше рабочее движение, а следовательно, и все социалистическое и все революционное движение в России.

Спешу объяснить, почему я не мог избежать в этом, столь важном для меня, тезисе иностранного малоупотребительного и несомненно большинству читателей непонятно­го слова. Эскамотировать значит собственно обмануть, обманным образом присвоить себе результаты чужого труда и тем самым свести на нет весь этот труд, обморочить и провести и т. п. Нетрудно видеть, почему я должен был отбросить эти русские выраже­ния и выбрать иностранное. Слова «морочить, провести, обмануть» вызывают у нас не­пременно представление об умышленной, сознательной лжи — это во-первых, а во-2-х, представление о корыстных, нечестных мотивах этой лжи со стороны того, кто к ней прибегает. Между тем я далек от мысли обвинять социалистов-революционеров в чем-либо подобном сознательной лжи или нечестным мотивам действия. Ничего подобного. Я не сомневаюсь, что как направление, как «партия», социалисты-революционеры мог-ли возникнуть (или могли удержаться со времен народовольчества ),


52___________________________ В. И. ЛЕНИН

могли в последнее время вырасти и несколько укрепиться всецело благодаря тому об­стоятельству, что они привлекали к себе людей несомненно революционно настроен­ных, полных даже геройского самоотвержения, людей, самым искренним образом же­лающих положить душу за интересы свободы и интересы народа. Но то обстоятельст­во, что люди искренне и убежденно занимают известную социально-политическую по­зицию, нисколько еще не предрешает вопроса о том, не является ли безусловно ложной и внутренне-противоречивой эта позиция? Не должны ли неизбежно результаты самой лучшей деятельности с этой позиции оказаться (хотя бы даже помимо сознания и про­тив воли действующих) «эскамотированием» рабочего движения, совлечением его с правильного пути, заведением его в тупик и т. д.?

Попробую пояснить свою мысль примером. Представьте себе, что мы находимся в громадном, темном и сыром, густом и полудевственном лесу. Представьте себе, что только истребление этого леса огнем может расчистить дорогу для культурного разви­тия всей занятой лесом или окруженной им местности и что добывание и поддержание огня связано в этом лесу с величайшими трудностями. Надо осушать тот древесный ма­териал, который имеется повсюду в такой массе, но который так трудно загорается и так легко и часто снова гаснет в затхло-сырой атмосфере. Надо собирать вместе тот ма­териал, который может быть воспламененным. Надо поддерживать огонь (горение), ох­ранять его, ухаживать за каждым вновь вспыхивающим огоньком, давать окрепнуть пламени и систематически, упорно готовить тот общий пожар, без которого сырой и темный лес не перестанет быть лесом. А эта работа очень трудна не только в силу внешних, атмосферических, условий, но также и потому, что очень невелик тот единст­венный вполне годный для горения материал, который не может перестать гореть ни при каких условиях, который действительно загорелся и горит уже непрерывно огнем, непохожим на те многочисленные блуждающие огоньки, у которых нет внутренней


_________________________ ОСНОВНОЙ ТЕЗИС ПРОТИВ ЭСЭРОВ________________________ 53

силы и которые так часто и в прошлом загорались лишь для того, чтобы потухнуть по­сле непродолжительного горения. И вот, когда этот основной горючий материал разго­релся уже настолько, что вызвал общее повышение температуры, придав тем силу и яркость и массе других, блуждающих, огоньков, — явились вдруг люди, с апломбом заявляющие: какая это узость верить в устарелую догму об единственном основном, единственно безусловно надежном горючем материале! Какая шаблонность — рас­сматривать все остальные огоньки лишь побочными средствами, лишь вспомогатель­ными элементами и считать обязательным непременно и во что бы то ни стало, прежде всего и больше всего держаться за один только материал! Какая односторонность — вечно готовить, готовить и готовить настоящий общий пожар и позволять этим возму­тительным негодяям, верхушкам деревьев, прикрывать и поддерживать сырость и мрак. Надо пускать ракеты, сшибающие верхушки деревьев, опаляющие их, пугающие все темные силы и производящие такую сенсацию, такое возбуждение, ободрение, эксци-тацию. И эти люди бойко берутся за дело. С облегченным вздохом выкидывают они за борт устарелые предрассудки о каком-то там еще основном горючем материале. С спо­койной душой берут они к себе всех и каждого, не разбираясь во взглядах и мнениях, убеждениях и чаяниях: мы — партия действия, и нам все равно, если даже некоторые из нас и ухватились за рассуждения, клонящиеся к гашению пожара. Смело призывают они к безразборчивому отношению ко всяким огонькам и к ракетопусканию, отмахива­ясь пренебрежительно от уроков прошлого: теперь, дескать, горючего материала гораз­до больше, а потому сугубое легкомыслие позволительно!.. Так вот, при всем вреде, который наносят движению подобные люди, можно ли думать, что они простые об­манщики? Ничуть не бывало. Они вовсе не обманщики, они только — пиротехники.


Просмотров 232

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!