Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






В) КАКОГО ТИПА ОРГАНИЗАЦИЯ НАМ НУЖНА? 6 часть




258__________________________ В. И. ЛЕНИН

французскую пословицу: «кто извиняется, тот сам себя обвиняет».

Посмотрим, как «извиняется» наш Витте. Гигантский расход почти в два миллиарда рублей (1946 млн.) покрыт полностью только благодаря тому, что 144 млн. взяты из знаменитой «свободной наличности» государственного казначейства, а свободная на­личность пополнена прошлогодним 4% займом в 127 млн. руб. (весь заем был в 148 млн. руб., но 21 млн. еще не дополучен). Значит, дефицит, покрытый займом? — Ни­чуть не бывало, уверяет нас маг, «заключение займа вызвано было отнюдь не необхо­димостью покрыть не предусмотренные сметами расходы», так как за покрытием их оставалось «вполне свободных» 114 млн. руб., а желанием строить новые железные до­роги. — Очень хорошо, г. Витте! Но, во-первых, дефицита вы этим не опровергаете, ибо даже «вполне свободными» 114 млн. руб. не покрыть расхода в 144 млн. руб. Во-вторых, в свободную наличность (114 млн. руб.) вошли 63 млн. руб. превышения по­ступления обыкновенных доходов в 1901 г. против предположений росписи, а наша пе­чать давно уже указывает, что вы искусственно уменьшаете предположения росписи доходов, дабы фиктивно вздувать «свободную наличность» и неуклонно повышать на­логи. Так, в прошлом году повышены гербовые пошлины (новый гербовый устав), по­вышена цена казенной водки: с 7 руб. до 7 р. 60 к. за ведро, продолжено повышение та­моженных пошлин (произведенное в 1900 г. якобы «временно», ввиду китайской вой­ны116) и пр. В-третьих, воспевая «культурную роль» железных дорог, вы скромно умал­чиваете о чисто русском и совсем некультурном обычае грабить казну при постройке железных дорог (не говоря уже о безобразной эксплуатации жел.-дор. подрядчиками рабочих и голодающих крестьян!). Напр., одна русская газета недавно сообщала, что стоимость постройки Сибирской жел. дороги сначала была определена в 350 млн. руб., а на деле израсходовано 780 млн. руб., всего же перевалит, вероятно, и за миллиард (ка­кой грабеж шел на Сибирской дороге, об этом «Искра»




_____________________ ПО ПОВОДУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РОСПИСИ____________________ 259

уже кое-что сообщала: см. № 2 ). Доходы-то вы правильно подсчитываете, г. Витте, без пропусков, а вот насчет действительной величины расходов попробовали бы дать отчет!

Затем не следует также упускать из виду, что постройка жел. дорог в 1902 г. вызвана отчасти военными целями нашего «миролюбивого» правительства (громадная Бологое-Седлецкая линия, протяжением более 1000 верст), отчасти безусловной необходимо­стью хоть чем-нибудь «помочь» угнетенной промышленности, в делах которой Госу­дарственный банк заинтересован непосредственно. Гос. банк не только щедро ссужал разные пошатнувшиеся предприятия, но и принял многие из них фактически в свое полное заведование. Банкротство промышленных предприятий грозило привести к го­сударственному банкротству! Наконец, не забудем и того, что постоянное повышение суммы займов и размера налогов происходит, под управлением «гениального» Витте, несмотря на то, что все капиталы сберегательных касс обращаются всецело на под­держку государственного кредита. А капиталы эти превысили уже 800 млн. руб. При­мите все это во внимание, — и вы поймете, что Витте ведет хищническое хозяйство, что самодержавие медленно, но верно идет к банкротству, ибо нельзя же без конца по­вышать налоги и не всегда же будет русского царя выручать французская буржуазия.

Витте защищается от обвинения в увеличении государственной задолженности та­кими доводами, над которыми стоит посмеяться. Он сравнивает долги и «имущество», сопоставляет сумму госуд. займов в 1892 и 1902 гг. со стоимостью казенных жел. дорог за те же годы и выводит уменьшение «чистой» задолженности. А ведь у нас и еще есть имущество: «крепости и военные суда» (ей-богу, так и сказано в докладе!), порты и ка­зенные заводы, оброчные статьи и леса. — Великолепно, г. Витте! Но не замечаете ли вы, что вы уподобляетесь тому купцу, который уже вызван в суд по обвинению в бан­кротстве и который начинает оправдываться перед людьми, собирающимися описывать




260__________________________ В. И. ЛЕНИН

его имущество? Ведь покуда предприятие стоит действительно непоколебимо прочно, — никому и в голову не придет требовать специального обеспечения займов. Ведь ни­кто не сомневается, что «имущества» у русского народа имеется много, но чем больше этого имущества, тем сильнее вина людей, которые, несмотря на обилие имущества, ведут хозяйство только при помощи увеличения займов и повышения налогов. Ведь вы доказываете только то, что народу следует как можно скорее прогнать распоряжаю­щихся его имуществом хищников. В самом деле, ссылки на специальные государствен­ные имущества в обеспечение государственных займов делала до сих пор из всех евро­пейских стран одна только Турция. И эти ссылки вели естественно к тому, что ино­странные кредиторы налагали свой контроль на распоряжение тем имуществом, кото­рое должно обеспечить возврат данных ими взаймы денег. Хозяйство «великой русской державы» под контролем приказчиков Ротшильда и Блейхредера: какую блестящую перспективу открываете вы нам, г. Витте!

Мы не говорим уже о том, что крепости и военные суда ни один банкир в залог не возьмет, что это не плюс, а минус в нашем народном хозяйстве. Но и жел. дороги могут служить обеспечением только тогда, когда они приносят доход. А из того же доклада Витте мы узнаем, что до самого последнего времени все русские жел. дороги вообще приносили убыток. Только в 1900 г. покрыт был дефицит по сибирским дорогам и по­лучилась «небольшая чистая прибыль», настолько небольшая, что о величине ее Витте скромно молчит. Молчит он и о том, что за первые две трети 1901 г. выручка железных дорог в Евр. России понизилась, по случаю кризиса. Каков-то был бы баланс нашего жел.-дор. хозяйства, если бы сосчитать не только казенные



Витте сам заметил неловкость своих рассуждений об «имуществе», и поэтому в другой части своего доклада он старается «поправиться», заявляя, что возрастание стоимости государственного имущества «в применении к обязательствам русской казны не имеет особого значения, так как кредит России не нуж­дается в специальных обеспечениях». Ну, конечно! А подробный расчетец с перечнем этих специальных обеспечений все-таки оставлен — на всякий случай!


_____________________ ПО ПОВОДУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РОСПИСИ____________________ 261

цифры выданных на постройку денег, но и действительные суммы расхищенных при постройке денег? Не пора ли в самом деле передать это действительно ценное имуще­ство в более надежные руки?

О промышленном кризисе Витте говорит, разумеется, в самом успокоительном тоне: «заминка», «несомненно, общих промышленных успехов не коснется и, по истечении некоторого промежутка времени, вероятно (!!), наступит новый период промышленно­го оживления». Хорошо утешение для миллионов рабочего класса, страдающих от без­работицы и уменьшения заработка! В перечне государственных расходов вы напрасно стали бы искать хоть какого-либо указания на то, сколько миллионов и десятков мил­лионов бросила казна на прямую и косвенную поддержку «страдающих» от кризиса промышленных предприятий. А что при этом не останавливались и перед гигантскими суммами, видно из того, сообщенного в газетах, факта, что общий размер ссуд, выдан­ных Гос. банком с 1 января 1899 г. по 1 января 1901 г., увеличился с 250 млн. руб. до 449 млн. руб., а размер промышленных ссуд с 8,7 млн. до 38, 8 млн. руб. Даже убыток в 4 млн. руб. по промышленным ссудам нисколько не затруднил казны. Рабочим же, ко­торые приносили на алтарь «промышленных успехов» не содержимое своего кошелька, а свою жизнь и жизнь миллионов, существующих на их заработок, — рабочим казна помогала тем, что «даром» высылала их тысячами из промышленных городов в голо­дающие деревни!

Слова «голод» Витте совсем избегает, уверяя в своем докладе, что «тяжелое влияние неурожая... будет смягчено щедрой помощью нуждающимся». Эта щедрая помощь, по его же словам, равняется 20 млн. руб., тогда как недобор хлеба оценивается в 250 млн. руб. (считая по очень низкой цене, по 50 коп. за пуд, но зато сравнивая с годами благо­приятных жатв). Не правда ли, как это в самом деле «щедро»? Допустите даже, что только половина недобора падает на крестьянскую бедноту, и все-таки окажется, что мы еще недостаточно оценивали скаредность русского правительства, когда


262__________________________ В. И. ЛЕНИН

писали (по поводу циркуляра Сипягина, см. № 9 «Искры») , что правительство урезы­вает ссуды впятеро. Щедр русский царь не на помощь мужику, а на полицейские меры против тех, кто действительно хотел помочь голодающим. Щедр он также и на мил­лионы, выбрасываемые для того, чтобы урвать пожирней кусок у Китая. За два года — сообщает Витте — на китайскую войну из чрезвычайных расходов пошло 80 млн. руб., да «сверх того весьма значительные суммы были издержаны за счет обыкновенного бюджета». Всего, значит, вероятно, до сотни миллионов рублей, если не свыше! Без­работный рабочий и голодающий мужик могут утешиться тем, что Маньчжурия зато, наверное, будет наша...

Недостаток места заставляет нас лишь вкратце коснуться остальных частей доклада. Витте защищается также от обвинения в скудости расходов на народное просвещение: к 36 млн. руб. по смете этого министерства он прибавляет расходы на учебное дело всех других ведомств и «нагоняет» цифру до 75 млн. руб. Но даже и эта (сомнительной верности) цифра совершенно мизерна на всю Россию, и по отношению ко всему бюд­жету не составляет и пяти процентов. — То обстоятельство, что «наш государственный бюджет построен по преимуществу на системе косвенного обложения», Витте считает преимуществом, повторяя избитые буржуазные доводы о возможности «соразмерять потребление обложенных предметов со степенью благосостояния». На самом же деле, как известно, косвенное обложение, падая на предметы потребления масс, отличается величайшей несправедливостью. Всей своей тяжестью ложится оно на бедноту, созда­вая привилегию для богатых. Чем беднее человек, тем большую долю своего дохода отдает он государству в виде косвенных налогов. Малоимущая и неимущая масса со­ставляет 9/ю всего народонаселения, потребляет 9/ю всех обложенных продуктов и пла-

9/

тит /ю всей суммы косвенных налогов, а между тем из всего

* См. Сочинения, 5 изд., том 5, стр. 277—284. Ред.


_____________________ ПО ПОВОДУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РОСПИСИ____________________ 263

народного дохода она получает каких-нибудь две-три десятых.

В заключенье — интересная «мелочь». По каким статьям всего более увеличились расходы с 1901 по 1902 год? Вся сумма расхода увеличилась с 1788 млн. руб. до 1946 млн. руб., т. е. менее чем на одну десятую. Между тем почти на четверть возросли расходы по двум статьям: «на содержание особ императорской фамилии» — с 9,8 млн. руб. до 12,8 млн. руб. и... «на содержание отдельного корпуса жандармов» — с 3,96 млн. руб. до 4,94 млн. руб. Вот ответ на вопрос: какие «нужды русского народа» наибо­лее настоятельны? И какое трогательное «единение» царя с жандармами!

«Искра» №15, 15 января 1902 г. Печатается по тексту

газеты «Искра»


ПОЛИТИЧЕСКАЯ АГИТАЦИЯ И «КЛАССОВАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ»

Начнем с примера.

Читатели помнят, вероятно, какой шум вызвал доклад орловского губернского пред­водителя дворянства, М. А. Стаховича, на миссионерском съезде о необходимости при­знания законом свободы совести. Консервативная печать, с «Московскими Ведомостя­ми» во главе, рвет и мечет против г. Стаховича, не зная, как и обругать его, обвиняя чуть ли не в государственной измене всех орловских дворян за то, что они снова вы­брали г. Стаховича в предводители. А этот выбор — действительно поучительное явле­ние, приобретающее до известной степени характер дворянской демонстрации против полицейского произвола и безобразия.

Стахович — уверяют «Моск. Вед.» — «не столько предводитель дворянства, сколько Миша Стахович, весельчак, душа общества, краснобай...» (1901 г., № 348). Тем хуже для вас, господа защитники дубины. Если уже даже весельчаки-помещики заговорили о свободе совести, значит несть поистине числа тем гнусностям, которые чинят наши по­пы с нашей полицией. — «... Какое дело нашей «интеллигентной» легкомысленной толпе, порождающей и рукоплещущей гг. Стаховичам, до нашей святыни, православ­ной веры и до наших заветных к ней отношений?»... Опять-таки: тем хуже для вас, гос­пода защитники самодержавия, православия, народности. Хороши же должны быть по­рядки нашего полицейского самодержавия, если оно даже


_____________ ПОЛИТИЧЕСКАЯ АГИТАЦИЯ И «КЛАССОВАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ»____________ 265

религию настолько пропитало духом кутузки, что «Стаховичи» (не имеющие никаких твердых убеждений в религиозных вопросах, но заинтересованные, как увидим ниже, в прочности религии) проникаются полным равнодушием (если не ненавистью) к этой пресловутой «народной» святыне! — ... «Они нашу веру называют заблуждением!! Они издеваются над нами за то, что мы, благодаря этому «заблуждению», боимся и бежим греха, исполняем безропотно наши обязанности, как бы тяжелы они ни были, за то, что мы находим силы и бодрость переносить горе, лишения и чуждаемся гордости при уда­чах и в счастии»... Вот в чем суть-то! Святыня православия тем дорога, что учит «без­ропотно» переносить горе! Какая же это выгодная, в самом деле, для господствующих классов святыня! Когда общество устроено так, что ничтожное меньшинство пользует­ся богатством и властью, а масса постоянно терпит «лишения» и несет «тяжелые обя­занности», то вполне естественно сочувствие эксплуататоров к религии, учащей «без­ропотно» переносить земной ад ради небесного, будто бы, рая. В пылу усердия «Моск. Вед.» начинают проговариваться. И они проговорились до такой степени, что нечаянно правду сказали. Слушайте дальше: ... «Они и не подозревают, что, благодаря тому же «заблуждению», они, гг. Стаховичи, едят сытно, спят спокойно и живут весело».

Святая истина! Именно так, именно благодаря громадному распространению в на­родных массах религиозных «заблуждений» «спят спокойно» и Стаховичи, и Обломо-вы, и все наши капиталисты, живущие трудом этих масс, да и сами «Моск. Вед.». И чем больше будет распространяться просвещение в народе, чем более религиозные пред­рассудки будут вытесняться социалистическим сознанием, тем ближе будет день побе­ды пролетариата, избавляющей все угнетенные классы от их порабощения в современ­ном обществе.

Но, проговорившись в одном пункте, «Моск. Вед.» слишком дешево отделались от другого интересного вопроса. Они явно заблуждаются, думая, что Стаховичи «не по­дозревают» указанного значения религии и


266__________________________ В. И. ЛЕНИН

требуют либеральных реформ просто по «легкомыслию». Такое объяснение враждеб­ного политического направления уже очень ребячески наивно! А что г. Стахович в дан­ном случае явился именно глашатаем целого либерального направления, — это лучше всего доказали сами «Моск. Вед.»: иначе к чему было поднимать целый поход против одного доклада? к чему было говорить не о Стаховиче, а о Стаховичах, об «интелли­гентной толпе»?

Это заблуждение «М. Вед.» есть, конечно, корыстное заблуждение. «М. Вед.», разу­меется, больше не желают, чем не умеют, применить классовую точку зрения к анализу ненавистного им либерализма. О нежелании нечего и говорить. А вот неумение пред­ставляет для нас большой общий интерес, ибо этим грехом страдают весьма многие ре­волюционеры и социалисты. Страдают им и авторы письма в № 12 «Искры», обвиняю­щие нас в отступлении от «классовой точки зрения» за то, что мы в своей газете стара­емся следить за всеми проявлениями недовольства и протеста либералов; — и авторы «Пролетарской борьбы» и некоторых брошюр «Социал-демократической библиоте­ки»119, воображающие, что наше самодержавие есть самодержавное господство бур­жуазии; — и Мартыновы, зовущие нас от всесторонней обличительной кампании (т. е. от самой широкой политической агитации) против самодержавия к преимущественной борьбе за экономические реформы (давать «положительное» рабочему классу, выстав­лять от его имени «конкретные требования» законодательных и административных ме­роприятий, «сулящие известные осязательные результаты»); — и Надеждины, с недо­умением спрашивающие по поводу наших корреспонденций о статистических кон­фликтах: «господи, да не для земцев ли этот орган?»

Все эти социалисты забывают, что интересы самодержавия совпадают только при известных обстоятельствах и только с известными интересами имущих классов и при­том часто не с интересами всех этих классов вообще, а с интересами отдельных слоев их. Интересы других слоев буржуазии, а также


_____________ ПОЛИТИЧЕСКАЯ АГИТАЦИЯ И «КЛАССОВАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ»____________ 267

более широко понятые интересы всей буржуазии, всего развития капитализма вообще необходимо порождают либеральную оппозицию самодержавию. Если, напр., само­державие гарантирует буржуазии возможность применять самые грубые формы экс­плуатации, то, с другой стороны, оно ставит тысячи препятствий широкому развитию производительных сил и распространению просвещения, возбуждая этим против себя не только мелкую, но иногда и крупную буржуазию; если самодержавие гарантирует (?) буржуазии охрану от социализма, то, с другой стороны, эта охрана необходимо пре­вращается, при бесправии населения, в такое полицейское бесчинство, которое возму­щает всех и каждого. Каков результат этих противоположных тенденций, каково соот­ношение консервативного и либерального настроения или направления в буржуазии в данный момент, — этого нельзя вывести из пары общих положений; это зависит от всех особенностей общественно-политической обстановки в данный момент. Для опре­деления этого необходимо детально знать эту обстановку, внимательно следить за все­ми и всякими столкновениями с правительством какого бы то ни было общественного слоя. Именно в силу «классовой точки зрения» непозволительно социал-демократу ос­таваться безучастным к недовольству и протестам «Стаховичей». Названные же социа­листы и своими рассуждениями и своей деятельностью доказывают свое безучастие к либерализму, обнаруживая этим непонимание основных положений «Коммунистиче­ского манифеста», этого «евангелия» международной соц.-демократии. Вспомните, напр., слова о том, что буржуазия сама дает материал для политического воспитания пролетариата своей борьбой за власть, столкновением отдельных своих слоев и групп и пр. Только в свободных политически странах этот материал достается пролетариату сам собою (да и то только отчасти). В рабской же России мы, социал-демократы, долж­ны активно работать над доставлением рабочему классу этого «материала», т. е. долж­ны взять на себя задачу всесторонней политической агитации, всенародной обличи­тельной


268__________________________ В. И. ЛЕНИН

кампании против самодержавия. И эта задача особенно настоятельна в периоды поли­тического брожения. Надо помнить, что за год политического оживления пролетариат может научиться, в смысле революционного воспитания, большему, чем за несколько лет затишья. Вот почему особенно вредна тенденция указанных социалистов созна­тельно или бессознательно суживать размах и содержание политической агитации.

Далее, вспомните слова о поддержке коммунистами всякого революционного дви­жения против существующего строя. Эти слова часто понимают слишком узко, не рас­пространяя их на поддержку либеральной оппозиции. Не следует, однако, забывать, что бывают эпохи, когда всякое столкновение с правительством на почве прогрессивных общественных интересов, как бы мелко оно само по себе ни было, может при извест­ных условиях (а наша поддержка есть одно из этих условий) разгореться в общий по­жар. Достаточно напомнить, в какое общественное движение разрослось в России столкновение студентов с правительством на почве академических требований или во Франции столкновение всех прогрессивных элементов с военщиной на почве одного, решенного путем подлогов, судебного дела . Вот почему наш прямой долг разъяснять пролетариату, расширять и, путем активного участия рабочих, поддерживать всякий либеральный и демократический протест, будет ли он проистекать из столкновения земцев с министерством внутренних дел, или дворян с ведомством полицейского пра­вославия, или статистиков с помпадурами123, крестьян с «земскими», сектантов с уряд­никами и проч. и проч. Кто морщит презрительно нос по поводу мизерности некоторых из этих столкновений или «безнадежности» попытки раздуть их в общий пожар, тот не понимает, что всесторонняя политическая агитация есть именно фокус, в котором сов­падают насущные интересы политического воспитания пролетариата с насущными ин­тересами всего общественного развития и всего народа в смысле всех демократических элементов его. Наш прямой долг — вмешиваться во всякий либеральный


ПОЛИТИЧЕСКАЯ АГИТАЦИЯ И «КЛАССОВАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ»____________ 269

вопрос, определять свое, социал-демократическое, отношение к нему, принимать меры к тому, чтобы пролетариат активно участвовал в решении этого вопроса и заставлял решать его по-своему. Кто сторонится от такого вмешательства, тот на деле (каковы бы ни были его намерения) пасует перед либерализмом, отдавая в его руки дело политиче­ского воспитания рабочих, уступая гегемонию политической борьбы таким элементам, которые в конечном счете являются вожаками буржуазной демократии.

Классовый характер соц.-демократического движения должен выражаться не в су­жении наших задач до непосредственных и ближайших нужд «чисто рабочего» движе­ния, а в руководстве всеми сторонами и всеми проявлениями великой освободительной борьбы пролетариата, этого единственного действительно революционного класса со­временного общества. Социал-демократия должна всегда и неуклонно расширять воз­действие рабочего движения на все сферы общественной и политической жизни совре­менного общества. Она должна руководить не только экономической борьбой рабочих, но также и политической борьбой пролетариата, она должна ни на минуту не упускать из виду нашей конечной цели, всегда пропагандировать, охранять от искажений и раз­вивать дальше пролетарскую идеологию — учение научного социализма, т. е. мар­ксизм. Мы должны неустанно бороться против всякой буржуазной идеологии, в какие бы модные и блестящие мундиры она ни рядилась. Названные нами выше социалисты отступают от «классовой» точки зрения также потому и постольку, поскольку они без­участны к задаче борьбы с «критикой марксизма». Только слепые люди могут не ви­деть, что эта «критика» всего быстрее привилась в России и всего торжественнее под­хвачена русской либеральной публицистикой именно потому, что она является одним из элементов складывающейся буржуазной (теперь уже сознательно буржуазной) демо­кратии в России.

Что касается политической борьбы в особенности, то именно «классовая точка зре­ния» требует, чтобы


270__________________________ В. И. ЛЕНИН

пролетариат подталкивал вперед всякое демократическое движение. Рабочая демокра­тия своими политическими требованиями не принципиально, а только по степени отли­чается от буржуазной демократии. В борьбе за экономическое освобождение, за социа­листическую революцию, пролетариат стоит на принципиально ином базисе и стоит одиноко (мелкий производитель лишь постольку, поскольку он переходит или готовит­ся перейти в ряды пролетариата, придет ему на помощь). В борьбе же за политическое освобождение у нас много союзников, безучастно относиться к которым непозволи­тельно. Но в то время как наши союзники из буржуазной демократии, борясь за либе­ральные реформы, всегда будут оглядываться назад, стараясь устроить дело так, чтобы им можно было по-прежнему «есть сытно, спать спокойно и жить весело» на чужой счет, пролетариат пойдет вперед без оглядки до самого конца. Когда какие-нибудь гг. Р. Н. С. (автор предисловия к записке Витте)124 будут торговаться с правительством о правах властного земства или о конституции, мы будем бороться за демократическую республику. Не забудем только, что для того, чтобы подталкивать другого, надо всегда держать руку на плече этого другого. Партия пролетариата должна уметь ловить всяко­го либерала как раз в тот момент, когда он собрался подвинуться на вершок, и застав­лять его двинуться на аршин. А упрется, — так мы пойдем вперед без него и через него.

«Искра» № 16, 1 февраля 1902 г. Печатается по тексту

газеты «Искра»


ОТВЕТ «ЧИТАТЕЛЮ»

Мы получили следующее письмо в редакцию:

«Касаясь вопроса об агитации (если не ошибаюсь, в № 13), «Искра» высказывается против летучей агитационной литературы (брошюрки в два-три листика) на политические темы. Такая литература, по мнению редакции, с успехом заменяется газетами. Газеты, конечно, — дело хорошее. Против этого ни­кто и спорить не будет. Но могут ли они заменить такие летучие листки, специальное предназначение которых — широкое распространение среди масс? В редакции уже имеется одно письмо из России, в котором группа рабочих-агитаторов высказывается по этому вопросу. Ответ «Искры» на это письмо — очевидное недоразумение. Вопрос об агитации так же теперь важен, как и вопрос о демонстрациях. По­этому желательно, чтобы редакция сызнова подняла бы его, и на этот раз отнеслась бы к нему более внимательно.

Читатель».

Кто даст себе труд внимательно перечитать, наряду с этим письмом, наш ответ «Ра­бочим с юга» в № 13 «Искры» , тот легко убедится, что в очевидное недоразумение впал именно автор письма. О том, чтобы «Искра» высказалась «против летучей агита­ционной литературы», не было и речи; «замена» газетою «летучих листков» никому и в голову не приходила. Автор письма не заметил, что летучие листки — это и есть про­кламации. Что такой род литературы, как прокламации, ничем незаменим и всегда бу­дет безусловно нужен, — в этом и «Рабочие с юга» и «Искра» были вполне согласны. Но они были согласны и в том, что этого рода литературы недостаточно. Если мы го­ворим о хорошем жилище для рабочих, соглашаясь, что

* См. Сочинения, 5 изд., том 5, стр. 373 — 374. Ред.


272__________________________ В. И. ЛЕНИН

хорошей пищи им недостаточно, то это, наверное, не значит, чтобы мы были «против» хорошей пищи. Спрашивается, каков же более высокий вид агитационной литературы? «Рабочие с юга», поставив этот вопрос, ни словом не упомянули о газете. Это умолчание могло, конечно, зависеть от местных условий, и, нисколько не думая «спорить» с на­шими корреспондентами, мы не могли, естественно, не напомнить им, что пролетариат тоже должен поставить свою газету, как сделали уже другие классы населения; — что недостаточно одной раздробленной работы, а необходима регулярная, активная, общая работа всех местностей над революционным органом.

Что же касается «брошюр в 3—4 страницы», то мы и «против» них отнюдь не вы­сказались, а только усомнились в практичности плана создать из них регулярную лите­ратуру, распространяемую «одновременно по всей России». При объеме в 3—4 страни­цы это будут, в сущности, те же прокламации. Мы имеем со всех концов России много очень хороших и нисколько не тяжеловесных прокламаций, и студенческих, и рабочих, которые равняются даже 6—8 страницам малого формата. А действительно популярная брошюра, способная разъяснить даже совсем не подготовленному рабочему хоть ка­кой-нибудь отдельный вопрос, будет, наверное, гораздо больше объемом, и распро­странять ее «одновременно по всей России» не будет ни возможности, ни надобности (ввиду ее не временного значения). Вполне признавая все и всякие, старые и новые, ви­ды политической литературы, будь это только действительно хорошая политическая литература, мы бы, с своей стороны, советовали работать не над выдумкой среднего типа между летучими листками и популярной брошюрой, а над революционным орга­ном, заслуживающим на деле название периодического (т. е. выходящего не раз в ме­сяц, а по меньшей мере, два-четыре раза в месяц) и общерусского.

«Искра» № 16, 1 февраля 1902 г. Печатается по тексту

газеты «Искра»


ПРИЗНАКИ БАНКРОТСТВА

Всего только год прошел с того времени, как пуля Карповича, уложив Боголепова, очистила место «новому курсу» в области университетской политики правительства. В течение этого года мы последовательно наблюдали необыкновенный подъем общест­венного возмущения, необыкновенную ласковость тона в речах наших правителей, слишком обыкновенное, к сожалению, увлечение общества этими новыми речами, ув­лечение, охватившее и известную часть студенчества, и, наконец, вслед за осуществле­нием пышных обещаний Ванновского — новый взрыв студенческого протеста. Для тех, кто прошлой весной ожидал «новой эры» и серьезно верил, что царский фельдфебель осуществит хотя бы в малой дозе упования студентов и общества, — словом, для рус­ских либералов должно быть теперь ясно, как неправы они были, лишний раз даровав правительству кредит, как мало было основания приостанавливать весной начавшее принимать внушительные формы движение в пользу реформы и дать себя убаюкать сладкими песнями правительственных сирен. После того, как нарушено было обещание вернуть в университеты всех пострадавших в прошлом году, после того, как рядом но­вых реакционных мер брошен вызов всем тем, кто требовал действительной реформы учебных порядков, после ряда новых кулачных расправ над демонстрантами, требо­вавшими от злостного банкрота исполнения данных им обязательств, — после


Просмотров 244

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!