Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Б) КУСТАРНИЧЕСТВО И ЭКОНОМИЗМ



Мы должны теперь остановиться на вопросе, который наверное напрашивается уже у всякого читателя. Можно ли ставить в связь это кустарничество, как болезнь роста, свойственную всему движению, с «экономизмом», как с одним из течений в русской социал-демократии? Мы думаем, что да. Практическая неподготовленность, неуме­лость организационной работы обща действительно всем нам, в том числе и тем, кто с самого начала неуклонно стоял на точке зрения революционного марксизма. И за не­подготовленность самое по себе никто не мог бы, конечно, и винить практиков. Но кроме неподготовленности в понятие «кустарничества» входит еще и нечто другое: уз­кий размах всей революционной работы вообще, непонимание того, что на этой узкой работе и не может сложиться хорошая организация революционеров, наконец — и это главное — попытки оправдать эту узость и возвести в особую «теорию», т. е. прекло­нение пред стихийностью и в этой области. Раз только обнаружились такие попытки, — стало уже несомненным, что кустарничество связано с «экономизмом» и что мы не избавимся от узости нашей организационной деятельности, не избавившись от «эконо­мизма» вообще (т. е. узкого понимания и теории марксизма и роли социал-демократии и политических задач ее). А попытки эти обнаружились в двояком направлении. Одни стали говорить: рабочая масса не выдвинула еще сама таких широких и боевых поли­тических задач, которые ей «навязывают» революционеры, она должна еще бороться за ближайшие политические требования, вести «экономическую борьбу с хозяевами и с правительством» (а этой «доступной» массовому движению борьбе естественно соот­ветствует и «доступная» даже самой неподготовленной молодежи организация). Дру­гие, далекие от всякой «постепеновщины», стали говорить: возможно и должно «со­вершить политическую революцию», но для этого нет никакой надобности в создании крепкой организации революционеров, воспиты-

* «Раб. Мысль» и «Раб. Дело», особ. «Ответ» Плеханову.


ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ 105



вающей пролетариат стойкой и упорной борьбой; для этого достаточно, чтобы мы все схватились за «доступную» и знакомую уже дубину. Говоря без аллегорий — чтобы мы устроили всеобщую стачку ; или чтобы мы возбудили «вялый» ход рабочего движения посредством «эксцитативного террора» . Оба эти направления, и оппортунисты и «ре-волюционисты», пасуют пред господствующим кустарничеством, не верят в возмож­ность избавления от него, не понимают нашей первой и самой настоятельной практиче­ской задачи: создать организацию революционеров, способную обеспечить энергию, ус­тойчивость и преемственность политической борьбы.

Мы сейчас привели слова Б—ва: «рост рабочего движения опережает рост и разви­тие революционных организаций». Это «ценное сообщение близкого наблюдателя» (отзыв редакции «Рабочего Дела» о статье Б—ва) имеет для нас двойную ценность. Оно показывает, что мы были правы, усматривая основную причину современного кризиса в русской социал-демократии в отсталости руководителей («идеологов», революцио­неров, социал-демократов) от стихийного подъема масс. Оно показывает, что именно прославлением и защитой кустарничества являются все эти рассуждения авторов «эко­номического» письма (в № 12 «Искры»), Б. Кричевского и Мартынова об опасности преуменьшать значение стихийного элемента, серой текущей борьбы, о тактике-процессе и проч. Эти люди, которые без пренебрежительной гримасы не могут произ­носить слово: «теоретик», которые называют «чутьем к жизни» свое коленопреклоне­ние пред житейской неподготовленностью и неразвитостью, обнаруживают на деле не­понимание самых настоятельных наших практических задач. Людям отставшим кри­чат: идите в ногу! не опережайте! Людям, страдающим от недостатка энергии и ини­циативы в организационной работе, от



Брошюра: «Кто совершит политическую революцию?» — в изданном в России сборнике «Пролетар­ская борьба». Была также переиздана Киевским комитетом. «Возрождение революционизма» и «Свобода».


106__________________________ В. И. ЛЕНИН

недостатка «планов» широкой и смелой постановки дела, кричат о «тактике-процессе»! Основной наш грех состоит в принижении наших политических и организационных за­дач до ближайших, «осязательных», «конкретных» интересов текущей экономической борьбы, — а нам продолжают напевать: самой экономической борьбе надо придать по­литический характер! Еще раз: это буквально такое же «чутье к жизни», которое обна­руживал герой народного эпоса, кричавший: «таскать вам не перетаскать!» при виде похоронной процессии.

Вспомните, с каким несравненным, поистине «нарцисовским» высокомерием поуча­ли эти мудрецы Плеханова: «рабочим кружкам вообще (sic!) недоступны политические задачи в действительном, практическом смысле этого слова, т. е. в смысле целесооб­разной и успешной практической борьбы за политические требования» («Ответ редак­ции «Р. Д.»»,стр. 24). Есть кружки и кружки, господа! Кружку «кустарей», конечно, не­доступны политические задачи, покуда эти кустари не сознали своего кустарничества и не избавились от него. Если же эти кустари кроме того влюблены в свое кустарничест­во, если они пишут слово «практический» непременно курсивом и воображают, что практичность требует принижения своих задач до уровня понимания самых отсталых слоев массы, — то тогда, разумеется, эти кустари безнадежны, и им, действительно, во­обще недоступны политические задачи. Но кружку корифеев, вроде Алексеева и Мышкина, Халтурина и Желябова, доступны политические задачи в самом действи­тельном, в самом практическом смысле этого слова, доступны именно потому и по­стольку, поскольку их горячая проповедь встречает отклик в стихийно пробуждающей­ся массе, поскольку их кипучая энергия подхватывается и поддерживается энергией революционного класса. Плеханов был тысячу раз прав, когда он не только указал этот революционный класс, не только доказал неизбежность и неминуемость его стихийного пробуждения, но и поставил даже перед «рабочими кружками» высокую и великую по­литическую задачу. А вы ссылаетесь на возникшее с тех пор массовое дви-




ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ 107

жение для того, чтобы принизить эту задачу, — для того, чтобы сузить энергию и раз­мах деятельности «рабочих кружков». Что это такое, как не влюбленность кустаря в свое кустарничество? Вы хвастаетесь своей практичностью, а не видите того, знакомо­го всякому русскому практику факта, какие чудеса способна совершить в революцион­ном деле энергия не только кружка, но даже отдельной личности. Или вы думаете, что в нашем движении не может быть таких корифеев, которые были в 70-х годах? Почему бы это? Потому что мы мало подготовлены? Но мы подготовляемся, будем подготов­ляться и подготовимся! Правда, на стоячей воде «экономической борьбы с хозяевами и с правительством» образовалась у нас, к несчастью, плесень, появились люди, которые становятся на колени и молятся на стихийность, благоговейно созерцая (по выражению Плеханова) «заднюю» русского пролетариата. Но мы сумеем избавиться от этой плесе­ни. Именно теперь русский революционер, руководимый истинно революционной тео­рией, опираясь на истинно революционный и стихийно пробуждающийся класс, может наконец — наконец! — выпрямиться во весь свой рост и развернуть все свои богатыр­ские силы. Для этого нужно только, чтобы среди массы практиков, среди еще большей массы людей, мечтающих о практической работе уже со школьной скамьи, всякое по­ползновение принизить наши политические задачи и размах нашей организационной работы встречало насмешку и презрение. И мы добьемся этого, будьте спокойны, гос­пода!

В статье «С чего начать?» я писал против «Рабочего Дела»: «В 24 часа можно изме­нить тактику агитации по какому-нибудь специальному вопросу, тактику проведения какой-нибудь детали партийной организации, а изменить не только в 24 часа, но хотя бы даже в 24 месяца свои взгляды на то, нужна ли вообще, всегда и безусловно, боевая организация и политическая агитация в массе, могут только люди без всяких устоев» . «Рабочее Дело» отвечает: «Это единственное

См. Сочинения, 5 изд., том 5, стр. 6. Ред.


108__________________________ В. И. ЛЕНИН

из претендующих на фактический характер обвинение «Искры» ни на чем не основано. Читатели «Р. Дела» хорошо знают, что мы с самого начала не только звали к политиче­ской агитации, не дожидаясь появления «Искры»»... (говоря при этом, что не только рабочим кружкам, «но и массовому рабочему движению невозможно ставить первой политической задачей — низвержение абсолютизма», а только борьбу за ближайшие политические требования, и что «ближайшие политические требования становятся дос­тупными для массы после одной или, в крайнем случае, нескольких стачек»)... «а и своими изданиями доставляли из-за границы действующим в России товарищам един­ственный социал-демократический политически-агитационный материал»... (причем вы в этом единственном материале не только применяли наиболее широко политиче­скую агитацию лишь на почве экономической борьбы, но и додумались наконец до то­го, что эта суженная агитация «наиболее широко применима». И вы не замечаете, гос­пода, что ваша аргументация доказывает именно необходимость появления «Искры» — при такого рода единственном материале — и необходимость борьбы «Искры» с «Ра­бочим Делом»?)... «С другой стороны, наша издательская деятельность на деле подго­товляла тактическое единство партии»... (единство убеждения в том, что тактика есть процесс роста партийных задач, растущих вместе с партией? Ценное единство!)... «и тем самым возможность «боевой организации», для создания которой Союз делал во­обще все доступное для заграничной организации» («Р. Д.» № 10, стр. 15). Напрасная попытка извернуться! Что вы делали все для вас доступное, этого я никогда и не думал отрицать. Я утверждал и утверждаю, что пределы «доступного» вам суживаются близо­рукостью вашего понимания. Смешно и говорить о «боевой организации» для борьбы за «ближайшие политические требования» или для «экономической борьбы с хозяева­ми и с правительством».

Но если читатель хочет видеть перлы «экономической» влюбленности в кустарниче­ство, то он, разумеется,


ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ 109

должен обратиться от эклектического и неустойчивого «Раб. Дела» к последовательной и решительной «Раб. Мысли». «Теперь два слова о собственно так называемой револю­ционной интеллигенции, — писал Р. М. в «Отдельном приложении», стр. 13, — она, правда, не раз показала на деле свою полную готовность «вступить в решительную схватку с царизмом». Вся беда только в том, что, беспощадно преследуемая политиче­ской полицией, наша революционная интеллигенция принимала борьбу с этой полити­ческой полицией за политическую борьбу с самодержавием. Поэтому-то для нее до сих пор и остается невыясненным вопрос, «откуда взять силы для борьбы с самодержави­ем?»».

Не правда ли, как бесподобно это великолепное пренебрежение к борьбе с полицией со стороны поклонника (в худом смысле поклонника) стихийного движения? Нашу конспиративную неумелость он готов оправдать тем, что нам, при стихийном массо­вом движении, и не важна, в сущности, борьба с политической полицией!! Под этим чудовищным выводом подпишутся очень и очень немногие: до такой степени наболел у всех вопрос о недостатках наших революционных организаций. Но если под ним не подпишется, например, Мартынов, то только потому, что он не умеет или не имеет смелости додумывать до конца своих положений. В самом деле, разве такая «задача», как выставление массой конкретных требований, сулящих осязательные результаты, требует особенной заботливости о создании прочной, централизованной, боевой орга­низации революционеров? разве эту «задачу» не выполняет и такая масса, которая во­все не «борется с политической полицией»? Больше того: разве эта задача была бы вы­полнима, если бы кроме немногих руководителей за нее не брались также (в громадном большинстве) такие рабочие, которые вовсе неспособны «бороться с политической по­лицией»? Такие рабочие, средние люди массы, способны проявить гигантскую энергию и самоотвержение в стачке, в уличной борьбе с полицией и войском, способны (и одни только могут) решить исход всего нашего движения, — но именно борьба с политиче­ской


110__________________________ В. И. ЛЕНИН

полицией требует особых качеств, требует революционеров по профессии. И мы долж­ны заботиться не только о том, чтобы масса «выставляла» конкретные требования, но и о том, чтобы масса рабочих «выставляла» все в большем числе таких революционеров по профессии. Мы подошли таким образом к вопросу о соотношении между организа­цией профессиональных революционеров и чисто рабочим движением. Мало отразив­шийся в литературе, этот вопрос много занимал нас, «политиков», в разговорах и спо­рах с более или менее тяготеющими к «экономизму» товарищами. На нем стоит особо остановиться. Но сначала закончим еще одной цитатой иллюстрацию нашего положе­ния о связи кустарничества с «экономизмом».

«Группа «Осв. труда», — писал г. N. N. в своем «Ответе», — требует прямой борьбы с правительством, не взвесив, где материальная сила для этой борьбы, не указав, где пути для нее». И, подчеркнув последние слова, автор делает к слову «пути» такое при­мечание: «Это обстоятельство не может быть объяснено конспиративными целями, так как в программе речь идет не о заговоре, а о массовом движении. Масса же не может идти тайными путями. Разве возможна тайная стачка? Разве возможна тайная манифе­стация и петиция?» («Vademecum», стр. 59.) Автор вплотную подошел и к этой «мате­риальной силе» (устроители стачек и манифестаций) и к «путям» для борьбы, но ока­зался все-таки в растерянном недоумении, ибо он «преклоняется» пред массовым дви­жением, т. е. смотрит на него как на нечто, избавляющее нас от нашей, революционной, активности, а не как на нечто, долженствующее ободрять и подталкивать нашу рево­люционную активность. Тайная стачка невозможна — для участников ее и непосредст­венно соприкасающихся с ней лиц. Но для массы русских рабочих эта стачка может ос­таться (и большей частью остается) «тайной», ибо правительство позаботится отрезать всякое сношение с стачечниками, позаботится сделать невозможным всякое распро­странение сведений о стачке. Вот тут уже нужна специальная «борьба с политической полицией», борьба, которую никогда


ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ Ш

не сможет активно вести столь же широкая масса, какая участвует в стачках. Эту борь­бу должны организовать «по всем правилам искусства» люди, профессионально заня­тые революционной деятельностью. Организация этой борьбы не стала менее нужной оттого, что в движение стихийно втягивается масса. Напротив, от этого организация становится более нужной, ибо мы, социалисты, не исполнили бы своих прямых обязан­ностей перед массой, если бы не сумели помешать полиции делать тайной (а иногда и сами не подготовляли тайно) всякую стачку и всякую манифестацию. Суметь же это мы в состоянии именно потому, что стихийно пробуждающаяся масса будет выдвигать также из своей среды все большее и большее число «революционеров по профессии» (если мы не вздумаем на всякие лады приглашать рабочих топтаться на одном месте).


Просмотров 249

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!