Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






УКАЗАТЕЛЬ ЛИТЕРАТУРНЫХ РАБОТ И ИСТОЧНИКОВ 1 часть



XI

ПРЕДИСЛОВИЕ К СБОРНИКУ «ПИСЬМА К РОДНЫМ»

ИЗДАНИЯ 1930 года

Печатаемые ниже письма В. И. Ленина адресованы главным образом матери его, Марии Александровне, и сестре, Марии Ильиничне , и охватывают собой период с 1894 по 1917 год , т. е. период, начиная с первых лет революционной деятельности Влади­мира Ильича до возвращения его в Россию после Февральской революции. За этот пе­риод — почти в четверть века — возникла и сложилась наша партия. И во весь этот славный двадцатипятилетний период во главе этой партии стоял, ею руководил и ее выпестовывал Владимир Ильич. Вся его жизнь была в революционной борьбе, его лич­ная жизнь неотделима от этой борьбы, от работы для дела пролетариата.

Хотя содержание этих писем предназначалось обьино для всех, по крайней мере, живущих в данное время вместе членов нашей семьи, «чтобы не повторяться».

" Сюда не вошла переписка Владимира Ильича с его родными за период его ссылки (см. «Пролетар­скую Революцию» №№ 2-3, 4, 5, 6 и 8 за 1929 г.) и за 1896 год, когда Владимир Ильич сидел в доме предварительного заключения в Петербурге (с 9/ХП. 1895 — 29/1. 1897 г. по ст. ст.), имел почти все вре­мя свидания с матерью и сестрами, и его личная переписка с ними была очень незначительна (см. статью А. И. Елизаровой-Ульяновой «Владимир Ильич в тюрьме», № 3 «Пролетарской Революции» за 1924 г. и приложенные к этой статье два письма Владимира Ильича за 1896 г.). G ноября 1905 г. по декабрь 1907 г. Владимир Ильич жил в Петербурге или в Финляндии, часто видался с родными и почти не писал им. Кроме того, существует еще ряд писем к Анне Ильиничне и Марии Александровне, особенно за те пе­риоды, когда Мария Ильинична жила за границей. Эти письма будут опубликованы дополнительно. (Упоминаемые М. И. Ульяновой письма В. И. Ленина включены в настоящий том. Ред.)


XII____________________________ M. И. УЛЬЯНОВА

Но если мы имеем полное собрание Сочинений Ленина и довольно большую литера­туру о ленинизме (и научно-исследовательскую, и популярную), то Ленин как человек, с его яркой разносторонней индивидуальностью, обрисован до сих пор крайне недоста­точно или не обрисован почти совсем.



Предлагаемые читателю письма заполняют отчасти этот пробел. По ним можно су­дить, до некоторой степени, об образе жизни Владимира Ильича, его привычках, склонностях, об отношении его к людям и т. п. До некоторой степени, оговариваемся мы. Ибо, прежде всего, это далеко не полное собрание его писем к родным за указан­ный период. При частых переездах из города в город, при многочисленных обысках и арестах, которым подвергался то один, то другой член нашей семьи, многие из его пи­сем либо попали в руки полиции и не были возвращены , либо утрачены иным путем. Часты были случаи и утери писем при пересылке, особенно во время империалистиче­ской войны. Поэтому иногда один и тот же вопрос повторяется в нескольких письмах подряд. Помимо того, на этих письмах лежит печать полицейских условий во времена царизма. Правда, вся деловая переписка (все сообщения о революционных событиях, жизни партии и т. п.) велась нами в те времена конспиративно, химией, обычно в кни-

Тт

гах и журналах, и пересылалась на чужие «чистые» адреса . Но личная жизнь и рево­люционная работа были настолько тесно связаны, что личная легальная переписка, не­сомненно, сильно страдала и урезывалась нами из-за полицейских условий. И недаром Владимир Ильич писал в одном из своих писем к сестре, Марии Ильиничне, в Вологду,



где она была в то время в ссылке: «очень уже трудно в нашем (и твоем и моем особен-

*** но) положении вести переписку, как хочется»

Так, в Центроархиве мы нашли выписки из шести писем Владимира Ильича, приложенных к делу московского жандармского управления в качестве «вещественных доказательств». Выписки эти даются нами в приложении. (См. настоящий том, стр. 385—386. Ред.)

Хранить их в России было, конечно, невозможно, и лишь часть из них уцелела в копиях, которые делались за границей.

См. настоящий том, стр. 354. Ред.


____________ ПРЕДИСЛОВИЕ К СБОРНИКУ «ПИСЬМА К РОДНЫМ» ИЗД. 1930 г.___________ ХШ

А это относилось не только к Марии Ильиничне, но ко всем членам нашей семьи, так как родство Владимира Ильича с ними было не только по крови, но и по взглядам, по убеждениям. Все они (и муж Анны Ильиничны — М. Т. Елизаров) были тогда соци­ал-демократами, примыкали к революционному крылу партии, все они в большей или меньшей степени принимали участие в революционной работе, живо интересовались жизнью партии, радовались ее успехам, болели за неудачи. И даже наша мать, которая родилась в 1835 году и которой в конце 90-х годов, когда обыски и аресты в нашей се­мье стали особенно часты, было уже более 60 лет, с полным сочувствием относилась к нашей революционной деятельности.

Вся легальная переписка революционеров перлюстрировалась, и приходилось при­бегать к разным намекам, условным обозначениям и т. п., чтобы коснуться так или иначе интересующих нас вопросов, сообщить о получении того или иного нелегального письма, справиться о знакомых и пр.

Читатель увидит, что письма Владимира Ильича, которые направлялись непосредст­венно на адрес матери, сестры или брата, почти не содержат в себе имен и фамилий — это могло бы навлечь неприятность для лица, фамилия которого упоминалась бы в та­ком письме. А подводить кого-либо в лучшем случае под неприятность у нас не было, понятно, ни малейшего желания. Если же в письмах Владимира Ильича встречаются все же имена и изредка фамилии, то только товарищей и знакомых, с которыми наше знакомство все равно было установлено полицией в силу разного рода обстоятельств (совместная ссылка по одному делу, учеба в одном и том же учебном заведении и т. п.) или основывалось на чисто деловых сношениях (фамилии издателей, книгопродавцев и пр.). Чтобы избежать упоминания фамилии кого-либо из более или менее легальных знакомых, о котором Владимир Ильич хотел сообщить что-либо, передать привет и пр., он сплошь и рядом прибегал в этих письмах к кличкам и объяснениям, имеющим связь с тем или иным известным нам фактом или событием.




XIV____________________________ M. И. УЛЬЯНОВА

Так, Владимир Ильич называет «историком» (имея в виду его исторические работы) И. И. Скворцова-Степанова, с которым у него была одно время — через Анну Ильиничну и Марию Ильиничну — оживленная переписка .

Посылая привет В. В. Воровскому, который был в ссылке в Вологде одновременно с Марией Ильиничной, Владимир Ильич пишет: «Привет польским друзьям и пожела­ния, чтобы всячески подмогали» . Под «китайским путешественником» подразумева­ется А. П. Скляренко, служивший тогда на железной дороге в Маньчжурии, под «гос­подином, с которым мы прошлый год катались в лодке» — В. А. Левицкий и т. д.

Иносказательно приходилось писать и о пересылке нелегальных изданий, конспира­тивных корреспонденции, книг, содержащих химические письма и т. п.

В конце декабря 1900 года пишущая эти строки переслала Владимиру Ильичу за границу с ехавшим туда Г. Б. Красиным «Манифест партии социалистов-революционеров», заделав его для конспирации в альбом с какими-то фотографиями. Посылка эта очень обрадовала Владимира Ильича, и в письме от 16. I. 1901 года он пишет: «очень благодарю за присланные книги и особенно за чрезвычайно красивые и интересные фотографии, посланные кузеном из Вены; очень желал бы почаще получать такие подарки»

«Искра» и другие нелегальные издания пересылались в Россию, между прочим, в конвертах на «чистые», легальные адреса. Такие адреса мы давали и для получения ли­тературы для себя. И иногда в легальных письмах сообщалось о такой посылке, чтобы мы имели возможность своевременно справиться у адресата. Очевидно такое сообще­ние заключается и в следующих словах

Из переписки этой сохранилось, к сожалению, только одно письмо от 16/ХП. 1909 года. См. Сочи­нения Ленина, т. XIV, 2-е изд., стр. 212—216. (Из переписки В. И. Ленина с И. И. Скворцовым-Степановым сохранились два письма — от 2 и 16 декабря 1909 года. См. Сочинения, 5 изд., том 47, стр. 223—225, 226—232. Ред.)

См. настоящий том, стр. 340. Ред. *** Там же, стр. 194 и 211. Ред. **** Там же, стр. 200. Ред.


____________ ПРЕДИСЛОВИЕ К СБОРНИКУ «ПИСЬМА К РОДНЫМ» ИЗД. 1930 г.___________ XV

Владимира Ильича (письмо от 14. XII. 1900 г.): «Послал тебе, помнится, девятого инте­ресовавшую тебя вещичку». «Очень рад был Володя твоему большому письму, — пи­шет Надежда Константиновна в письме от 8. П. 1916 года. — Может, еще как-нибудь напишешь» . Так как наша легальная переписка большими размерами никогда не отли­чалась, а во время империалистической войны, когда было написано это письмо, мы переписывались главным образом открытками и притом заказными, так как много пи­сем пропадало, приведенные слова подразумевают, очевидно, нелегальное письмо че­рез книгу.

В первое время пребывания Владимира Ильича за границей в 1900 году, когда он не знал еще, насколько прочно обоснуется там, он, в целях конспирации, не давал нам для переписки своего личного адреса, и, когда он жил в Швейцарии или Мюнхене, мы пи­сали ему на Париж или Прагу. Так, в письме от 2. III. 1901 г. он сообщает свой новый адрес, прибавляя, что «переехал вместе с своим хозяином квартирным» . Франц Мод-рачек, на адрес которого шли наши письма, действительно, переехал тогда на новую квартиру, но Владимир Ильич продолжал жить в Мюнхене, на старой.

Одной из характерных черт Владимира Ильича была большая аккуратность и пунк­туальность, а также строгая экономия в расходовании средств вообще, а в частности, лично на себя. Вероятно, эти качества передались Владимиру Ильичу по наследству от матери, на которую он походил во многих чертах характера. А мать наша — по мате­ринской линии — была немка, и указанные черты характера были ей свойственны в большой степени.

Насколько Владимир Ильич был бережлив к деньгам и экономен в расходах на себя, видно из его письма от 5. X. 1895 года .

* См. настоящий том, стр. 197 и 456. Ред. "Там же, стр. 205. Ред.

Речь идет о письме от 5 октября 1893 г. (см. настоящий том, стр. 1—2). Ред.


XVI____________________________ M. И. УЛЬЯНОВА

«Нынче первый раз в С.-Петербурге вел приходо-расходную книгу, чтобы посмот­реть, сколько я в действительности проживаю. Оказалось, что за месяц с 28/VIII по 27ЯХ израсходовал всего 54 р. 30 коп., не считая платы за вещи (около 10 р.) и расхо­дов по одному судебному делу (тоже около 10 р.), которое, может быть, буду вести. Правда, из этих 54 р. часть расхода такого, который не каждый месяц повторится (ка­лоши, платье, книги, счеты и т. п.), но и за вычетом его (16 р.) все-таки получается рас­ход чрезмерный — 38 р. в месяц. Видимое дело, нерасчетливо жил: на одну конку, на­пример, истратил в месяц 1 р. 36 к. Вероятно, пообживусь, меньше расходовать буду».

И он действительно экономил, особенно, когда не было собственного заработка и приходилось прибегать к «вспомоществованию», как он называл помощь матери в деньгах. Экономил настолько для себя, что не выписывал даже «Русских Ведомостей» , когда жил в Петербурге в 1893 г., а читал их в Публичной библиотеке «за 2 недели на­зад». «Может быть, выпишу их, когда получу работу здесь» , — писал он сестре.

Эта черта осталась за Владимиром Ильичем на всю жизнь и ярко проявлялась у него не только в те времена, когда в России у него не было заработка или когда в эмиграции ему не удавалось найти издателя для своих литературных работ (стоит вспомнить хотя бы тот факт, что «Аграрный вопрос» пролежал целые 10 лет и только в 1917 году уви­дел свет) и Владимир Ильич оказывался иногда прямо в критическом положении (см., например, его письмо к т. Шляпникову от IX — 1916 года ), но и тогда, когда его ма­териальное положение было вполне обеспечено, т. е. после революции 1917 г.

На чем Владимиру Ильичу, однако, трудно было экономить, так это на книгах. Они были нужны ему для его работ, чтобы быть в курсе иностранной и русской политики и экономики и пр. и т. д.

«Русские Ведомости» были в то время наиболее приличной и интересной газетой из всех буржуаз­ных газет.

См. настоящий том, стр. 2. Ред. *** См. Сочинения, 5 изд., том 49, стр. 302. Ред.


____________ ПРЕДИСЛОВИЕ К СБОРНИКУ «ПИСЬМА К РОДНЫМ» ИЗД. 1930 г.__________ XVII

«К великому моему ужасу, — пишет он в письме к матери от 29. VIII. 1895 года из Берлина, — вижу, что с финансами опять у меня «затруднения»: «соблазн» на покупку книг и т. п. так велик, что деньги уходят черт их знает куда» . Но и в этом он старался урезывать себя главным образом тем, что ходил работать в библиотеки, тем более что это давало ему, когда он был в эмиграции, и более спокойную обстановку для работы: без сутолоки и бесконечных утомительных разговоров, которые были так свойственны эмигрантам, скучавшим в непривычной, чуждой для них обстановке и любившим отво­дить душу за разговорами.

Библиотекой Владимир Ильич пользовался, впрочем, далеко не только за границей, но и живя в России. В письме к матери из Петербурга он пишет, что доволен своей но­вой комнатой, которая находится «недалеко от центра (например, всего 15 минут ходь­бы до библиотеки)» . Проездом в ссылку он даже те немногие дни, что пробыл в Мо­скве, использовал для работы в Румянцевском музее. А живя в Красноярске и ожидая открытия навигации, чтобы ехать в Минусинский уезд, он занимался в библиотеке Юдина, хотя для этого ему приходилось делать ежедневно около 5 верст.

В ссылке, где о библиотеках не могло быть и речи, Владимир Ильич пытался вос­полнить этот пробел, прося нас устроить ему посылку библиотечных книг по почте. Несколько опытов таких было сделано, но на пересылку уходило слишком много вре­мени (около месяца туда и обратно), а книги из библиотеки выдавались на определен­ный срок.

Но иногда к такой мере Владимир Ильич прибегал и позднее. Так, в письме к Анне Ильиничне от 11. П. 1914 года он пишет: «Насчет свода статистических сведений по делам уголовным за 1905—1908 годы просил бы не покупать их (не к чему, дороги), а взять из

См. настоящий том, стр. 12. Ред. " Там же, стр. 1. Ред.

Письмо не сохранилось, и выписка эта взята нами из дела департамента полиции. (См. настоящий том, стр. 349. Ред.)


XVIII__________________________ M. И. УЛЬЯНОВА

библиотеки (либо Совета присяжных поверенных, либо Гос. думы) и прислать на ме­сяц».

Живя за границей, Владимир Ильич тоже постоянно пользовался библиотеками. В Берлине он занимался в Императорской библиотеке. В Женеве у него был излюблен­ный «клуб» («Société de lecture»), в который надо было записаться и вносить опреде­ленный членский взнос, правда, очень небольшой, для того чтобы иметь возможность работать в библиотеке этого «клуба». В Париже он работал в Национальной библиоте­ке, хотя и жаловался, что она «налажена плохо», в Лондоне — в Британском музее, и только живя в Мюнхене, жалел, что «здесь библиотеки нет», да в Кракове он мало пользовался библиотекой. В письме к М. И. Ульяновой от 22. IV. 1914 года он пишет, что «здесь (в Кракове. —М. У.)... библиотека плоха и архинеудобна, но мне почти и не доводится в ней бывать...». Работа в газете (в «Правде»), всевозможные сношения с то­варищами, приезжавшими в Краков в гораздо большем количестве, чем во Францию или Швейцарию, руководство работой с.-д. фракции Гос. думы, партийные конферен­ции и совещания и т. д. брали слишком много сил для того, чтобы можно было уделять много времени научной работе. Но и тогда «не раз мы вспоминали, — пишет Владимир Ильич, — Женеву, где работалось лучше, удобная библиотека, менее нервна и бестол­кова жизнь» .

И когда после ареста в Галиции в начале империалистической войны Владимир Ильич снова попал в Швейцарию, он пишет: «Хороши здесь библиотеки, и я устроился недурно в смысле пользования книгами. Приятно даже почитать — после периода еже­дневной газетной работы» . А затем он едет с Надеждой Константиновной из Берна в Цюрих, чтобы, между прочим, «позаниматься в здешних библиотеках» (продолжая, од­нако, также интенсивно политическую, партийную работу, что ярко иллюстрируется, между прочим, только что опубликованной в XI Ленинском сборнике перепи-

См. настоящий том, стр. 355 и 354. Ред. " Там же, стр. 357. Ред.


____________ ПРЕДИСЛОВИЕ К СБОРНИКУ «ПИСЬМА К РОДНЫМ» ИЗД. 1930 г.__________ XIX

ской его с тт. Карпинским и Равич, относящейся к этому периоду ), которые, по его словам, «много лучше бернских». Но если в смысле возможности читать иностранные книги, просматривать газеты и журналы Владимир Ильич был поставлен за границей в хорошие условия, посещая для этой цели библиотеки, то недостаток в русских книгах сказывался всегда остро. «Немецкие книги здесь я легко достану, — пишет он в письме от 2. IV. 1902 года, — в них недостатка нет. А вот в русских здесь недостаток» . «Но­вых книг вижу мало», — пишет он и в письме от 6. IV. 1900 года. И, несомненно, часто неимение под рукой нужной книги немало тормозило работу Владимира Ильича, когда он жил за границей. Поэтому в его письмах к родным постоянно встречаются просьбы прислать те или иные книги, нужные ему для работы (статистика, книги по аграрному вопросу, по философии и пр.), а также новинки, журналы, беллетристику. И опять-таки по этим письмам можно судить до некоторой степени о том, литературой ка­ких отраслей знаний интересовался Владимир Ильич в тот или иной отрезок времени и для каких своих работ он ее использовал.

Среди этой литературы большое внимание уделяется различным статистическим сборникам.

Какое большое значение Владимир Ильич придавал статистике, «точным фактам, бесспорным фактам», наглядно видно из его работ, из тех черновиков, выписок и под­счетов, которые этим работам предшествовали. Характерна в этом отношении и его не­законченная и неопубликованная еще работа: «Статистика и социология» — П. Пи-рючев (новый псевдоним, который Владимир Ильич взял себе в целях облегчения из­дания этой работы), посвященная вопросу «о значении и роли национальных движений, о соотношении национального и интернационального»

Часть этой переписки вошла в 49 том 5 изд. Сочинений В. И. Ленина. Ред. См. настоящий том, стр. 219. Ред.

*** Эта работа была опубликована в 1935 г. См. Сочинения, 5 изд., том 30, стр. 349—356. Ред. **** Там же, стр. 349. Ред.


XX____________________________ M. И. УЛЬЯНОВА

И в этой работе мы находим следующее место: «В области явлений общественных, — пишет Владимир Ильич, — нет приема более распространенного и более несостоя­тельного, как выхватывание отдельных фактиков, игра в примеры. Подобрать примеры вообще — не стоит никакого труда, но и значения это не имеет никакого, или чисто от­рицательное, ибо все дело в исторической конкретной обстановке отдельных случаев. Факты, если взять их в их целом, в их связи, не только «упрямая», но и безусловно до­казательная вещь. Фактики, если они берутся вне целого, вне связи, если они отрывоч­ны и произвольны, являются именно только игрушкой или кое-чем еще похуже. ... надо попытаться установить такой фундамент из точных и бесспорных фактов, на который можно бы было опираться, с которым можно было бы сопоставлять любое из тех «об­щих» или «примерных» рассуждений, которыми так безмерно злоупотребляют в неко­торых странах в наши дни. Чтобы это был действительно фундамент, необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо иначе неизбежно возникнет подозрение, и вполне законное подозрение, в том, что факты выбраны или подобраны произвольно, что вме­сто объективной связи и взаимозависимости исторических явлений в их целом препод­носится «субъективная» стряпня для оправдания, может быть, грязного дела. Это ведь бывает... чаще, чем кажется» .

В 1902 году Владимир Ильич попросил выслать ему за границу из книг, бывших с ним в Сибири, «всю статистику» , по которой (как он пишет в письме

См. Сочинения, 5 изд., том 30, стр. 350—351. Ред.

Статистика эта, которую Владимир Ильич использовал для своей книги «Развитие капитализма в России», получена в 1929 году вместе с другими книгами Владимира Ильича из-за границы Институтом Ленина, и по выпискам и заметкам, которые имеются на этих книгах, можно будет сделать еще ряд цен­ных выводов о работе Ильича. (Часть подготовительных материалов к книге В. И. Ленина «Развитие ка­питализма в России» опубликована в 1940 году в Ленинском сборнике XXXIII. Ред.)


____________ ПРЕДИСЛОВИЕ К СБОРНИКУ «ПИСЬМА К РОДНЫМ» ИЗД. 1930 г.__________ XXI

от 2. IV. 1902) «я немного начинаю тосковать»... Позднее, чтобы получать из различ­ных городов, и притом более регулярно, статистический материал, Владимир Ильич написал даже специальное заявление-просьбу к статистикам заседавшего в Москве зи­мой 1909— 1910 года съезда врачей и естествоиспытателей (на этом съезде была под­секция статистиков). На заявление это откликнулся целый ряд провинциальных стати­стиков, и в письме от 2. I. 1910 г. Владимир Ильич пишет: «Получил еще письмо о ста-

_ **

тистике из Рязани — это великолепно, что помощь мне, видимо, будет от многих» .

В 1908 году, когда Владимир Ильич работал над «Материализмом и эмпириокрити­цизмом», он выписывает для себя книжку проф. Челпанова об Авенариусе и его школе, книжку об «Имманентной философии» и др. Об этой своей работе он пишет сестре: «Поработал я много над махистами и думаю, что все их (и «эмпириомонизма» тоже) невыразимые пошлости разобрал» .

Справляясь, получена ли рукопись о новейшем капитализме («Империализм, как высшая стадия капитализма») , Владимир Ильич пишет: «Я придаю этой экономиче­ской работе особенно большое значение и особенно хотел бы поскорее видеть ее в пе­чати в полном виде» (письмо от 22. X. 1916 г.) Как известно, последнее его желание не было выполнено (хотя Владимир Ильич «изо всех сил применялся к «строгостям»», как он пишет в письме к М. Н. Покровскому от 2. VII. 1916 г. ): работа Владимира Ильича подверглась целому ряду изменений и урезок и лишь через десять лет увидела свет в своем первоначальном виде.

Возможностью опубликования его здесь мы обязаны опять-таки московской жандармерии, сохра­нившей его в своих делах. (См. Сочинения, 5 изд., том 47, стр. 225—226. Ред.)

См. настоящий том, стр. 303. Ред. *** Там же, стр. 252. Ред. **** См. Сочинения, 5 изд., том 27, стр. 299—426. Ред.

См. настоящий том, стр. 365. Ред. ****** См. Сочинения, 5 изд., том 49, стр. 259. Ред.


XXII___________________________ M. И. УЛЬЯНОВА

Из писем Владимира Ильича к родным мы узнаем, в какой связи предпринята была Владимиром Ильичем его (еще не опубликованная) работа «Капиталистический строй современного земледелия» . В письме от 22. X. 1916 г. он пишет сестре: «Ты пишешь, что ««Аграрный вопрос» издатель хотел бы выпустить книгой, а не брошюрой». Я по­нимаю это так, что я должен прислать продолжение (т. е. в дополнение к написанному об Америке написать обещанное о Германии). Засяду за эту работу, как только покончу с тем, что я должен написать в оплату аванса у старого издателя» . Рукопись указанной работы, хранящаяся в Институте, не закончена, окончить ее «помешала» Владимиру Ильичу, очевидно, революция.

Предлагаемые читателям письма Владимира Ильича дают некоторую картину и ус­ловий его литературной работы и тех мытарств, с которыми было связано опубликова­ние результатов этой работы. Мы имеем в виду его легальные работы. В этом смысле Владимир Ильич находился за весь предреволюционный период (за исключением пе­риода первой революции и эпохи «Звезды» и «Правды» — 1912—1914 гг., когда он имел возможность работать для легальных газет, когда имелись, хотя кратковременно, и свои легальные издательства) в неблагоприятных условиях не только потому, что за границей, например, он ощущал сплошь и рядом недостаток в нужных для работы рус­ских книгах и других материалах.

Большие трудности представляли и цензурные условия: статьи Владимира Ильича урезывались и искажались (как, например, статья «Некритическая критика»), книги конфисковывались («Аграрный вопрос», II том) и пр. и т. п. Но помимо того большие трудности представляла и оторванность от России и невозможность в силу этого завя­зать часто непосредственные связи с издательствами и т. п. Характерны, например, его многократные попытки устроиться с работой для Энци-

* См. Сочинения, 5 изд., том 19, стр. 319—344. Ред. См. настоящий том, стр. 365. Ред.


____________ ПРЕДИСЛОВИЕ К СБОРНИКУ «ПИСЬМА К РОДНЫМ» ИЗД. 1930 г._________ XXIII

клопедического словаря Граната. «Хорошо бы иметь работу для Энциклопедического словаря, — пишет он в письме к сестре от 22. XII. 1914 года, — но это, верно, устроить нелегко, если не иметь случая познакомиться с секретарем редакции» . Знакомства это­го не было, и когда Владимир Ильич непосредственно обращался в редакцию Граната, то порой не получал даже ответа на свои письма или получал его с большим запоздани­ем. «Нельзя ли там иметь еще работу для Энциклопедического словаря, — пишет он сестре в феврале 1915 года. — Я писал об этом секретарю, но он не отвечает»". «Я здесь, к сожалению, совсем теперь оторван от издательских связей», — пишет он в 1912 году*".

И если бы не большая помощь, которую оказывали Владимиру Ильичу в поисках из­дателей, в корректировании его работ и пр. товарищи и родные, трудности к выпуску их в свет были бы еще значительно больше. Но сестры и брат не всегда были в состоя­нии помочь Владимиру Ильичу в этом отношении, особенно, когда они бывали в тюрь­ме или ссылке. И в 1904 году, например, он просит у матери дать ему адрес Марка Ти­мофеевича, к которому у него есть «литературное дело» (письмо от 20.1. 1904)

Но если Владимир Ильич умел систематично, усидчиво и крайне плодотворно рабо­тать, то он умел и отдыхать, когда для этого, впрочем, представлялась возможность. Лучшим отдыхом для него была близость к природе и безлюдье. «Здесь (в Стирсудде-не, в Финляндии, где он отдыхал, вернувшись «страшно усталым» с пятого партийного съезда. — М. У.) отдых чудесный, купанье, прогулки, безлюдье, безделье. Безлюдье и безделье для меня лучше всего» . Отдых там, где Лидия

См. настоящий том, стр. 357. Ред.

** Не лучше обстояло дело с ответами на письма Владимира Ильича в те времена и со стороны других издателей. См. по этому поводу письмо 3 (от 27. XI — 01) Ленина Л. И. Аксельрод, Ленинский сборник XI, стр. 326. (См. Сочинения, 5 изд., том 46, стр. 158. Ред.)

См. настоящий том, стр. 361, 332. Ред. **** Там же, стр. 234. Ред. ***** Там же, стр. 238. Ред.


XXIV___________________________ M. И. УЛЬЯНОВА

Михайловна Книпович окружила его исключительным вниманием и заботами, был действительно отличный, и позднее он вспоминал о нем, когда в письме к Марии Иль­иничне, только что перенесшей тяжелый брюшной тиф, писал: «Вот когда бы в Стир-судден тебя отправить!» .

Владимир Ильич очень любил природу, и в его письмах постоянно встречаются опи­сания ее красот, куда бы ни забрасывала его судьба. «Природа здесь роскошная, — пи­шет он матери по пути в Швейцарию в 1895 году. — Я любуюсь ею все время. Тотчас же за той немецкой станцией, с которой я писал тебе, начались Альпы, пошли озера, так что нельзя было оторваться от окна вагона». «Гуляю — теперь недурно гулять здесь, — пишет он Марии Александровне, — ив Пскове (а также в его окрестностях) есть, видимо, не мало красивых мест». «На днях... катался... по одному очень красиво­му озеру и наслаждался прелестными видами при хорошей погоде...», — сообщает он из-за границы. «На днях мы предприняли здесь с Надей и с одним приятелем прекрас­нейшую прогулку на Салэв. Внизу везде в Женеве туман, сумрачно, а на горе (около 1200 метров над уровнем моря) — роскошное солнце, снег, салазки, совсем русский хороший зимний денек. А внизу под горой — la mer du brouillard, настоящее море ту­мана, облаков, за которыми не видно ничего, только горы высовываются, да и то только очень высокие. Даже малый Салэв (900 метров) весь в тумане». «... Мы с Надей изъез­дили и исходили уже порядочное количество окрестностей, нашли и прехорошие мес­та», — читаем мы в письме от 27. IX. 1902. Прав был, вероятно, Владимир Ильич, когда писал: «Единственные из всех здешних товарищей, изучающие все окрестности города, это мы. Находим разные «деревенские» тропинки, знаем ближние места, собираемся и подальше прокатиться» .


Просмотров 246

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!