Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Парвус. Мировой рынок и сельскохозяйственный кризис. 24 часть




СЛУЧАЙНЫЕ ЗАМЕТКИ____________________________ 425

теру своих будничных узаконений и распоряжений наше правительство — верный слу­га капиталистов, играющий по отношению ко всему классу капиталистов совершенно ту же роль, какую играет какая-нибудь, скажем, постоянная контора съезда железоза-водчиков или канцелярия синдиката сахарозаводчиков по отношению к капиталистам отдельных отраслей производства. Конечно, то обстоятельство, что пустяшное измене­ние устава какого-нибудь товарищества или продление срока для оплаты его акций со­ставляют предмет особых узаконений, зависит просто от тяжеловесности нашей госу­дарственной машины; достаточно маленького «усовершенствования механизма», и все это отойдет в область ведения местных учреждений. Но, с другой стороны, тяжеловес­ность механизма, чрезмерная централизация, необходимость самому правительству су­нуть во все свой нос — все это явления общие, распространяющиеся на всю нашу об­щественную жизнь, а вовсе не на одну только сферу торговли и промышленности. По­этому сопоставление числа узаконений того или другого рода может вполне служить приблизительным показателем того, о чем наше правительство думает и заботится, чем интересуется.

Вот, например, частными обществами, если они не преследуют нравственно столь почтенной и политически столь безопасной цели наживы, наше правительство интере­суется уже несравненно менее (если не считать проявлением интереса стремление за­тормозить, запретить, закрыть и пр.). За «отчетный» период — пишущий эти строки состоит на службе и потому надеется, что читатель простит ему употребление бюро­кратических терминов — утверждены уставы двух обществ (общества вспомощество­вания нуждающимся учащимся Владикавказской мужской гимназии и Владикавказско­го о-ва учебно-воспитательных прогулок и путешествий) и всемилостивейше разреше­но изменить уставы трех (ссудосберегательной и вспомогательной касс служащих и ра­бочих на Людиновском и Сукремльском заводах и на Мальцевской железной дороге;


426__________________________ В. И. ЛЕНИН

первого общества хмелеводства; благотворительного общества поощрения женского труда), 55 узаконений о торгово-промышленных обществах и 5 — о всяких других. В сфере торгово-промышленных интересов «мы» стремимся стоять на высоте задачи, стремимся делать все возможное для облегчения союзов между купцами и промыш­ленниками (стремимся, но не делаем, ибо тяжеловесность машины и безграничная во­локита ставят очень тесные пределы «возможному» в полицейском государстве). В сфере же некоммерческих союзов мы принципиально стоим за гомеопатию. Ну, обще­ство хмелеводства или поощрения женского труда — это еще ничего себе. А вот учеб­но-воспитательные прогулки... Господь их знает, о чем они на прогулках говорить бу­дут и не будет ли затруднен неослабный надзор со стороны инспекции? Нет уже, знаете ли с огнем надо обращаться осторожнее.



Школы. Учреждены целых три школы. И притом какие школы! Низшая школа скот­ников в имении его императорского высочества великого князя Петра Николаевича при селе Благодатном. Что села великих князей все должны быть благодатные, — в этом я давно уже не сомневался. Но теперь я не сомневаюсь и в том, что просвещением млад­шего брата могут искренно и от всей души интересоваться и увлекаться даже самые высокие персоны. Далее: утверждены уставы Дергачевской сельской ремесленной учебной мастерской и Асановской низшей сельскохозяйственной школы. Жаль, что у нас нет под руками никакого справочника, чтобы посмотреть, не принадлежат ли ка­ким-нибудь высоким персонам и эти благодатные села, в которых с такой энергией культивируется народное образование и... помещичье хозяйство. Впрочем, я утешаю себя тем, что подобные справки не входят в число обязанностей статистика.

Вот и все узаконения, выражающие «попечения правительства о народе». Группи­ровку я производил, как видите, по самым льготным принципам. Почему, например, общество хмелеводства не есть коммерческое общество? Только разве потому, что там иногда, может


СЛУЧАЙНЫЕ ЗАМЕТКИ____________________________ 427

быть, говорят не об одной коммерции? Или школа скотников — кто ее, собственно го­воря, разберет, действительно ли это школа или только усовершенствованный скотный двор?



Остается последняя группа узаконений, выражающих попечение правительства о самом себе. Сюда относится втрое большее число узаконений (22), чем то, которое мы отнесли к двум предыдущим рубрикам. Здесь — ряд административных реформ, одна другой радикальнее: переименование селения Платоновского в селение Николаевское; изменение уставов, штатов, правил, списков, времени открытия заседания (некоторых уездных съездов) и проч.; увеличение содержания повивальным бабкам, состоящим при частях войск Кавказского военного округа; определение размера денежного отпус­ка на ковку и лечение строевых казачьих лошадей; изменение устава частной торговой школы в Москве, правила о стипендии имени надворного советника Даниила Самуило­вича Полякова в Козловском коммерческом училище. Я не знаю, впрочем, правильно ли я классифицировал сии последние узаконения: действительно ли они выражают по­печение правительства о самом себе, а не о торгово-промышленных интересах? Прошу снисхождения у читателя — ведь это первый опыт статистики узаконений; до сих пор никто не пытался еще возвести эту область знания на степень строгой науки, — никто, не исключая даже профессоров русского государственного права.

Наконец, одно узаконение должно быть выделено в особую самостоятельную группу как по своему содержанию, так и потому, что это — первое мероприятие правительства в новом столетии: «об увеличении площади лесов, предназначенных для развития и улучшения императорской охоты». Великий дебют, достойный великой державы!

Теперь надо подвести поверочный итог. Статистика без этого не обходится.

Полсотни узаконений и распоряжений, посвященных отдельным торгово-промышленным компаниям и


428__________________________ В. И. ЛЕНИН

предприятиям; два десятка административных переименований и преобразований; два вновь созданных и три реформированных частных общества; три школы, приготов­ляющие помещичьих служащих; шесть городовых и два конно-полицейских урядника при заводах. Можно ли сомневаться, что столь богатая и разносторонняя законодатель­но-административная деятельность гарантирует нашему отечеству быстрый и неуклон­ный прогресс в XX веке?


РАБОЧАЯ ПАРТИЯ И КРЕСТЬЯНСТВО

Минуло сорок лот со времени освобождения крестьян. Вполне естественно, что на­ше общество с особенным одушевлением празднует день 19-го февраля — день паде­ния старой, крепостной России, начало эпохи, которая сулила народу свободу и благо­состояние. Но не надо забывать, что в хвалебных речах празднующих, наряду с искрен­ней враждой к крепостничеству и всем его проявлениям, есть масса лицемерия. На­сквозь лицемерна и лжива та оценка «великой» реформы, которая стала у нас ходячей: «освобождение крестьян с землей при помощи государственного выкупа». А на самом деле это было освобождение крестьян от земли, потому что от тех наделов, которыми в течение веков владели крестьяне, были сделаны громадные отрезки, а сотни тысяч кре­стьян были совсем обезземелены — посажены на четвертной или нищенский надел На самом деле, крестьяне были ограблены вдвойне: мало того, что у них отрезали зем­лю, их заставили еще платить «выкуп» за оставленную им и всегда бывшую в их вла­дении землю, и притом выкупная цена земли была назначена гораздо выше действи­тельной ее цены. Сами помещики десять лет спустя после освобождения признавались перед правительственными чиновниками, исследовавшими положение сельского хо­зяйства, что крестьян заставили платить не только за свою землю, но и за свою свободу. И, взявши выкуп за личное освобождение, крестьян все же не сделали свободными


430__________________________ В. И. ЛЕНИН

людьми: их оставили на двадцать лет временнообязанными , их оставили — и они по сию пору остаются — низшим сословием, подлежащим розге, платящим особые пода­ти, не смеющим свободно выйти из полукрепостной общины, свободно распорядиться своей землей, свободно поселиться в любой местности государства. Не о великодушии правительства свидетельствует наша крестьянская реформа; напротив, она является ве­личайшим историческим примером того, до какой степени изгаженным выходит всякое дело из рук самодержавного правительства. Под давлением военного поражения, страшных финансовых затруднений и грозных возмущений крестьян, правительство прямо-таки вынуждено было освободить их. Сам царь признался, что надо освобождать сверху, пока не стали освобождать снизу. Но, взявшись за освобождение, правительст­во сделало все возможное и невозможное, чтобы удовлетворить алчность «обижаемых» крепостников; правительство но остановилось даже перед такой гнусностью, как под­тасовка людей, призванных осуществить реформу, — хотя эти люди были призваны из числа дворян же! Мировые посредники первого призыва были распущены и заменены людьми, не способными отказать крепостникам в объегоривании крестьян и при самом размежевании земли. И великая реформа не могла быть приведена в исполнение без помощи военных экзекуций и расстреливания крестьян, отказывавшихся принимать уставные грамоты151. Не удивительно, что лучшие люди того времени, сдавленные цен­зурным намордником, встретили эту великую реформу проклятьем молчания...

«Освобожденный» от барщины, крестьянин вышел из рук реформатора таким заби­тым, обобранным, приниженным, привязанным к своему наделу, что ему ничего не ос­тавалось, как «добровольно» идти на барщину. И мужик стал обрабатывать землю сво­его прежнего барина, «арендуя» у него свои же отрезные земли, подряжаясь зимой — за ссуду хлеба голодающей семье — на летнюю работу. Отработки и кабала — вот чем оказался на деле тот «свободный труд», призвать


________________________ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ И КРЕСТЬЯНСТВО_______________________ 431

на который «божие благословение» приглашал крестьянина манифест, составленный попом-иезуитом.

А к этому помещичьему гнету, сохраненному благодаря великодушию создававших и осуществлявших реформу чиновников, прибавился еще гнет капитала. Власть денег, придавившая даже, напр., французского крестьянина, освобожденного от помещичьей власти не жалкой, половинчатой реформой, а могучей народной революцией, — эта власть денег всей своей тяжестью обрушилась на нашего полу крепостного мужика. Доставать деньги нужно было во что бы то ни стало: и на уплату податей, увеличенных благодетельной реформой, и на наем земли, и на покупку тех нищенских продуктов фабричной промышленности, которые стали вытеснять домашние продукты крестья­нина, и на покупку хлеба и проч. Власть денег не только придавила, но и расколола крестьянство: громадная масса неуклонно разорялась и превращалась в пролетариев, меньшинство выделяло кучки немногочисленных, но цепких кулаков и хозяйственных мужиков, прибиравших к рукам крестьянское хозяйство и крестьянские земли, состав­ляющих кадры нарождающейся сельской буржуазии. Все пореформенное сорокалетие есть один сплошной процесс этого раскрестьянивания, процесс медленного, мучитель­ного вымирания. Крестьянин был доведен до нищенского уровня жизни: он помещался вместе со скотиной, одевался в рубище, кормился лебедой; крестьянин бежал от своего надела, когда только было куда бежать, даже откупаясь от надела, платя тому, кто со­глашался взять надел, платежи с которого превышали его доходность. Крестьяне голо­дали хронически и десятками тысяч умирали от голода и эпидемий во время неурожа­ев, которые возвращались все чаще и чаще.

Так стоит дело в нашей деревне и сейчас. Спрашивается, в чем искать выхода и ка­кими средствами добиваться улучшения участи крестьянина? От гнета капитала мелкое крестьянство может избавиться, только примыкая к рабочему движению, помогая ему в его борьбе за социалистический строй, за превращение


432__________________________ В. И. ЛЕНИН

земли, как и других средств производства (фабрик, заводов, машин и пр.), в обществен­ную собственность. Пытаться спасти крестьянство защитой мелкого хозяйства и мел­кой собственности от натиска капитализма значило бы бесполезно задерживать обще­ственное развитие, обманывать крестьянина иллюзией возможного и при капитализме благосостояния, разъединять трудящиеся классы, создавая меньшинству привилегиро­ванное положение на счет большинства. Вот почему социал-демократы всегда будут бороться против таких бессмысленных и вредных учреждений, как неотчуждаемость крестьянских наделов, круговая порука, запрещение свободного выхода из крестьян­ской общины и свободного приема в нее лиц каких угодно сословий! Но наш крестья­нин страдает, как мы видели, не только и даже не столько от гнета капитала, сколько от гнета помещиков и от остатков крепостничества. Беспощадная борьба против этих пут, неизмеримо ухудшающих положение крестьянства и связывающих его по рукам и но­гам, не только возможна, но и необходима в интересах всего общественного развития страны, ибо безысходная нищета, темнота, бесправие и приниженность мужика кладет на все порядки нашего отечества отпечаток азиатчины. И социал-демократия не испол­нила бы своего долга, если бы не оказала всей и всяческой поддержки этой борьбе. Та­кая поддержка должна выразиться, коротко говоря, во внесении классовой борьбы в де­ревню.

Мы видели, что в современной русской деревне совмещаются двоякого рода классо­вые противоположности: во-первых, между сельскими рабочими и сельскими предпри­нимателями, во-вторых, между всем крестьянством и всем помещичьим классом. Пер­вая противоположность развивается и растет, вторая — постепенно ослабевает. Первая — вся еще в будущем, вторая — в значительной степени уже в прошлом. И, несмотря на это, для современных русских социал-демократов именно вторая противополож­ность имеет наиболее существенное и наиболее практически важное значение. Что мы должны пользоваться всеми представляющимися


РАБОЧАЯ ПАРТИЯ И КРЕСТЬЯНСТВО_______________________ 433

нам поводами для развития классового самосознания в сельскохозяйственных наемных рабочих, что мы должны обратить внимание поэтому на переселение в деревню город­ских рабочих (напр., механиков, занимаемых при паровых молотилках, и т. п.), на рын­ки найма сельскохозяйственных рабочих — это понятно само собой, это аксиома для всякого социал-демократа.

Но наши сельские рабочие еще слишком крепко связаны с крестьянством, над ними слишком еще тяготеют общекрестьянские бедствия, и поэтому общенационального значения движение сельских рабочих никак не может получить ни теперь, ни в бли­жайшем будущем. Наоборот, вопрос о сметании остатков крепостничества, о вытрав­лении из всех порядков русского государства духа сословной неравноправности и при­нижения десятков миллионов «простонародья», — этот вопрос уже сейчас имеет обще­национальное значение, и партия, претендующая на роль передового борца за свободу, не может отстраниться от этого вопроса.

Признание бедствий крестьянина сделалось теперь (в более или менее общей форме) почти всеобщим, фраза о «недостатках» реформы 1861 г. и о необходимости государст­венной помощи стала ходячей истиной. Наш долг указывать на то, что эти бедствия происходят именно от классового угнетения крестьянства, что правительство — вер­ный защитник классов-угнетателей, что не помощи от него, а избавления от его гнета, завоевания политической свободы должны добиваться те, кто искренне и серьезно хо­чет коренного улучшения положения крестьян. Говорят о чрезмерной высоте выкупных платежей, о благодетельной мере понижения и пересрочки их правительством. Мы скажем на это, что все эти выкупные платежи — не что иное, как прикрытое законными формами и чиновническими фразами ограбление крестьян помещиками и правительст­вом, не что иное, как дань крепостникам за освобождение их рабов. Мы выдвинем тре­бование немедленной и полной отмены выкупных платежей и оброчных сборов, требо­вание вернуть народу те сотни миллионов, которые годами выколачивало царское пра­вительство для


434__________________________ В. И. ЛЕНИН

удовлетворения аппетитов рабовладельцев. Говорят о малоземелье крестьян, о необхо­димости государственной помощи для расширения крестьянского землевладения. Мы скажем на это, что именно благодаря государственной помощи — помощи помещикам, разумеется, — крестьяне лишились в такой массе случаев необходимейшей для них земли. Мы выдвинем требование вернуть крестьянам те отрезки, посредством которых продолжает держаться подневольный, кабальный, барщинный, т. о. на деле тот же кре­постной труд. Мы выдвинем требование учредить крестьянские комитеты для исправ­ления тех вопиющих несправедливостей, которые наделали по отношению к освобож­даемым рабам учрежденные царской властью дворянские комитеты. Мы потребуем уч­реждения судов, которые бы имели право понижать безмерно высокую плату за землю, взимаемую помещиками благодаря безвыходности положения крестьян, — судов, пе­ред которыми крестьянин имел бы право преследовать за ростовщичество тех, кто за­ключает кабальные сделки, пользуясь крайней нуждой другого. Мы будем стараться всегда и по всяким поводам разъяснять крестьянам, что люди, говорящие им об опеке или помощи от современного государства, — либо дурачки, либо шарлатаны и худшие враги их, что крестьянству нужно прежде всего избавление от произвола и гнета власти чиновников, нужно прежде всего признание их полной и безусловной равноправности во всех отношениях со всеми другими сословиями, полной свободы передвижения и переселения, свободы распоряжения землей, свободы распоряжения всеми мирскими делами и мирскими доходами. Самые обыденные факты из жизни любой русской де­ревни могут дать всегда тысячи поводов для агитации во имя указанных требований. Эта агитация должна исходить из местных, конкретных, наиболее назревших нужд кре­стьян, но не останавливаться на этих нуждах, а неустанно расширять кругозор кресть­ян, неустанно развивать их политическое сознание, указывать на особое место, зани­маемое в государстве помещиками и крестьянами, указывать на единственное средство избавления де-


РАБОЧАЯ ПАРТИЯ И КРЕСТЬЯНСТВО_______________________ 435

ревни от висящего над ней гнета произвола и угнетения — созыв народных представи­телей, низвержение самовластья чиновников. Нелепо и вздорно утверждение, будто это требование политической свободы недоступно сознанию рабочих: не только рабочие, пережившие годы прямой борьбы с фабрикантами и полицией, постоянно видящие произвольные аресты и преследования лучших из их рядов, не только эти зараженные уже социализмом рабочие, но и всякий толковый крестьянин, хоть сколько-нибудь за­думывающийся над тем, что он видит вокруг себя, в состоянии будет понять и усвоить, за что борются рабочие, усвоить идею земского собора, освобождающего всю страну от всевластия ненавистных чиновников. И агитация на почве непосредственных и наибо­лее насущных нужд крестьянства только тогда будет в состоянии исполнить свою зада­чу — внести классовую борьбу в деревню, — когда с каждым разоблачением того или другого «экономического» зла она сумеет связать определенные политические требо­вания.

Но спрашивается, может ли социал-демократическая рабочая партия внести в свою программу требования, подобные вышеуказанным? Может ли она взять на себя агита­цию в крестьянстве? Не поведет ли это к тому, что мы разбросаемся и направим в сто­рону от главного и единственно надежного русла движения наши революционные си­лы, и без того столь немногочисленные?

Такие возражения основаны на недоразумении. Да, мы непременно должны внести в свою программу требования об освобождении нашей деревни от всех пережитков раб­ства, требования, способные вызвать в лучшей части крестьянства если не самостоя­тельную политическую борьбу, то сознательную поддержку освободительной борьбы рабочего класса. Мы сделали бы ошибку, если бы стали отстаивать меры, способные задержать общественное развитие или искусственно оградить мелкое крестьянство от роста капитализма, от развития крупного производства, но еще более гибельна была бы ошибка, если бы мы не сумели воспользоваться рабочим движением для распростране­ния


436__________________________ В. И. ЛЕНИН

в крестьянстве тех демократических требований, которых не исполнила реформа 19-го февраля 1861 г. благодаря ее искажению помещиками и чиновниками. Включить такие требования необходимо для нашей партии, если она хочет встать во главе всего народа на борьбу с самодержавием . Но такое включение вовсе не предполагает, чтобы мы стали звать активные революционные силы из города в деревню. Об этом не может быть и речи. Не подлежит никакому сомнению, что все боевые элементы партии долж­ны стремиться к городам и фабрично-заводским центрам, что только промышленный пролетариат способен на бесповоротную и массовую борьбу против самодержавия, что только этот пролетариат способен вынести на своих плечах такие средства борьбы, как устройство открытой демонстрации или постановка правильно выходящей и широко распространяемой народной политической газеты. Не для того, чтобы отозвать из горо­да в деревню убежденных социал-демократов, не для того, чтобы приковать их к де­ревне, должны мы внести в свою программу крестьянские требования, — нет, а для то­го, чтобы дать руководство для деятельности тем силам, которые не могут найти себе приложения иначе как в деревне, для того, чтобы использовать для дела демократии и политической борьбы за свободу те связи с деревней, которые в силу обстоятельств имеются у немалого числа преданных социал-демократии интеллигентов и рабочих и которые по необходимости расширяются и растут вместе с ростом движения. Мы давно уже переросли ту стадию, когда мы были маленьким отрядом добровольцев, когда весь запас социал-демократических сил исчерпывался кружками молодежи, поголовно «хо­дивших к рабочим». Наше движение располагает теперь целой армией, армией рабо­чих, затронутых борьбой за социализм и за свободу, — армией интеллигентов, прини­мавших и принимающих

Проект социал-демократической программы со включением вышеуказанных требований составлен уже нами. Мы надеемся после обсуждения и переработки этого проекта при содействии группы «Осво­бождение труда» опубликовать в одном из ближайших номеров проект программы нашей партии.


________________________ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ И КРЕСТЬЯНСТВО_______________________ 437

участие в движении и разбросанных уже в настоящее время по всем концам России, — армией сочувствующих, с верой и надеждой взирающих на рабочее движение и гото­вых оказать ему тысячи услуг. И перед нами стоит великая задача: организовать все эти армии, организовать так, чтобы мы способны были не только устраивать мимолетные вспышки, не только наносить врагу случайные, разрозненные (и потому не опасные) удары, а преследовать врага неуклонной, упорной и выдержанной борьбой по всей ли­нии, травить самодержавное правительство везде, где оно сеет угнетение и пожинает ненависть. А разве возможно достигнуть этой цели, не занося в многомиллионную мас­су крестьянства семена классовой борьбы и политического сознания? И не говорите, что такое занесение невозможно: оно не только возможно, оно уже происходит, оно идет тысячами путей, ускользающих от нашего внимания и нашего воздействия. Оно пойдет неизмеримо шире и быстрей, когда мы сумеем дать лозунг для такого воздейст­вия и выкинем знамя освобождения русского крестьянства от всех остатков позорного крепостного права. Приходящий в города деревенский люд и теперь уже с любопытст­вом и интересом присматривается к непонятной для него борьбе рабочих и разносит весть о ней по всяким захолустьям. Мы можем и должны добиться того, что это любо­пытство сторонних зрителей будет сменяться если не полным пониманием, то хотя смутным сознанием того, что рабочие борются за интересы всего народа, будет сме­няться все большим и большим сочувствием к их борьбе. А тогда — день победы рево­люционной рабочей партии над полицейским правительством будет приближаться с нежданной-негаданной для нас самих быстротою.

Написано в феврале, позднее Печатается по тексту газеты

19 (4 марта) 1901 г.

Напечатано в апреле 1901 г. в газете «Искра» № 3


СПИСОК НЕРАЗЫСКАННЫХ РАБОТ В. И. ЛЕНИНА

ПРИМЕЧАНИЯ

УКАЗАТЕЛИ

ДАТЫ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В. И. ЛЕНИНА



СПИСОК РАБОТ В. И. ЛЕНИНА,

ДО НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ

НЕ РАЗЫСКАННЫХ

(1898 — апрель 1901)

1897—1898 гг.

ЗАМЕТКА О КНИГЕ А. А. МИКУЛИНА

Заметка о книге А. А. Микулина (какой, не установлено) была написана, по-видимому, в 1897 году или в начале 1898 года. Ленин упоминает о заметке в письме М. Т. Елизарову от 14 (26) февраля 1898 года, предупреждая, что ее не следует включать в сборник «Экономические этюды и статьи» (см. Сочи­нения, 4 изд., том 37, стр. 87).

ДВА ПИСЬМА Η. Ε. ФЕДОСЕЕВУ

Письма Η. Ε. Федосееву написаны ранее 24 января (5 февраля) 1898 года. Сведения о них имеются в письме В. И. Ленина А. И. Ульяновой-Елизаровой от 24 января (5 февраля) 1898 года, где говорится: «Н. Ε. Φ. мне не пишет, не отвечает даже, хотя я писал ему 2 письма» (Сочинения, 4 изд., том 37, стр. 81).

1898 г.

ПИСЬМО В СТАТИСТИЧЕСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ТВЕРСКОЙ ГУБЕРНСКОЙ ЗЕМСКОЙ УПРАВЫ

Об этом письме Ленин сообщает А. И. Ульяновой-Елизаровой 12 (24) декабря 1898 года (см. Сочине­ния, 4 изд., том 37, стр. 140).

1898 —1899 гг.

ПИСЬМА Л. МАРТОВУ

О переписке В. И. Ленина с Л. Мартовым говорится в письме Ленина к родным (см. Сочинения, 4 изд., том 37, стр. 180), а также упоминается в воспоминаниях Л. Мартова.


442________________ СПИСОК НЕРАЗЫСКАННЫХ РАБОТ В. И. ЛЕНИНА

«В. И. писал лишь, что в ряде номеров петербургского органа «Рабочая Мысль» заметна склонность замалчивать задачи политической борьбы и что за границей против Плеханова и всей группы «Освобож­дение труда» ведется систематический поход молодыми эмигрантами (в числе их К. М. Тахтаревым), который ему кажется подозрительным» (Ю. Мартов. Записки социал-демократа. М., 1924, стр. 400— 401).

ПИСЬМА Ф. В. ЛЕНГНИКУ ПО ВОПРОСАМ ФИЛОСОФИИ

О переписке В. И. Ленина с Ф. В. Ленгником по вопросам философии в годы сибирской ссылки со­общают Ф. В. Ленгник и П. Н. Лепешинский. «В своих ответных письмах, — пишет Ленгник, — Влади­мир Ильич, насколько я помню, очень деликатно, но и вполне определенно выступил решительным про­тивником и юмовского скептицизма, и кантовского идеализма, противопоставляя им жизнерадостную философию Маркса и Энгельса». Ф. В. Ленгник припоминал, что письма эти были изъяты у него во вре­мя обыска в 1901 году в Самаре (см. Ленинский сборник I, стр. 194—195). П. Н. Лепешинский в своих воспоминаниях отмечает, что письма Ленина Ленгнику иногда представляли собою целые трактаты по философии (см, П. Н. Лепешинский. На повороте. М., 1955, стр. 114—115).

1899 г.

ДВЕ СТАТЬИ С КРИТИКОЙ ВЗГЛЯДОВ ЛИБЕРАЛЬНОГО НАРОДНИКА Н. В. ЛЕВИТСКОГО

Сведения об этих статьях имеются в письме В. И. Ленина М. А. Ульяновой от 25 августа (6 сентября) 1899 года (см. Сочинения, 4 изд., том 37, стр. 207). Статьи, очевидно, предназначались для журнала «На­чало», закрытого царским правительством в июне 1899 года.

ПИСЬМО Л. МАРТОВУ О «CREDO»

Упоминание об этом письме имеется в воспоминаниях Л. Мартова (см. Ю. Мартов. Записки социал-демократа. М., 1924, стр. 407—408).

ПИСЬМА А. Н. ПОТРЕСОВУ и Л. МАРТОВУ

В этих письмах В. И. Ленин сообщал о плане издания за границей общерусской нелегальной маркси­стской газеты, о необходимости борьбы с русским и международным ревизионизмом


СПИСОК НЕРАЗЫСКАННЫХ РАБОТ В. И. ЛЕНИНА_________________ 443

(см. Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. Ч. 1. М, 1956, стр. 105—106; Ю. Мартов. Записки со­циал-демократа. М, 1924, стр. 411; «Каторга и Ссылка», 1927, № 6 (35), стр. 9).

НАЧАЛО И КОНЕЦ РЕЦЕНЗИИ НА КНИГУ С. Н. ПРОКОПОВИЧА «РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ НА ЗАПАДЕ»

В Архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС хранятся только 4—16 страницы рукописи.

ЧАСТЬ СТАТЬИ «НАСУЩНЫЙ ВОПРОС» В Архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС не хватает половины 5 листа рукописи.

1900 г.

ДОКЛАД «ИСКРЫ» НЕ СОСТОЯВШЕМУСЯ ВЕСНОЙ 1900 г. ВТОРОМУ СЪЕЗДУ РСДРП

Доклад съезду был подготовлен Лениным в письменном виде, так как группа «Искры» не была увере­на в возможности послать делегата на предполагавшийся съезд.

«В этом докладе, — писал В. И. Ленин в работе «Что делать?», — проводится та мысль, что одним выбором Центрального Комитета мы не только не решим вопроса об объединении в такое время полного разброда, как переживаемое нами, но и рискуем компрометировать великую идею создания партии в случае нового быстрого и полного провала, который более чем вероятен при господствующей неконспи­ративности; что надо начать поэтому, с приглашения всех комитетов и всех других организаций поддер­живать возобновленный общий орган, который реально свяжет все комитеты фактической связью, ре­ально подготовит группу руководителей всем движением, — а превратить такую созданную комитетами группу в ЦК комитеты и партия легко уже сумеют, раз такая группа вырастет и окрепнет. Съезд, однако, не осуществляется вследствие ряда провалов, и доклад но конспиративным соображениям уничтожается, будучи прочтен только несколькими товарищами, в том числе уполномоченными одного комитета» (Со­чинения, 4 изд., том 5, стр. 464—465).


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!