Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Парвус. Мировой рынок и сельскохозяйственный кризис. 21 часть



Содействовать политическому развитию и политической организации рабочего класса — наша главная и основная задача. Всякий, кто отодвигает эту задачу на второй план, кто не подчиняет ей всех частных задач и отдельных приемов борьбы, тот стано­вится на ложный путь и наносит серьезный вред движению. Отодвигают же ее, во-первых, те, кто зовет революционеров на борьбу с правительством силами отдельных заговорщических кружков, оторванных от рабочего движения. Отодвигают эту задачу, во-вторых, те, кто суживает содержание и размах политической пропаганды, агитации и организации, кто считает возможным и уместным угощать рабочих «политикой» только


НАСУЩНЫЕ ЗАДАЧИ HATTTFIO ДВИЖЕНИЯ___________________ 375

в исключительные моменты их жизни, только в торжественных случаях, кто слишком заботливо разменивает политическую борьбу против самодержавия на требование от­дельных уступок от самодержавия и недостаточно заботится о том, чтобы эти требова­ния отдельных уступок возвести в систематическую и бесповоротную борьбу револю­ционной рабочей партии против самодержавия.

«Организуйтесь!», повторяет рабочим на разные лады газета «Рабочая Мысль», по­вторяют все сторонники «экономического» направления. И мы, конечно, всецело при­соединяемся к этому кличу, но мы непременно добавим к нему: организуйтесь не толь­ко в общества взаимопомощи, стачечные кассы и рабочие кружки, организуйтесь также и в политическую партию, организуйтесь для решительной борьбы против самодер­жавного правительства и против всего капиталистического общества. Без такой органи­зации пролетариат не способен подняться до сознательной классовой борьбы, без такой организации рабочее движение осуждено на бессилие, и одними только кассами, круж­ками и обществами взаимопомощи рабочему классу никогда не удастся исполнить ле­жащую на нем великую историческую задачу: освободить себя и весь русский народ от его политического и экономического рабства. Ни один класс в истории не достигал господства, если он не выдвигал своих политических вождей, своих передовых пред­ставителей, способных организовать движение и руководить им. И русский рабочий класс показал уже, что он способен выдвигать таких людей: широко разлившаяся борь­ба русских рабочих за 5—б последних лет показала, какая масса революционных сил таится в рабочем классе, как самые отчаянные правительственные преследования не уменьшают, а увеличивают число рабочих, рвущихся к социализму, к политическому сознанию и к политической борьбе. Съезд наших товарищей в 1898 г. верно поставил задачу, а не повторил чужие слова, не выразил одно только увлечение «интеллиген­тов»... И мы должны решительно взяться за выполнение этих задач, поставив




376__________________________ В. И. ЛЕНИН

на очередь вопрос о программе, организации и тактике партии. Как мы смотрим на ос­новные положения нашей программы, мы уже сказали, а подробно развивать эти поло­жения здесь, конечно, не место. Вопросам организационным мы намерены посвятить ряд статей в ближайших номерах. Это одни из самых больных наших вопросов. Мы сильно отстали в этом отношении от старых деятелей русского революционного дви­жения; надо прямо признать этот недочет и направить свои силы на выработку более конспиративной постановки дела, на систематическую пропаганду правил ведения де­ла, приемов надувания жандармов и обхода сетей полиции. Надо подготовлять людей, посвящающих революции не одни только свободные вечера, а всю свою жизнь, надо подготовлять организацию, настолько крупную, чтобы в ней можно было провести строгое разделение труда между различными видами нашей работы. Что касается, на­конец, до вопросов тактики, то мы ограничимся здесь следующим: социал-демократия не связывает себе рук, не суживает своей деятельности одним каким-нибудь заранее придуманным планом или приемом политической борьбы, — она признает все средства борьбы, лишь бы они соответствовали наличным силам партии и давали возможность достигать наибольших результатов, достижимых при данных условиях. При крепкой организованной партии отдельная стачка может превратиться в политическую демон­страцию, в политическую победу над правительством. При крепкой организованной партии восстание в отдельной местности может разрастись в победоносную револю­цию. Мы должны помнить, что борьба с правительством за отдельные требования, от-воевание отдельных уступок, это — только мелкие стычки с неприятелем, это — не­большие схватки на форпостах, а решительная схватка еще впереди. Перед нами стоит во всей своей силе неприятельская крепость, из которой осыпают нас тучи ядер и пуль, уносящие лучших борцов. Мы должны взять эту крепость, и мы возьмем ее, если все силы пробуждающегося пролетариата соединим со всеми силами русских революцио­неров




______________________ НАСУШНЬШ ЗАДАЧИ НАШЕГО ДВИЖЕНИЯ____________________ 377

в одну партию, к которой потянется все, что есть в России живого и честного. И только тогда исполнится великое пророчество русского рабочего-революционера Петра Алек­сеева: «подымется мускулистая рука миллионов рабочего люда, и ярмо деспотизма, ог­ражденное солдатскими штыками, разлетится в прах!»135.

Написано в октябре Печатается по тексту газеты

начале ноября 1900 г.

Напечатано в декабре 1900 г. в газете «Искра» № 1


КИТАЙСКАЯ ВОИНА

Россия заканчивает войну с Китаем: мобилизован целый ряд военных округов, за­трачены сотни миллионов рублей, десятки тысяч войска отправлены в Китай, дан ряд сражений, одержан ряд побед, — побед, правда, не столько над регулярными войсками неприятеля, сколько над китайскими повстанцами и еще более над безоружными ки­тайцами, которых топили и избивали, не останавливаясь перед умерщвлением детей и женщин, не говоря уже о грабеже дворцов, домов и лавок. И русское правительство, вместе с холопствующими перед ним газетами, торжествует победу, ликует по поводу новых подвигов доблестного воинства, ликует по поводу поражения китайской дикости европейскою культурою, по поводу новых успехов русской «цивилизаторской миссии» на Дальнем Востоке.

Не слышно только во всем этом ликовании голоса сознательных рабочих, этих пере­довых представителей многомиллионного рабочего народа. А всю тяжесть новых побе­доносных походов несет на себе именно рабочий народ: у него отнимают работников для отправки за тридевять земель, с него собирают особо повышенные подати на мил­лионные расходы. Попробуем же разобраться в вопросе: как должны относиться социа­листы к этой войне? в чьих интересах она ведется? каково настоящее значение той по­литики, которой следует русское правительство?


КИТАЙСКАЯ ВОЙНА______________________________ 379

Правительство наше уверяет, прежде всего, что оно даже не ведет войны с Китаем: оно только подавляет восстание, усмиряет мятежников, помогает законному китайско­му правительству восстановить законный порядок. Война не объявлена, но суть дела от этого нимало не меняется, так как война все равно ведется. Чем же вызвано нападение китайцев на европейцев, этот мятеж, усмиряемый с таким рвением англичанами, фран­цузами, немцами, русскими, японцами и проч.? «Враждой желтой расы к белой расе», «ненавистью китайцев к европейской культуре и цивилизации», — уверяют сторонники войны. Да, китайцы, действительно, ненавидят европейцев, но только каких европейцев они ненавидят, и за что? Не европейские народы ненавидят китайцы — с ними у них не было столкновений, — а европейских капиталистов и покорные капиталистам европей­ские правительства. Могли ли китайцы не возненавидеть людей, которые приезжали в Китай только ради наживы, которые пользовались своей хваленой цивилизацией толь­ко для обмана, грабежа и насилия, которые вели с Китаем войны для того, чтобы полу­чить право торговать одурманивающим народ опиумом (война Англии и Франции с Китаем в 1856 г.), которые лицемерно прикрывали политику грабежа распространени­ем христианства? Эту политику грабежа давно уже ведут по отношению к Китаю бур­жуазные правительства Европы, а теперь к ней присоединилось и русское самодержав­ное правительство. Принято называть эту политику грабежа колониальной политикой. Всякая страна с быстро развивающейся капиталистической промышленностью очень скоро приходит к поискам колоний, т. е. таких стран, в которых слабо развита про­мышленность, которые отличаются более или менее патриархальным бытом, куда можно сбывать продукты промышленности и наживать на этом хорошие деньги. И ра­ди наживы кучки капиталистов буржуазные правительства вели бесконечные войны, морили полки солдат в нездоровых тропических странах, бросали миллионы собранных с народа денег, доводили население до отчаянных восстаний и до


380__________________________ В. И. ЛЕНИН

голодной смерти. Вспомните восстания индийских туземцев против Англии и голод в Индии, или теперешнюю войну англичан с бурами

И вот теперь жадные лапы европейских капиталистов потянулись к Китаю. Потяну­лось чуть ли не прежде всех и русское правительство, которое теперь так распинается о своем «бескорыстии». Оно «бескорыстно» взяло у Китая Порт-Артур и стало строить железную дорогу в Маньчжурию под охраной русских войск. Одно за другим, европей­ские правительства так усердно принялись грабить, то бишь, «арендовать» китайские земли, что недаром поднялись толки о разделе Китая. И если называть вещи их на­стоящим именем, то надо сказать, что европейские правительства (и русское едва ли не первое из них) уже начали раздел Китая. Но они начали раздел не открыто, а испод­тишка, как воры. Они принялись обкрадывать Китай, как крадут с мертвеца, а когда этот мнимый мертвец попробовал оказать сопротивление, — они бросились на него, как дикие звери, выжигая целые деревни, топя в Амуре, расстреливая и поднимая на штыки безоружных жителей, их жен и детей. И все эти христианские подвиги сопрово­ждаются криками против дикарей-китайцев, дерзающих поднять руку на цивилизован­ных европейцев. Занятие Ньючжуана и введение русских войск в пределы Маньчжу­рии, — это временные меры, заявляет российское самодержавное правительство в сво­ей циркулярной ноте державам от 12-го августа 1900 года; эти меры «вызваны исклю­чительно необходимостью отражать агрессивные действия китайских мятежников»; они «отнюдь не могут свидетельствовать о каких-либо своекорыстных планах, совер­шенно чуждых политике императорского правительства».

Бедное императорское правительство! Оно так христиански бескорыстно, а его так несправедливо обижают! Оно бескорыстно захватило несколько лет тому назад Порт-Артур и теперь бескорыстно захватывает Маньчжурию, оно бескорыстно наводнило пограничные с Россией области Китая сворой подрядчиков, инженеров и офицеров, до­водивших своим обращением


КИТАЙСКАЯ ВОЙНА______________________________ 381

даже известных своею покорностью китайцев до возмущения. На постройке китайской дороги рабочим-китайцам платили по 10 коп. в день на их содержании, — это ли еще не бескорыстие со стороны России?

Но чем же объяснить, что наше правительство ведет эту безумную политику в Ки­тае? Кому выгодна эта политика? Она выгодна кучке капиталистов-тузов, которые ве­дут торговые дела с Китаем, кучке фабрикантов, производящих товары на азиатский рынок, кучке подрядчиков, наживающих теперь бешеные деньги на срочных военных заказах (некоторые заводы, производящие предметы вооружения, припасы для войск и т. п., работают теперь вовсю и принанимают сотни новых поденщиков). Такая политика выгодна кучке дворян, занимающих высокие места на гражданской и военной службе. Им нужна политика приключений, потому что в ней можно выслужиться, сделать карь­еру, прославить себя «подвигами». Интересам этой кучки капиталистов и чиновных пройдох наше правительство, не колеблясь, приносит в жертву интересы всего народа. Самодержавное царское правительство и в этом случае, как и всегда, оказывается пра­вительством безответственных чиновников, раболепствующих перед тузами-капиталистами и дворянами.

Какая польза русскому рабочему классу и всему рабочему народу от завоеваний в Китае? Тысячи разоренных семей, у которых отняты работники на войну, громадный рост государственных долгов и расходов, увеличение налогов, усиление власти капита­листов — эксплуататоров рабочих, ухудшение положения рабочих, еще большее выми­рание крестьянства, голод в Сибири — вот что обещает принести и уже приносит с со­бою китайская война. Вся русская печать, все газеты и журналы находятся в рабстве, они не смеют ничего печатать без разрешения правительственных чиновников, — и по­тому мы не имеем точных сведений о том, во что обходится народу китайская война, но несомненно, что она требует денежных расходов во много сотен миллионов рублей. Есть сведения, что правительство сразу выдало на войну 150 миллионов


382__________________________ В. И. ЛЕНИН

рублей по неопубликованному указу, да затем текущие расходы на войну поглощают по одному миллиону рублей каждые три или четыре дня. И эти бешеные деньги бросает правительство, которое бесконечно урезывало пособия голодающим крестьянам, торгу­ясь из-за каждой копейки, которое не находит денег на народное образование, которое, как любой кулак, выжимает соки из рабочих на казенных заводах, из мелких служащих в почтовых учреждениях и проч. !

Министр финансов Витте заявлял, что к 1-му января 1900 г. в казначействе имеется свободная наличность в 250 млн. руб., — теперь уже этих денег нет, они ушли на вой­ну, правительство ищет займов, увеличивает налоги, отказывается от необходимых расходов за недостатком денег, приостанавливает постройку железных дорог. Царско­му правительству грозит банкротство, а оно бросается в политику завоеваний, — поли­тику, которая не только требует громадных денежных средств, но и грозит вовлечь в еще более опасные войны. Набросившиеся на Китай европейские державы начинают уже ссориться из-за дележа добычи, и никто не в состоянии сказать, как кончатся эти ссоры.

Но политика царского правительства в Китае представляет из себя не только надру­гательство над народными интересами, — она стремится развратить политическое соз­нание народных масс. Правительства, которые держатся только силой штыков, кото­рым приходится постоянно сдерживать или подавлять народное возмущение, давно уже сознали ту истину, что народного недовольства не устранить ничем; надо попы­таться отвлечь это недовольство от правительства на кого-нибудь другого. Разжигают, напр., вражду к евреям: площадные газеты травят евреев, как будто бы еврейский рабо­чий не страдает точно так же, как русский, от гнета капитала и полицейского прави­тельства. В настоящее время поднят в печати поход против китайцев, кричат о дикой желтой расе, о ее вражде к цивилизации, о просветительных задачах России, о том, с каким воодушевлением идут в бой русские солдаты, и проч. и проч. Пресмыкающиеся перед пра-


КИТАЙСКАЯ ВОЙНА______________________________ 383

вительством и перед денежным мешком журналисты из кожи лезут вон, чтобы разжечь ненависть в народе к Китаю. Но китайский народ ничем и никогда не притеснял рус­ского народа: китайский народ сам страдает от тех же зол, от которых изнемогает и русский, — от азиатского правительства, выколачивающего подати с голодающих кре­стьян и подавляющего военной силой всякое стремление к свободе, — от гнета капита­ла, пробравшегося и в Срединное царство.

Русский рабочий класс начинает выбиваться из той политической забитости и тем­ноты, в которой находится масса народа. На всех сознательных рабочих лежит поэтому долг — всеми силами восстать против тех, кто разжигает национальную ненависть и отвращает внимание рабочего народа от его истинных врагов. Политика царского пра­вительства в Китае есть преступная политика, еще более разоряющая народ, еще более развращающая и угнетающая его. Царское правительство не только держит наш народ в рабстве, — оно посылает его усмирять другие народы, восстающие против своего рабства (как это было в 1849 году, когда русские войска подавляли революцию в Венг­рии). Оно не только помогает русским капиталистам эксплуатировать своих рабочих и связывает руки рабочим, чтобы они не смели соединяться и защищаться, оно посылает солдат грабить другие народы ради интересов кучки богачей и знати. Чтобы избавиться от нового ярма, которое взваливает война на рабочий народ, есть только одно средство: созыв народных представителей, которые положили бы конец самовластию правитель­ства и заставили его считаться с интересами не одной только придворной шайки.

Написано в сентябре Печатается по тексту газеты

октябре 1900 г.

Напечатано в декабре 1900 г. в газете «Искра» № 1


РАСКОЛ В ЗАГРАНИЧНОМ СОЮЗЕ РУССКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ 138

Весной настоящего года в Швейцарии состоялся съезд членов Союза русских соци­ал-демократов, приведший к расколу Союза. Меньшинство членов, имея во главе груп­пу «Освобождение труда», основавшую Союз и бывшую до осени 1898 года редакто­ром изданий Союза, образовало особую организацию под названием: Русская револю­ционная организация «Социал-демократ». Большинство, в том числе редакция органа «Рабочее Дело», продолжает называть себя Союзом. Съезд русских социал-демократов, бывший весной 1898 года и образовавший «Российскую социал-демократическую ра­бочую партию», признал Союз заграничным представителем нашей партии. Как долж­ны мы смотреть на вопрос о представительстве теперь, когда заграничный Союз раско­лолся? Мы не станем входить в подробности вопроса о причинах раскола. Отметим лишь неверность столь распространенного и столь тяжкого обвинения, будто Плеханов захватил типографию Союза. На самом деле распорядитель типографии отказался только выдать ее целиком одной из частей расколовшегося Союза, и обе стороны вско­ре сами поделили между собой типографию. Наиболее существенен, с нашей точки зрения, тот факт, что «Рабочее Дело» было неправо по существу полемики: оно оши­бочно отрицало существование «экономического» направления, оно держалось оши­бочной тактики замалчивать крайности этого направления и воздерживаться от откры­той борьбы с ними.


__________ РАСКОЛ В ЗАГРАНИЧНОМ СОЮЗЕ РУССКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ_________ 385

Ввиду этого мы, — нисколько не отрицая заслуг «Рабочего Дела», которое много потрудилось над изданием литературы и организацией доставки ее, — отказываемся признать одну из частей расколовшейся организации заграничным представителем на­шей партии. До решения следующего съезда партии вопрос этот должен остаться от­крытым. Официальными заграничными представителями русской социал-демократии являются в настоящее время русские члены постоянного международного комитета, учрежденного Парижским международным социалистическим конгрессом осенью на­стоящего года . От России в комитет выбраны два члена: Г. В. Плеханов и Б. Кричев­ский (один из редакторов «Рабочего Дела»). Пока между обеими фракциями русских социал-демократов не состоится примирения или соглашения, мы намерены вести все относящиеся к представительству России сношения с Г. В. Плехановым. Наконец, мы должны подать свой голос по вопросу о том, кого бы мы желали видеть секретарем от России в постоянном международном комитете. В настоящее время, когда социал-демократию стараются, под знаменем «критики марксизма», развратить буржуазной идеологией и политикой кротости и смирения по отношению к вооруженным с ног до головы врагам (буржуазным правительствам), на этом важном посту особенно необхо­дим человек, способный устоять против течения и сказать влиятельное слово против шатания мысли. По этой причине, а равно и по указанным выше соображениям, мы по­даем свой голос за Г. В. Плеханова.

Написано в ноябре, не позднее Печатается по тексту газеты

25 (8 декабря) 1900 г.

Напечатано в декабре 1900 г. в газете «Искра» № 1


ЗАПИСЬ 29 ДЕКАБРЯ 1900 ГОДА

29/ХП. 1900. Суббота, 2 ч. ночи.

Мне хотелось бы записать свои впечатления от сегодняшней беседы с «близнецом». Это было знаменательное и «историческое» в своем роде собрание (Арсеньев, Велика, близнец + жена + я), по крайней мере историческое в моей жизни, подводящее итог це­лой — если не эпохе, то странице жизни и определяющее надолго поведение и жизнен­ный путь.

По первоначальной передаче дела Арсеньевым я понимал так, что близнец идет к нам и хочет делать шаги с своей стороны — оказалось как раз наоборот. Произошла эта странная ошибка оттого, вероятно, что Арсеньеву очень уже хотелось того, чем «ма­нил» близнец, именно политического материала, корреспонденций etc. , а «чего хочет­ся, тому верится», и Арсеньев верил в возможность того, чем манил близнец, хотел ве­рить в искренность близнеца, в возможность приличного modus vivendi с ним.

И именно это собрание окончательно и бесповоротно опровергло такую веру. Близ­нец показал себя с совершенно новой стороны, показал себя «политиком» чистой воды, политиком в худшем смысле слова, политиканом, пройдохой, торгашом и нахалом. Он приехал с полной уверенностью в нашем бессилии — так формулировал сам Арсеньев результаты переговоров, и это форму -

* — et cetera — и так далее. Ред. — способа ужиться. Ред.


___________________________ ЗАПИСЬ 29 ДЕКАБРЯ 1900 ГОДА_________________________ 387

лирование было совершенно верно. Близнец явился с верой в наше бессилие, явился предлагать нам условия сдачи, и он проделал это в отменно-умелой форме, не сказав ни одного резкого словечка, но обнаружив тем не менее, какая грубая, торгашеская натура дюжинного либерала кроется под этой изящной, цивилизованной оболочкой самоно­вейшего «критика».

На мои запросы (с которых началась деловая часть вечера), почему он, близнец, не хочет идти просто в сотрудники, он отвечал с полной решительностью, что для него это психологически невозможно работать на журнал, в коем его «разделывают под орех» (буквальное его выражение), что не думаем же мы, что мы будем его ругать, а он нам будет «политические статьи писать» (буквально!), что о сотрудничестве могла бы идти речь только при условии полной равноправности (т. е. равноправности, очевидно, кри­тиков и ортодоксальных), что после заявления* его товарищ и друг140 не захотел даже ехать на свидание с Арсеньевым, что его, близнеца, отношение определяется не столь­ко заявлением, и даже вовсе не заявлением, а тем, что раньше он хотел ограничиться ролью «благожелательного пособничества», а теперь он не намерен ограничиться этим, а хочет быть и редактором (близнец почти так и сказал!!). Все это выпалил близнец не сразу, переговоры о его сотрудничестве тянулись изрядно долго (слишком долго, по мнению Арсеньева и Велики), но из них мне с полной ясностью вырисовалось, что с этим джентльменом каши не сваришь.

Он стал затем настаивать на своем предложении: почему не основать 3-его полити­ческого органа на равных правах, это выгодно и ему и нам (для газеты материал, «зара­ботаем» кое-что на даваемых на это ресурсах), он предполагает, что тут на обложке не должно стоять ничего социал-демократического, ничего указывающего на нашу фирму, что мы должны (не формально, а нравственно должны) давать в этот орган и весь свой общеполитический материал.

* См. настоящий том, стр. 354—360. Ред.


388__________________________ В. И. ЛЕНИН

Дело стало ясно, и я прямо сказал, что об основании 3-его органа не может быть и речи, что дело сводится тут к вопросу о том, социал-демократия ли должна вести поли­тическую борьбу или либералы самостоятельно и самодовлеюще (я выразился яснее и определеннее, точнее). Близнец понял, озлился и заявил, что после того, как я выска­зался с anerkennenswerter Klarheit (буквальные слова!), нечего и говорить об этом, а надо говорить только о заказах — о заказах сборников: это тот же журнал 3-его рода (стал говорить я). Ну, тогда заказ одной лишь наличной брошюры — заявил близнец. Какой? спросил я. К чему это знать — нахально ответила жена. Если в принципе реши­те за, тогда мы решим, а если нет, тогда не к чему и знать. Я спросил об условиях печа­танья: издание-де NN и больше ничего, о фирме Вашей не должно быть упомянуто, кроме Verlag'a не должно быть связи с Вашей фирмой — заявил близнец. Я заспорил и против этого, требуя указания нашей фирмы — Арсеньев стал возражать мне, и раз­говор пресекся.

В заключение — сговорились отложить решение, — на близнеца наседали еще Ар­сеньев и Велика, требовали от него объяснений, спорили, я больше молчал, смеялся (так, что близнец ясно это видел), и разговор быстро пришел к концу.

Впервые напечатано в 1924 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике I

— с заслушивающей признательности ясностью. Ред. — издательства. Ред.


К ПРОЕКТУ СОГЛАШЕНИЯ СО СТРУВЕ Ш

Представители социал-демократической группы «Заря» — «Искра» и группы демократической оппо­зиции «Свобода» согласились между собой в следующем:

1) Группа «Заря» издает при журнале того же имени особое приложение под названием «Современ­
ное Обозрение», в редактировании которого принимает участие группа «Свобода».

2) Редактирование происходит на следующем основании: каждая из сторон имеет право veto* по от­
ношению к материалам и статьям другой стороны.

3) Программа издания: а) материалы и документы, касающиеся деятельности правительства , пра­
вительственных, общественных и сословных учреждений и т. п.

 

b) статьи по вопросам внутренней общественной жизни Рос­
сии, внутренней и внешней политики правительства.

c) внутренние обозрения.

4) Обе стороны обязываются заботиться о доставлении материалов для «Современ­
ного Обозрения». Но редакция «Зари» может помещать в своих специальных изданиях
имеющийся в ее собственном распоряжении материал по указанным в § 3 темам в тех
случаях, когда он более подходит по своему характеру к этим изданиям.

— запрещения. Ред. Текст, данный петитом, написан рукой А. Н. Потресова. Ред.


390__________________________ В. И. ЛЕНИН

5) Группа «Заря» берет на себя все заботы по изданию, перевозке и распространению
«Современного Обозрения». С своей стороны, группа X оплачивает все вызываемые
этим расходы.

6) В случае ликвидации названного предприятия обе стороны делят пополам налич­
ные экземпляры «Современного Обозрения».

Примечание. Редакция «Зари» имеет право печатать на облож­ках «Современного Обозрения» объявления о своих изда­ниях.

Написано в январе, Печатается впервые, по рукописи

ранее 17(30) 1901 г.


ОТДАЧА В СОЛДАТЫ 183-х СТУДЕНТОВ*

11-го января в газетах опубликовано правительственное сообщение от министерства народного просвещения об отдаче в солдаты 183-х студентов киевского университета «за учинение скопом беспорядков». Временные правила 29-го июля 1899 г. — эта угро­за студенчеству и обществу — приводятся в исполнение менее, чем через полтора года после их издания, и правительство точно спешит оправдаться за применение невидан­ной карательной меры, выступая с целым обвинительным актом, не жалея красок на изображение студенческих злодейств.

Злодейства одно другого ужаснее. Летом — общестуденческий съезд в Одессе с про­граммой организовать все русское студенчество для выражения всякого рода протестов по поводу явлений академической, общественной и политической жизни. За эти пре­ступные политические цели все студенты-делегаты были арестованы, документы ото­браны. Но брожение не утихает, а растет и настойчиво обнаруживается во многих выс­ших учебных заведениях. Студенты хотят свободно и самостоятельно обсуждать и ве­дать свои общие дела. Их начальство, — с тем бездушным формализмом, которым ис­кони отличается русское чиновничество, — отвечает мелкими придирками, доводит недовольство до крайних размеров и невольно наталкивает мысль

Номер был сверстан, когда появилось правительственное сообщение.


392__________________________ В. И. ЛЕНИН

не погрязшей еще в тине буржуазного прозябания молодежи на протест против всей системы полицейского и чиновнического самовластья.

Киевские студенты требуют удаления профессора, занявшего место уехавшего това­рища. Начальство противится, доводит молодежь до «сборищ и демонстраций» и... ус­тупает. Студенты собирают сходку для обсуждения того, почему возможны такие гнус­ности, как изнасилование двумя белоподкладочниками одной девушки (так гласит слух). Начальство приговаривает главных «виновников» к карцеру. Те отказываются подчиниться. Их увольняют. Толпа демонстративно провожает на вокзал уволенных. Собирается новая сходка, студенты остаются до вечера, отказываясь уйти, пока не явится ректор. Являются вицегубернатор и начальник жандармского управления с от­рядом солдат, окруживших университет и вошедших в аудиторию, и — приглашают ректора. Студенты требуют — вы думаете, может быть, конституции? нет, они требу­ют, чтобы не применяли наказание карцером и приняли обратно уволенных. Участни­ков сходки переписывают и распускают по домам.

Вдумайтесь в это поразительное несоответствие между скромностью и безобидно­стью студенческих требований — и переполохом правительства, которое поступает так, как будто бы топор был уже занесен над опорами его владычества. Ничем так не выда­ет себя наше «всемогущее» правительство, как этим переполохом. Лучше всяких «пре­ступных воззваний» оно показывает этим, — показывает всякому, имеющему глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, — что оно чувствует себя совершенно непроч­ным и верит только в силу штыка л нагайки, охраняющих его от народного возмуще­ния. Искушенное опытом десятилетий, правительство твердо убедилось в том, что оно окружено горючим материалом, что достаточно малейшей искорки, достаточно протес­та против карцера, чтобы зажечь пожар. А если так, то понятно, что расправа нужна примерная: отдать в солдаты сотни студентов! «Фельдфебеля в Вольтеры дать!» — эта формула нисколько не устарела.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!