Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Парвус. Мировой рынок и сельскохозяйственный кризис. 11 часть



Итак, к делу.

Когда говорят о программе русских социал-демократов, то общие взгляды устрем­ляются, вполне естественно, на членов группы «Освобождение труда», которые осно­вали русскую социал-демократию и так много сделали для ее теоретического и практи­ческого развития. Наши старейшие товарищи не замедлили отозваться на запросы рус­ского социал-демократического движения. Почти в то самое время — весной 1898 года — когда подготовлялся съезд русских социал-демократов,


216__________________________ В. И. ЛЕНИН

положивший основание «Российской социал-демократической рабочей партии», П. Б. Аксельрод издал свою брошюру: «К вопросу о современных задачах и тактике русских социал-демократов» (Женева, 1898; предисловие помечено мартом 1898 г.) и перепеча­тал в приложении к ней «Проект программы русских социал-демократов», изданный группой «Освобождение труда» еще в 1885 году.

С обсуждения этого проекта мы и начнем. Несмотря на то, что он издан почти 15 лет тому назад, он в общем и целом вполне удовлетворительно, по нашему мнению, разре­шает свою задачу и стоит вполне на уровне современной социал-демократической тео­рии. В этом проекте точно указан тот класс, который один только может быть в России (как и в других странах) самостоятельным борцом за социализм — рабочий класс, «промышленный пролетариат»; — указана та цель, которую должен ставить себе этот класс — «переход всех средств и предметов производства в общественную собствен­ность», «устранение товарного производства» и «замена его новой системой общест­венного производства» — «коммунистическая революция»; — указано «неизбежное предварительное условие» «переустройства общественных отношений»: «захват рабо­чим классом политической власти»; — указана международная солидарность пролета­риата и необходимость «элемента разнообразия в программах социал-демократов раз­личных государств сообразно общественным условиям каждого из них в отдельности»; — указана особенность России, «где трудящиеся массы находятся под двойным игом развивающегося капитализма и отживающего патриархального хозяйства»; — указана связь русского революционного движения с процессом создания (силами развивающе­гося капитализма) «нового класса промышленного пролетариата — более восприимчи­вого, подвижного и развитого»; — указана необходимость образования «революцион­ной рабочей партии» и ее «первая политическая задача» — «низвержение абсолютиз­ма»; — указаны «средства политической борьбы» и выставлены ее основные требова­ния.




_______________________ ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ НАТТТКЙ ПАРТИИ____________________ 217

Все эти элементы программы, по нашему мнению, совершенно необходимы в про­грамме социал-демократической рабочей партии, — все они выставляют такие тезисы, которые с тех пор получали все новые и новые подтверждения как в развитии социали­стической теории, так и в развитии рабочего движения всех стран, — в частности, в развитии русской общественной мысли и русского рабочего движения. Ввиду этого русские социал-демократы могут и должны, по нашему мнению, положить в основу программы русской социал-демократической рабочей партии именно проект группы «Освобождение труда», — проект, нуждающийся лишь в частных редакционных изме­нениях, исправлениях и дополнениях.

Попытаемся наметить те из этих частных изменений, которые представляются нам целесообразными и по поводу которых желательно бы вызвать обмен мнений между всеми русскими социал-демократами и сознательными рабочими.

Прежде всего, должен несколько измениться, конечно, характер построения про­граммы: в 1885 году это была программа группы заграничных революционеров, кото­рые сумели верно определить единственный, обещающий успех, путь развития движе­ния, но которые в то время не видели еще перед собой сколько-нибудь широкого и са­мостоятельного рабочего движения в России. В 1900 году речь идет уже о программе рабочей партии, основанной целым рядом русских социал-демократических организа­ций. Помимо тех редакционных изменений, которые необходимы ввиду этого (и на ко­торых нет нужды останавливаться подробнее, так как они разумеются сами собой), из этого различия вытекает необходимость выставить на первый план и подчеркнуть сильнее тот экономический процесс развития, который порождает материальные и ду­ховные условия социал-демократического рабочего движения, и ту классовую борьбу пролетариата, организовать которую ставит себе задачей социал-демократическая пар­тия. Характеристику основных черт современного экономического строя России и его развития следовало бы поставить




218__________________________ В. И. ЛЕНИН

во главу угла программы (ср. в программе группы «Освобождение труда»: «Капита­лизм сделал в России громадные успехи со времени отмены крепостного нрава. Старая система натурального хозяйства уступает место товарному производству...») и вслед за тем очертить основную тенденцию капитализма: раскол народа на буржуазию и проле­тариат, «рост нищеты, гнета, порабощения, унижения, эксплуатации»95. Эти последние знаменитые слова Маркса повторены во втором абзаце Эрфуртской программы герман-

« 96

скои социал-демократической партии ; в последнее время критики, группирующиеся вокруг Бернштейна, с особенной силой напали именно на этот пункт, повторяя старые возражения буржуазных либералов и социал-политиков против «теории обнищания». По нашему мнению, полемика, которая велась по этому поводу, вполне доказала пол­ную несостоятельность подобной «критики». Бернштейн сам признал верность ука­занных слов Маркса, как характеризующих тенденцию капитализма, — тенденцию, ко­торая превращается в действительность при отсутствии классовой борьбы пролетариата против этой тенденции, при отсутствии завоеванных рабочим классом законов об охра­не рабочих. Именно в России мы видим в настоящее время, как указанная тенденция проявляется с громадной силой на крестьянстве и на рабочих. А затем, Каутский пока­зал, что слова о «росте нищеты и пр.» верны не только в смысле характеристики тен­денции, но также и в смысле указания на рост «социальной нищеты», т. е. рост несоот­ветствия между положением пролетариата и уровнем жизни буржуазии, — уровнем общественных потребностей, повышающихся наряду с гигантским ростом производи­тельности труда. Наконец, эти слова верны еще и в том смысле, что «на пограничных областях» капитализма (т. е. в тех странах и в тех отраслях народного хозяйства, в ко­торых капитализм только возникает, встречаясь с докапиталистическими порядками) рост нищеты — и притом не только «социальной», по и самой ужасной физической нищеты, до голодания и голодной смерти включительно — принимает массовые


_______________________ ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ НАТТТКЙ ПАРТИИ____________________ 219

размеры. Всякий знает, что к России это приложимо вдесятеро больше, чем к какой-либо другой европейской стране. Итак, слова о «росте нищеты, гнета, порабощения, унижения, эксплуатации» необходимо должны, по нашему мнению, войти в программу, — во-1-х, потому, что они совершенно справедливо характеризуют основные и сущест­венные свойства капитализма, характеризуют именно тот процесс, который происходит перед нашими глазами и который является одним из главных условий, порождающих рабочее движение и социализм в России; во-2-х, потому, что эти слова дают громадный материал для агитации, резюмируя целый ряд явлений, наиболее угнетающих, но и наиболее возмущающих рабочие массы (безработица, низкая заработная плата, недое­дание, голодовки, драконовская дисциплина капитала, проституция, рост числа прислу­ги и пр. и пр.); в-З-х, потому, что этой точной характеристикой гибельного действия капитализма и необходимости, неизбежности возмущения рабочих мы отгородим себя от тех половинчатых людей, которые, «сочувствуя» пролетариату и требуя «реформ» в его пользу, стараются занять «золотую середину» между пролетариатом и буржуазией, между самодержавным правительством и революционерами. А отгородиться от этих людей именно в настоящее время особенно необходимо, если стремиться к единой и сплоченной рабочей партии, ведущей решительную и бесповоротную борьбу за поли­тическую свободу и за социализм.

Здесь необходимо сказать пару слов о нашем отношении к Эрфуртской программе. Из вышеизложенного всякий увидел уже, что мы считаем необходимыми такие изме­нения в проекте группы «Освобождение труда», которые приближают программу рус­ских социал-демократов к программе германских. Мы нисколько не боимся сказать, что мы хотим подражать Эрфуртской программе: в подражании тому, что хорошо, нет ни­чего дурного, и именно теперь, когда так часто слышишь оппортунистическую и поло­винчатую критику этой программы, мы считаем своим долгом открыто высказаться за нее. Но подражание ни в каком случае


220__________________________ В. И. ЛЕНИН

не должно быть простым списыванием. Подражание и заимствование вполне законны постольку, поскольку и в России мы видим те же основные процессы развития капита­лизма, те же основные задачи социалистов и рабочего класса, но они ни в каком случае не должны вести к забвению особенностей России, которые должны найти полное вы­ражение в особенностях нашей программы. Забегая вперед, укажем сейчас же, что эти особенности относятся, во-1 -х, к нашим политическим задачам и средствам борьбы; во-2-х, к борьбе против всех остатков патриархального, докапиталистического режима и к вызываемой этой борьбой особой постановке крестьянского вопроса.

После этой необходимой оговорки пойдем дальше. За указанием на «рост нищеты» должна идти характеристика классовой борьбы пролетариата, — указание цели этой борьбы (переход в общественную собственность всех средств производства и замена капиталистического производства социалистическим), — указание международного характера рабочего движения, — указание политического характера классовой борьбы и ее ближайшей цели (завоевание политической свободы). Признание борьбы против самодержавия за политические свободы — первой политической задачей рабочей пар­тии особенно необходимо, но для пояснения этой задачи следует, по нашему мнению, охарактеризовать классовый характер современного русского абсолютизма и необхо­димость ниспровержения его не только в интересах рабочего класса, но и в интересах всего общественного развитая. Такое указание необходимо и в теоретическом отноше­нии, ибо, с точки зрения основных идей марксизма, интересы общественного развития выше интересов пролетариата, — интересы всего рабочего движения в его целом выше интересов отдельного слоя рабочих или отдельных моментов движения; — ив практи­ческом отношении, чтобы охарактеризовать центральный пункт, к которому должна сводиться и около которого должна группироваться вся разнообразная деятельность социал-демократии, состоящая в пропаганде, агитации и организации.


_______________________ ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ НАТТТКЙ ПАРТИИ____________________ 221

Нам думается, следовало бы также кроме того посвятить особый абзац программы ука­занию того, что социал-демократическая рабочая партия ставит своей задачей под­держку всякого революционного движения против абсолютизма и борьбу против всех попыток самодержавного правительства развратить и затемнить политическое сознание народа посредством чиновничьей опеки и лжеподачек, посредством той демагогиче­ской политики, которую наши немецкие товарищи назвали «Peitsche und Zuckerbrot» (плеть и пряник). Пряник = подачки тем, кто из-за частичных и отдельных улучшений материального положения отказывается от своих политических требований и остается покорным рабом полицейского произвола (для студентов — общежития и т. п., для ра­бочих — стоит только вспомнить прокламации министра финансов Витте во время с.-петербургских стачек 1896 и 1897 гг.97 или речи в защиту рабочих, произносившиеся членами от министерства внутренних дел в комиссии об издании закона 2. VI. 1897 г.). Плеть = усиленные преследования тех, кто, несмотря на эти подачки, остается борцом за политическую свободу (отдача в солдаты студентов ; циркуляр 12. VIII. 1897 г. о ссылке в Сибирь рабочих; усиление преследований против социал-демократии и пр.). Пряник — для приманки слабых, подкупа и развращения их; плеть — для устрашения и «обезврежения» честных и сознательных борцов за рабочее и за народное дело. Покуда существует абсолютизм (— а мы должны теперь сообразовать нашу программу именно с существованием абсолютизма, ибо падение его неизбежно вызовет такое крупное из­менение политических условий, которое заставит рабочую партию существенно изме­нить формулировку своих ближайших политических задач) — пока существует абсо­лютизм, мы должны ожидать постоянного обновления и усиления этих демагогических мероприятий правительства, а след., должны систематически вести борьбу против них, разоблачая лживость полицейских радетелей народа, показывая связь правительствен­ных реформ с рабочей борьбой, научая пролетариат пользоваться каждой реформой


222__________________________ В. И. ЛЕНИН

для укрепления своей боевой позиции, для расширения и углубления рабочего движе­ния. Указание же на поддержку всех борцов против абсолютизма необходимо в про­грамме потому, что русская социал-демократия, неразрывно слитая с передовыми эле­ментами русского рабочего класса, должна выкинуть общедемократическое знамя, чтобы сгруппировать вокруг себя все слои и элементы, способные бороться за полити­ческую свободу или хотя бы только поддерживать чем бы то ни было такую борьбу.

Таков наш взгляд на те требования, которым должна удовлетворять принципиальная часть нашей программы, и на те основные положения, которые должны быть возможно точнее и рельефнее выражены в ней. Из проекта программы группы «Освобождение труда» должны отпасть, по нашему мнению (из принципиальной части), 1) указании на форму крестьянского землевладения (о крестьянском вопросе мы скажем ниже); 2) ука­зания на причины «неустойчивости» и пр. интеллигенции; 3) пункт об «устранении со­временной системы политического представительства и замене ее прямым народным законодательством»; 4) пункт о «средствах политической борьбы». Мы не видим, прав­да, в этом последнем пункте ничего устарелого или неправильного: напротив, мы пола­гаем, что средства должны быть именно те, которые указаны группой «Освобождение труда» (агитация, — революционная организация, — переход «в удобный момент» к решительному нападению, не отказывающемуся, в принципе, и от террора), — но мы думаем, что в программе рабочей партии не место указаниям на средства деятельно­сти, которые были необходимы в программе заграничной группы революционеров в 1885 году. Программа должна оставить вопрос о средствах открытым, предоставив вы­бор средств борющимся организациям и съездам партии, устанавливающим тактику партии. Но вопросы тактики вряд ли могут быть вводимы в программу (за исключени­ем наиболее существенных и принципиальных вопросов, вроде вопроса об отношении к другим борцам против абсолютизма). Вопросы тактики будут, по мере


_______________________ ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ НАТТТКЙ ПАРТИИ____________________ 223

их возникновения, обсуждаться в газете партии и окончательно разрешаться на ее съез­дах. Сюда же относится, по нашему мнению, и вопрос о терроре: обсуждение этого во­проса — и, конечно, обсуждение не с принципиальной, а с тактической стороны — не­пременно должны поднять социал-демократы, ибо рост движения сам собой, стихийно приводит к учащающимся случаям убийства шпионов, к усилению страстного возму­щения в рядах рабочих и социалистов, которые видят, что все большая и большая часть их товарищей замучивается насмерть в одиночных тюрьмах и в местах ссылки. Чтобы не оставлять места недомолвкам, оговоримся теперь же, что, по нашему лично мнению, террор является в настоящее время нецелесообразным средством борьбы, что партия (как партия) должна отвергнуть его (впредь до изменения условий, которое могло бы вызвать и перемену тактики) и сосредоточить все свои силы на укреплении организации и правильной доставки литературы. Подробнее об этом говорить здесь не место. Что касается до вопроса о прямом народном законодательстве, то нам кажется, что вносить его в программу в настоящее время вовсе не следует. Принципиально связывать победу социализма с заменой парламентаризма прямым народным законодательством — нель­зя. Это доказали, на наш взгляд, прения по поводу Эрфуртской программы и книга Ка­утского о народном законодательстве. Известную пользу народного законодательства Каутский признает (на основании исторического и политического анализа) при сле­дующих условиях: 1) отсутствие противоположности между городом и деревней или перевес городов; 2) существование высокоразвитых политических партий; 3) «отсутст­вие чрезмерно централизованной государственной власти, самостоятельно противо­стоящей народному представительству». В России мы видим совершенно противопо­ложные условия, и опасность вырождения «народного законодательства» в империали­стический «плебисцит» была бы у нас особенно сильна. Если про Германию и Австрию Каутский говорил в 1893 году, что «для нас, восточноевропейцев, прямое народное за­конодательство относится


224__________________________ В. И. ЛЕНИН

к области «государства будущего»», то про Россию нечего и говорить. Мы думаем по­этому, что теперь, при господстве в России самодержавия, нам следует ограничиться требованием «демократической конституции» и два первые пункта практической части программы группы «Освобождение труда» предпочесть двум первым пунктам практи­ческой части «Эрфуртской программы».

Переходим к практической части программы. Эта часть распадается, по нашему мнению, если не по изложению, то по существу дела, на три отдела: 1) требования об­щедемократических преобразований; 2) требования мер для охраны рабочих и 3) тре­бования мер в интересах крестьян. По первому отделу вряд ли есть надобность в суще­ственных изменениях «проекта программы» группы «Освобождение труда», требую­щего 1) всеобщего избирательного права; 2) жалованья представителям; 3) всеобщего, светского, дарового и обязательного образования и пр.; 4) неприкосновенности лично­сти и жилища граждан; 5) неограниченной свободы совести, слова, собраний и пр. (сю­да следовало бы, пожалуй, специально добавить: свободы стачек); 6) свободы передви­жений и занятий [сюда следовало бы, может быть, добавить: «свободы переселений» и «полной отмены паспортов»]; 7) полной равноправности всех граждан и пр.; 8) замены постоянного войска всеобщим вооружением народа; 9) «пересмотра всего нашего гра­жданского и уголовного законодательства, уничтожение сословных подразделений и наказаний, не совместимых с достоинством человека». Сюда следовало бы добавить: «установление полного равенства прав женщины с мужчиной». К этому же отделу должно присоединиться требование финансовых реформ, формулированное в про­грамме группы «Освобождение труда» в числе требований, которые «выдвинет рабочая партия, опираясь на эти основные политические права» — «устранения современной податной системы и установления прогрессивного подоходного налога». Наконец, здесь же следовало бы еще быть требованию «выбора чиновников народом; предостав­ления каждому гражда-


_______________________ ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ НАТТТКЙ ПАРТИИ____________________ 225

нину права преследовать судом всякого чиновника, без жалобы по начальству».

По второму отделу практических требований мы находим в программе группы «Ос­вобождение труда» общее требование «законодательного регулирования отношений рабочих (городских и сельских) к предпринимателям и организации соответствующей инспекции с представительством от рабочих». Нам думается, рабочая партия должна обстоятельнее и подробнее изложить требования по этому пункту, должна требовать (1) 8-часового рабочего дня; (2) запрещения ночной работы; запрещения работы детей до 14 лет; (3) непрерывного отдыха для каждого рабочего не менее 36 часов в неделю; (4) распространения фабричных законов и фабричной инспекции на все отрасли про­мышленности и сельского хозяйства, на казенные фабрики, на ремесленные заведения и на работающих по домам кустарей. Выбора рабочими помощников инспекторов, имеющих равные права с инспекторами; (5) учреждения промышленных и сельскохо­зяйственных судов во всех отраслях промышленности и сельского хозяйства с выбор­ными судьями от хозяев и от рабочих поровну; (6) безусловного запрещения повсюду расплаты товарами; (7) законодательного установления ответственности фабрикантов за все несчастные случаи и увечья рабочих, как промышленных, так и сельских; (8) за­конодательного установления при всех случаях найма всяких рабочих расплаты не ре­же одного раза в неделю; (9) отмены всех законов, нарушающих равноправность нани­мателей и нанимающихся (напр., законов об уголовной ответственности фабричных и сельских рабочих за уход с работ; законов, предоставляющих нанимателям гораздо больше свободы расторгать договор найма, чем нанимающимся, и проч.). (Само собою разумеется, что мы только намечаем желательные требования, не придавая им оконча­тельной формулировки, требуемой для проекта.) Этот отдел программы должен (в свя­зи с предыдущим) дать основные, руководящие положения для агитации, отнюдь не стесняя, конечно, выставление агитаторами в отдельных местностях, отраслях


226__________________________ В. И. ЛЕНИН

производства, фабриках и прочих других, несколько видоизмененных, более конкрет­ных, более частных требований. При составлении этого отдела программы мы должны стремиться, поэтому, избежать двух крайностей: с одной стороны, надо не опустить ни одного из главных, основных требований, имеющих существенное значение для всего рабочего класса; с другой стороны, — надо не вдаваться в чрезмерные частности, за­полнение каковыми программы было бы нерационально.

Требование «государственной помощи производительным ассоциациям», стоящее в программе группы «Освобождение труда», должно быть вовсе устранено из програм­мы, по нашему мнению. И опыт других стран, и теоретические соображения, и особен­ности русской жизни (склонность буржуазных либералов и полицейского правительст­ва заигрывать с «артелями» и с «покровительством» «народной промышленности», и т. п.) — все говорит против выставления этого требования. (Конечно, 15 лет тому назад дело обстояло во многих отношениях иначе, и тогда включение социал-демократами подобного требования в свою программу было естественно.)

Нам остается последний — третий — отдел практической части программы: требо­вания по крестьянскому вопросу. В программе группы «Освобождение труда» находим одно такое требование, именно требование «радикального пересмотра наших аграрных отношений, т. е. условий выкупа земли и наделения ею крестьянских обществ. Предос­тавление права отказа от надела и выхода из общины тем из крестьян, которые найдут это для себя удобным, и т. п.».

Мне кажется, что основная мысль, выраженная здесь, совершенно справедлива и что социал-демократическая рабочая партия действительно должна выставить в своей про­грамме соответствующее требование (говорю: соответствующее, ибо некоторые изме­нения представляются мне желательными).

Я понимаю этот вопрос следующим образом. Крестьянский вопрос в России сущест­венно отличается от крестьянского вопроса на Западе, но отличается только


_______________________ ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ НАТТТКЙ ПАРТИИ____________________ 227

тем, что на Западе речь идет почти исключительно о крестьянине в капиталистиче­ском, буржуазном обществе, а в России — главным образом о крестьянине, который не менее (если не более) страдает от докапиталистических учреждений и отношений, страдает от пережитков крепостничества. Роль крестьянства, как класса, поставляю­щего борцов против абсолютизма и против пережитков крепостничества, на Западе уже сыграна, в России — еще нет. На Западе промышленный пролетариат давно и резко от­делился от деревни, причем это отделение закреплено уже соответствующими право­выми учреждениями. В России «промышленный пролетариат, по своим составным элементам и условиям существования, в высокой степени связан еще с деревней» (П. Б. Аксельрод, цитир. бронь, с. 11). Правда, процесс разложения крестьянства на мелкую буржуазию и на наемных рабочих идет у нас с громадной силой, с поразительной быст­ротой, но этот процесс еще далеко не закончился, и — главное — этот процесс идет все еще в рамках старых, крепостнических учреждений, связывающих всех крестьян тяже­лой цепью круговой поруки и фискальной общины. Таким образом, русский социал-демократ, даже если он принадлежит (как пишущий эти строки) к решительным про­тивникам охраны или поддержки мелкой собственности или мелкого хозяйства в капи­талистическом обществе, т. е. даже если и в аграрном вопросе он становится (как пи­шущий эти строки) на сторону тех марксистов, которых всякие буржуи и оппортунисты любят теперь ругать «догматиками» и «правоверными», — может и должен, нисколько не изменяя своим убеждениям, а, напротив, именно в силу этих убеждений — стоять за то, чтобы рабочая партия поставила на своем знамени поддержку крестьянства (от­нюдь не как класса мелких собственников или мелких хозяев), поскольку это крестьян­ство способно на революционную борьбу против остатков крепостничества вообще и против абсолютизма в частности. Ведь мы все, социал-демократы, объявляем, что готовы поддержать и крупную буржуазию, поскольку она способна на революционную борьбу с указанными явлениями, —


228__________________________ В. И. ЛЕНИН

так как же мы можем отказать в такой поддержке многомиллионному классу мелкой буржуазии, сливающемуся постепенными переходами с пролетариатом? Если поддер­живать либеральные требования крупной буржуазии не значит поддерживать крупную буржуазию, то ведь поддерживать демократические требования мелкой буржуазии от­нюдь не значит поддерживать мелкую буржуазию: напротив, именно то развитие, кото­рое откроет России политическая свобода, будет с особенной силой вести к гибели мелкого хозяйства под ударами капитала. Мне кажется, что по этому-то пункту среди социал-демократов не будет споров. Вопрос весь, значит, в том: 1) как выработать именно такие требования, которые бы не сбивались на поддержку мелких хозяйчиков в капиталистическом обществе? и 2) способно ли хоть отчасти наше крестьянство на ре­волюционную борьбу с остатками крепостничества и с абсолютизмом?

Начнем с второго вопроса. Наличность в русском крестьянстве революционных эле­ментов, вероятно, не станет отрицать никто. Известны факты восстаний крестьян и в пореформенное время против помещиков, их управляющих, защищающих их чиновни­ков, известны факты аграрных убийств, бунтов и пр. Известен факт растущего возму­щения в крестьянстве (в котором даже убогие обрывки образования начали уже пробу­ждать чувство человеческого достоинства) против дикого произвола той шайки благо­родных оборванцев, которую напустили на крестьян под именем земских начальников. Известен факт все учащающихся голодовок миллионов народа, которые не могут оста­ваться безучастными зрителями подобных «продовольственных затруднений». Извес­тен факт роста в крестьянской среде сектантства и рационализма, — а выступление по­литического протеста под религиозной оболочкой есть явление, свойственное всем на­родам, на известной стадии их развития, а не одной России. Наличность революцион­ных элементов в крестьянстве не подлежит, таким образом, ни малейшему сомнению. Мы нисколько не преувеличиваем силы этих элементов, не забываем политической


_______________________ ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ НАТТТКЙ ПАРТИИ____________________ 229

неразвитости и темноты крестьян, нисколько не стираем разницы между «русским бун­том, бессмысленным и беспощадным», и революционной борьбой, нисколько не забы­ваем того, какая масса средств у правительства политически надувать и развращать крестьян. Но из всего этого следует только то, что безрассудно было бы выставлять но­сителем революционного движения крестьянство, что безумна была бы партия, кото­рая обусловила бы революционность своего движения революционным настроением крестьянства. Ничего подобного мы ведь и не думаем предлагать русским социал-демократам. Мы говорим лишь, что рабочая партия не может, не нарушая основных заветов марксизма и не совершая громадной политической ошибки, пройти мимо тех революционных элементов, которые есть и в крестьянстве, не оказать поддержки этим элементам. Сумеют ли эти революционные элементы русского крестьянства проявить себя хоть так, как проявили себя западноевропейские крестьяне при низвержении абсо­лютизма,— это вопрос, на который история еще не дала ответа. Если не сумеют, — со­циал-демократия нимало не потеряет от этого в своем добром имени и в своем движе­нии, ибо не ее вина, что крестьянство не ответило (может быть не в силах было отве­тить) на ее революционный призыв. Рабочее движение идет и пойдет своим путем, не­смотря ни на какие измены крупной или мелкой буржуазии. Если сумеют, — то социал-демократия, которая не оказала бы при этом поддержки крестьянству, навсегда потеря­ла бы свое доброе имя и право считаться передовым борцом за демократию.

Переходя к первому поставленному выше вопросу, мы должны сказать, что требова­ние «радикального пересмотра аграрных отношений» представляется нам неотчетли­вым: оно могло быть достаточно 15 лет тому назад, но вряд ли можно удовлетвориться им теперь, когда мы должны и дать руководящий материал для агитации, и отгородить себя от защитников мелкого хозяйства, столь многочисленных в современном русском обществе и находящих столь «влиятельных» сторонников, как гг. Победоносцев, Витте и весьма многие


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!