Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 2 часть. и в очень мелких мельницах часто составляет более 2-х тыс




_____________ К ВОПРОСУ О НАТТТШ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ СТАТИСТИКЕ____________ 15

и в очень мелких мельницах часто составляет более 2-х тыс. пудов в год. Поэтому чис­ло мельниц, попадающих в фабрично-заводскую статистику, делает невероятные скач­ки по годам, вследствие неоднородности приемов регистрации. Напр., «Свод» за 1889, 1890 и 1891 гг. считал в Европ. России 5073, 5605 и 5201 мельницу. В Воронежской губ. число мельниц с 87 в 1889 г. сразу поднялось до 285 в 1890 г. и 483 в 1892 г. вслед­ствие случайного причисления ветрянок. В Донской области число мельниц с 59 в 1887 г. поднялось до 545 в 1888 г., до 976 в 1890 г. и затем упало до 685 в 1892 г. (ибо ветрянки то считались, то не считались) и т. д. и т. д. Понятно, что пользоваться такими данными непозволительно. Поэтому мы берем лишь паровые мельницы и, присоединяя к ним заведения остальных производств с суммой производства не менее 2-х тыс. руб., получаем число фабрик в Европейской России в 1879 г. около 11V2 тысяч, а в 1890 г. — около I5V2 тысяч*. Опять-таки, следовательно, мы видим увеличение числа фабрик, а не сочиненное г-ном Карышевым уменьшение. Теория г. Карышева о «процессе сокраще­ния числа заведений» в фабрично-заводской промышленности России есть чистая бас­ня, основанная на более чем недостаточном знакомстве с материалом, который он взял­ся обрабатывать. Г. Карышев говорил о числе фабрик в России еще в 1889 году («Юр. В.» № 9), сравнивая совершенно непригодные цифры, взятые из всеподданнейших от­четов гг. губернаторов и напечатанные в «Сборнике сведений по России за 1884— 1885 гг.» (СПБ. 1887, табл. XXXIX) с курьезными цифрами «Военно-статистического сборника» (вып. IV. СПБ. 1871), который считал в числе «фабрик» тысячи самых мелких ремесленных и кустарных заведений, тысячи табачных плантаций (sic! см. стр. 345 и 414 «В.-стат. сборника» о табачных «фабриках» Бессарабской губернии),

Получить соответствующую цифру по данным «Перечня» невозможно, во-1-х, потому, что им от­брошена масса заведений с производством в 2 тыс. руб. и свыше вследствие нахождения в них менее 15 рабочих. Во-2-х, потому, что «Перечень» считал сумму производства без акциза (в отличие от прежней статистики). В-З-х, потому, что «Перечень» считал иногда не сумму производства, а плату за обработку сырого материала.





В. И. ЛЕНИН


тысячи сельскохозяйственных мельниц и маслобоек и пр. и пр. Неудивительно, что «В-стат. сборн.» насчитал таким образом свыше 70 тыс. «фабрик» в Европ. России в 1866 г. Удивительно, что нашелся человек, до того невнимательно и без критики отно­сящийся ко всякой напечатанной цифре, чтобы взять ее за основание для выкладок .

Здесь необходимо маленькое отступление. Из своей теории уменьшения числа фаб­рик г. Карышев выводит наличность процесса концентрации промышленности. Само собою разумеется, что, отвергая его теорию, мы отнюдь не отрицаем этого вывода, ко­торый только неправильно доказывается г-ном Карышевым. Для доказательства этого процесса необходимо выделить крупнейшие заведения. Возьмем, напр., заведения, имеющие 100 и более рабочих. Сопоставляя число таких заведений, число рабочих и сумму производства в них сравнительно с данными обо всех заведениях, получим та­кую табличку:

 

 

 



 

 

 

См. приме­чание 1879 год 1890 год 1894/95 год
Число Сумма производ­ства в тыс. руб. Число Сумма производ­ства в тыс. руб. Число Сумма производ­ства в тыс. руб.
I w I XI I XI
Все «фаб­рики и за­воды» Заведения, имеющие 100 и более рабочих 27 986 1238 763 152 509 643 1 148 134 629 926 21 124 1431 875 764 623 146 1 500 871 858 588 14 578 1468 885 555 655 670 1 345 346 955 233
% к итогу 66,8% 54,8% 71,1% 57,2% 74% 70,8%

* Г-н Туган-Барановский показал уже, на вопросе о числе фабрично-заводских рабочих, полную не­годность данных «В.-стат. сборн.» (см. его книгу «Фабрика и т. д.». СПБ. 1898, стр. 336 и след. и «Мир Божий»6, 1898, № 4), и гг. Н. —он и Карышев отвечают на его прямой вызов молчанием. Им и в самом деле ничего не остается, как молчать.

Источники те же. За 1879 г., как уже указано, некоторые данные пополнены приблизительно. Об­щие данные «Указателей» и «Перечня» несравнимы, но мы сравниваем здесь лишь проценты к общему числу рабочих и к общей сумме производства, а эти данные в итогах гораздо достовернее (как мы скажем ниже), чем данные об общем числе фабрик. Подсчет крупных заведений взят из сочинения о «Капита­лизме в России», которое пишущий эти строки подготовляет к печати .


_____________ К ВОПРОСУ О НАТТТШ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ СТАТИСТИКЕ____________ 17

Из этой таблички видно, что число очень крупных заведений возрастает, а равно и число рабочих на них и сумма производства, составляя все большую и большую часть из всего числа рабочих и всей суммы производства на официально регистрируемых «фабриках и заводах». Нам могут заметить, пожалуй, что если происходит концентра­ция промышленности, то, значит, крупные заведения вытесняют мелкие и число по­следних уменьшается, а следовательно, и число всех заведений. Но, во-1-х, этот по­следний вывод относится уже не к «фабрикам и заводам», а ко всем промышленным заведениям, о которых мы не имеем права говорить, так как никакой мало-мальски дос­товерной и полной статистики промышленных заведений у нас нет. Во-2-х, и с чисто теоретической точки зрения, a priori , нельзя сказать, чтобы в развивающемся капита­листическом обществе непременно и всегда должно было происходить сокращение числа промышленных заведений, ибо наряду с процессом концентрации промышлен­ности идет процесс отвлечения населения от земледелия, процесс роста мелких про­мышленных заведений в отсталых частях страны вследствие разложения полунату-



** рального крестьянского хозяйства и т. д.

Возвратимся к г-ну Карышеву. На наименее достоверные данные (именно данные о числе «фабрик и заводов») он обращает едва ли не больше всего внимания. Он делит губернии на группы по числу «фабрик», составляет картограмму с обозначением этих групп, составляет особую таблицу губерний с наибольшим числом «фабрик» по каж­дому отделу производств (стр. 16—17); вычисляет массу процентов погубернского

* — заранее. Ред.

Напр., «кустарная перепись» 1894/95 г. в Пермской губ. показала, что в деревнях основывается в пореформенную эпоху с каждым десятилетием все больше и больше мелких промышленных заведений. См. «Обзор Пермского края. Очерк состояния кустарной промышленности в Пермской губ.». Пермь, 1896.8


18___________________________ В. И. ЛЕНИН

числа фабрик к общему числу их (стр. 12—15). Г-н Карышев забыл при этом мелочь: он забыл поставить вопрос, сравнимы ли числа фабрик по разным губерниям? Вопрос этот должен быть разрешен отрицательно, и, следовательно, большая часть вычислений, со­поставлений и рассуждений г-на Карышева должна быть отнесена к области невинных статистических упражнений. Если бы г. профессор ознакомился с определением «фаб­рики и завода» по циркуляру 7 июня 1895 г., то он легко бы догадался, что столь неяс­ное определение не может одинаково применяться в различных губерниях, и к такому же выводу его могло бы привести более внимательное ознакомление с самим «Переч­нем». Приведем примеры. По числу заведений в XI отделе (обработка питательных продуктов; в этой группе наибольшее число фабрик) г. Карышев выделяет губернии Воронежскую, Вятскую, Владимирскую (стр. 12). Но обилие «фабрик и заводов» в этих губерниях объясняется прежде всего чисто случайной регистрацией именно в этих гу­берниях таких мелких заведений, которые не считались в других губерниях. Напр., в Воронежской губ. много «заводов» оказалось просто потому, что здесь считаны мелкие мельницы (из 124 мельниц только 27 паровых; много водяных с 1—2—3 колесами. По­добные мельницы в других губерниях не считались, да и нельзя было бы пересчитать их вполне), мелкие маслобойни (большею частью с конным двигателем), которые в других губерниях не считались. В Вятской губ. из 116 мельниц только 3 паровые, во Владимирской сосчитан десяток ветрянок и 168 маслобоек, большая часть которых с ветряным или конным двигателем или ручные. Если в других губерниях меньше заве­дений, то это, конечно, не значит, чтобы там не было ветрянок, мелких водяных мель­ниц и т. п. Там их только не считали. В целом ряде губерний считаны почти только од­ни паровые мельницы (Бессарабская, Екатеринославская, Таврическая, Херсонская и др.), а мукомольное производство дает 2308 «фабрик» из 6233 в Европейской России по XI отделу. Нелепо было говорить о погубернском распределении фабрик, не выяснив­ши неоднород-


_____________ К ВОПРОСУ О НАТТТШ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ СТАТИСТИКЕ____________ 19

ности данных. Возьмем IX отдел, обработку минералов. Вот, напр., во Владимирской губ. 96 кирпичных заводов, а в Донской — 31, т. е. более чем втрое меньше. По «Указа­телю» (за 1890 г.) было наоборот: во Владимирской — 16, а в Донской — 61 завод. Оказывается, что во Владимирской губ., по «Перечню», из 96 заводов только 5 имеют 16 и более рабочих, а в Донской 26 (из 31). Ясно, что дело объясняется просто тем, что в Донской области не так щедро зачисляли мелкие кирпичные заведения в «заводы», как во Владимирской, вот и все (мелкие кирпичные заводы во Владимирской губ. все ручные). Г-н Карышев ничего этого не видит (стр. 14). Об отделе X (обработка живот­ных продуктов) г. Карышев говорит, что число заведений почти во всех губерниях не­велико, но «резким исключением служит Нижегородская с ее 252 фабриками» (с. 14). Происходит это прежде всего оттого, что в этой губернии считано очень много мелких ручных заведений (иногда с конным и ветряным двигателем), которые не считались в других губерниях. Например, в Могилевской губернии «Перечень» считает только 2 фабрики в этом отделе; в каждой более 15-ти рабочих. Мелких же заводов по обработке животных продуктов в Могилевской губ. тоже можно было насчитать десятки, как и насчитал «Указатель» за 1890 г., показывающий в ней 99 заводов по обработке живот­ных продуктов. Спрашивается, какой смысл имеют после этого расчеты г-на Карышева о процентном распределении «фабрик», столь различно понимаемых?

Чтобы нагляднее показать различное понимание термина «фабрика» в различных гу­берниях, возьмем две соседние губернии: Владимирскую и Костромскую. В первой, по «Перечню», 993 «фабрики», во второй — 165. В первой во всех производствах (отде­лах) есть самые мелкие заведения, которые подавляют крупные своей численностью (только 324 заведения имеют по 16 и более рабочих). Во второй — очень немного мел­ких заведений (112 фабрик из 165 имеют по 16 и более рабочих), хотя всякий понимает, что и в ней можно бы насчитать не мало ветряных мельниц, маслобоек, мелких


20___________________________ В. И. ЛЕНИН

крахмальных, кирпичных, смолокуренных заводов и пр. и пр.

Беззаботность г-на Карышева насчет достоверности употребляемых им цифр дохо­дит до геркулесовых столбов, когда он сравнивает погубернские числа «фабрик» за 1894/95 г. (по «Перечню») и за 1885 г. (по «Своду»). С самым серьезным видом ведется здесь рассуждение о том, что в Вятской губернии число фабрик увеличилось, в Перм­ской — «значительно уменьшилось», в Владимирской — существенно увеличилось и пр. (с. 6—7). «И в этом можно видеть, — глубокомысленно заключает наш автор, — что указанный процесс уменьшения числа фабрик менее касается местностей с более развитой, более старой индустрией, чем тех, где она моложе» (с. 7). Подобный вывод звучит очень «по-ученому»; жаль только, что он совершенно вздорный. Цифры, упот­ребляемые г-ном Карышевым, совершенно случайные. Например, в Пермской губернии число «фабрик» по «Своду» было в 1885—1890 гг.: 1001, 895, 951, 846, 917 и 1002, а затем к 1891 году это число вдруг падает до 585. Одна из причин этих скачков — за­числение в «фабрики» то 469 мельниц (1890 г.), то 229 (1891). Если «Перечень» считает в этой губернии лишь 362 фабрики, то надо принять во внимание, что в число «фабрик» он включает уже всего 66 мельниц. Если в Владимирской губернии число «фабрик» увеличилось, то надо вспомнить о регистрации «Перечнем» мелких заведений в этой губернии. В Вятской губернии «Свод» считал с 1887 по 1892 год 1—2—2—30—28—25 мельниц, а «Перечень» насчитал 116. Одним словом, предпринятое г-ном Карышевым сравнение доказывает только паки и паки его полное неумение разбираться в цифрах разных источников.

Вот еще пример произвольного определения числа «фабрик» в нашей «новейшей» системе фабрич­но-заводской статистики. За 1894/95 г. «Перечень» считает в Херсонской губернии 471 фабрику (г. Ка-рышев, цит. соч., с. 5), а за 1896 год г. Микулин насчитывает уже вдруг 1249 «фабрично-заводских заве­дений» (цит. соч., стр. XIII), в том числе 773 с механическим двигателем и 109 без механического двига­теля при числе рабочих больше 15-ти. При неясности понятия «фабрики» подобные скачки всегда будут неизбежны.


_____________ К ВОПРОСУ О НАТТТКЙ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ СТАТИСТИКЕ___________ 21

Приводя число фабрик по разным отделам (группам производств) и вычисляя про­центы этих чисел к общему числу фабрик, г. Карышев опять-таки не замечает, что в разных отделах попадали неодинаковые количества мелких заведений (например, в текстильной и в металлургической промышленности их всего меньше, около 1общего числа по Европейской России, а в промышленности по обработке животных и пита­тельных продуктов их до 2/з общего числа). Понятно, что у него получается таким обра­зом сравнение неоднородных величин, и процентные вычисления (с. 8) лишены всякого смысла. Одним словом, во всем вопросе о числе «фабрик» и распределении их г. Ка­рышев проявил полное непонимание характера употребляемых им данных и степени их достоверности.

Переходя от числа фабрик к числу рабочих, мы должны прежде всего сказать, что общие числа рабочих в нашей фабрично-заводской статистике гораздо достовернее, чем числа фабрик. Путаницы, конечно, и здесь немало, а также пропусков и уменьше­ний действительного числа. Но здесь нет такой разнокалиберности данных, а непомер­ные колебания в числе мелких заведений, то включаемых в число фабрик, то исклю­чаемых, отражаются очень мало на итоге рабочих по той простой причине, что даже очень значительный процент самых мелких заведений дает очень небольшой процент общего числа рабочих. Мы видели выше, что за 1894/95 год на 1468 фабриках (10% всего числа) сосредоточено 74% рабочих. Число мелких фабрик (имеющих менее 16-ти рабочих) составляет 7919 из 14 578, т. е. более половины, а рабочих на них будет при­мерно (считая даже по 8 рабочих в среднем на заведение) каких-нибудь 7 %. От этого и происходит такое явление, что при громадном различии в числе фабрик за 1890 г. (по «Указателю») и за 1894/95 — различие в числе рабочих оказывается незначительным: в 1890 г. их было 875764 в 50 губерниях Европейской России, а в 1894/95 г. 885 555 (мы считаем только рабочих в заведении). Вычитая из первого числа рабочих в рельсовом (24 445) и солеварном (3704) производствах, не считанных


22___________________________ В. И. ЛЕНИН

«Перечнем», а из второго числа рабочих в типографиях (16 521), не считанных «Указа­телем», получаем за 1890 г. — 847 615 рабочих, а за 1894/95 г. — 869 034, т. е. больше на 2,5%. Разумеется, этот процент не может выразить действительного увеличения, так как в 1894/95 г. не считаны многие мелкие заведения, но вообще близость этих цифр показывает сравнительную пригодность общих данных о всем числе рабочих и сравни­тельную достоверность их. Г-н Карышев, у которого мы взяли общую цифру рабочих, не разбирает с точностью, какие именно производства считаны в 1894/95 г. сравнитель­но с прежними изданиями, и не указывает на опущение в «Перечне» многих заведений, считавшихся раньше в числе фабрик. Для сравнения с прежним он берет все те же не­лепые данные «Военно-статистического сборника» и повторяет тот же вздор о сокра­щении будто бы числа рабочих сравнительно с населением, опровержение которого дал уже г. Туган-Барановский (см. выше). Ввиду большей достоверности данных о числе рабочих, данные эти заслуживали более тщательной обработки, чем данные о числе фабрик, но у г-на Карышева вышло наоборот. Он не дает даже группировки фабрик по числу рабочих, что было бы особенно необходимо ввиду того, что «Перечень» принял число рабочих за существенный признак фабрики. Из приведенных нами выше данных видно, что концентрация рабочих очень велика.

Вместо группировки фабрик по числу рабочих г. Карышев занялся более простыми расчетами: определением среднего числа рабочих на 1 фабрику. Так как данные о числе фабрик, как мы видели, особенно недостоверны, случайны и неоднородны, то все эти расчеты полны ошибок. Г-н Карышев сравнивает среднее число рабочих на 1 фабрику в 1886 и в 1894/95 г. и выводит, что «средний тип фабрики крупнеет» (с. 23 и 32—33), не зная того, что в 1894/95 г. и считались-то одни более крупные заведения, так что срав­нение неправильно. Совсем курьезно сопоставление среднего числа рабочих на 1 фаб­рику в разных губерниях (с. 26); г. Карышев получает, например, тот вывод, что в Ко­стромской


_____________ К ВОПРОСУ О НАТТТШ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ СТАТИСТИКЕ____________ 23

губернии «оказывается наиболее крупный средний тип промышленности из всех про­чих губерний» — 242 рабочих на 1 фабрику против 125, например, во Владимирской губернии. Ученому профессору и в голову не приходит, что это зависит просто от раз­личных приемов регистрации, как было уже объяснено выше. Упустив из виду разли­чие между числом крупных и мелких заведений в различных губерниях, г. Карышев придумал очень простой прием для обхода трудностей этого вопроса. Именно, он мно­жит среднее число рабочих, приходящееся на 1 фабрику во всей Европейской России (а затем и в Польше и на Кавказе), — на число фабрик в каждой губернии и наносит по­лученные группы на особую картограмму (№ 3). Это ведь так просто, в самом деле! К чему группировать фабрики по числу рабочих, к чему рассматривать сравнительное количество крупных и мелких заведений в разных губерниях, когда мы можем таким простым способом искусственно приравнять «средние» размеры фабрик в разных гу­берниях к одной общей норме? К чему разбирать, много или мало мелких и мельчай­ших заведений попало в число фабрик Владимирской или Костромской губернии, когда мы можем «просто» взять среднее число рабочих на 1 фабрику по всей Европейской России и помножить на число фабрик каждой губернии? Что за беда, если такой прием приравнивает сотни случайно зарегистрированных ветряных мельниц и маслобоек к крупным фабрикам? — ведь читатель не заметит этого и, чего доброго, поверит в сочи­няемую г-ном профессором «статистику»!

Кроме рабочих в заведении «Перечень» имеет еще особую графу для рабочих «вне заведения, на стороне». Сюда попадали не только работающие по заказу фабрик на до­мах (Карышев, с. 20), но и вспомогательные рабочие и т. п. На число этих рабочих по «Перечню» (66 460 в империи) никак нельзя смотреть, как «на показатель того, на­сколько далеко подвинулось у нас развитие так называемого внешнего отделения фаб­рики» (Карышев, с. 20), ибо о сколько-нибудь полной регистрации подобных рабочих не может быть и речи при


24___________________________ В. И. ЛЕНИН

современной системе фабрично-заводской статистики. Очень легкомысленно говорит г. Карышев: «66 /г тысяч на всю Россию с ее миллионами кустарей и ремесленников — немного» (ibid. ). Прежде чем написать это, надо было забыть, что из этих «миллионов кустарей», как констатируют все источники, если не большая, то очень большая часть работает на скупщиков, т. е. составляет таких же «рабочих на стороне». Стоит загля­нуть в те страницы «Перечня», которые относятся к районам известных «кустарных» промыслов, чтобы убедиться в совершенной случайности и отрывочности регистрации «рабочих на стороне». Например, в отделе II (обработка шерсти) «Перечень» считает в Нижегородской губ. только 28 рабочих на стороне в городе Арзамасе и в подгородной Выездной слободе (с. 89), тогда как из «Трудов комиссии по исследованию кустарной промышленности в России» (вып. V и VI) известно, что здесь много сотен (до тысячи) «кустарей» работает на хозяев. В Семеновском уезде «Перечень» вовсе не показывает рабочих на стороне, тогда как из земской статистики известно, что здесь свыше 3-х ты­сяч «кустарей» работают на хозяев в валяльном и стелечном промысле. В гармонном промысле Тульской губ. «Перечень» считает только одну «фабрику» с 17-ью рабочими на стороне (с. 395), тогда как те же «Труды комиссии и т. д.» считали еще в 1882 г. 2—3 тысячи кустарей, работавших на гармонных фабрикантов (вып. IX). Ясно поэтому, что считать цифру — 66 7г тысяч рабочих на стороне — хоть сколько-нибудь достоверной и толковать о распределении ее по губерниям и по производствам, как это делает г. Ка­рышев, составляя даже картограмму, — просто смешно. Действительное значение этих цифр — вовсе не определение размеров капиталистической работы на дому (такое оп­ределение возможно только при полной промышленной переписи, учитывающей все магазины и другие заведения или отдельные лица, раздающие работу на дом), а отделе­ние рабочих в заведении, т. е. фабричных рабочих в строгом

* — ibidem — там же. Ред.


_____________ К ВОПРОСУ О НАТТТШ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ СТАТИСТИКЕ____________ 25

смысле, от рабочих на стороне. До сих пор эти виды рабочих очень часто смешивались: даже в «Указателе» за 1890 г. встречаются неоднократно примеры этого смешения. Те­перь в «Перечне» делается первая попытка положить конец этому смешению.

Цифры «Перечня», относящиеся к годовой производительности фабрик, разработа­ны у г. Карышева всего удовлетворительнее, главным образом потому, что здесь автор привел наконец группировку фабрик по величине производства вместо обычных «средних». Правда, от этих «средних» (величин производства на 1 фабрику) автор все же не может избавиться и даже сравнивает средние за 1894/95 г. со средними за 1885 г. — прием, как мы уже не раз говорили, совершенно неправильный. Заметим, что общие цифры годовой производительности фабрик несравненно достовернее, чем общие циф­ры числа фабрик по указанной уже причине малой роли мелких заведений. Например, по «Перечню» в Европейской России фабрик с производством более 1 миллиона рублей всего 245, т. е. 1,9%, но они концентрируют 45,6% всего годового производства всех фабрик Европейской России (Карышев, с. 38), тогда как фабрики с производством ниже 5 тысяч рублей — 30,8% всего их числа, но они дают лишь 0,6% всей производитель­ности, т. е. самую ничтожную долю. Надо оговориться, однако, что г. Карышев при этих расчетах упускает из виду различие между суммой производства (= стоимостью продукта) и платой за обработку сырья. Это весьма важное различие впервые в нашей фабрично-заводской статистике проводится в «Перечне» . Понятно, что обе эти вели­чины совершенно несравнимы, и их следовало разделить. Г-н Карышев этого не делает, и можно думать, что такой низкий процент годовой

Мы не имеем только, к сожалению, никаких гарантий того, что «Перечень» проводил это различие строго и последовательно, т. е. что стоимость продукта показана лишь у тех фабрик, которые действи­тельно продают свой продукт, а плата за обработку сырья — лишь у тех, которые обрабатывают чужой материал. Возможно, напр., что в мукомольном производстве (в нем всего чаще встречается указанное различие) владельцы показывали то ту, то другую цифру совершенно случайно. Этот вопрос требует специального разбора.


26___________________________ В. И. ЛЕНИН

производительности мелких заведений получался отчасти оттого, что сюда вошли заве­дения, показавшие не стоимость обрабатываемого ими продукта, а лишь плату за обра­ботку его. Мы приведем ниже пример ошибки, в которую впал г. Карышев вследствие игнорирования этого обстоятельства. Это различение платы за обработку от стоимости продукта в «Перечне», а также невключение им суммы акциза в цену производства де­лает его цифры несравнимыми с цифрами прежних изданий. По «Перечню» производ­ство всех фабрик Европейской России составляет 1345 миллионов рублей, а по «Указа­телю» за 1890 г. — 1501 миллион, но если бы мы вычли сумму акциза из второй цифры (по одному винокуренному производству около 250 миллионов рублей), то первая циф­ра оказалась бы значительно больше.

В «Указателе» (2-е и 3-ье изд.) было приводимо распределение фабрик и заводов на группы по размеру годового производства (без указания доли каждой группы в общем производстве), но это распределение несравнимо с данными «Перечня» вследствие ука­занных выше различий в приемах регистрации и определения величины годового про­изводства.

Нам остается еще рассмотреть одно ошибочное рассуждение г-на Карышева. Приво­дя погубернские данные о сумме годового производства фабрик и заводов, он не удер­жался и тут от сравнений с данными 1885— 1891 годов, т. е. с данными «Свода». В этих последних данных нет сведений об акцизных производствах, и потому г. Карышев выискивает лишь, нет ли губерний, в которых сумма выработки в 1894/95 г. меньше, чем в прежние годы. Таких губерний находится 8 (стр. 39—40), и г. Карышев рассуж­дает по этому поводу о «попятном движении в промышленности» в «наименее индуст­риальных» губерниях, о том, что это «может служить указанием на затруднительное положение мелких заведений в их конкуренции с крупными» и пр. Все эти рассужде­ния были бы, может быть, очень глубокомысленны, если бы.... если бы они не были все сплошь совершенно неверны. Г-н Карышев и здесь


_____________ К ВОПРОСУ О НАТТТШ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ СТАТИСТИКЕ____________ 27

не заметил, что сравнивает совершенно несравнимые и неоднородные данные. Пока­жем эту несравнимость на данных о каждой из указываемых г-ном Карышевым губер­ний . В Пермской губернии сумма выработки в 1890 г. — 20,3 млн. руб. («Указ.»), а в 1894/95 г. — 13,1 млн.; в том числе мукомольное производство 1890 г. 12,7 млн. (на 469 мельницах!), а в 1894/95 г. — 4,9 млн. (на 66 мельницах). Кажущееся «уменьшение» зависит, следовательно, просто от случайной регистрации различного числа мельниц. Число же паровых, например, мельниц возросло с 4 в 1890 и 1891 гг. до 6 в 1894/95 г. Так же объясняется «уменьшение» выработки и по Симбирской губернии (1890: 230 мельниц — 4,8 млн. руб.; 1894/95: 27 мельниц и 1,7 млн. руб. Паровых мельн. — 10 и 13). В Вятской губернии сумма выработки 1890 г. — 8,4 млн., 1894/95 — 6,7 млн., меньше на 1,7 млн. р. Но в 1890 г. считались здесь два горных завода, Боткинский и Ижевский, производство которых (вместе взятых) равняется именно 1,7 млн.; в 1894/95 г. эти заводы не считались, как «подведомственные» горному департаменту. Астраханская губерния — в 1890 г. — 2,5 млн. руб., в 1894/95 г. — 2,1 млн. Но в 1890 г. считалось солеваренное производство (346 тыс. руб.), а в 1894/95 г. оно не считалось, как относящееся к числу «горных». Псковская губерния — 1890: 2,7 млн. руб., а в 1894/95 г. — 2,3 млн. руб.; но в 1890 г. считались 45 льнотрепальных заведений с сум­мой производства 1,2 млн. р., а в 1894/95 г. только 4 льнопрядильных заведения с 248 тыс. р. Само собою разумеется, что льнотрепальные заведения в Псковской губернии не исчезли, а просто не вошли в список (может быть, потому, что большинство из них ручные, с числом рабочих менее 15). В Бессарабской губернии различным образом ре­гистрировалось производство мукомольных мельниц, хотя число их и в 1890 и в 1894/95 гг. было сосчитано

Мы берем при этом данные не «Свода», а «Указателя» за 1890 г., вычитая акцизные производства. За исключением этих производств данные «Указателя» почти не отличаются от данных «Свода», ибо они основаны на тех же ведомостях д-та торг. и мануф. А для обнаружения ошибки г-на Карышева нам необ­ходимы детальные данные не только об отдельных производствах, но и об отдельных фабриках.


28___________________________ В. И. ЛЕНИН

одинаковое (по 97); в 1890 г. считалось количество перемолотой муки — 4,3 млн. пуд. = 4,3 млн. руб., а в 1894/95 г. большинство мельниц показало лишь плату за помол, так что общая сумма их выработки (1,8 млн. руб.) несравнима с цифрой 1890 года. Вот па­рочка примеров, иллюстрирующих это различие. 2 мельницы Левензона считали в 1890 г. производство в 335 тыс. руб. («Указ.», с. 424), а в 1894/95 г. только 69 тыс. руб. платы за помол («Перечень», № 14231—2). Наоборот, мельница Шварцберга считала в 1890 г. стоимость продукта — 125 тыс. руб. («Указ.», с. 425) и в 1894/95 г. — 175 тыс. руб. («Перечень», № 14214); из всей суммы производства по мукомольной промыш­ленности 1894/95 года 1,4 млн. руб. приходится на стоимость продукта, а 0,4 млн. руб. — на плату за помол. То же и по Витебской губернии: в 1890 г. — 241 мельница с сум­мой произ. 3,6 млн. руб., а в 1894/95 г. — 82 мельницы с суммой — 120 тыс. руб., при­чем большинство мельниц показали лишь плату за помол (число паровых мельниц бы­ло 37 в 1890 г., 51 в 1891 г. и 64 в 1894/95 г.), так что из этих 120 тыс. руб. больше поло­вины составляет не стоимость продукта, а плата за помол. Наконец, в последней, Ар­хангельской губернии, открытое г-ном Карышевым «попятное движение в промыш­ленности» объясняется просто странной ошибкой в его вычислениях: на деле сумма производства архангельских фабрик, по «Перечню», не 1,3 млн. руб., как дважды пока­зывает г. Карышев (стр. 40 и 39; против 3,2 млн. руб. в 1885—1891 гг.), а 6,9 млн. руб., в том числе б7г млн. руб. на 18 лесопильных заводах («Перечень», с. 247).


Просмотров 234

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!