Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Го января 23 г. Записано Л. Ф. 7 часть



Подписание Рапалльского договора явилось большим успехом советской дипломатии, так как этот акт укреплял международное положение Советского государства, означал срыв попыток создания единого антисоветского фронта. Заключение договора подтвердило, что Советское правительство бу­дет нормализовать свои отношения с буржуазными государствами только на основе признания равно­правия двух систем собственности. Договор имел большое значение также для Германии, так как да­вал ей возможность установить взаимовыгодные экономические и торговые связи с Советской стра­ной.

Оценку Рапалльского договора Ленин дал в «Проекте постановления ВЦИК по отчету делегации на Генуэзской конференции» (см. настоящий том, стр. 192—193).

ВЦИК в постановлении по отчету делегации, принятом 17 мая 1922 года, признал «нормальным для отношений РСФСР с капиталистическими государствами лишь такого рода договоры» (III сессия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета IX созыва. Бюллетень № 5, 19 мая 1922 го­да, стр. 17). Сообщение о подписании Рапалльского договора было опубликовано 19 апреля 1922 года в «Известиях ВЦИК» №85.-161.

100В. И. Ленин имеет в виду обстановку, сложившуюся на Генуэзской конференции.

11 апреля 1922 года советской делегации был вручен так называемый «доклад экспертов», вырабо­танный на совещании экспертов Великобритании, Франции, Италии, Бельгии и Японии в марте в Лон­доне (лондонский меморандум). «Доклад экспертов» содержал требования уплаты Советским прави­тельством всех долгов царского и Временного правительств и всех бывших в России властей, возвра­щения иностранцам принадлежавшей им ранее собственности, национализированной Советским госу­дарством, или вознаграждения их за ущерб, нанесенный их имуществу, или утрату его, установления для иностранцев экономических и правовых привилегий, а также ряд требований, фактически озна­чавших отмену монополии внешней торговли.

14—15 апреля состоялось неофициальное совещание у Ллойд Джорджа, в котором приняли уча­стие представители РСФСР, Франции, Италии и Бельгии. На совещании обсуждался лондонский ме­морандум. В противовес требованиям западных держав советская делегация выдвинула контрпретен­зии: советские делегаты заявили, что сумма ущерба, причиненного Советской России интервенцией и


ПРИМЕЧАНИЯ 537

блокадой, составляет 39 миллиардов золотых рублей. Представители держав Антанты, пытаясь уйти от ответственности за вооруженную интервенцию, заняли позицию непризнания советских контрпре­тензий и настаивали на том, чтобы советская делегация отказалась от их предъявления, предлагая вза­мен «списать» часть русских военных долгов.



Получив информацию о положении дел на конференции, Политбюро ЦК РКП(б) направило 17 ап­реля советской делегации следующую директиву об условиях соглашения: военные долги и проценты по довоенным долгам должны покрываться советскими контрпретензиями; реституции (восстановле­ние частной собственности) отвергаются абсолютно; как максимальная уступка может быть признано предпочтительное право для бывших собственников-иностранцев получать при прочих равных усло­виях в аренду или концессию их бывшие предприятия; выплата по признанным довоенным долгам на­чинается через пятнадцать лет (максимальная уступка — десять лет); Советское правительство обязу­ется позаботиться об интересах мелких держателей. Обязательным условием перечисленных уступок Политбюро считало немедленное предоставление Советскому правительству крупного займа. В ди­рективе Политбюро указывалось, что эти условия являются пределом уступок.

«Настроение в Москве твердое, — писал заместитель наркома иностранных дел Л. М. Карахан Г. В. Чичерину 18 апреля, — и ваши сообщения, что дело пахнет разрывом, не поколебали никого».

Официальный ответ советской делегации на «доклад экспертов» был изложен в ее меморандуме от 20 апреля. Советская делегация категорически отвергла требования, изложенные в «докладе экспер­тов», расценив их как попытки «ввести в России систему капитуляций, покушающуюся на ее сувере­нитет» («Документы внешней политики СССР», т. V, М., 1961, стр. 235), и выдвинула контртребова­ние о возмещении убытков, причиненных России иностранной интервенцией, подчеркнув, что прави­тельство РСФСР готово вести переговоры о возмещении убытков иностранных граждан только при непременном условии соблюдения принципа взаимности. — 161.



101 Предложение В. И. Ленина, содержащееся в публикуемом документе, было принято 19 апреля 1922
года Политбюро ЦК РКП(б). Телеграмма в тот же день была направлена через Наркоминдел Г. В. Чи­
черину и Л. С. Сосновскому, а также в редакции газет «Правда» и «Известия ВЦИК». — 162.

102 Настоящая телеграмма В. И. Ленина, 21 апреля 1922 года, направленная в Геную, явилась ответом на
телеграмму Г. В. Чичерина от 20 апреля, в которой он, возражая против ленинской оценки обстановки
на конференции, писал, что


538 ПРИМЕЧАНИЯ

в вопросе о возмещении иностранцам убытков от национализации их собственности «преимуществен­но заинтересован именно Ллойд Джордж, ибо на него давят всемогущие английские акулы». «Вопрос, — утверждал Чичерин, — пока остается открытым — еще будет обсуждаться. Англия не остается, ес­ли Франция уйдет. Унионисты не допустят этого» (Центральный партийный архив Института мар­ксизма-ленинизма при ЦК КПСС). — 163.

103 20 апреля 1922 года Г. В. Чичерин направил Ллойд Джорджу письмо, в котором сообщал, что при ус­
ловии аннулирования военных долгов и процентов по всем долгам, оказания достаточной финансовой
помощи, а также признания Советского правительства де-юре оно «было бы готово вернуть прежним
собственникам пользование национализированным или изъятым имуществом или же там, где это ока­
залось бы невозможным, удовлетворить справедливые требования прежних собственников либо путем
прямого соглашения с ними, либо в соответствии с соглашением, подробности которого будут обсуж­
дены и приняты на настоящей конференции» («Документы внешней политики СССР», т. V, М., 1961,
стр. 260). Большинство советской делегации расценило письмо Чичерина как нарушение директивы
Политбюро ЦК РКП(б). Я. Э. Рудзутак сообщил об этом телеграммой в Наркоминдел от 22 апреля. —
164.

104 24 апреля 1922 года текст телеграммы Г. В. Чичерину, предложенный В. И. Лениным, был утвержден
Политбюро ЦК РКП(б) в следующем виде: «Считаем опасение Рудзутака, выраженное в его телеграм­
ме от 22 апреля, вполне правильным. Считаем очень опасной ошибкой всякий шаг и всякую фразу,
способные отнять у нас единственный выгодный предлог разрыва, обеспечивающий притом нашу
полную дипломатическую и коммерческую победу в самом недалеком будущем, именно тот предлог,
что мы безусловно не согласны восстановить частную собственность заграничных капиталистов. По­
вторяем еще раз, что мы сообщили Вам совершенно точный текст наших предельных уступок, от ко­
торых не отступим ни на йоту. Это значит — реституцию и денежную компенсацию отвергаем, при­
знаем лишь преимущественное право аренды и концессий. Как только выяснится полностью, что на
этих уступках соглашение невозможно, уполномочиваем Вас рвать, сохраняя для агитации и для даль­
нейшего дипломатического выступления два козыря:

1) Принципиальное значение русско-германского договора.

2) Наше расхождение исключительно по вопросу о восстановлении собственности капиталистов»
(Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС).

Уже после принятия этого постановления были получены


ПРИМЕЧАНИЯ 539

письма и телеграммы Чичерина, в которых он, сообщая о своих переговорах с Ллойд Джорджем, разъ­яснял, что в момент, когда возникла опасность срыва переговоров, он считал возможным выдвинуть не связывающую советскую делегацию формулировку с тем, чтобы перенести продолжение перегово­ров в комиссию, выиграть время и получить указания ЦК РКП(б).

В связи с этим разъяснением Политбюро признало действия Чичерина правильными и 25 апреля направило в Геную директиву, в которой указывало, что в случае неизбежности разрыва делегация должна подчеркнуть, что он «вызван исключительно вопросом о восстановлении частной собственно­сти». «В вопросе об убытках бывших собственников-иностранцев, — говорилось в директиве, — наш предел уступок таков: 1) Согласно директиве от 17 апреля, преимущественное право концессий там, где они нами признаются возможными. Если предприятие вообще сдается в аренду, а старый собст­венник-иностранец не берет, он теряет право на какую бы то ни было компенсацию. 2) Собственники же тех предприятий, которые остаются в хозяйственном ведении государства, удовлетворяются за требования, которые мы признаем в устанавливаемом нами размере». В самом крайнем случае Полит­бюро считало возможным предложить, что признание требований и размер удовлетворения собствен­ников будут определяться по соглашению Советского правительства с каждым отдельным собствен­ником при условии, что для таких соглашений не будет никакого арбитра. Политбюро еще раз под­черкнуло необходимость ставить уступки в строгую зависимость от размеров и условий предостав­ляемого Советской России займа (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС).

Ленинская оценка позиции Ллойд Джорджа и других английских руководящих деятелей, данная в телеграммах в Геную (см. настоящий том, стр. 162, 163), в ходе конференции подтвердилась. В после­дующие дни делегация Великобритании отступила даже от договоренности принять письмо Чичерина от 20 апреля как основу для продолжения переговоров. В письме на имя председателя конференции 28 апреля Чичерин указал, что если западные державы отказываются от своего согласия считать пункты письма от 20 апреля основой для переговоров, то советская делегация не будет считать себя связанной этим письмом и вернется к точке зрения, изложенной в ее меморандуме 20 апреля (см. «Документы внешней политики СССР», т. V, М, 1961, стр. 276—277). — 165.

105 Вопрос об издании Сочинений Г. В. Плеханова был внесен в Политбюро ЦК РКП(б) по предложению В. И. Ленина. В Центральном партийном архиве Института марксизма-


540 ПРИМЕЧАНИЯ

ленинизма при ЦК КПСС сохранился экземпляр повестки дня заседания Политбюро от 27 апреля 1922 года, на котором после перечисленных в нем 19 пунктов рукою Ленина приписано: «Сочинения Π л еханов а». 166.

106 Документ написан в связи со следующим предложением Троцкого, внесенным в Политбюро ЦК
РКП(б) 28 апреля 1922 года: 1) сделать заявление в агитационных целях о том, что, если бы прави­
тельства Антанты конфисковали все капиталы русских капиталистов за границей, Советское прави­
тельство обязалось бы не поднимать никакого протеста, 2) выпустить манифест к населению в случае
разрыва переговоров на Генуэзской конференции. Ленин подчеркнул следующую фразу из записки
Троцкого : «Следовало бы предложить нашей делегации набросать для нас ее основные мысли для та­
кого манифеста (иначе мы можем важные моменты упустить)» и написал на полях: «Согласен только
с последней фразой».

В тот же день Политбюро приняло постановление: «Послать телеграмму тт. Чичерину, Литвинову следующего содержания: «В случае разрыва считаем нужным издать манифест к населению от Сов­наркома или ВЦИК. Просим набросать проект манифеста или основные мысли манифеста и срочно прислать в Москву»» (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС).

В дальнейшем ходе переговоров необходимость в издании манифеста отпала. — 167.

107 Брошюра В. И. Ленина «Старые статьи на близкие к новым темы. К вопросу о «новой экономической
политике» (Две статьи и одна речь 1918 г.)»
была издана Московским отделением Госиздата в 1922
году. В брошюру вошли: «Предисловие к изданию 1922 г.», статья «Очередные задачи Советской вла­
сти», «Доклад об очередных задачах Советской власти» на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 года и
статья «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» (см. Сочинения, 5 изд., том 36, стр. 165—208,
241—267,283—314).

В Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС сохранился эк­земпляр корректуры этой брошюры с правками и пометками Ленина и с надписью «все долой» над включенным первоначально в брошюру «Заключительным словом по докладу об очередных задачах Советской власти» на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 года (Сочинения, 5 изд., том 36, стр. 268—276). —168.

108 Публикуемая телеграмма 30 апреля 1922 года была принята Политбюро ЦК РКП(б) и направлена Г. В.
Чичерину. Она явилась ответом на телеграммы Чичерина с сообщением о том, что «русский вопрос»
предполагается передать новой конференции, которая соберется через три месяца, а также


ПРИМЕЧАНИЯ 541

на телеграммы, в которых Чичерин передавал особое мнение Л. Б. Красина по вопросу о переговорах на Генуэзской конференции. Заявляя, что «переговоры зашли в тупик», что добиться соглашения и получить заем на основе директив ЦК невозможно, Красин предлагал пойти на серьезные уступки: признать довоенные долги без процентов, что, заявлял он, составило бы сумму не свыше восьми мил­лиардов золотых рублей, затем признать возможной единовременную компенсацию за убытки всех частных лиц и фирм в размере трех-четырех миллиардов золотых рублей; на эту сумму выпустить за­ем, распределив облигации между бывшими владельцами; уплату всей суммы обусловить признанием союзными державами Советского правительства де-юре и официальным обещанием их правительств оказать содействие организации кредита Советской России.

Отвечая на телеграмму В. И. Ленина, Чичерин признал, что новая конференция через три месяца лучше полного разрыва, но отметил: «Ллойд Джордж добивается соглашения с нами, спасая себя, а через три месяца положение в Англии может быть гораздо худшим для нас». Чичерин указывал далее, что союзники согласны говорить конкретно о предоставлении Советской России кредита лишь после согласия Советского правительства на компенсацию всем иностранцам — бывшим собственникам (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС). — 171.

109 Публикуемый документ написан в связи с получением из Генуи ряда сообщений, вызвавших опасе­ния, что Чичерин и Литвинов при переговорах с представителями союзных держав могут пойти на ус­тупки, не предусмотренные директивами ЦК.

В телеграмме от 30 апреля 1922 года Литвинов сообщал, что представители держав Антанты в слу­чае, если Советское правительство согласится удовлетворить претензии частных собственников, вы­двигают план создания международного консорциума в целях помощи Советской России, а также ока­зания ей кредита, организации экспорта железнодорожных и других материалов, направления в Рос­сию технического персонала и др. Литвинов предлагал не рассчитывать на немедленное получение займа, указывая, что это возможно только в том случае, если будет достигнуто соглашение по вопросу о компенсации собственников-иностранцев. В полученной в Москве 2 мая телеграмме Литвинов также писал, что союзники «до признания нами принципа компенсации для всех собственников иностранно­го имущества в России... решительно отказываются даже обсуждать детали кредитов» (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС).

1 и 2 мая в Политбюро были получены телеграммы за подписью Чичерина, в которых содержалось предложение,


542 ПРИМЕЧАНИЯ

чтобы, наряду с провозглашением незыблемости права на экспроприацию частной собственности, Со­ветское правительство заявило, что в связи с необходимостью получения кредита оно согласно на де­нежную компенсацию частных собственников путем выпуска советских государственных бон, пога­шаемых через десять лет.

Позднее Чичерин сообщил, что автором этих телеграмм являлся А. А. Иоффе и что обмен мнения­ми по вопросу о выпуске бон, предшествовавший телеграмме Политбюро от 2 мая, имел целью только выяснение возможных условии соглашения. Чичерин подчеркнул, что делегация в своей деятельности руководствуется директивами Политбюро. — 172.

110 2 мая 1922 года Политбюро ЦК РКП(б) обсудило это предложение. К проекту телеграммы, внесенно­
му Лениным, Политбюро приняло следующие поправки И. В. Сталина: 1) снять фразу о дезавуирова­
нии; 2) телеграмму закончить словами: «Цека категорически требует выполнения этой директивы». По
предложению Сталина слово «нелепостей» в первой фразе телеграммы было заменено словом «оши­
бок». Дополнение к телеграмме было принято Политбюро без изменений. — 172.

111 «Правда» — ежедневная легальная большевистская газета; первый номер газеты вышел в Петербурге
22 апреля (5 мая) 1912 года.

«Правда» появилась в обстановке нового революционного подъема, когда по всей стране прокати­лась волна массовых политических стачек в связи с ленским расстрелом. Газета издавалась на средст­ва, собранные самими рабочими; она распространялась в количестве до 40 тысяч экземпляров, тираж отдельных номеров достигал 60 тысяч. Постановку ежедневной рабочей газеты Ленин характеризовал как великое историческое дело, которое совершили петербургские рабочие.

«Правда» повседневно связывала партию с широкими народными массами. Вокруг газеты сложи­лась многочисленная армия рабочих корреспондентов. В каждом номере газеты помещались десятки рабочих корреспонденции. За два с лишним года было опубликовано более 17 тысяч рабочих коррес­понденции.

Ленин осуществлял идейное руководство «Правдой», почти ежедневно писал в газету, давал указа­ния ее редакции, добивался того, чтобы газета велась в боевом, революционном духе. В редакции «Правды» была сосредоточена значительная часть организационной работы партии. Здесь устраива­лись встречи с представителями местных партийных ячеек, сюда приходили сведения о партийной ра­боте на фабриках и заводах, отсюда передавались партийные директивы Центрального и Петербург­ского комитетов партии.


ПРИМЕЧАНИЯ 543

«Правда» подвергалась постоянным полицейским преследованиям. 8 (21) июля 1914 года газета была закрыта. Издание «Правды» возобновилось после Февральской буржуазно-демократической ре­волюции 1917 года. С 5 (18) марта 1917 года «Правда» стала выходить как орган Центрального и Пе­тербургского комитетов РСДРП.

«Правда» занимает важнейшее место в истории большевистской печати. Воспитанное ею поколе­ние передовых рабочих сыграло выдающуюся роль в Великой Октябрьской социалистической рево­люции и строительстве социализма. «Правда» была первой легальной массовой рабочей газетой и знаменовала собой новый этап в развитии печати рабочего класса России и международного пролета­риата. С 1914 года день выхода первого номера «Правды» стал днем праздника рабочей печати.

«Ленинская «Правда», — писал Центральный Комитет КПСС в своем приветствии «Газете «Прав­да», всем работникам советской печати» в день пятидесятилетия газеты, 5 мая 1962 года, — явилась буревестником Великого Октября, пропагандистом, агитатором и организатором строительства социа­лизма и коммунизма, она сыграла выдающуюся роль в сплочении народных масс вокруг Коммунисти­ческой партии, их идейной закалке и политическом воспитании, в развитии подлинно народной печа­ти, выразительницы коренных интересов трудящихся» («Правда» № 125, 5 мая 1962 года). — 173.

112 «Искра» (старая) — первая общерусская нелегальная марксистская газета, основанная В. И. Лениным в 1900 году и сыгравшая решающую роль в создании революционной марксистской партии рабочего класса России.

Первый номер ленинской «Искры», датированный декабрем 1900 года, вышел в Лейпциге; после­дующие номера выходили в Мюнхене, с июля 1902 года — в Лондоне и с весны 1903 года — в Жене­ве. В редакцию «Искры» входили В. И. Ленин, Г. В. Плеханов, Ю. О. Мартов, П. Б. Аксельрод, А. Н. Потресов и В. И. Засулич. Секретарем редакции сначала была И. Г. Смидович-Леман, а затем, с весны 1901 года, — Н. К. Крупская, ведавшая также всей перепиской «Искры» с русскими социал-демократическими организациями. Ленин был фактически главным редактором и руководителем «Ис­кры», выступал со статьями по всем основным вопросам строительства партии и классовой борьбы пролетариата России.

«Искра» стала центром объединения партийных сил, собирания и воспитания партийных кадров. В ряде городов России (Петербург, Москва, Самара и др.) были созданы группы и комитеты РСДРП ле-нинско-искровского направления, а в январе 1902 года на съезде искровцев в Самаре была основана русская организация «Искры». Искровские


544 ПРИМЕЧАНИЯ

организации возникали и работали под непосредственным руководством учеников и соратников В. И. Ленина — Н. Э. Баумана, И. В. Бабушкина, С. И. Гусева, М. И. Калинина, П. А. Красикова, Г. М. Кржижановского, Ф. В. Ленгника, П. Н. Лепешинского, И. И. Радченко и др.

По инициативе Ленина и при его непосредственном участии редакция «Искры» разработала проект программы партии (опубликован в № 21 «Искры») и подготовила II съезд РСДРП, на котором было положено начало действительно революционной марксистской партии в России. В специальном по­становлении съезд отметил исключительную роль «Искры» в борьбе за создание партии и объявил ее Центральным Органом РСДРП.

Вскоре после II съезда партии меньшевики при поддержке Плеханова захватили «Искру» в свои руки. С пятьдесят второго номера «Искра» перестала быть органом революционного марксизма. — 173.

113 Имеется в виду II съезд РСДРП, который состоялся 17 июля— 10 августа (30 июля — 23 августа) 1903 года. Первые 13 заседаний съезда происходили в Брюсселе. Затем из-за преследований полиции засе­дания съезда были перенесены в Лондон. В съезде участвовало 43 делегата, представлявших 26 орга­низаций.

Важнейшими вопросами повестки дня съезда были утверждение программы и устава партии и вы­боры руководящих партийных центров.

В. И. Ленин и его сторонники развернули на съезде решительную борьбу с оппортунистами.

Съезд единогласно (при одном воздержавшемся) утвердил программу партии, в которой были сформулированы как ближайшие задачи пролетариата в предстоящей буржуазно-демократической ре­волюции (программа-минимум), так и задачи, рассчитанные на победу социалистической революции и установление диктатуры пролетариата (программа-максимум). При обсуждении устава партии развер­нулась острая борьба по вопросу об организационных принципах построения партии. Ленин и его сто­ронники боролись за создание боевой революционной партии рабочего класса. Поэтому в формули­ровке первого параграфа устава, предложенной Лениным, членство в партии обусловливалось не только признанием программы и материальной поддержкой партии, но и личным участием в одной из партийных организаций. Мартов внес на съезд свою формулировку первого параграфа, которая обу­словливала членство в партии, кроме признания программы и материальной поддержки партии, лишь регулярным личным содействием партии под руководством одной из ее организаций. Формулировка Мартова, облегчавшая доступ в партию всем неустойчивым элементам, была незначительным боль­шинством голосов


ПРИМЕЧАНИЯ 545

принята съездом. В основном же съездом был утвержден устав, разработанный Лениным. Съезд при­нял также ряд резолюций по тактическим вопросам.

На съезде произошел раскол между последовательными сторонниками искровского направления, ленинцами, и «мягкими» искровцами, сторонниками Мартова. Революционные марксисты, сторонни­ки Ленина, получили большинство голосов при выборах в центральные учреждения партии, и с тех пор их стали называть большевиками, а противников Ленина, оппортунистов, — меньшевиками.

Историческое значение II съезда РСДРП состояло в том, что он создал действительную революци­онную партию на принципиальных и организационных началах, выдвинутых и разработанных ленин­ской «Искрой», — партию большевиков. «Большевизм, — писал Ленин, — существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года» (Сочинения, 5 изд., том 41, стр. 6). Большевистская партия — пролетарская партия нового типа — стала образцом для революционных марксистов всех стран. — 175.

114 См. В. И. Ленин. Статьи и речи 1922—1923 гг., М., Партиздат, 1936, стр. 283. — 179.

115 Имеется в виду резолюция XI съезда РКП(б) «О финансовой политике» (см. «КПСС в резолюциях и
решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, 1954, стр. 613—618). — 179.

116 В ответном письме В. И. Ленину от 4 мая 1922 года Г. Я. Сокольников доказывал, что выпуск хлебно­
го займа облегчит осуществление предложенных Лениным действенных мер по созданию бездефи­
цитного бюджета, сократит количество вновь выпускаемых денег (бумажно-денежную эмиссию) и из­
влечет из обращения часть выпущенных.

Вопрос о выпуске хлебного займа обсуждался на нескольких заседаниях Совнаркома. 13 мая 1922 года СНК утвердил проект постановления о хлебном займе и внес его на рассмотрение III сессии ВЦИК. Первый внутренний краткосрочный хлебный заем был выпущен Наркомфином по постановле­нию ВЦИК от 20 мая 1922 года на общую сумму до 10 миллионов пудов ржи (в зерне) с погашением государством с 1 декабря 1922 года по 31 января 1923 года. Продажа облигаций началась 1 июня. Стоимость их определялась в каждом данном месте Госбанком по средней рыночной цене ржи (в зер­не), причем покупатель облигации уплачивал 95/юо цены. Облигации займа можно было закладывать, продавать, вносить в счет натурналога. В качестве гарантии оплаты на Наркомпрод возлагалась обя­занность создать из поступлений продналога специальный фонд, предназначенный на оплату облига­ций. На случай, если Наркомпрод


546 ПРИМЕЧАНИЯ

был бы не в состоянии выполнить возложенные на него обязательства, государство выделяло гаран­тийный фонд в 10 миллионов рублей золотом на покупку хлеба (см. «Известия ВЦИК» № 112, 21 мая 1922 года). — 179.

117 На документе написано распоряжение секретарю: «т. Лепешинской: снять 3 копии: 2 Сталину, 1 мне.
Проверить копии лично идв а раза. 5/V. Ленин».

Замечания на проект «Постановления о работе замов» (см. настоящий том, стр. 152—159), полу­ченные Лениным, были, по-видимому, по его поручению объединены секретарем в сводку и разосла­ны всем членам Политбюро и А. Д. Цюрупе. На конверте, в котором хранились документы по этому вопросу в архиве В. И. Ленина, его рукой написано: «Постановление о работе замов 11. IV. 1922 и «полемика» V. 1922». — 180.

118 23 апреля 1922 года в Солдатенковской больнице (ныне больница имени С. П. Боткина) В. И. Ленину
была сделана операция по извлечению одной из пуль, оставшихся после покушения на него 30 августа
1918 года. —180.

119 Речь идет о меморандуме союзных стран от 2 мая 1922 года, предъявленном 3 мая советской делега­
ции на конференции. В этом меморандуме страны Антанты вновь потребовали уплаты Советским
правительством всех долгов и государственных обязательств царского и Временного правительств и
возвращения национализированной собственности иностранцам. В то же время союзники категориче­
ски отказались от возмещения ущерба, нанесенного Советской России интервенцией и блокадой. —
183.

120 Публикуемая телеграмма, принятая Политбюро ЦК РКП(б) 8 мая 1922 года, написана в ответ на теле­
грамму Μ. Μ. Литвинова от 6 мая. Литвинов, отмечая, что меморандум союзников от 2 мая не являет­
ся ультиматумом, а оставляет возможность для продолжения переговоров, сообщал о попытках совет­
ской делегации в Генуе избежать разрыва переговоров и указывал на необходимость получения от
Политбюро директив о дальнейшей линии делегации. — 184.

121 Предложенная В. И. Лениным телеграмма 9 мая 1922 года была принята Политбюро ЦК РКП(б) и на­
правлена Г. В. Чичерину. —185.



Предложенный В. И. Лениным проект был принят Политбюро ЦК РКП(б) 11 мая 1922 года.

16 мая в связи с постановлением Политбюро на совещании представителей Центрального стати­стического управления, Госплана, Наркомпрода, Наркомзема была утверждена


ПРИМЕЧАНИЯ 547

справка о размерах продовольственного налога, собранного в 1921—1922 году и ожидаемого в 1922— 1923 году. На экземпляре протокола совещания, направленном в Политбюро, который хранится в Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС вместе с этой справ­кой, имеется пометка Ленина: «в архив». — 186.

123 Предложенная В. И. Лениным телеграмма 14 мая 1922 года была принята Политбюро ЦК РКП(б) и
направлена Г. В. Чичерину. — 187.

124 Имеется в виду меморандум советской делегации от 11 мая 1922 года.

Выполняя директивы ЦК РКП(б), делегация в этом меморандуме отвергла требования держав Ан­танты, заявив, что без признания ими принципа взаимности Советская Россия на уступки не пойдет. Для изучения спорных финансовых вопросов советская делегация предложила создать смешанный комитет экспертов.

Таким образом, переговоры в Генуе были сорваны по вине держав Антанты, не желавших отка­заться от своей колониалистской позиции по отношению к Советской России.

Деятельность советской делегации была одобрена сессией В ЦИК, принявшей 17 мая резолюцию по докладу А. А. Иоффе. Проект этой резолюции был написан В. И. Лениным (см. настоящий том, стр. 192—193). —187.

125 По Рижскому мирному договору, подписанному 18 марта 1921 года Россией и Украиной, с одной сто­
роны, и Польшей — с другой, границы между РСФСР и Польшей проходили восточнее, чем это было
предложено Керзоном в его ноте Советскому правительству от 11 июля 1920 года во время польско-
советской войны. Западная Украина и Западная Белоруссия отошли по этому договору к Польше. 2
мая 1922 года Μ. Μ. Литвинов сообщал из Генуи в Наркоминдел: «Англичане подсказывают нам тре­
бование пересмотра русско-польской границы, которую они желали бы отвести до керзоновской ли­
нии» (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС).


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!