Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО ПО ДОКЛАДУ О КОНЦЕССИЯХ 1 часть



Товарищи! Записок, поданных мне, такая масса, что я на все ответить не смогу. С другой стороны, в дебатах большинство доводов уже отвергнуто, так что я сначала сде­лаю замечания по поводу брошюры «О концессиях». Скажу подробнее. Предисловие тов. Ломова на полутора страницах излагает дело чрезвычайно кратко. Затем самый декрет 23 ноября, в котором изложена мысль об интересах мирового хозяйства. «Про­цесс восстановления производительных сил России, а вместе с тем и всего мирового хозяйства, может быть ускорен во много раз путем привлечения иностранных государ­ственных и коммунальных учреждений, частных предприятий, акционерных обществ, кооперативов и рабочих организаций других государств к делу добывания и переработ­ки природных богатств России». Конечно, это имеет только пропагандистское значе­ние, но экономически оно бесспорно. Мировое хозяйство нужно восстановить. Капита­лизм действует так-то, мы тоже предлагаем, но пока мировое хозяйство остается капи­талистическим.

Мы хотели заманить иностранцев. Поэтому в конце декрета перечислены условия: Первый пункт: «Концессионеру будет предоставляться вознаграждение долей про­дукта, обусловленной в договоре, с правом вывоза за границу». Без этого они не пой­дут. Какая доля — не сказано. Тут будет война из-за этой доли, будем торговаться, бу­дем воевать


80___________________________ В. И. ЛЕНИН

и всякий из нас выгоды начнет считать. Тут товарищи говорили, что надо смотреть в оба, это совершенно правильно.

Второй пункт: «В случае применения особых технических усовершенствований в крупных размерах, концессионеру будут предоставляться торговые преимущества (как-то: в заготовке машин, специальные договоры на крупные заказы и т. д.)». Что значит торговое преимущество? Такой-то фирме дадим договор на первенство, а другим нет. А если фирма возьмет концессии, мы можем у нее их выкупить, мы, может быть, дадим ей прибавку на цену. Но самое главное, чтобы нам давали машины. Мне кажется, это соображение достаточно ясное и опять-таки будем поддерживать элементы пропаган­ды.



Третий пункт: «В зависимости от характера и условий концессии будут предостав­ляться продолжительные сроки концессии для обеспечения полного возмещения кон­цессионера за риск и вложенные в концессию технические средства». Тут о продолжи­тельности срока концессий. Это совершенно неопределенный срок и на других услови­ях мы Камчатку дать не могли и правы товарищи Федотов и Скворцов, что это особая концессия, мы ее даем по большим политическим соображениям. Давая их под таким условием — охотно дарим то, что нам не надобно самим и от этой потери нам не будет накладно ни экономически, ни политически.

Четвертый пункт: «Правительство РСФСР гарантирует, что вложенное в предпри­ятие имущество концессионера не будет подвергаться ни национализации, ни конфи­скации, ни реквизиции». А вы не забыли, что нам остается суд? Это обдуманная фраза, в которой мы были очень заинтересованы. Сначала мы хотели об этом сказать, потом подумали, перевернули и решили, что лучше помолчим. Слово — серебро, а молчание — золото. Ни конфискаций, ни реквизиций не будет, а суд остается, и суд наш, и на­сколько я знаю, у нас суд состоит из выборных Советами. Что касается лично меня, то я вообще не так мрачно настроен относительно того, что суд у нас плохой. Так что мы его и используем.


_______________ СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б)______________ 81

Пункт пятый: «Концессионеру будет предоставляться право найма рабочих и слу­жащих для своих предприятий РСФСР с соблюдением кодекса законов о труде или специального договора, гарантирующего соблюдение по отношению к ним определен­ных условий труда, ограждающих их жизнь и здоровье». Тут нет ничего осторожного. А ежели рабочие устроят стачку и она будет разумной, мы тогда можем тайно поддер­живать стачечников. Чем грозят капиталисты? «Выгоним на мостовую, будешь голо­дать». А тут, быть может, им откуда-нибудь и паек подскочит, ведь это у нас в руках. Мы можем и будем им давать. А если стачка глупая, нерезонная, их — на Совет и про­чистить хорошенько, чтобы они вышли, как из бани. Тут написано, что есть специаль­ный договор, это выражено очень осторожно. Но в виде исключения это придется при­менить по отношению к Камчатке, ибо никаких советских органов мы не в состоянии там создать. Так что тут Вандерлип должен был сказать — дайте специальный договор. Но наши законы мы сами еще не пробовали применить к Камчатке.



Шестой пункт: «Правительство РСФСР гарантирует концессионеру недопустимость одностороннего изменения какими-либо распоряжениями или декретами правительства условий концессионного договора». Мы не беремся односторонне изменять условия договора, ибо тогда никто не пойдет. Значит какие-нибудь посредники нужны. Из кого? Нейтральные государства все капиталистические. Рабочие организации? Может быть, придется пригласить меньшевистские рабочие организации. В Западной Европе их большинство. Может быть, меньшевики будут решать по очереди — четное число — за большевиков, а нечетное — за капиталистов. Ну, а если не столкуемся, можно разо­рвать договор. Вот эта опасность остается, но если договор имущественный, это не воз­браняется. С точки зрения основных принципов международного права это частный договор, и ты можешь его разорвать, но вознагради. Если ты разорвал — вознагради. Бывали случаи из практики международного права, когда по ошибке




82___________________________ В. И. ЛЕНИН

потопят чужое судно во время войны. Думают, что это вражеское, а оказывается ней­тральное. Как быть? Вознагради. Так и тут, в крайнем случае остается — откупиться. Выход из войны все же остается. Война, конечно, в последнем счете главный коренной аргумент. Конечно, пока есть капиталисты на свете, будем готовы к войне, если ты имеешь социалистическое государство. Дальше, вот сейчас мы уже волнуемся, а никто еще концессий не брал. Когда некоторые товарищи говорят: «Ну, пришел конец, теперь все повалят к нам», я повторяю, еще возможно, что никто и не захочет этого вообще.

Первый раздел: «Лесные концессии в Западной Сибири». Северный морской путь открыт, мы вывозить можем, но мы не имеем флота. Товарищ сообщает, что приехали представители, желающие получить 6000 десятин в шахматном порядке. Брошюра се­верная говорит, что если взять остающиеся лишними электрические станции Петрогра­да, то мы их можем предоставить для вывоза леса из северных районов и можно раз­вить такое производство, чтобы мы в год получали валюты на 500 тысяч золотом. А вся электрификация по расчету государственной комиссии будет стоить миллиард и одну десятую. Сумеем ли мы это сделать — это вопрос. Но концессии эту задачу облегчают. От хорошей жизни концессии не будешь предлагать, но когда жизнь голодная, когда надо всячески извертываться, чтобы народ получил отдых, то приходится рассуждать иначе.

Третий раздел: «Горные концессии в Сибири». В Сибири необъятные богатства ме­ди. Медь страшно ценится в мировом хозяйстве и является одним из главных металлов при электрификации. Мы предлагаем концессию и не знаем, кто ее возьмет. Америка или немцы. Америка будет думать, что если она не возьмет, то возьмет Германия.

Когда мы проведем электрификацию, мы будем в сто раз экономически сильнее. То­гда мы другим языком будем разговаривать. Мы поговорим тогда о выкупе. Они знают, что социалистическое общество не только


_______________ СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б)______________ 83

быстро создает Красную Армию, но и кое в чем другом может пойти быстрее.

Дальше, отдельные концессии. 3 миллиона десятин в одной Европейской части Рос­сии. Из них в бывшей Области Войска Донского свыше 800 000 десятин. Советских хо­зяйств и скота нет. По реке Уралу целые станицы разорены, пустуют великолепные це­линные земли. Если мы даже отдадим три четверти выращенной пшеницы, мы получим одну четверть. Нужно усилить наш транспорт, и мы можем выговорить, чтобы тракто­ры доставлялись дешевле.

Если мы не сможем поднять 3 миллиона десятин великолепной земли, которая мо­жет дать по 100 пудов пшеницы, какое же это хозяйство? Какая же это политика?

Итальянцы в этом заинтересованы, а Италия — накануне революции. В Италии главный довод против революции — «Не прокормимся, капиталистические державы не дадут хлеба». А социалистическая держава говорит: «У меня 3 миллиона десятин зем­ли, у меня есть нефть и бензин». Нужно понимать — агитировать можно в разных плоскостях, что капитализм есть мертвечина, что его нужно задушить. Мы видели мно­гое. Европеец же находится в таких условиях как и русский, когда он в революцию шел от мучительной войны. У них война кончена, они живут, грабя другие народы. Тем больше веса имеет этот довод. Они не могут восстановить хозяйство, мы же предлагаем сейчас начать восстановление. Тут соединен и политический довод и социалистическая агитация, но в другой форме. Нужно уметь вести агитацию, иначе пропадут прахом планы народного хозяйства. А мы не только агитаторы, мы — Социалистическая рес­публика, ставшая против всех капиталистических государств мира. Вы не умеете хо­зяйничать, а мы умеем. Здесь есть возможность сравнения.

Впервые напечатано в 1963 г.

в журнале Печатается по стенограмме

«Вопросы истории КПСС» № 4


ПРИВЕТСТВИЕ ВСЕРОССИЙСКОМУ СОВЕЩАНИЮ

ГУБЖЕНОТДЕЛОВ54

В президиум Всероссийского совещания заведующих губженотделами

6. XII. 1920 г.

Товарищи! Я глубоко сожалею, что мне не удалось посетить вашего съезда. Прошу передать участницам и участникам мои искренние приветствия и пожелания лучшего успеха.

Участие женщин в партийной и советской работе приобретает гигантское значение именно теперь, когда война кончилась, и мирная организаторская работа выдвинулась — надеюсь, на долгое время, — на первый план. А в этой работе женщины должны сыграть первую роль, и они, конечно, сыграют ее.

Председатель СНК В. Ульянов (Ленин)

«Правда» № 286, 19 декабря Печатается по рукописи

1920 г.



Первая страница рукописи В. И. Ленина «Приветствие Всероссийскому совещанию губженотделов». — 6 декабря 1920 г.

Уменьшено



ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ЦК РКП(б) О РЕОРГАНИЗАЦИИ НАРКОМПРОСА55

1. Создать должность помнаркома в Наркомпросе, сосредоточив в руках помнаркома все администрирование целиком.

3. Общую реорганизацию Наркомпроса признать необходимой, но подготовить ее
более обстоятельно, в частности, обсудив на ряде совещаний в связи с съездом Сове­
тов. Там же обсудить и установить точно распределение функций между центральным
и местными органами Наркомпроса.

4. Признать в принципе необходимым слияние школ 2-ой ступени (или их высших
классов) с профессионально-техническим образованием, при 2-х непременных услови­
ях: 1) обязательное расширение в профессионально-технических школах предметов
общего образования и коммунизма; 2) обеспечение тотчас и на деле перехода к поли­
техническому образованию, используя для этого всякую электрическую станцию и вся­
кий подходящий завод.

Осуществление этого преобразования отсрочить до общей реорганизации.

5. Помнаркомом назначить тов. Литкенса, обязав его не меньше 7г рабочего времени
уделять Главполитпросвету до тех пор, пока Главполитпросвет не будет вполне доста­
точно снабжен работниками.

6. Оргбюро поручить: ускорить снабжение Главполитпросвета работниками и не­
пременно обеспечить его в этом отношении полностью.

Написано 8 декабря 1920 г.

Впервые напечатано в 1959 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике XXXVI


ДОПОЛНЕНИЯ К ПРОЕКТУ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ЦК РКП(б) О СОЗДАНИИ СПЕЦИАЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ОРГАНА56

1) Дать директиву «Известиям» и «Правде» превратиться более в производствен­
ные,
чем в политические органы и учить тому же все газеты РСФСР;

2) превратить «Бедноту» в производственную газету, с обязательным конкретным
материалом и с задачей сближать крестьян с рабочими и земледелие с промышленно­
стью.

Написано 20 декабря 1920 г.

Впервые напечатано в 1959 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике XXXVI


VIII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ51

22—29 ДЕКАБРЯ 1920 г.



ДОКЛАД О КОНЦЕССИЯХ НА ФРАКЦИИ РКП(б) VIII СЪЕЗДА СОВЕТОВ 21 ДЕКАБРЯ58

Товарищи, я думаю, что вы приняли вполне правильное решение, когда предпочли о концессиях поговорить сначала во фракции. Вопрос о концессиях вызвал повсюду, не только в партийных кругах и среди рабочих масс, но и среди широких масс крестьянст­ва, по тем сведениям, которые мы имеем, немалое волнение, даже беспокойство. Все товарищи указывали, что после декрета 23 ноября текущего года на большинстве соб­раний, посвященных разным темам, чаще всего раздавались вопросы и подавались за­писки о концессиях, и общим тоном как этих записок, так и разговоров было опасение: своих капиталистов мы прогнали, а чужих хотим пускать. Я думаю, что эти опасения, этот широкий интерес к концессиям, который проявили далеко не одни только партий­ные товарищи, есть признак благоприятный, показывающий нам, что за три года неиз­меримо тяжелой борьбы власть рабоче-крестьянская настолько укрепилась и опыт от­носительно капиталистов настолько упрочился, что широкие массы считают рабоче-крестьянскую власть достаточно прочной, чтобы обойтись без концессий, а себя доста­точно проученными, чтобы без крайней надобности не идти на какие-либо сделки с ка­питалистами. Такого рода надзор снизу, такого рода опасения, исходящие из масс, та­кого рода волнения внепартийных кругов свидетельствуют о чрезвычайно пристальном внимании к отношениям между нами и капиталистами. Я думаю,


92___________________________ В. И. ЛЕНИН

что с этой стороны мы безусловно должны такие опасения, как признак настроения широких масс, приветствовать.

Тем не менее, я думаю, мы все же придем к убеждению, что руководствоваться по вопросу о концессиях только этим революционным инстинктом нельзя. Взвесив все стороны вопроса, мы убедимся в правильности политики, которую приняли, — которая состоит в предложении концессий. Я коротко могу сказать, что главной темой моего доклада или, вернее сказать, повторения беседы, которая была не очень давно в Москве с несколькими сотнями ответственных работников , ибо доклада я не готовил и пред­ставить его не могу, главной темой этой беседы является доказательство двух положе­ний, именно, во-первых, что всякая война есть продолжение политики, бывшей при мире, только иными средствами, во-вторых, концессии, которые мы даем, которые мы вынуждены давать, являются продолжением войны в иной форме, другими средствами. Чтобы доказать эти два положения, или, вернее, только второе, потому что первое спе­циально в доказательствах не нуждается, начну с политической стороны вопроса. Я ос­тановлюсь на тех отношениях между современными империалистическими державами, которые существенны для понимания всей современной внешней политики. Это суще­ственно для понимания того, почему мы пошли на эту политику.

Американец Вандерлип обратился в СНК с письмом, в котором он говорил: «Мы, республиканцы, принадлежащие к партии республиканцев Америки, к партии круп­нейшего финансового капитала, которая связана с воспоминанием о войне за освобож­дение с Южными Штатами, мы сейчас не у власти». Он это писал еще до выборов, ко­торые имели место в ноябре: «Мы победим в ноябре на выборах (теперь они победили), и в марте президент будет наш. Наша политика не будет повторять те глупости, кото­рые ввязывали Америку в европейские дела, мы займемся своими интересами. Наши

См. настоящий том, стр. 55 — 83. Ред.


_______________________ VIII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ______________________ 93

американские интересы приводят нас к столкновению с Японией, с Японией мы будем воевать. Может быть, вам небезынтересно знать, что в 1923 году наш флот будет силь­нее английского. Чтобы воевать, нам надо иметь в своих руках нефть, без нефти мы вести современную войну не можем. Не только надо иметь нефть, но надо принять ме­ры, чтобы противник не имел нефти. Япония в этом отношении находится в плохих ус­ловиях. Под боком около Камчатки есть какая-то губа (я забыл ее название), где есть источники нефти, и мы хотим, чтобы у японцев этой нефти не было. Если вы нам про­дадите эту землю, то я гарантирую, что в народе нашем будет такой энтузиазм, что ва­ше правительство мы сейчас же признаем. Если не продадите, а дадите только концес­сии, я не могу сказать, чтобы мы отказались рассматривать этот проект, но такого энту­зиазма, который гарантировал бы признание Советского правительства, я обещать не могу».

Письмо Вандерлипа совершенно откровенно, с неслыханной циничностью излагало точку зрения империалиста, который ясно видит, что война с Японией надвигается, и прямо, открыто ставит вопрос: войдите в сделку с нами, тогда вы получаете известные выгоды. Вопрос стоял таким образом: Дальний Восток, Камчатка и кусок Сибири фак­тически сейчас находятся в обладании Японии, поскольку ее военные силы там распо­ряжаются, поскольку, как вы знаете, обстоятельства принудили к созданию буферного государства — в виде Дальневосточной республики, и мы прекрасно знаем, какие не­имоверные бедствия терпят сибирские крестьяне от японского империализма, какое не­слыханное количество зверств проделали японцы в Сибири. Это знают товарищи из Сибири: в их недавних изданиях подробно об этом рассказано . Но тем не менее вести войну с Японией мы не можем и должны все сделать для того, чтобы попытаться не только отдалить войну с Японией, но, если можно, обойтись без нее, потому что нам она по понятным условиям сейчас непосильна. И в то же время, отнимая от нас связь со всемирной торговлей через Тихий океан, Япония


94___________________________ В. И. ЛЕНИН

наносит нам колоссальный ущерб. При таких условиях, когда перед нами растущий конфликт, растущее столкновение Америки и Японии, — ибо из-за Тихого океана и об­ладания его побережьями уже многие десятилетия идет упорнейшая борьба между Японией и Америкой, и вся дипломатическая, экономическая, торговая история, ка­сающаяся Тихого океана и его побережий, вся она полна совершенно определенных указаний на то, как это столкновение растет и делает войну между Америкой и Япони­ей неизбежной, — мы становимся в то же положение, в котором были в течение трех лет: социалистическая республика, окруженная империалистическими странами, кото­рые несравненно сильнее нас в военном отношении, которые все средства агитации и пропаганды пускают в ход, чтобы усилить ненависть к Советской республике, — и ни одного случая не упустят для военного вмешательства, как они выражаются, т. е. для удушения Советской власти.

Если, памятуя это, мы бросим общий взгляд на прожитые три года, с точки зрения международного положения Советской республики, то станет ясно, что мы могли про­держаться и могли победить неслыханно могущественный союз держав Антанты, под­держиваемый нашими белогвардейцами, только потому, что никакого единства между этими державами не было. Мы могли побеждать до сих пор только благодаря глубо­чайшим раздорам среди империалистических держав и только благодаря тому, что эти раздоры не были случайными партийными внутренними раздорами, а что это глубо­чайшая неискоренимая рознь экономических интересов между империалистическими странами, которые, стоя на почве частной собственности на землю и капитал, не могут не вести той хищнической политики, при которой попытки соединения их сил против Советской власти оказались пустыми. Если мы возьмем Японию, которая держала в своих руках почти всю Сибирь и которая, конечно, могла помочь во всякое время Кол­чаку, — основная причина, почему она этого не сделала, заключается в том, что ее ин­тересы корен-


_______________________ VIII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ______________________ 95

ным образом расходятся с интересами Америки, что она не хотела таскать каштаны из огня для американского капитала. Зная такую слабость, мы, естественно, не могли вес­ти какую-нибудь другую политику, кроме той, которая ставит себе задачей использо­вать эту рознь Америки и Японии таким образом, чтобы укрепить себя и оттянуть воз­можность соглашения Японии и Америки против нас, а что такое соглашение возмож­но, у нас уже имеется пример: в американских газетах был напечатан текст соглашения между всеми странами, которые обещали поддержку Колчаку60.

Конечно, это соглашение распалось, но ничего нет невозможного в том, что они при первой возможности попытаются восстановить это соглашение. И, чем глубже, чем грознее будет расти коммунистическое движение, тем больше повторных попыток сде­лают они для удушения нашей республики. И отсюда наша политика — использовать рознь империалистических держав, чтобы затруднить соглашение или по возможности сделать его временно невозможным. Это — основная линия в течение трех лет нашей политики, которая вызвала необходимость подписания Брестского мира, вызвала и не­обходимость подписания договора с Буллитом, — договора, крайне нам невыгодного, о мире и перемирии. Эта же линия определяется для нас сейчас таким образом, что мы за подобное предложение, как концессии, должны ухватиться обеими руками. Мы даем сейчас Америке Камчатку, которая по существу все равно не наша, ибо там находятся японские войска. Бороться с Японией мы в настоящий момент не в состоянии. Мы даем Америке такую территорию для экономической утилизации, где у нас абсолютно нет и куда мы не можем дать ни морских, ни военных сил. И, давая это, мы привлекаем аме­риканский империализм против японского и против ближайшей к нам японской бур­жуазии, которая до сих пор держит в руках Дальневосточную республику.

Так что главные интересы при переговорах о концессиях были у нас политические. И события последнего


96___________________________ В. И. ЛЕНИН

времени доказали с полнейшей очевидностью, что мы одними разговорами об этих концессиях уже выиграли. Мы концессий еще не дали и не можем дать до тех пор, пока американский президент не вступит в управление, а это будет не раньше марта месяца, и, кроме того, мы сохраняем возможность при детальной разработке договора отказать­ся от его подписания.

Значит, экономически этот вопрос совершенно второстепенный, и вся сущность его заключается в интересе политическом. А что мы выиграли, это доказывают все публи­кации в печати, которые мы получили. Вандерлип сам настаивал на том, что пока про­ект о концессиях должен быть оставлен в тайне. Он должен быть оставлен в тайне до тех пор, пока не победит республиканская партия. И мы согласились не опубликовы­вать как его письма, так и всего предварительного проекта. Но оказалось, что такого рода тайну скрыть долгое время нельзя. И как только Вандерлип приехал в Америку, так тотчас же начались разного рода разоблачения. До выборов в Америке кандидатом в президенты, который теперь уже победил, был Гардинг. Этот Гардинг поместил в га­зетах опровержение о том, что будто он ведет через Вандерлипа сношения с Советской властью. Его опровержение было очень категорическое, почти следующего характера: Вандерлипа не знаю и никаких сношений с Советской властью не признаю. Но совер­шенно понятно, чем было вызвано такое опровержение. Накануне выборов в буржуаз­ной Америке прослыть сторонником соглашения с Советской властью для Гардинга значило потерять, может быть, несколько сот тысяч голосов, и поэтому он поспешил опубликовать, что он никакого Вандерлипа не знает. Но, как только выборы окончи­лись, мы начали получать из Америки сведения совершенно другого характера. Ван­дерлип в ряде газетных статей всячески рекомендует соглашение с Советской властью, и в одной газете написал даже, что он сравнивает Ленина с Вашингтоном. Получилось, таким образом, что мы имеем в буржуазных странах пропагандистов за соглашение с нами, и пропагандистов этих мы получили не в лице советского


_______________________ VIII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ______________________ 97

посла и не в среде каких-нибудь журналистов, а в среде представителей эксплуататоров худшего типа, каким является Вандерлип.

Когда мне на собрании ответственных работников пришлось рассказывать то, что я рассказываю сейчас , то один товарищ, вернувшийся из Америки, где он работал на за­водах Вандерлипа, выражал нам свой ужас и говорил, что такой эксплуатации, какую он видел на заводах Вандерлипа, он нигде в другом месте не видел. И вот в лице такой акулы капитализма мы получили пропагандиста торговых сношений с Советской Рос­сией, и если бы мы даже кроме предполагаемого договора о концессиях ничего не по­лучили, то и тогда можно сказать, что мы выиграли. У нас есть целый ряд сообщений, конечно, тайных, что капиталистические страны не бросили намерения весной вновь начать войну с Советской Россией. У нас есть целый ряд сведений, что подготовитель­ные шаги некоторыми капиталистическими державами делаются, а белогвардейщина, можно сказать, ведет подготовительную работу во всех державах. Поэтому наш глав­ный интерес — добиться восстановления торговых отношений, а для этого надо иметь хоть некоторую часть капиталистов на своей стороне.

В Англии борьба идет давно. Мы выиграли уже тем, что получили от представите­лей злейшей капиталистической эксплуатации людей, которые стоят за политику вос­становления торговых отношений с Россией. Договор с Англией, торговое соглашение с Англией еще не подписано. Красин ведет сейчас в Лондоне усиленные переговоры об этом. Английское правительство свой проект нам внесло, мы дали свой контрпроект, но все же мы видим, что английское правительство затягивает соглашение, что там уси­ленно работает военная реакционная партия, которая до сих пор побеждала и которая мешает заключению торговых соглашений. Наш прямой интерес и наш прямой долг поддержать все то, что способно усилить партии и группы, стремящиеся

См. настоящий том, стр. 62—66. Ред.


98___________________________ В. И. ЛЕНИН

к заключению с нами этого договора. В лице Вандерлипа мы получили такого сторон­ника, и это не только случайность, это нельзя объяснить только тем, что Вандерлип особенно предприимчив, или что Вандерлип очень хорошо знаком с Сибирью. Тут есть более глубокие причины, связанные с развитием интересов английского империализма, который владеет невероятным количеством колоний. Рознь между американским и английским империализмом тут глубока, и опереться на это — наш безусловный долг.

Я упомянул, что Вандерлип является особым знатоком Сибири. Когда наши разгово­ры стали подходить к концу, то товарищ Чичерин указал на то, что Вандерлипа следует принять потому, что это окажет прекрасное действие на дальнейшее его выступление и Западной Европе. И хотя, конечно, перспектива побеседовать с такой капиталистиче­ской акулой не принадлежит к числу приятных, но после того, как пришлось по долж­ности беседовать весьма вежливо даже с покойным Мирбахом, меня, конечно, не мог испугать и разговор с Вандерлипом. Интересно, что, когда с Вандерлипом мы обмени­вались всякими любезностями и он стал шутя говорить о том, что американцы — народ чрезвычайно практический и никому не поверят, пока сами своими глазами не увидят, я ему также полушутя ответил: «Вот вы теперь посмотрите, как хорошо в Советской Рос­сии, и в Америке у себя это введите». Он мне на это отвечал, но уже не по-английски, а по-русски: «Может быть». «Как, вы знаете даже по-русски?». Он говорит: «Я пять ты­сяч верст проехал по Сибири много лет тому назад, и Сибирь меня заинтересовала чрезвычайно». Такой шуточный обмен любезностями с Вандерлипом закончился тем, что Вандерлип, уходя, сказал: «Да, надо признаться, что у мистера Ленина рогов нет, и я должен буду это сказать всем своим знакомым в Америке». Было бы, конечно, не шу­точным пустяком, если бы мы не получали дальнейших сообщений в европейской прессе, что Советская власть чудовище, что с ней нельзя вести сношений. Мы получи­ли возможность бросить в это болото камень, в лице Ван-


VIII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ______________________ 99

дерлипа — сторонника восстановления торговых сношений с нами.

Было ли хотя бы одно сообщение из Японии, которое не говорило бы о чрезвычай­ных волнениях в торговых кругах Японии. Японское общественное мнение говорит, что оно никогда своими интересами не поступится, что оно против концессий с Совет­ской властью. Одним словом, мы получили гигантское обострение вражды между Япо­нией и Америкой и тем получили несомненное ослабление натиска Японии и Америки против нас.

На том собрании ответственных работников в Москве, где мне пришлось сообщать об этом факте, был задан во время дискуссии такого рода вопрос: «Выходит, — как пи­сал один товарищ, — что мы втравливаем в войну Японию и Америку, но воевать бу­дут рабочие и крестьяне. И хотя это империалистические державы, но нам, социали­стам, разве пристало втравливать в войну две державы и приводить к пролитию крови рабочих?». Я на это ответил, что, если бы мы действительно втравливали в войну рабо­чих и крестьян, это было бы преступлением. Но вся наша политика и пропаганда на­правлена отнюдь не к тому, чтобы втравливать народы в войну, а чтобы положить ко­нец войне. И опыт достаточно показал, что единственно социалистическая революция является выходом из вечных войн. Таким образом, наша политика не состоит в натрав­ливании в войну. Мы ничего не сделали такого, что оправдало бы войну, прямо или косвенно, между Японией и Америкой. Вся наша пропаганда и все газетные статьи полны выяснения той истины, что война между Америкой и Японией будет такой же империалистической войной, как была война английской группы с германской в 1914 году, что не о защите отечества надо будет думать социалистам, а о свержении власти капиталистов, о революции рабочих. Но если мы, делающие все доступное нашим си­лам для ускорения этой революции, находимся в положении слабой социалистической республики, на которую нападают империалисты-разбойники, правильна ли наша по­литика использования


Просмотров 284

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!