Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






НАШЕ ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ЗАДАЧИ ПАРТИИ 3 часть



В заключение тов. Ленин отвечал на поданные записки, подробнее остановившись на вопросе о концессиях.

«Правда» №273, 4 декабря 1920 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»


ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ СНК О ПРЯМЫХ НАЛОГАХ 44

§1.1) Поручить комиссии дополнительно рассмотреть в течение 1 недели вопрос:

во-первых, о возможности отмены местных денежных налогов и собрать точные

данные как по Петроградской и Московской губерниям, так, по возможности, и по

другим губерниям;

во-вторых, о необходимости подготовить и провести единовременно как отмену

денежных налогов, так и превращение продразверстки в натуральный налог. § 2. 2) Поручить Народному комиссариату внутренних дел обратиться в Президиум

ВЦИК с просьбой затребовать от всех местных исполкомов сведений и материалов к

съезду Советов по всем затронутым в § 1 вопросам.

§3.3) Поручить Народному комиссариату финансов внести в Совет Народных Комис­саров проект постановления СНКома по вопросам, указанным в § 1, в зависимости

от решения комиссии.

Написано 30 ноября 1920 г.

Впервые напечатано в 1945 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике XXXV


ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КОМИССИИ СНК45

Признавая необходимым, в связи с улучшением внешнего и внутреннего положения РСФСР, передвинуть центр тяжести работ Совтрудобороны в большей мере, чем до сих пор, на задачи хозяйственного строительства,

СНК ходатайствует перед ВсеЦИКом об узаконении следующих мер: а) 1. Пополнить Совтрудобороны наркомом земледелия.


за


2. Поручить Совтрудобороны обсудить разделение своих заседаний на обыч-


ме

ные и специально хозяйственные . не

но в) 3. Пределы ведомства Совтрудобороны расширить, включив в эти пределы:

1) (а) объединение всей работы экономических наркоматов;

2) (б) утверждение и осуществление единого хозяйственного плана РСФСР;

3) (в) направление работы экономических наркоматов сообразно этому плану, а
равно установление, в случаях необходимости, изъятий из этого плана.

Пункт 2-й в рукописи В. И. Лениным перечеркнут. Ред.




____________ ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КОМИССИИ СНК____________ 53

Поручить подкомиссии детальнее разработать § 6 ее проекта (в окончательном его виде), и составить точное расписание существующих объединяющих работу экономи­ческих наркоматов комиссий в их соотношении и связи ко всем «специальным комис­сиям», предусмотренным в § 6.

Написано 1 декабря 1920 г.

Впервые напечатано в 1959 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике XXXVI


ТЕЛЕГРАММА

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО КОМИТЕТА АРМЕНИИ46

Эривань. Председателю Революционного военного комитета Армении тов. Касьяну

Приветствую в лице вас освобожденную от гнета империализма трудовую Совет­скую Армению. Не сомневаюсь, что вы приложите все усилия для установления брат­ской солидарности между трудящимися Армении, Турции, Азербайджана.

Председатель Совета Народных Комиссаров

Ленин Москва, 2 декабря 1920 г.

«Правда» №273, 4 декабря 1920 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»


СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б)

6 ДЕКАБРЯ 1920 г.

1 ДОКЛАД О КОНЦЕССИЯХ

Товарищи, я с большим удовольствием, хотя, признаться, и с удивлением, увидел, что вопрос о концессиях вызывает огромный интерес. Отовсюду раздаются крики и, главным образом, они идут с низов. Спрашивают, как же это так: своих эксплуататоров прогнали, а чужих зовем?

Почему эти крики вызывают во мне удовольствие, это понятно. Очевидно, если с ни­зов пошел крик опасения, как бы не вернули назад старых капиталистов, если этот крик пошел по поводу такого десятистепенного акта, каким является декрет о концессиях, значит очень и очень сильно еще сознание, насколько капитализм опасен и насколько велика опасность недооценки борьбы против него. Это, конечно, превосходно, и тем более превосходно, что опасения исходят, как я уже сказал, с низов. Что касается дек­рета, то товарищ председатель указал уже, что этот декрет не дал ясного понимания во­просов. И это действительно так, но дело в том, что ясность не была задачей декрета. Задачей его было приманить господ иностранных капиталистов. И понятно, что когда хочешь приманить их, то говоришь не так, как перед партийным собранием. «Правда» же напечатала как раз то, что печатать не следует. На партийном собрании я не могу же оставаться председателем Совнаркома и говорить так, как говорю с иностранными ка­питалистами. На партийных собраниях говорится то, что иностранным капиталистам слушать не следует.




56___________________________ В. И. ЛЕНИН

«Правда» печатается не только для членов партии, но и для заграницы. Я очень благо­дарен товарищу Степанову, который уже поместил опровержение по поводу моей ре­чи47. Чтобы меня впредь не ставили в такое положение, я прошу то, что говорится на партийных собраниях, не печатать, а если печатать, то только после трехкратной цен­зуры и чтобы речь редактировалась человеком, хорошо понимающим, что нужно гово­рить иностранным капиталистам и чего говорить не следует. Вот после этого неболь­шого введения я позволю себе перейти к существу дела — к вопросу о концессиях. Из­ложение начну с политических соображений.

Основным в вопросе о концессиях, с точки зрения политических соображений, — а здесь есть соображения политические и экономические, — основным в вопросе о кон­цессиях, с точки зрения соображений политических, является то правило, которое мы себе не только теоретически усвоили, но и практически применяли, и которое для нас надолго, до окончательной победы социализма во всем мире, явится правилом основ­ным, а именно: надо использовать противоположности и противоречия между двумя империализмами, между двумя группами капиталистических государств, натравливая их друг на друга. Пока мы не завоевали всего мира, пока мы остаемся, с точки зрения экономической и военной, слабее, чем остальной капиталистический мир, до тех пор надо держаться правила: надо уметь использовать противоречия и противоположности между империалистами. Если бы мы этого правила не держались, мы давно, к удоволь­ствию капиталистов, висели бы все на разных осинах. Основной опыт в этом отноше­нии мы имели, когда заключали Брестский договор. Не следует делать вывода, что до­говоры могут быть такими, как Брест или Версаль. Это неверно. Может быть и третий договор, выгодный для нас.



Брест знаменателен тем, что в первый раз в масштабе гигантски-большом, среди трудностей необъятных мы сумели использовать противоречия между империалистами так, что выиграл в конечном счете социализм.


_______________ СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б)______________ 57

Во время Бреста были две гигантски-сильных группы империалистских хищников: германо-австрийская и англо-американо-французская. Они были в бешеной борьбе, ко­торая должна была разрешить на ближайшее время судьбы мира. Если мы продержа­лись, будучи нулем в смысле военном, не имея ничего и идя сплошь по нисходящей линии в глубину развала в отношении экономическом, если мы продержались, то это чудо случилось только потому, что мы правильно использовали рознь германского и американского империализма. Мы сделали громаднейшую уступку германскому импе­риализму и, сделавши уступку одному империализму, мы заградили себя разом от пре­следования обоих империализмов. Германия не могла заняться душением Советской России ни экономически, ни политически, ей не до того было. Мы ей отдавали Украи­ну, откуда, сколько хочешь, можно было взять хлеба и угля, конечно, если уметь взять, если обладать жизненной силой, чтобы взять. Англо-франко-американский империа­лизм не мог наступать на нас, ибо мы сначала предложили ему мир. Сейчас в Америке выходит толстая книжка Робинса, который рассказывает, что с Лениным и с Троцким мы имели переговоры, и имели согласие на заключение мира. Хотя они помогали чехо-словакам и втягивали их в интервенцию, но, занятые своей войной, не могли вмешать­ся.

Получилось, могло показаться, что-то вроде блока первой социалистической респуб­лики с немецким империализмом против империализма другого. Но никакого блока с ними мы не заключили, нигде грани, подрывающей или порочащей социалистическую власть, мы не перешли, а мы использовали рознь между двумя империализмами так, что, в конце концов, оба проиграли. Германия ничего не взяла от Брестского мира, кроме нескольких миллионов пудов хлеба, а принесла в Германию большевистское разложение. Мы же выиграли время, в течение которого начала складываться Красная Армия. Даже гигантские бедствия на Украине оказались исцелимыми, хотя трудной и тяжелой ценой. Того, на что рассчитывали наши противники, быстрого


58___________________________ В. И. ЛЕНИН

краха Советской власти в России, не последовало. Как раз то время, которое дала нам история для передышки, мы использовали для того, чтобы укрепиться так, чтобы нас нельзя было взять военной силой. Мы выиграли темп, мы выиграли немножко времени и только отдали за это очень много пространства. Тогда, помнится, философствовали, что для того, чтобы выиграть время, надо отдать пространство. Как раз с теорией фило­софов о времени и пространстве было поступлено практически и политически; про­странства мы отдали много, но время выиграли такое, в течение которого можно было окрепнуть. После же этого, когда все империалисты захотели пойти на нас большой войной, оказалось — нельзя, для большой войны у них не было ни средств, ни сил. Мы тогда коренных интересов не отдали в жертву, мы отдали второстепенные и сохранили коренные.

Здесь, между прочим, встает вопрос об оппортунизме. Оппортунизм состоит в том, чтобы жертвовать коренными интересами, выгадывая временные частичные выгоды. Вот в чем гвоздь, если брать теоретическое определение оппортунизма. Тут многие сбивались. Мы именно на Брестском мире пожертвовали второстепенными, с точки зрения социализма, интересами России, как они понимаются в патриотическом смысле; мы приносили гигантские жертвы, но все же это были жертвы второстепенные. Немцы всей душой ненавидели Англию. Они также ненавидели и большевиков, но мы их по­манили, они влезли. Они все время уверяли, что так далеко, как зашел Наполеон, они не пойдут, и, действительно, они до Москвы не дошли, но пошли на Украину и там прова­лились. Они думали, что многому научились от Наполеона, но на деле вышло иначе. Мы же выиграли очень много.

Пример Брестского мира научил нас многому. В настоящее время мы находимся ме­жду двумя врагами. Если их обоих нельзя победить, надо уметь поставить свои силы так, чтобы они передрались между собой, так, как всегда, когда два вора дерутся, чест­ный человек от этого выигрывает, но, как только мы будем


_______________ СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б)______________ 59

сильны настолько, чтобы сразить весь капитализм, мы незамедлительно схватим его за шиворот. Наши силы возрастают, и притом очень быстро. Если по отношению к Брест­скому миру это такой урок, которого мы никогда не забудем и который в смысле выво­дов богаче всяких пропаганд и проповедей, то теперь мы выиграли в том смысле, что стали на свои ноги. Мы окружены империалистическими государствами, которые всей душой ненавидят большевиков, которые тратят колоссальные деньги, идейные силы, силы печати и т. д. и которые, тем не менее, в военном отношении за три года побороть нас не могли, хотя в военно-экономическом отношении мы бесконечно слабы. У нас нет одной сотой той силы, какая налицо у соединенных империалистических госу­дарств, и тем не менее они не в состоянии нас задушить. Они не могут нас задушить потому, что их солдаты не слушают; их рабочие и крестьяне, утомленные войной, вой­ны с Советской республикой не хотят. Таково положение сейчас, и из него надо исхо­дить. Каким оно будет через несколько лет, неизвестно, так как с каждым годом запад­ные державы от войны отдыхают.

Начиная с II конгресса III Интернационала мы прочной ногой стали в империали­стических странах не только идейно, но и организационно. Во всех странах имеются в настоящее время такие ядра, которые ведут самостоятельную работу и будут ее вести. Это дело сделано. Но быстрота, темп развития революции в капиталистических странах гораздо медленнее, чем у нас. Очевидно было, что, когда народы получат мир, неиз­бежно будет замедление революционного движения. Поэтому, не гадая насчет будуще­го, мы не можем в настоящее время ставить ставку на то, что темп этот переменится на быстрый. Наша задача решить, как нам быть в настоящее время. Люди живут в госу­дарстве, а каждое государство живет в системе государств, которые относительно друг друга находятся в системе известного политического равновесия.

Если принять во внимание, что капиталистами на всей земле закуплено громадное большинство богатейших


60___________________________ В. И. ЛЕНИН

источников сырого материала, или, если не закуплено, то политически захвачено, раз равновесие существует на капиталистической основе, надо с этим уметь считаться, на­до уметь это использовать. Вести войну против современной Антанты мы не можем. Дело нашей агитации сделано и делается великолепно, мы уверены в этом. Политиче­ски мы должны использовать разногласия между противниками, и только глубокие разногласия, объясняемые глубочайшими экономическими причинами. Если мы попы­таемся использовать разногласия мелкие, случайные, мы попадем в положение мелкого политикана и дешевенького дипломата. Но на этом ничего серьезного сыграть нельзя. Дипломатов, играющих на этом, громадное количество, они играют несколько месяцев, делают себе карьеру, а потом летят.

Есть ли коренные противоположности в современном капиталистическом мире, ко­торые надо использовать? Есть три основных, которые я бы хотел назвать. Первая, ближайшая к нам, это — отношения Японии и Америки. Война готовится между ними. Они не могут мирно ужиться на побережьях Тихого океана, хотя эти побережья разде­ляют 3000 верст. Это соперничество неоспоримо вытекает из отношений их капитализ-мов. Существует гигантская литература, посвященная вопросу о будущей японо-американской войне. Что война готовится, что она неизбежна, это несомненно. Паци­фисты стараются обойти этот вопрос, замазать его общими фразами, но для всякого, кто историю экономических отношений и дипломатии изучает, не может быть ни тени сомнения, что экономически война назрела и политически готовится. Нельзя взять ни одной книжки, посвященной этому вопросу, чтобы не видеть назревания войны. Земля поделена. Япония захватила колоний колоссальное количество. Япония имеет 50 мил­лионов людей, и она сравнительно слаба экономически. Америка имеет 110 миллионов людей, у нее нет никаких колоний, хотя она во много раз богаче Японии. Япония захва­тила Китай, где 400 миллионов населения и запасы угля, богатейшие в мире. Как эту штуку удержать?


_______________ СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б)______________ 61

Смешно думать, что капитализм более крепкий не отнимет у капитализма более слабо­го всего награбленного последним. При таком положении вещей разве можно амери­канцам остаться равнодушными? Разве можно оставить капиталистов крепких рядом с капиталистами слабыми и думать, что они не отнимут? На что же тогда они будут год­ны? Но при таком положении можем ли мы остаться равнодушными и только сказать, как коммунисты: «мы будем пропагандировать коммунизм внутри этих стран». Это правильно, но это не все. Практическая задача коммунистической политики есть задача использования этой вражды, стравливая их друг с другом. Тут получается новая обста­новка. Если возьмете две империалистические страны: Японию и Америку — они хотят воевать, они будут воевать за первенство в мире, за право грабить. Япония будет вое­вать за то, чтобы ей продолжать грабить Корею, которую она грабит с неслыханным зверством, соединяющим все новейшие изобретения техники и пыток чисто азиатских. Недавно мы получили корейскую газету, рассказывающую, что делают японцы. Здесь соединение всех методов царизма, всех новейших усовершенствований техники с чисто азиатской системой пыток, с неслыханным зверством. Но этот корейский лакомый ку­сок хотят вырвать американцы. Конечно, защита отечества в такой войне будет вели­чайшим преступлением, будет изменой социализму. Конечно, поддержка одной страны против другой будет преступлением против коммунизма, но мы, коммунисты, должны использовать одну страну против другой. Не совершаем ли мы преступления против коммунизма? Нет, потому что мы делаем это как социалистическое государство, веду­щее коммунистическую пропаганду и вынужденное использовать каждый час, даро­ванный ему обстоятельствами, чтобы окрепнуть с максимальной быстротой. Мы нача­ли крепнуть, но крепнем очень медленно. Америка и другие капиталистические страны растут в своей экономической и военной мощи дьявольски быстро. Как бы мы ни соби­рали свои силы, мы будем расти несравненно медленнее.


62___________________________ В. И. ЛЕНИН

Мы должны использовать создавшееся положение: в этом вся суть концессий Кам­чатки. К нам приезжал Вандерлип, дальний родственник известного миллиардера, если ему верить, но, так как наша контрразведка в ВЧК, поставленная превосходно, к сожа­лению, не захватила еще Северных Штатов Америки, мы пока еще не установили сами родства этих Вандерлипов. Некоторые говорят, что никакого родства даже и нет. Я не берусь об этом судить: мои знания ограничиваются тем, что я читал книжку Вандерли-па, не того, который был у нас, а которого описывают как такого вельможу, которого все короли и министры принимали с великими почестями, из чего нужно заключить, что мошна его набита очень туго, а он рассуждал с ними в тоне, в котором говорят лю­ди между собой на собрании, вроде того, как наше, и где он спокойно говорил о том, как восстановить Европу. Если министры почтительно говорили с ним, это значит, что Вандерлип имеет связь с миллиардерами: его книжка показывает точку зрения дельца, который ничего больше не знает, который, наблюдая Европу, говорит: «Пожалуй, дело не выйдет, и все полетит к черту». Эта книга полна ненависти к большевизму. Загова­ривает он и о том, как наладить деловые отношения. Интереснейшая книжка и в смысле агитации лучше, чем всякие другие коммунистические книжки, потому что оконча­тельный вывод тот, что «я боюсь, что этого больного не вылечишь! хотя у нас и много денег и средств, чтобы лечить».

Вандерлип привез с собой письмо Совету Народных Комиссаров. Это письмо очень интересно, ибо он с чрезвычайной откровенностью, цинизмом и грубостью американ­ского кулака говорит: «Мы очень сильны в 1920 году; наш флот будет в 1923 году еще сильнее, однако нашей силе мешает Япония, и нам с ней придется воевать, а воевать нельзя без керосина и без нефти. Если вы нам продадите Камчатку, то я вам ручаюсь, что энтузиазм американского народа будет так велик, что мы вас признаем. Выборы нового президента в марте дадут нашей партии победу. Если же вы сдадите Камчатку в аренду, то я заявляю, что тогда такого


_______________ СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б)______________ 63

энтузиазма не будет» . Это почти буквальное содержание его письма. Перед нами со­вершенно нагой империализм, который не считает даже нужным облачить себя во что-нибудь, думая, что он и так великолепен. Когда было такое письмо получено, мы себе сказали: тут надо уцепиться обеими руками. Что он экономически прав, это доказывает, что республиканская партия в Америке накануне победы. Первый раз в истории Аме­рики на юге нашлись люди, голосовавшие против демократов. Значит, ясно, что перед нами экономически правильное рассуждение империалиста. Камчатка принадлежит бывшей Российской империи. Это верно. Кому же она принадлежит в настоящее время — неизвестно. Как будто она является собственностью государства, которое называет­ся Дальневосточной республикой, но сами границы этого государства точно не уста­новлены49. Правда, некоторые документы по этому поводу пишутся, но, во-первых, они еще не написаны, а во-вторых, они еще не утверждены. На Дальнем Востоке господ­ствует Япония, которая может делать там все, что хочет. Если мы Камчатку, которая юридически принадлежит нам, а фактически захвачена Японией, отдадим Америке, яс­но, что мы выиграем. Вот основа моего политического рассуждения, и, опираясь на не­го, мы сразу решили непременно договор с Америкой заключить. Конечно, при этом надо торговаться, так как никакой купец не будет нас уважать, если мы не будем торго­ваться. Поэтому тов. Рыков принялся торговаться, и мы написали проект договора. Но когда дело дошло до подписи, то мы заявили: «Все знают, кто мы такие, а кто вы та­кой?». Оказалось, что Вандерлип нам не может дать гарантии, тогда мы сказали, что мы уступчивы. Ведь это только проект, а вы сами сказали, что он вступит в силу, когда ва­ша партия возьмет верх, а верх она еще не взяла, и поэтому мы подождем. И получи­лась такая вещь: мы написали проект договора, который еще не подписан, который от­дает на 60 лет Камчатку — большущую территорию крайнего Востока и Северо-Востока Сибири — американцам с правом поставить военную гавань в том


64___________________________ В. И. ЛЕНИН

порте, который открыт круглый год, в котором есть нефть и уголь.

Проект договора ни к чему не обязывает, мы в любую минуту можем сказать, что есть неясности, и отказаться. В этом случае мы только потеряем время на разговоры с Вандерлипом и небольшое количество листов бумаги, а сейчас мы уже выиграли. Дос­таточно взять европейские сообщения, чтобы видеть, что мы выиграли. Из Японии нет ни одного известия, которое не говорило бы о величайшем беспокойстве из-за ожидае­мых концессий. Япония заявляет: «Мы не потерпим этого, это нарушает наши интере­сы». — Пожалуйста, победите Америку, мы против этого возражать не будем. Мы уже Японию с Америкой стравили, выражаясь грубо, и этим достигнута выгода. Мы выиг­рали и по отношению к американцам.

Кто такой Вандерлип? Мы не установили кто, но в капиталистическом мире доказа­но, — о простых гражданах не посылают по всему свету телеграмм. А когда он от нас выехал, телеграммы посыпались по всему свету. Так вот он рассказывал, что получил выгодную концессию, и принялся всюду хвалить Ленина. Это носит юмористический характер, но позвольте сказать, что в этой юмористике есть кусочек политики. Вандер­лип, когда кончил здесь все разговоры, он пожелал иметь свидание со мной. Я посове­товался с представителями соответствующих ведомств и спросил, следует ли его при­нимать. Говорят: «Пускай он поедет более довольный». Вандерлип приходит, мы бесе­дуем обо всех этих делах, причем, когда он стал рассказывать, что он был в Сибири, что он знает Сибирь, что он родом из рабочих, как большинство американских милли­ардеров и пр., что они ценят только практическое, что они, когда посмотрят, только то­гда ценят, — я ему и отвечал: «Вот вы, люди практические, посмотрите, что такое со­ветская система, и введете ее у себя». Он посмотрел на меня, удивляясь этому обороту разговора, и говорит мне по-русски (весь разговор шел по-английски): «Может быть». Я спрашиваю с удивлением, откуда это знание русского языка. — «Как же, я большую


_______________ СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б)______________ 65

долю сибирских областей объехал верхом на лошади в 25 лет». И еще из области юмо­ристики приведу замечание Вандерлипа. Когда мы стали прощаться, он говорит: «Я должен буду в Америке сказать, что у мистера Ленина (мистер по-русски — господин), что у господина Ленина рогов нет». Я не сразу понял, так как вообще по-английски по­нимаю плохо. — «Что вы сказали? повторите». Он — живой старичок, жестом показы­вает на виски и говорит: «Рогов нет». Переводчик здесь был, говорит: «Да, именно так». В Америке все уверены, что тут должны быть рога, т. е. вся буржуазия говорит, что я помечен дьяволом. «А теперь я должен буду сказать, что рогов нет», — сказал Вандерлип. Мы простились весьма любезно. Я выразил надежду, что на почве друже­ственных отношений между двумя государствами будет не только заключена концес­сия, но взаимная экономическая помощь будет развиваться нормально. Все в этаком тоне. А потом пошли телеграммы о рассказах приехавшего из-за границы Вандерлипа. Вандерлип сравнивал Ленина с Вашингтоном и Линкольном. Вандерлип просил у меня портрет с надписью. Я отклонил, потому что, когда даешь портрет, пишешь: «Товари­щу такому-то», а написать «товарищу Вандерлипу» нельзя. Написать тому Вандерлипу, с которым мы заключаем концессию, тоже невозможно, потому что концессия будет заключена правительством, когда оно войдет в силу. Как написать — я не знаю. Давать заведомому империалисту свой портрет было бы нелогично. И тем не менее такого ро­да телеграммы пришли: отсюда ясно, что в империалистической политике вся эта исто­рия сыграла известную роль. Гардинг, — лицо, которое выбрано в президенты, но ко­торое вступит в должность только в марте будущего года, — когда появились известия о концессиях Вандерлипа, выпустил официальное опровержение, что «я ничего не знаю, с большевиками в сношениях не состою, ни о каких концессиях не слыхал». Это было во время выборов, а во время выборов признаться, что имеешь дело с большеви­ками, пожалуй, чего доброго, потеряешь голоса. Поэтому он официально


66___________________________ В. И. ЛЕНИН

отвергнул это. Они послали эти сообщения во все газеты, которые нападают на боль­шевиков, они сплошь на откупе империалистических партий. Выгоды политические со стороны Америки и Японии для нас безусловно ясны. Это сообщение потому имеет значение, что показывает конкретно, какие концессии, на каких условиях мы хотим за­ключить. Конечно, в печати этого рассказывать нельзя. Это можно рассказывать только на партийном собрании: в печати мы не должны скрывать этой сделки, она выгодна, не должны говорить ни одного слова, которое помешало бы заключению такой сделки, ибо это означает громадную выгоду для нас и ослабление и американского, и японского империализма по отношению к нам.

Вся эта сделка означает отвлечение империалистских сил от нас, — пока империа­листы сидят и вздыхают и ждут, когда подойдет удобный момент, чтобы большевиков задушить, а мы этот момент отдаляем. Когда Япония втравливалась в корейскую аван­тюру, японцы говорили американцам: «Конечно, мы можем победить большевиков, но что вы нам дадите за это? Китай? Мы и так возьмем, а тут мы за десять тысяч верст пойдем бить большевиков, а американцы — у нас в тылу. Нет, так политики не ведут». Уже тогда японцы нас победили бы в несколько недель, если бы была двухколейная железная дорога и транспортная помощь Америки. Нас спасло то, что Япония, кушая Китай, не могла двигаться на запад, через всю Сибирь, имея в тылу Америку, и не хо­тела таскать каштанов из огня для Америки.

Еще больше нас спасло бы то обстоятельство, если бы империалистические державы оказались в войне. Если мы вынуждены терпеть таких негодяев, как капиталистические воры, из которых каждый точит нож против нас, прямая наша обязанность двинуть эти ножи друг против друга. Когда два вора дерутся, честные люди выигрывают. Выгода другая — чисто политическая, даже если этой концессии не будет, один проект концес­сии даст выгоду. Выгода экономическая: она даст часть продуктов. Если бы американ­цы стали получать


_______________ СОБРАНИЕ АКТИВА МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РКП(б)______________ 67

часть продуктов, это было бы выгодно. На Камчатке нефти и руды такое количество, которое мы заведомо разработать не в состоянии.

Я указал вам одно империалистическое противоречие, которое мы обязаны исполь­зовать, это между Японией и Америкой; другое — между Америкой и всем остальным капиталистическим миром. Почти весь капиталистический мир «победителей» вышел из войны с гигантской наживой. Америка сильна, ей теперь все должны, от нее все за­висит, ее все больше ненавидят, она грабит всех, и она грабит очень оригинально. У нее нет колоний. Англия вышла из войны с гигантскими колониями, Франция тоже. Англия предлагала Америке мандат на одну из награбленных колоний — ныне выражаются та­ким языком, — но она не взяла. Очевидно, американские купцы рассуждают как-то по-иному. Они видели, что война и по отношению к разорению и по отношению к на­строению рабочих играет очень определенную роль, и пришли к выводу, что им нет выгоды принимать мандат. Но понятно, они не допустят, чтобы эту колонию использо­вали другие государства. Вся буржуазная литература свидетельствует о росте ненавис­ти против Америки, а в Америке растут голоса за вступление в соглашение с Россией. Америка имела договор с Колчаком о признании Колчака и о его поддержке, но тут они уже раз нарвались и получили только убыток и срам. Таким образом, мы имеем перед собой величайшее в мире государство, которое к 1923 году будет иметь флот сильнее английского, но это государство встречает все большую ненависть других капитали­стических стран. Такое течение обстоятельств мы должны учесть. Америка не может помириться с остальной Европой, — это факт, доказанный историей. Никто не описал так хорошо Версальского договора, как это сделал в своей книжке Кейнс, представи­тель Англии в Версале. В книге этой он высмеял Вильсона и ту роль, которую он играл в Версальском договоре. Вильсон там оказался совершенным дурачком, которым Кле­мансо и Ллойд Джордж вертели, как пешкой. Таким образом, все указывает на то, что


Просмотров 258

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!