Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПОГОЛОВНАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ ВОЙНЫ 21 часть



Мы вели самую тяжелую борьбу с предрассудками и привычками. Крестьянин, с од­ной стороны, есть труженик, который десятки лет испытывал гнет помещика и капита­листа и знает своим инстинктом угнетенного человека, что это зверь, который не оста­новится перед морями крови, чтобы вернуть свою власть. Но, с другой стороны, кре­стьянин есть собственник. Он желает продавать хлеб свободно, он хочет «свободы тор­говли», он не понимает, что свобода продажи хлеба в голодной стране есть свобода спекуляции, свобода наживы для богачей. И мы говорим: на это мы не пойдем никогда, скорее ляжем все костьми, чем сделаем в этом уступки.

Мы знаем, что тут мы проводим политику, когда рабочие убеждают крестьян отда­вать хлеб в ссуду, ибо бумажка не есть эквивалент, не есть равноценность хлеба. Кре­стьянин дает нам хлеб по твердым ценам и


408__________________________ В. И. ЛЕНИН

не получает товаров, так как у нас их нет, а получает цветные бумажки. Он дает хлеб в ссуду, и мы говорим: «Если ты человек труда, можешь ли ты говорить против того, что это справедливо? Как можешь ты не согласиться с тем, что необходимо имеющиеся из­лишки хлеба дать в ссуду по твердым ценам, а не сбывать путем спекуляции, ибо спе­куляция есть возврат к капитализму, возврат к эксплуатации, к тому, против чего мы боролись?». Это — громадная трудность, это стоило нам больших колебаний. Мы мно­гие шаги делали и делаем ощупью, но мы приобрели основной опыт. Когда вы услы­шите доклад тов. Цюрупы или других работников по продовольствию, вы увидите, что к разверстке, — когда государство говорит крестьянам, что они должны давать хлеб в ссуду, — как к этой разверстке крестьяне привыкают, что мы имеем известия из ряда волостей о выполнении разверстки на все 100 процентов, что при всей ничтожности успехов успех все же есть, что наша продовольственная политика дает все более и бо­лее ясно понять крестьянину: если хочешь свободы торговли хлебом в разоренной стране, — тогда иди назад, пробуй Колчака, Деникина! Против этого мы будем бороть­ся до последней капли крови. Здесь не может быть никаких уступок. В этом основном вопросе, в вопросе о хлебе, мы будем добиваться всеми силами, чтобы не было спеку­ляции, чтобы продажа хлеба не обогащала богачей, а чтобы все излишки хлеба, полу­чающиеся на общегосударственной земле усилиями целых поколений трудящихся, чтобы все эти излишки хлеба были достоянием государства, чтобы теперь, когда госу­дарство разорено, эти излишки хлеба были отданы крестьянами в ссуду рабочему госу­дарству. Если крестьянин это сделает, мы из всех трудностей вылезем, мы восстановим промышленность, и рабочий свой долг вернет крестьянину сторицей. Он обеспечит и ему и его детям возможность существовать, не работая на помещика и капиталиста. Это мы говорим крестьянину, и он убеждается, что иного выбора нет. В этом убеждаем кре­стьянина даже не столько мы, сколько господа наши противники — Колчак и Деникин. Они больше всего




________________________ VII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ_____________________ 409

дают крестьянину фактических уроков жизни, направляют его в нашу сторону.

Но, товарищи, за вопросом о хлебе идет второй вопрос о топливе. Сейчас в мес­тах заготовок собрано хлеба вполне достаточно для того, чтобы накормить голодных рабочих Питера и Москвы. А пройдитесь по рабочим кварталам Москвы и вы увидите страшный холод, страшные бедствия, которые сейчас обострились из-за вопроса о топ­ливе. Здесь мы переживаем отчаянный кризис, здесь мы отстали от потребности. В по­следнее время целый ряд заседаний Совета Обороны и Совнаркома был посвящен це­ликом выработке мер для выхода из топливного кризиса . К моей речи т. Ксандров доставил материал, который показывает, что мы из этого отчаянного кризиса вылезать начали. В начале октября за неделю было погружено вагонов 16 тысяч, к концу октября эта цифра дошла до 10 тысяч в неделю. Это был кризис, это была катастрофа, это был голод для рабочих целого ряда заводов и фабрик Москвы, Петрограда и целого ряда других мест. Результаты этой катастрофы сказываются до сих пор. Затем, мы налегли на это дело, напрягли все наши силы, сделали то, что делали по отношению к военному делу, мы сказали: все, что есть сознательного, все — на решение топливного вопроса не старым путем капитализма, когда спекулянтам давали премию и они наживались на этом деле, получая какие-нибудь заказы, — нет, мы сказали: решайте вопрос путем со­циалистическим, путем самопожертвования, решайте таким путем, каким мы спасли красный Питер, освободили Сибирь, каким мы побеждали во все трудные минуты, при всех трудных задачах революции и каким будем побеждать всегда. И с 12 тысяч ваго­нов в последнюю неделю октября погрузка поднялась до 20 тысяч. Мы вылезаем из этой катастрофы, но еще далеко не вылезли. Нужно, чтобы все рабочие знали и помни­ли, что без хлеба для людей, без хлеба для промышленности, т. е. без топлива, страна обрекается на бедствия. И не только наша страна. Сегодня газеты сообщают, что во Франции, стране-победительнице, останавливаются железные дороги. Что же




410__________________________ В. И. ЛЕНИН

говорить о России? Франция будет вылезать из кризиса путем капиталистическим, пу­тем наживы для капиталистов и продолжающихся лишений для масс. Советская Россия выйдет из кризиса путем дисциплины и самопожертвования рабочих, путем твердого обращения к крестьянам, того твердого обращения, которое, в конце концов, крестья­нин всегда понимает. Крестьянин познает на опыте, что как ни тяжел переход, как ни тверда рука государственной власти рабочих, а это есть рука труженика, который бо­рется во имя союза трудящихся масс, во имя полного уничтожения всякой эксплуата­ции.



И третий бич на нас еще надвигается — вошь, сыпной тиф, который косит наши войска. И здесь, товарищи, нельзя представить себе того ужаса, который происходит в местах, пораженных сыпным тифом, когда население обессилено, ослаблено, нет мате­риальных средств, — всякая жизнь, всякая общественность исчезает. Тут мы говорим: «Товарищи, все внимание этому вопросу. Или вши победят социализм, или социализм победит вшей!». И в этом вопросе мы, товарищи, действуя такими же методами, начи­наем достигать успешных результат тов. Конечно, есть еще такие врачи, которые отно­сятся с предубеждением и недоверием к рабочей власти и предпочитают получать го­норар с богатых, чем идти на тяжелую борьбу с сыпным тифом. Но таких меньшинство, таких становится все меньше, а большинство — таких, которые видят, что народ борет­ся за свое существование, видят, что он хочет решить своей борьбой основной вопрос спасения всякой культуры, — и эти врачи вкладывают в это тяжелое и трудное дело не меньше самопожертвования, чем любой военный специалист. Они согласны дать свои силы на работу для трудящихся. Я должен сказать, что мы из этого кризиса также на­чинаем вылезать. Тов. Семашко дал мне справку относительно этой работы. К 1 октяб­ря, по сведениям с фронта, туда прибыло врачей 122, фельдшеров 467. Отправлено из Москвы врачей 150. Мы имеем основание ожидать, что к 15-му декабря мы получим на фронт еще 800 врачей, которые помогут в борьбе с сып-


________________________ VII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ_____________________

ным тифом. Мы должны обратить большое внимание на этот бич.

Главное наше внимание мы должны уделить тому, чтобы укрепить этот наш фунда­мент — хлеб, топливо, борьба с сыпняком. Товарищи, я об этом тем более хотел бы сказать, что в нашем социалистическом строительстве была заметна некоторая разбро­санность. Это понятно. Когда люди решили переделать весь мир, вполне естественно, что к этой работе привлекаются неопытные рабочие и неопытные крестьяне. Нет со­мнения, что много пройдет времени прежде, чем мы правильно определим, на что надо больше всего обращать внимание. Неудивительно, что такие великие исторические за­дачи часто вызывали великие фантазии, а великие фантазии вырастают рядом со мно­гими мелкими неудачными фантазиями. Было много случаев, когда мы брались за по­стройку с верхушек, с какого-нибудь флигелька, карниза, а на фундамент настоящего внимания не обращали. Я бы хотел вам сообщить, как результат моего опыта, моих на­блюдений над работой, мое мнение, что насущная задача для нашей политики — дать этот фундамент. Нужно, чтобы каждый рабочий, каждая организация, каждое учрежде­ние говорили это себе на каждом заседании. Если мы снабдим хлебом, если мы добьем­ся того, чтобы увеличить количество топлива, если мы напряжем все свои силы для то­го, чтобы стереть с лица русской земли сыпной тиф, — результат некультурности, ни­щеты, темноты и невежества, — если мы все те силы, весь тот опыт, который мы при­обрели в кровавой войне, применим в этой войне бескровной, — мы можем быть уве­рены, что в этом деле, которое все же гораздо легче, гораздо человечнее, чем война, что в этом деле мы завоюем себе успеха все больше и больше.

Военную мобилизацию мы осуществили. Партии, которые были самыми неприми­римыми нашими противниками, которые дольше всего отстаивали и отстаивают идеи капитализма, как, например, эсеры, должны были признать, вопреки всем обвинениям, сыпавшимся на нас со стороны буржуазных империалистов, что Красная


412__________________________ В. И. ЛЕНИН

Армия стала народной. Это значит, что мы осуществили в этом самом трудном деле объединение рабочего класса с переходящей на его сторону громадной массой кресть­янства, и тем показали ему, что такое руководство рабочего класса.

Слова «диктатура пролетариата» крестьян отпугивают. В России это пугало для кре­стьян. Они оборачиваются против тех, кто это пугало пускает в ход. Но крестьяне зна­ют теперь, что диктатура пролетариата, может быть, и слишком мудреное латинское слово, но что оно на практике есть та Советская власть, которая передает государствен­ный аппарат в руки рабочих. Таким образом, это — вернейший друг и союзник трудя­щихся и самый беспощадный враг всякой эксплуатации. Вот почему мы, в конце кон­цов, победим всех империалистов. Потому, что у нас есть такой глубокий источник сил, такой широкий и глубокий резервуар человеческого материала, которого нет и ни­где не будет ни у одного буржуазного правительства. У нас есть тот материал, из кото­рого мы можем черпать все дальше и все глубже, переходя не только от передовых ра­бочих к середнякам, но и ниже — к крестьянам трудящимся, бедным и беднейшим. По­следнее время товарищи петроградцы говорили, что Питер отдал всех своих работни­ков и больше дать ничего не может. А когда наступил критический час, Питер оказался изумительным, как справедливо сказал т. Зиновьев, оказался городом, который точно родил новые силы. Те рабочие, которые считались ниже середняков, у которых не было никакого государственного и политического опыта, поднялись во весь рост, дали массу сил для пропаганды, агитации, организации, совершили новые и новые чудеса. Этого источника для новых и новых чудес у нас еще очень и очень много. Каждый новый слой еще не вовлеченных в работу рабочих и крестьян, это — наши вернейшие друзья и союзники. Нам приходится сейчас сплошь и рядом при управлении государством опи­раться на очень тонкий слой передовых рабочих. Мы должны снова и снова обращаться к беспартийным и в нашей партийной работе и в нашей советской прак-


________________________ VII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ_____________________ 413

тике, смелее и смелее обращаться к беспартийным рабочим и крестьянам, не с целью сразу привлечь их на свою сторону, втянуть в свою партию, — нам это неважно, — а в целях пробудить в них сознание, что для спасения страны нужна их помощь. Вот когда у тех, кого меньше всего помещики и капиталисты допускали к государственному управлению, когда мы у них пробудим сознание того, что мы зовем их вместе с нами строить прочный фундамент социалистической республики, тогда наше дело будет окончательно непобедимо.

Вот почему на основании опыта двух лет мы можем сказать с абсолютной уверенно­стью, что всякий шаг в наших военных победах будет с громадной быстротой прибли­жать то время, — теперь уже совсем близкое, — когда мы целиком посвятим свои силы мирному строительству. На основании опыта, который мы приобрели, мы можем ру­чаться, что в этом деле мирного строительства мы в ближайшие годы сотворим несрав­ненно большие чудеса, чем мы совершили за эти два года победоносной войны против всемирно-могущественной Антанты. (Аплодисмент ы.)

Товарищи, позвольте в заключение огласить проект резолюции, которую я вам пред­лагаю:

«Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика желает жить в мире со всеми народами и направить все свои силы на внутреннее строительство, что­бы наладить производство, транспорт и общественное управление на почве советского строя, чему до сих пор мешали, — сперва гнет германского империализма, затем вме­шательство Антанты и голодная блокада.

Рабоче-крестьянское правительство предлагало мир державам Антанты неоднократ­но, именно: 5 августа 1918 г. — обращение Народного комиссара иностранных дел к американскому представителю г. Пулю; 24 октября 1918 г. — к президенту Вильсону; 3 ноября 1918 г. — ко всем правительствам Согласия через представителей нейтральных стран; 7 ноября 1918 г. — от имени VI Всероссийского съезда Советов; 23 декабря 1918 г. — нота Литвинова в Стокгольме всем представителям Антанты; затем обраще­ния 12 января и


414__________________________ В. И. ЛЕНИН

17 января, нота правительствам Антанты 4 февраля 1919 г.; проект договора, вырабо­танный с Буллитом, явившимся от имени президента Вильсона, 12 марта 1919 г.; заяв­ление 7 мая 1919 г. через Нансена.

Вполне одобряя все эти многократные шаги Всероссийского Центрального Испол­нительного Комитета, Совета Народных Комиссаров и Народного комиссариата ино­странных дел, VII Всероссийский съезд Советов снова подтверждает свое неуклонное стремление к миру, еще раз предлагая всем державам Антанты — Англии, Франции, Соединенным Штатам Америки, Италии, Японии — всем вместе и порознь, начать не­медленно переговоры о мире и поручает Всероссийскому Центральному Исполнитель­ному Комитету, Совету Народных Комиссаров и Народному комиссариату иностран­ных дел систематически продолжать политику мира, принимая все необходимые для ее успеха меры».


VII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ_____________________ 415

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

ПО ДОКЛАДУ ВЦИК И СОВНАРКОМА

6 ДЕКАБРЯ

(Голоса: «Да здравствует товарищ Ленин! Ура!», Аплодисмент ы.) Това­рищи! Мне кажется, что своей речью и своей декларацией Мартову удалось дать нам чрезвычайно наглядный образец того, как относятся к Советской власти группы и пар­тии, принадлежавшие раньше и принадлежащие теперь ко II Интернационалу, против которого мы теперь основали Коммунистический Интернационал. Всякому из вас бро­силась в глаза разница между речью Мартова и его декларацией, — разница, которую в своем замечании подчеркнул и т. Сосновский, бросивший из президиума Мартову за­мечание: «Не прошлогодняя ли у вас декларация?». Действительно, речь Мартова, не­сомненно, относится к 1919 году, к концу его, а декларация составлена так, что мы в ней видим полное повторение того, что они говорили в 1918 году. (Аплодис­мент ы.) И когда Мартов на это замечание Сосновского ответил, что декларация эта «на веки веков», то я бы тут все-таки позволил себе взять в защиту меньшевиков от Мартова. (Аплодисменты, смех.) Ибо я, товарищи, наблюдал развитие и прохождение деятельности меньшевиков, пожалуй, больше и внимательнее, — что во­все не было так приятно, — чем кто бы то ни было другой. И, на основании этого пят­надцатилетнего наблюдения, я утверждаю, что декларация эта не только «на веки ве­ков», но и на один год не останется (аплодисмент ы), потому что все развитие


416__________________________ В. И. ЛЕНИН

меньшевиков, особенно в такой великий момент, который начался в истории русской революции, показывает нам величайшее колебание среди них, сводящееся в общем и целом к тому, что от буржуазии и ее предрассудков они с величайшим трудом, против своей воли, отходят. Много раз упираясь, они начинают подходить — очень медленно, а все же начинают подходить — к диктатуре пролетариата, и через год они сделают еще несколько шагов, — в этом я совершенно уверен. И этой декларации повторить нельзя будет, ибо эта декларация, если вы снимете с нее оболочку общих демократиче­ских фраз и парламентарных выражений, которые сделали бы честь любому вождю парламентской оппозиции, если вы отбросите в сторону эти речи, которые многим нра­вятся, а нам кажутся скучными, и возьмете настоящую суть дела, то вся декларация на­сквозь говорит: назад, к буржуазной демократии и ничего больше. (Аплодис­менты.) И вот когда мы слышим такие декларации от людей, заявлявших о сочувст­вии нам, мы говорим себе: нет, и террор и ЧК147 — вещь абсолютно необходимая. (Аплодисмент ы.) Товарищи, чтобы вы не обвинили меня сейчас или чтобы кто-нибудь не мог меня обвинить, что я придираюсь к этой декларации, я, на основании политических фактов, утверждаю, что под такой декларацией и правый меньшевик и правый эсер подпишутся сейчас обеими руками. Я имею доказательство этому. Совет партии правых эсеров, от которых вынужден был отколоться Вольский и его группа, — Вольский, председатель комитета Учредительного собрания, которого вы слышали на трибуне, — совет правых эсеров, состоявшийся в этом году, постановляет, что с парти­ей меньшевиков, которую эсеры считают себе близкой, они желают слияния. Почему? Потому, что за печатание тех вещей, какие есть в декларации и в меньшевистских из­даниях (которые будто бы являются чисто теоретическими и печатать которые мы на­прасно не разрешаем, как говорила представительница от Бунда148, жалуясь, что у нас нет полной свободы печати), за печатание таких вещей стоят правые эсеры, которые солидаризируются


VII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ_____________________ 417

с меньшевиками, декларация которых насквозь построена на тех же принципах, как и у правых эсеров. В то же время, после длительной борьбы, группа Вольского должна бы­ла отколоться. Вот та путаница, которая наглядно показывает, что тут не наша придир­ка к меньшевикам, а действительное положение вещей, — в чем дает нам пример груп­па эсеров меньшинства. Здесь кстати вспомнили меньшевика Розанова, которого на­верное Мартов и партия исключили бы, а вот под этой декларацией и эсеры и меньше­вики подпишутся. Значит, есть среди них до сих пор два разных течения, из которых одно сожалеет, плачет, соболезнует и желает теоретически вернуться к демократизму, а другое действует. И напрасно говорит Мартов, будто бы я оправдывался в вопросе о терроризме. Уже одно это выражение показывает, как бесконечно далеки от нас воззре­ния мелкобуржуазной демократии и как близки они ко II Интернационалу. На деле ровно ничего социалистического в них нет, а как раз наоборот. Когда подошел социа­лизм, нам опять проповедуют старые буржуазные взгляды. Не оправдывал себя я, а го­ворил о специальной партии, которая создана войной, партии офицеров, командовав­ших в течение империалистической войны, которые выдвинулись в этой войне, кото­рые знают, что такое практическая политика. Когда нам говорят: «Ваши ЧК либо надо убрать, либо лучше организовать», то, товарищи, мы отвечаем: мы не претендуем на то, что все, что мы делаем, это — лучшее, и учиться мы без малейшего предубеждения го­товы и рады. Но если учить нас, как поставить охрану от помещичьих, белогвардейских сынков и офицеров, хотят те люди, которые были в Учредительном собрании, то мы им отвечаем: ведь вы были у власти и с Керенским боролись против Корнилова, и с Колча­ком были, и вас оттуда без борьбы, как детей, выкидывали вон эти же самые белогвар­дейцы. И вы еще после этого говорите, что наши ЧК плохо организованы! (А п л о -д и с м е н τ ы.) Нет, ЧК у нас организованы великолепно. (Аплодисмент ы.) И когда господа заговорщики теперь в Германии издеваются над рабочими, когда там офицеры


418__________________________ В. И. ЛЕНИН

во главе с фельдмаршалами кричат «долой берлинское правительство», когда там без­наказанно убивают вождей коммунистов и белогвардейская публика третирует вождей II Интернационала, как мальчишек, мы ясно видим, что это соглашательское прави­тельство не что иное, как игрушка в руках группы заговорщиков. И когда мы имеем та­кой опыт перед собой, когда мы только-только выходим на дорогу, тогда эти люди го­ворят: «У вас преувеличенный террор». А сколько недель тому назад мы открыли заго­вор в Петрограде ? А сколько недель тому назад Юденич стоял в нескольких верстах от Петрограда, а Деникин от Орла? Нам говорят представители этих колеблющихся партий и колеблющейся демократии: «Мы рады, что Юденич и Колчак побеждены». Я охотно верю тому, что они рады, ибо они знают, чем бы и им грозили Юденич и Кол­чак. (Аплодисмент ы.) Я не заподазриваю в неискренности этих людей. Но я спрошу их: когда Советская власть переживает трудные минуты, когда среди буржуаз­ных элементов организуются заговоры и когда в критический момент удается эти заго­воры открыть, то — что же, они открываются совершенно случайно? Нет, не случайно. Они потому открываются, что заговорщикам приходится жить среди масс, потому что им в своих заговорах нельзя обойтись без рабочих и крестьян, а тут они в конце концов всегда натыкаются на людей, которые идут в эти, как здесь говорят, плохо организо­ванные ЧК и говорят: «А там-то собрались эксплуататоры». (Аплодисмент ы.) Поэтому я говорю, что, когда через несколько времени после смертельной опасности, перед лицом заговора, который бросается всякому в глаза, приходят к нам и говорят, что у нас Конституция не соблюдается, что ЧК скверно организованы, тут можно ска­зать, что эти люди политике в борьбе с белогвардейцами не научились, они своего опы­та с Керенским, Юденичем и Колчаком не продумали и никаких практических резуль­татов вывести из него не умеют. И поскольку вы, господа, начинаете понимать, что Колчак и Деникин представляют серьезную опасность, что нужно сделать выбор в пользу


________________________ VII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ_____________________ 419

Советской власти, постольку вам пора оставить мартовскую декларацию «на веки ве­ков». (С м е х.) В Конституции учтен весь опыт нашей двухлетней власти, без чего, как я заявил в своей речи, и чего не попробовали здесь даже опровергнуть, — без чего мы не продержались бы не только двух лет, но и двух месяцев. Пусть попытается опро­вергнуть это всякий, кто пожелает сколько-нибудь объективно отнестись к Советской власти, хотя бы с точки зрения историка, а не политического деятеля, желающего гово­рить и действовать с рабочими массами и на них влиять.

Нам говорят: Советы редко собираются, не перевыбираются достаточно часто. Мне кажется, что на такого рода упрек следовало бы ответить не речами и не резолюциями, а делом. По-моему, лучшим ответом будет то, если вы работу, которая Советской вла­стью начата, по подсчету того, сколько у нас на местах было уездных и городских пе­ревыборов Советов, сколько было съездов Советов и т. д., — если вы окончите эту ра­боту. У нас тов. Владимирский, заместитель наркома внутренних дел, опубликовал ма­териал по истории этих съездов . Когда я увидел этот материал, я сказал: вот истори­ческий материал, который доказывает, между прочим, что не было еще в истории ци­вилизованных народов ни одной страны, где была бы так широко применена пролетар­ская демократия, как у нас в России. Если говорят, что мы мало перевыбираем Советы, что мы редко созываем съезды, то я каждого делегата приглашаю ходатайствовать пе­ред соответствующим органом о том, чтобы мы на этом съезде распространили еще до­полнительный анкетный, опросный, листок и чтобы на нем каждый делегат записал: какого месяца, числа и года и в каком уезде, городе и поселке собирались съезды Сове­тов. Если вы эту нетрудную работу выполните и каждый из вас такой опросный листок заполнит, вы получите материал, который наши неполные данные пополнит и который докажет, что в такое трудное время, как время войны, когда действие европейских кон­ституций, веками установленных, вошедших в привычку западноевропейского челове­ка, почти целиком


420__________________________ В. И. ЛЕНИН

было приостановлено, в это время Советская конституция в смысле участия народных масс в управлении и самостоятельном разрешении дел управления на съездах и в Сове­тах и на перевыборах применялась на местах в таких размерах, как нигде в мире. А ес­ли говорят, что этого мало, если критикуют и утверждают, что «если ваш ЦИК не соби­рался, это действительно ужасное преступление», то т. Троцкий прекрасно ответил на это представительнице Бунда, сказав, что ЦИК был на фронте. На это представитель­ница Бунда, — того Бунда, который стал на советскую платформу и который поэтому, можно предполагать, действительно понял, наконец, что такое основа Советской вла­сти, — представительница Бунда — я записал ее ответ — сказала: «Это курьез, что ЦИК был на фронте, он мог бы послать других».

Мы ведем борьбу с Колчаком, с Деникиным и с другими — их была не одна дюжи­на! Кончилось тем, что русские войска разогнали их как ребятишек. Мы ведем трудную победоносную войну. Вы знаете, что при каждом набеге мы должны были всех членов ЦИК гнать на фронт, а нам отвечают: «Это курьез, надо было найти других». Что Же, мы действовали вне времени и пространства? Или же мы можем рожать коммунистов (а п л о д и с м е н τ ы) по нескольку человек в неделю? Мы этого делать не можем: рабочих, которые закалены несколькими годами борьбы, которые приобрели опыт, ко­торые могут руководить, — таких рабочих у нас, товарищи, меньше, чем в какой-либо другой стране. Для того, чтобы подготовить рабочую молодежь, курсантов, нам нужно будет принять все меры, и на это потребуется несколько месяцев, даже лет. И когда это протекает в крайне трудных условиях, нам на это отвечают усмешкой. Эта усмешка только доказывает полное непонимание этих условий. Это, действительно, смехотвор­ное интеллигентское непонимание, когда нас заставляют в этих военных условиях дей­ствовать не так, как мы действовали до сих пор. Мы должны напрягать силы до по­следней степени, и мы поэтому должны отдавать всех лучших работников и членов ЦИК и исполкомов на фронт. И я уверен, что ни один человек, сколько-нибудь


________________________ VII ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ_____________________

практически опытный в управлении, не только не осудит, а одобрит нас за то, что мы максимум сделали для сведения коллегиальных учреждений при исполкомах к мини­муму, потому что они сводились к одному исполкому под гнетом войны, потому что работники скакали на фронт, как они бросаются теперь сотнями и тысячами на топлив­ную работу. Это тот фундамент, без которого Советская республика жить не может. Если это куплено ценою того, что в течение нескольких месяцев реже будут собираться Советы, то не найдется ни одного разумного рабочего или крестьянина, который не по­нял бы необходимости этого, который не одобрил бы этого.

Я говорю, что насчет демократии и демократизма нам продолжают подносить цели­ком предрассудки буржуазного демократизма. Здесь говорили из партии оппозиции, что надо приостановить подавление буржуазии. Надо все-таки думать над тем, что го­воришь. Что такое подавление буржуазии? Помещика можно подавить и уничтожить тем, что уничтожено помещичье землевладение и земля передана крестьянам. Но мож­но ли буржуазию подавить и уничтожить тем, что уничтожен крупный капитал? Вся­кий, кто учился азбуке марксизма, знает, что так подавить буржуазию нельзя, что бур­жуазия рождается из товарного производства; в этих условиях товарного производства крестьянин, который имеет сотни пудов хлеба лишних, не нужных для его семьи, кото­рых он не сдает рабочему государству в ссуду, для помощи голодному рабочему, и спе­кулирует, — это что такое? Это не буржуазия? Не здесь ли она рождается? В этом во­просе, в вопросе о хлебе, о тех муках голода, которые переживает вся промышленная Россия, тут есть ли нам помощь со стороны тех, кто нас упрекает в несоблюдении Кон­ституции, в подавлении буржуазии? Нет! Помогают ли они нам в этом отношении? Они скрываются за словами «соглашение рабочих и крестьян». Да, конечно, это нужно. Мы показали, как мы это делаем, когда 26 октября 1917 г. взяли программу эсеров в части поддержки крестьян и целиком ее провели. Этим мы тогда показали, что крестьянин, который подвергался эксплуатации помещиков, который живет своим


422__________________________ В. И. ЛЕНИН

трудом, который не спекулирует, — что такой крестьянин находит себе верного защит­ника в рабочем, посланном центральной государственной властью. Тут мы соглашение с крестьянином осуществили. Когда мы проводим продовольственную политику, тре­бующую, чтобы избыток хлеба, не нужный крестьянской семье, отдавался рабочим в государственную ссуду, то возражения против этого есть поддержка спекуляции. Это еще есть в мелкобуржуазных массах, привыкших жить по-буржуазному. Вот что страшно, вот где опасность для социальной революции! Помогали ли нам когда-нибудь в этом отношении представители меньшевиков и эсеров, хотя бы самых левых? Нет, никогда! Та их печать, которую мы должны будто бы во имя «принципов свободы» разрешить и образцы которой мы имеем, показывает, что ни одним словом, — я не го­ворю уже о деле, — они не помогают нам. Пока мы не победили полностью старую привычку, старый проклятый завет, что всякий за себя, один бог за всех, единственный выход для нас — это взять излишки хлеба в ссуду голодному рабочему. Это сделать страшно трудно, — мы знаем. Здесь ничего не может быть сделано насилием. Но сме­хотворно говорить, что мы представляем собой меньшинство рабочего класса, — это вызывает только смех. Это можно говорить в Париже, да и там нынче не дают этого го­ворить на рабочих собраниях. В той стране, где правительство было свергнуто с небы­валой легкостью, где рабочие и крестьяне с винтовкой в руках защищают свои интере­сы, где они применяют ее, как орудие своей воли, — в такой стране говорить, что мы представляем собой меньшинство рабочего класса, — смешно. Я понимаю, когда такие речи раздаются из уст Клемансо, Ллойд Джорджа, Вильсона. Вот чьи это слова, вот чьи это идеи! Когда эти речи Вильсона, Клемансо, Ллойд Джорджа, самых худших из хищ­ников, зверей империализма, повторяет здесь Мартов от имени Российской социал-демократической рабочей партии (с м е х), тогда я говорю себе, что надо быть начеку и знать, что тут ЧК необходима! (Аплодисмент ы.)


Просмотров 217

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!