Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПОГОЛОВНАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ ВОЙНЫ 17 часть



2) Советские хозяйства строить только в строго необходимых размерах, сообразуясь
с жизненными интересами окружающего крестьянства.

3) В деле объединения крестьян в коммуны, артели и т. п. строго проводить полити­
ку партии, которая не допускает в этом отношении никакого принуждения, предостав­
ляя это исключительно свободному решению самих крестьян и строго карая за всякие
попытки внести в это дело начало принуждения.

«Известия ЦК РКП (б)» № 8, Печатается по тексту

2 декабря 1919 г. «Известий ЦК РКП (б) »


ОБ УЛУЧШЕНИИ УПРАВЛЕНИЯ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫМ ТРАНСПОРТОМ

ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ125

СНК поручает НКП в недельный срок разработать подробный декрет (или инструк­цию) касательно участия рабочих и рабочих организаций, особенно профессиональных союзов, в управлении железных дорог, обучения рабочих управлению и т. п.

Написано 2 декабря 1919 г.

Впервые напечатано в 1933 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике XXIV



VIII ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РКП (б)

2—4 ДЕКАБРЯ 1919 г.



 


Напечатано: речь при открытии конферен­ции 3 декабря 1919 г. в газете «Известия ВЦИК» № 271; политический доклад ЦК и заключительное слово по докладу 20 де­кабря 1919 г. в «Известиях ЦК РКП(б)» № 9; проект резолюции по вопросу о международ­ной политике и заключительное слово по во­просу о Советской власти на Украине впервые в 1932 г. во 23 изданиях Сочинений В. И. Ленина, том XXIV


Печатается: речь при открытии конферен­ции по стенограмме, сверенной с текстом газеты «Известия ВЦИК»; политический доклад ЦК и заключительное слово по докла­ду по тексту « Известий ЦК РКП (б)», сверенному со стенограммой; проект резо­люции по вопросу о международной полити­ке по рукописи; заключительное слово по вопросу о Советской власти на Украине по стенограмме


РЕЧЬ ПРИ ОТКРЫТИИ КОНФЕРЕНЦИИ 2 ДЕКАБРЯ

Товарищи! Позвольте мне от имени Центрального Комитета РКП (большевиков) объявить Всероссийскую конференцию нашей партии открытой.

Товарищи! По уставу партии такого рода конференция должна созываться каждые 3 месяца, но то тяжелое положение, которое мы несколько месяцев тому назад пережива­ли в связи с военным положением, заставило нас так напрягать свои силы и так сжи­мать все аппараты не только советской, но и партийной работы, что, к сожалению, вы­полнить в точности постановление устава нам не удалось, и конференция была отсро­чена.



Товарищи! Мы созываем теперь конференцию в связи со съездом Советов127 в такой момент, когда нам удалось достигнуть гигантского улучшения на фронтах и когда мы уверены, что стоим накануне крупнейшего перелома к лучшему как в международном положении, так и в отношении военном, так же и в связи со всем нашим внутренним строительством. Какие задачи развертываются перед нами, об этом не раз уже говори­лось на партийных собраниях, в печати, и мы будем говорить о них при обсуждении отдельных, конкретных пунктов порядка дня. Поэтому я позволю себе прямо перейти к деловой стороне и предложить вам выбор президиума конференции.

Прошу указать, какие имеются по этому вопросу предложения.


342__________________________ В. И. ЛЕНИН

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД

ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА

2 ДЕКАБРЯ

(Аплодисмент ы.) Товарищи! Доклад Центрального Комитета с формальной стороны в данный момент должен был дать вам, главным образом, сводку опыта, за это время пройденного. Но я должен сказать, что такая задача — ограничиться историей, или хотя бы дать только отчет, обращающий главное внимание на историю, — слиш­ком не соответствует духу времени, которое мы переживаем, и тем задачам, которые перед нами стоят. Я поэтому позволю себе перенести центр тяжести в настоящем док­ладе, который я хотел бы представить и съезду Советов, не столько на описание того, что мы пережили, сколько на те указания опыта, которые мы получаем и должны полу­чать для нашей непосредственной практической деятельности.



Хотя за переживаемое время, можно сказать без всякого преувеличения, мы завоева­ли успехи громадные, хотя самая главная трудность у нас уже позади, все-таки нам предстоят трудности несомненно еще очень и очень большие. Естественно, внимание партии должно целиком сосредоточиться на решении этих задач, а в историю можно позволить себе углубиться лишь настолько, насколько это безусловно необходимо для разрешения задач, стоящих перед нами.


_____________________ VIII ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РКП(б)___________________ 343

Конечно, за пережитое Советской властью время самым главным вопросом, который нас больше всего занимал, является неминуемо вопрос военный. Гражданская война, понятно, все заполонила, и само собой разумеется, что в этой борьбе за существование мы должны были лучшие силы партии отрывать от всех остальных отраслей работы и деятельности и переводить их на работу военную. Иначе и быть не могло в условиях войны. Но зато, как ни пострадала от этого отвлечения творческая работа во многих отраслях нашей советской и партийной деятельности, нам действительно удалось в об­ласти военной добиться такого сосредоточения сил и достигнуть таких успешных ре­зультатов, которые не только нашими противниками, не только колеблющимися, но и большинством в нашей собственной среде, раньше были бы, вероятно, признаны не­возможными. Ибо держаться два года при прямой и косвенной поддержке всех наших врагов сначала германским империализмом, а потом еще более сильным, безраздельно захватившим весь мир, империализмом Антанты — держаться два года в стране, на­столько разоренной и настолько отсталой, это такая задача, решение которой было не­сомненно «чудом». Поэтому, мне кажется, нам надо присмотреться, каким же образом вышло так, что это «чудо» осуществилось, и какие вытекают отсюда практические вы­воды, на основании которых мы могли бы с твердостью сказать, — а мне кажется, мы и действительно можем с твердостью сказать, что как ни велики трудности внутреннего строительства, мы их. в ближайшее время преодолеем так же успешно, как успешно разрешили вопросы военной обороны.



Всемирный империализм, который вызвал у нас, в сущности говоря, гражданскую войну и виновен в ее затягивании, потерпел за эти два года поражения, и нам надо по­ставить прежде всего вопрос: как могло случиться, что в борьбе с всемирным империа­лизмом, который без всякого сомнения и посейчас еще во много раз сильнее нас, мы достигли такого громадного успеха? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необхо­димо


344__________________________ В. И. ЛЕНИН

бросить общий взгляд на историю гражданской войны в России, на историю вмеша­тельства Антанты. Мы должны прежде всего установить наличие в этой войне двух, коренным образом расходящихся по приему деятельности Антанты, периодов или двух основных методов ее военных действий против России.

Прежде всего, Антанта, победив Германию, при своем плане удушить Советскую республику в России, естественное дело, опиралась на свои собственные войска. И, ра­зумеется, если бы Антанта хотя бы небольшую долю своих гигантских армий, которые освободились после поражения Германии, — если бы она хотя бы только одну десятую долю этих войск могла двинуть настоящим образом против Российской Советской рес­публики, то само собой понятно, что нам бы не удержаться. И первый период граждан­ской войны в России характеризуется тем, что попытка Антанты своими собственными войсками сломить Советскую республику потерпела крушение. Английские войска, ко­торые действовали на Архангельском фронте, Антанте пришлось убрать. Высадка французских войск на юге России кончилась рядом восстаний французских матросов, и в настоящее время, как ни свирепо еще действует военная цензура, — хотя войны нет, но бывшая военная, теперь невоенная цензура продолжает существовать в якобы сво­бодных странах — Англии и Франции, — и как ни редки доходящие до нас экземпляры газет, мы все-таки имеем совершенно точные документальные данные из Англии и Франции, которые показывают, что сведения, например, о восстании матросов на французских военных судах в Черном море, во французскую прессу попали, что осуж­дение нескольких французских матросов на каторгу стало известно во Франции, что вся коммунистическая, вся революционная рабочая пресса Франции и Англии на эти факты ссылается, что, например, имя тов. Жанны Лябурб, которую французы расстре­ляли в Одессе за большевистскую агитацию, стало лозунгом для французской социали­стической рабочей печати не только коммуни-


_____________________ VIII ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РКП(б)___________________ 345

стического крыла: даже такая газета, как «Юманите», которая, в сущности говоря, по основным своим принципам стоит ближе всего к точке зрения наших меньшевиков и эсеров, даже эта газета имя Лябурб сделала лозунгом борьбы против французского им­периализма, за невмешательство в дела России. Точно так же письма английских сол­дат, побывавших на Архангельском фронте, обсуждались в английской рабочей прессе. Об этом у нас есть совершенно точные документальные данные. Поэтому нам ясно, что здесь действительно произошел величайший сдвиг, на который мы раньше всегда ука­зывали, на который глубоко надеялись и который хотя и с необычайной медленностью, но, несомненно, стал за последнее время фактом.

Этот сдвиг неизбежно вызывался самим ходом вещей. Именно те страны, которые больше всего считались и считаются демократическими, цивилизованными и культур­ными, именно они вели войну против России самыми зверскими средствами, без ма­лейшей тени законности. Большевиков обвиняют в нарушении демократизма, — это ходячий довод против нас у меньшевиков и эсеров и у всей европейской буржуазной печати. Но ни одно из этих демократических государств не решилось и не посмеет по законам своей собственной страны объявить войну Советской России. Рядом с этим идет внешне незаметный, но очень глубокий протест со стороны рабочей печати, кото­рая заявляет: где в нашей конституции, в конституции Франции, Англии и Америки, те законы, которые позволяют вести войну, не объявляя ее и не спрашивая парламента? И в печати Англии, Франции и Америки делались предложения предать суду главы своих государств за государственные преступления, за объявление войны без разрешения парламента. Такие предложения делались. Правда, они делались в листках, выходящих не чаще раза в неделю, конфискуемых, вероятно, не реже раза в месяц, имеющих рас­пространение в несколько сот или несколько тысяч экземпляров. Такими листками во­жди ответственных правительственных партий могли и пренебрегать.


346__________________________ В. И. ЛЕНИН

Но тут нужно отметить две основные струи: господствующие классы во всем мире из­дают ежедневно миллионы экземпляров известных капиталистических газет, которые наполнены неслыханной ложью и клеветой против большевиков. Внизу же, в рабочих массах знают от тех солдат, которые вернулись из России, о лживости всей этой кампа­нии. Таким образом, создается необходимость для Антанты убрать свои войска из Рос­сии.

Когда мы с самого начала говорили, что ставим ставку на всемирную революцию, над этим смеялись и сотни раз объявляли и сейчас объявляют это несбыточным. Но мы за два года получили точный материал для проверки. Мы знаем, что если говорить об этой ставке в смысле надежды на быстрое непосредственное восстание в Европе, то этого не было. Но что эта ставка оказалась в основе своей глубоко верной и что она вы­рвала с самого начала почву для вооруженного вмешательства Антанты, — после двух лет и особенно после поражения Колчака, после ухода английских войск из Архангель­ска и со всего Северного фронта, — это бесспорнейший исторический факт. Было дос­таточно самого небольшого количества из имевшихся у Антанты армий, чтобы нас за­давить. Но мы смогли победить врага, потому что в самый трудный момент сочувствие рабочих всего мира показало себя. И, таким образом, из этого первого периода нашест­вия Антанты на нас нам удалось выйти с честью. Мне припоминается, что в одной ста­тье, кажется Радека, говорилось, что соприкосновение войск Антанты с горячей почвой России, зажегшей пожар социалистической революции, зажжет и эти войска. Действи­тельность показала, что так и произошло на самом деле. Нечего говорить о том, что процессы, происходящие среди английских и французских солдат и матросов, знающих имена тех, кто расстрелян за большевистскую агитацию, нечего говорить о том, что, как ни слабы эти процессы, как ни слабы там коммунистические организации, — они делают работу гигантскую. Результаты налицо: они заставили Антанту убрать свои войска


_____________________ VIII ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РКП(б)___________________ 347

назад. Только это дало нам первую крупнейшую победу.

Второй прием Антанты, вторая система ее борьбы состояла в том, чтобы использо-

Я

вать против нас маленькие государства. В конце августа этого года шведская газета сообщила, будто бы военный министр Англии Черчилль заявил, что на Россию будут наступать 14 государств и что, следовательно, в ближайший срок, во всяком случае в конце года, падение Петрограда и Москвы обеспечено. Кажется, Черчилль потом опро­верг это заявление, сказав, что его выдумали большевики. Но мы имеем точные сведе­ния о том, в какой шведской газете это сообщение было помещено. Поэтому мы утвер­ждаем, что это сообщение исходит из европейских источников. Кроме того, оно под­тверждается фактами. На примере Финляндии и Эстляндии мы с абсолютной точно­стью установили, что Антанта употребляла все усилия, чтобы заставить их наступать против Советской России. Мне лично пришлось читать одну передовицу английской газеты «Тайме», посвященную вопросу о Финляндии129, в такое время, когда войска Юденича стояли в нескольких верстах от Петрограда и опасность для последнего была самая гигантская. Статья эта прямо кипела негодованием, возмущением и написана бы­ла с неслыханной, необычной для газеты страстностью (обыкновенно подобные газеты пишутся дипломатически, как у нас писалась милюковская «Речь» ). Это была самая бешеная прокламация, обращенная к Финляндии и ставящая вопрос ребром: судьба ми­ра зависит от Финляндии, на которую смотрят все цивилизованные капиталистические страны. Мы знаем, что момент, когда войска Юденича были в нескольких верстах от Петрограда, был момент решающий. Безразлично, говорил или не говорил вышеприве­денные слова Черчилль, но такую политику он вел. Известно, какое давление оказывал империализм Антанты на эти маленькие страны, наскоро созданные, бессильные, цели­ком зависящие от Антанты даже в самых насущных вопросах, как вопрос продовольст­вия, и во всех других отношениях. Вырваться из


348__________________________ В. И. ЛЕНИН

этой зависимости они не могут. Все способы давления, финансового, продовольствен­ного, военного, были пущены в ход, чтобы заставить Эстляндию, Финляндию и, несо­мненно, также Латвию, Литву и Польшу, заставить весь этот цикл государств идти про­тив нас. История последнего похода Юденича на Петроград показала окончательно, что этот второй метод ведения войны Антантой сорвался. Нет никакого сомнения, что са­мой небольшой помощи Финляндии или — немного более — помощи Эстляндии было бы достаточно, чтобы решить судьбу Петрограда. Нет никакого сомнения, что, сознавая важность положения, Антанта сделала все усилия, чтобы добиться этой помощи, и тем не менее она потерпела крах.

Это — вторая гигантская международная победа, которую мы одержали, и победа более сложная, чем первая. Первая была одержана потому, что оказалось, что француз­ские и английские войска действительно нельзя держать на территории России: они не воюют, а доставляют Англии и Франции бунтовщиков, поднимающих английских и французских рабочих против своих правительств. Но оказалось, что, хотя Россию и ок­ружили и окружают умышленно кольцом маленьких государств, создаваемых и под­держиваемых, понятно, в целях борьбы против большевизма, и это оружие обращается против Антанты. Во всех этих государствах существуют буржуазные правительства, почти всегда имеющие в своем составе буржуазных соглашателей, людей, которые идут против большевиков в силу своего классового положения. Каждая из этих наций настроена безусловно решительно враждебно к большевикам, тем не менее нам удалось этих буржуа и соглашателей повернуть на свою сторону. Это кажется невероятным, но это именно так, потому что каждое из этих государств после пережитой империалист­ской войны не может не колебаться в вопросе о том, есть ли им расчет бороться сейчас против большевиков, когда другим претендентом на власть в России, претендентом, дающим основание считать его союзным, является только Колчак или Деникин, т. е.


_____________________ VIII ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РКП(б)___________________ 349

представители старой империалистской России, а что Колчак или Деникин здесь пред­ставители старой России, сомнений нет. Следовательно, мы получили возможность опереться на другую трещину в лагере империализма. Если первые месяцы после на­шей революции мы держались потому, что германский и английский империализм бы­ли в мертвой схватке друг с другом, если после этого полугодия мы держались еще больше полугода потому, что войска Антанты оказались неспособными бороться про­тив нас, то следующий год, за который приходится преимущественно теперь отчиты­ваться, мы продержались с успехом потому, что попытка великих держав, под влияни­ем которых безусловно и безоговорочно находятся все маленькие страны, попытка их мобилизовать маленькие страны против нас потерпела крушение из-за противоречия интересов международного империализма и интересов этих стран. Каждая из этих ма­леньких стран уже испытала на себе лапы Антанты. Они знают, что когда французские, американские и английские капиталисты говорят: «Мы вам гарантируем независи­мость» — это на практике значит: «Мы у вас скупаем все источники ваших богатств и держим вас в кабале. Кроме того, мы вас третируем с наглостью офицера, который приехал в чужую страну управлять и спекулировать и ни с кем не желает считаться». Они знают, что сплошь и рядом английский посол в такой стране значит больше, чем любой тамошний царь или парламент. И если этих истин мелкобуржуазные демократы до сих пор понять не могли, то теперь действительность заставляет их это понять. Ока­зывается, что по отношению к буржуазным и мелкобуржуазным элементам маленьких стран, которых грабят империалисты, мы представляем из себя если не союзников, то соседей более надежных и ценных, чем империалисты.

Это — вторая победа, которую мы одержали над международным империализмом.

Вот почему мы вправе теперь сказать, что главные трудности у нас позади. Нет ни­каких сомнений, что


350__________________________ В. И. ЛЕНИН

Антанта сделает еще очень много попыток военного вмешательства в наши дела. Если последние победы над Колчаком, над Юденичем заставили представителей всех этих держав говорить теперь о том, что поход на Россию безнадежен, и предлагать мир, то мы должны дать себе ясный отчет, какое значение имеют подобные выступления. Я бы просил тут не записывать...

Если мы у представителей буржуазной интеллигенции, у беспощадных врагов наших вырвали такие признания, мы вправе и тут сказать, что симпатии не только рабочего класса на стороне Советской власти, но и широких кругов буржуазной интеллигенции. Представители обывателей, мелкой буржуазии, тех, кто в бешеной схватке труда с ка­питалом колебались, стали решительно на нашу сторону, и на поддержку их мы можем теперь отчасти рассчитывать.

Эта победа должна нами учитываться, и, если мы ее поставим в связь с тем, каким образом, в конце концов, нам досталась победа над Колчаком, вывод получится еще более убедительный... и тут можно начать писать, потому что дипломатия тут кончи­лась.

Если мы поставим вопрос, какие силы обусловили нашу победу над Колчаком, то мы должны будем признать, что победа над Колчаком, несмотря на то, что он действовал на территории, где меньше всего пролетариата и где крестьянину мы не могли дать не­посредственной реальной помощи для свержения помещичьей власти, какую мы ему дали в России, несмотря на то, что Колчак начинал с фронта, который был поддержан меньшевиками и эсерами, образовавшими фронт Учредительного собрания, несмотря на то, что там были наилучшие условия для того, чтобы создать правительственную власть, опирающуюся на помощь всемирного империализма, — тем не менее этот экс­перимент окончился полным поражением Колчака. Из этого мы имеем право сделать тот вывод, который является самым существенным для нас и во всей нашей деятельно­сти


_____________________ VIII ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РКП(б)___________________ ЗЦ

должен нами руководить: исторически побеждает тот класс, который может вести за собой массу населения. Если меньшевики и эсеры до сих пор говорят об Учреди­тельном собрании, о воле нации и т. д., то мы за это время убедились на опыте в том, что в революционное время классовая борьба ведется в формах самых ужасных, но мо­жет привести к победе только тогда, когда класс, который ведет ее, способен вести за собой большинство населения. В этом отношении то сравнение, которое было произве­дено не голосованием билетиками, а более чем годичным опытом самой тяжелой, са­мой кровавой борьбы, которая требовала жертв во сто раз больше, чем та или другая политическая борьба, — этот опыт по отношению к Колчаку показал, что мы осущест­вляем господство того самого класса, большинство которого умеем вести за собой, присоединяя к себе в друзья и союзники крестьянство, лучше, чем какая бы то ни было другая партия. Это доказал пример Колчака. Этот пример в отношении социальном яв­ляется для нас самым последним нашим уроком. Он показывает, на кого мы можем рассчитывать и кто идет против нас.

Рабочий класс, как он ни ослаблен империалистской войной и разрухой, осуществ­ляет политическое господство, но он этого не мог бы сделать, если бы не привлек к се­бе в союзники и друзья большинство трудящегося населения, в русских условиях — крестьянство. Это осуществилось в Красной Армии, где мы смогли использовать спе­циалистов, в большинстве настроенных против нас, и создать ту армию, которая, по признанию наших врагов — эсеров в резолюции последнего совета их партии, пред­ставляет армию не наемников, а народную131. Рабочий класс смог создать эту армию, большинство которой принадлежит не к его классу, смог использовать специалистов, настроенных против него, только потому, что он мог вести за собой, мог превратить в своих друзей и союзников ту массу трудящихся, которая связана с мелким хозяйством, которая связана с собственностью и которая поэтому стремится неуклонно к свободной торговле, т. е. к


352__________________________ В. И. ЛЕНИН

капитализму, к возвращению власти денег. В этом — основа всего того, чего мы за два года добились. Во всей дальнейшей нашей работе, во всей дальнейшей нашей деятель­ности, в той деятельности, к которой нужно приступить в освобождаемой Украине, и в том строительстве, вся тяжесть и вся важность задач которого развернется после побе­ды над Деникиным, этот основной урок мы должны больше всего зарубить себе на но­су, больше всего должны его памятовать. Политические итоги нашей деятельности, мне кажется, больше всего к этому сводятся и в этом суммируются.

Товарищи! Было уже сказано, что война есть продолжение политики. Мы это испы­тали на своей собственной войне. Война империалистская, которая была продолжением политики империалистов, господствующих классов, помещиков и капиталистов, вызы­вала в народных массах враждебное отношение и была лучшим средством революцио­низирования этих масс. Она у нас, в России, облегчила и свержение монархии, и свер­жение помещичьего землевладения, и буржуазии, которое произошло с неслыханной легкостью только потому, что империалистская война была продолжением, обострени­ем, обнаглением империалистской политики. А наша война была продолжением нашей коммунистической политики, политики пролетариата. До сих пор мы читаем у меньше­виков и эсеров и слышим от беспартийных и колеблющихся людей: «Вы обещали мир, а дали войну, вы обманули трудящиеся массы». А мы говорим, что трудящиеся массы, хотя они и не учились марксизму, но тем не менее своим классовым инстинктом угне­тенных людей, людей, которые десятки лет чувствовали на своей шкуре, что такое по­мещик и капиталист, отлично усвоили разницу между войной империалистской и гра­жданской. Для всех тех, кто испытал на своей шкуре десятки лет угнетения, для всех тех эта разница между войнами понятна. Империалистская война была продолжением империалистской политики. Она восстанавливала массы против своих владык. Граж­данская же война против помещи-


_____________________ VIII ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РКП(б)___________________ 353

ков и капиталистов была продолжением политики свержения этих помещиков и капи­талистов, и с каждым месяцем развитие этой войны укрепляло связь трудящихся масс с пролетариатом, который руководит этой войной. Как ни много было испытаний, как ни часты были громадные поражения, как ни тяжелы были эти поражения, как ни часто бывали моменты, когда враг одерживал громаднейшие победы и существование Совет­ской власти висело на волоске, — такие моменты бывали, нет сомнений, что Антанта попробует еще бороться против нас, — но мы должны сказать, что опыт, который мы пережили, — очень солидный опыт. Этот опыт показал, что война укрепляет сознание трудящихся масс и показывает им преимущество Советской власти. Люди наивные или люди, целиком живущие предрассудками старого мещанства и старого буржуазно-демократического парламентаризма, ждут от крестьянина, чтобы он избирательным бюллетенем решил, идет ли он с большевиками-коммунистами или с эсерами; иного решения они не желают признавать, потому что они сторонники народоправства, сво­боды, Учредительного собрания и т. д. А жизнь решила так, что крестьянину пришлось этот вопрос проверять на деле. После того, как в Учредительном собрании он дал большинство эсерам, после того, как политика эсеров потерпела крах, и крестьянам пришлось практически иметь дело с большевиками, крестьянин убедился, что это власть твердая, власть, которая требует довольно многого, что это власть, которая уме­ет добиться исполнения этих требований во что бы то ни стало, что это власть, которая признает ссужение хлебом голодного безусловным долгом крестьянина, хотя бы это было без эквивалента, что это власть, которая добивается во что бы то ни стало переда­чи этого хлеба голодающим. Это крестьянин видел, он сравнил эту власть с властью Колчака и Деникина и сделал выбор не путем голосования, а путем решения вопроса на практике, когда ему пришлось испытать и ту и другую власть. Крестьянин решает и бу­дет решать этот вопрос в нашу пользу.


354__________________________ В. И. ЛЕНИН

Вот что нам доказала история поражения Колчака и что нам доказывают наши побе­ды на юге. Вот почему мы говорим, что действительно массы, миллионы людей, живу­щих в деревнях, миллионы крестьян окончательно становятся на нашу сторону. В этом, мне кажется, заключается главный политический урок, который мы вынесли за это время и который мы должны применить к тем задачам внутреннего строительства, ко­торые теперь, по завершении нашей победы над Деникиным, будут стоять на очереди дня, так как мы получили возможность сосредоточиться на внутреннем строительстве.

До сих пор больше всего мелкая буржуазия в Европе обвиняла нас в нашем терро­ризме, в нашем грубом подавлении интеллигенции и обывателя. На это мы скажем: «Все это навязали нам вы, ваши правительства». Когда нам кричат о терроре, мы отве­чаем: «А когда державы, имеющие в руках всемирный флот, имеющие в руках военные силы в сто раз больше наших, обрушиваются на нас и заставляют воевать против нас все малые государства, — это не был террор?». — Это был настоящий террор, когда против страны, одной из наиболее отсталых и ослабленных войной, объединились все державы. Даже Германия помогала постоянно Антанте еще с тех времен, когда она, не будучи побеждена, питала Краснова, и до последнего времени, когда та же Германия блокирует нас и оказывает прямое содействие нашим противникам. Этот поход все­мирного империализма, этот военный поход против нас, этот подкуп заговорщиков внутри страны, — разве это не был террор? Наш террор был вызван тем, что против нас обрушились такие военные силы, против которых нужно было неслыханно напрягать все наши силы. Нужно было действовать внутри страны со всей настойчивостью, нуж­но было собрать все силы. Здесь мы не хотели оказаться — и мы решили, что не ока­жемся — в том положении, в каком оказались соглашатели с Колчаком в Сибири, в ка­ком завтра будут немецкие соглашатели, воображающие, будто они представляют пра­вительство и опираются на Учредительное


_____________________ VIII ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РКП(б)___________________ 355

собрание, а на деле сотня или тысяча офицеров в любой момент может дать такому правительству по шапке. И это понятно, потому что это офицерство представляет из себя массу обученную, организованную, великолепно знающую военное дело, имею­щую в своих руках все нити, превосходно информированную насчет буржуазии и по­мещиков, обеспеченную их сочувствием.

Это показала история всех стран после империалистской войны, и теперь перед ли­цом такого террора со стороны Антанты мы имели право прибегнуть к этому террору.


Просмотров 251

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!