Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






НОВАЯ КНИГА ВАНДЕРВЕЛЬДЕ О ГОСУДАРСТВЕ 11 часть



15. То равенство граждан, независимо от пола, религии, расы, национальности, кото­
рое буржуазная демократия всегда и везде обещала, но нигде не провела и, в силу гос­
подства капитализма, провести не могла, Советская власть, или диктатура пролетариа­
та, осуществляет сразу и полностью, ибо в состоянии сделать это только власть рабо­
чих, не заинтересованных в частной собственности на средства производства и в борьбе
за раздел и передел их.

16. Старая, т. е. буржуазная, демократия и парламентаризм были организованы так,
что именно массы трудящихся всего более были отчуждены от аппарата управления.
Советская власть, т. е. диктатура пролетариата, напротив, построена так, чтобы сбли­
зить массы трудящихся с аппаратом управления. Той же цели служит соединение зако­
нодательной и исполнительной власти при советской организации государства и замена
территориальных избирательных округов производственными единицами, каковы: за­
вод, фабрика.

17. Войско было аппаратом угнетения не только при монархии. Оно осталось тако­
вым и во всех буржуазных, даже наиболее демократических, республиках. Только Со­
ветская власть, как постоянная государственная организация именно угнетавшихся ка­
питализмом классов, в состоянии разрушить подчинение войска бур-


I КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА_____________ 501

жуазному командованию и действительно слить пролетариат с войском, действительно осуществить вооружение пролетариата и разоружение буржуазии, без чего невозможна победа социализма.

18. Советская организация государства приспособлена к руководящей роли пролета­
риата, как класса, наиболее сконцентрированного и просвещенного капитализмом.
Опыт всех революций и всех движений угнетенных классов, опыт всемирного социали­
стического движения учит нас, что только пролетариат в состоянии объединить и вести
за собой распыленные и отсталые слои трудящегося и эксплуатируемого населения.

19. Только советская организация государства в состоянии действительно разбить
сразу и разрушить окончательно старый, т. е. буржуазный, чиновничий и судейский
аппарат, который сохранялся и неизбежно должен был сохраняться при капитализме
даже в самых демократических республиках, будучи фактически наибольшей помехой
проведению демократизма в жизнь для рабочих и трудящихся. Парижская Коммуна
сделала первый всемирно-исторический шаг по этому пути, Советская власть — вто­
рой.



20. Уничтожение государственной власти есть цель, которую ставили себе все со­
циалисты, Маркс в том числе и во главе. Без осуществления этой цели истинный демо­
кратизм, т. е. равенство и свобода, неосуществим. А к этой цели ведет практически
только советская, или пролетарская, демократия, ибо, привлекая к постоянному и не­
пременному участию в управлении государством массовые организации трудящихся,
она начинает немедленно подготовлять полное отмирание всякого государства.

21. Полное банкротство социалистов, собравшихся в Берне, полное непонимание
ими новой, т. е. пролетарской, демократии видно особенно из следующего. 10 февраля
1919г. Брантинг закрыл в Берне международную конференцию желтого Интернацио­
нала. 11 февраля 1919 г. в Берлине, в газете его участников «Die Freiheit», напечатано
обращение партии «независимых» к пролетариату. В этом обращении


502__________________________ В. И. ЛЕНИН

признается буржуазный характер правительства Шейдемана, ему ставится в упрек же­лание отменить Советы, которые называются Träger und Schützer der Revolution — но­сителями и хранителями революции, и делается предложение легализовать Советы, дать им государственные права, дать им право приостанавливать решения Националь­ного собрания, с передачей дела на всенародное голосование.



Такое предложение есть полный идейный крах теоретиков, защищавших демокра­тию и не понимавших ее буржуазного характера. Смехотворная попытка соединить систему Советов, т. е. диктатуру пролетариата, с Национальным собранием, т. е. с дик­татурой буржуазии, разоблачает до конца и убожество мысли желтых социалистов и социал-демократов, и их политическую реакционность мелких буржуа, и их трусливые уступки неудержимо растущей силе новой, пролетарской, демократии.

22. Осуждая большевизм, большинство желтого Интернационала в Берне, которое не решилось формально голосовать соответствующей резолюции из боязни рабочих масс, поступало правильно с классовой точки зрения. Именно это большинство вполне соли­дарно с русскими меньшевиками и социалистами-революционерами и Шейдеманами в Германии. Русские меньшевики и социалисты-революционеры, жалуясь на преследова­ния со стороны большевиков, пытаются скрыть тот факт, что преследования эти вызва­ны участием меньшевиков и социалистов-революционеров в гражданской войне на стороне буржуазии против пролетариата. Точно так же Шейдеманы и их партия уже доказали в Германии такое же свое участие в гражданской войне на стороне буржуазии против рабочих.

Вполне естественно поэтому, что большинство участников бернского желтого Ин­тернационала высказалось за осуждение большевиков. В этом выразилась не защита «чистой демократии», а самозащита людей, которые знают и чувствуют, что в граждан­ской войне они стоят на стороне буржуазии против пролетариата.


_______________ I КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА_____________ 503



Вот почему, с классовой точки зрения, нельзя не признать правильным решение большинства желтого Интернационала. Пролетариат должен, не боясь правды, посмот­реть ей прямо в лицо и сделать отсюда все политические выводы.

Товарищи! Мне хотелось бы прибавить еще кое-что к последним двум пунктам. Я думаю, что товарищи, которые должны нам сделать доклад о Бернской конференции, расскажут нам об этом подробнее.

В течение всей Бернской конференции не было сказано ни одного слова о значении Советской власти. Уже в течение двух лет мы обсуждаем этот вопрос в России. В апре­ле 1917 г. на партийной конференции нами был уже теоретически и политически по­ставлен вопрос: «Что такое Советская власть, каково ее содержание, в чем ее историче­ское значение?». Уже почти два года обсуждаем мы этот вопрос, и на нашем партийном съезде приняли резолюцию по этому поводу205.

Берлинская «Freiheit» напечатала 11 февраля воззвание к немецкому пролетариату, подписанное не только вождями независимых социал-демократов Германии, но и всеми членами фракции независимых. В августе 1918 г. крупнейший теоретик этих независи­мых, Каутский, писал в своей брошюре «Диктатура пролетариата», что он сторонник демократии и советских органов, но что Советы должны иметь лишь хозяйственное значение и отнюдь не признаваться в качестве государственных организаций. Каутский повторяет то же самое в номерах «Freiheit» от 11 ноября и 12 января. 9 февраля появля­ется статья Рудольфа Гильфердинга, который считается также одним из крупнейших авторитетных теоретиков II Интернационала. Он предлагает юридически, путем госу­дарственного законодательства, объединить систему Советов с Национальным собра­нием. Это было 9 февраля. 11-го это предложение принимается всей партией независи­мых и опубликовывается в виде воззвания.

Несмотря на то, что Национальное собрание уже существует, даже после того как «чистая демократия» воплотилась в действительность, после того как самые


504__________________________ В. И. ЛЕНИН

крупные теоретики независимых социал-демократов объявили, что советские организа­ции не должны быть государственными организациями, несмотря на все это — опять колебание! Это доказывает, что эти господа действительно ничего не поняли в новом движении и в условиях его борьбы. Но это доказывает еще и другое, а именно: должны быть условия, причины, вызывающие это колебание! После всех этих событий, после этой почти двухлетней победоносной революции в России, когда нам предлагают такие резолюции, как принятые на Бернской конференции, в которых ничего не говорится о Советах и их значении, на которой ни один делегат ни в одной речи не обмолвился об этом ни единым словом, мы можем с полным правом утверждать, что все эти господа, как социалисты и теоретики, умерли для нас.

Но практически, с точки зрения политики, это, товарищи, доказательство того, что среди масс происходит большой сдвиг, — раз эти независимые, бывшие теоретически и принципиально против этих государственных организаций, вдруг предлагают такую глупость, как «мирное» соединение Национального собрания с системой Советов, т. е. соединение диктатуры буржуазии с диктатурой пролетариата. Мы видим, как все они обанкротились в социалистическом и теоретическом отношениях и какая огромная пе­ремена происходит в массах. Отсталые массы немецкого пролетариата идут к нам, пришли к нам! Значение Независимой партии германских социал-демократов, лучшей части Бернской конференции, с теоретической и социалистической точек зрения, таким образом, равно нулю; некоторое значение, однако, за ней остается, и оно состоит в том, что эти колеблющиеся элементы служат нам показателем настроения отсталых частей пролетариата. В этом, по моему убеждению, и заключается величайшее историческое значение этой конференции. Нечто подобное мы пережили в нашей революции. Наши меньшевики прошли почти в точности тот же путь развития, что и теоретики независи­мых в Германии. Сначала, когда они имели в Советах большинство,


_______________ I КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА_____________ 505

они были за Советы. Тогда только и слышно было: «Да здравствуют Советы!», «За Со­веты!», «Советы — революционная демократия!». Когда же большинство в Советах получили мы, большевики, тогда запели они другие песни: Советы не должны сущест­вовать наряду с Учредительным собранием; а различные меньшевистские теоретики делали почти такие же предложения, вроде соединения системы Советов с Учредитель­ным собранием и включения их в государственную организацию. Здесь еще раз обна­руживается, что общий ход пролетарской революции одинаков во всем мире. Сначала стихийное образование Советов, затем их распространение и развитие, далее появление на практике вопроса: Советы или Национальное собрание, или Учредительное собра­ние, или буржуазный парламентаризм; полнейшая растерянность среди вожаков и, на­конец, — пролетарская революция. Но я полагаю, что после почти двух лет революции мы не должны так ставить вопрос, а должны выносить конкретные решения, так как распространение системы Советов является для нас, и в особенности для большинства западноевропейских стран, важнейшей задачей.

Мне хотелось бы привести здесь только одну резолюцию меньшевиков. Я просил т. Оболенского перевести ее на немецкий язык. Он мне обещал это сделать, но, к сожале­нию, его здесь нет. Я постараюсь воспроизвести ее по памяти, так как полного текста этой резолюции у меня нет.

Иностранцу, ничего не слышавшему про большевизм, весьма трудно составить себе собственное мнение о наших спорных вопросах. Все, что утверждают большевики, ос­паривают меньшевики, и наоборот. Конечно, во время борьбы и не может быть иначе, поэтому-то весьма важно, что последняя конференция партии меньшевиков в декабре 1918 г. приняла длинную, подробную резолюцию, которая была напечатана полностью в меньшевистской «Газете Печатников» . В этой резолюции меньшевики сами вкрат­це излагают историю классовой борьбы и гражданской войны. В резолюции говорится, что они осуждают те группы


506__________________________ В. И. ЛЕНИН

своей партии, которые находятся в союзе с имущими классами на Урале, на юге, в Крыму и в Грузии, — и перечисляются все эти области. Те группы меньшевистской партии, которые в союзе с имущими классами шли против Советской власти, осужда­ются теперь в резолюции, а последний пункт осуждает и тех, кто перешел к коммуни­стам. Отсюда следует: меньшевики вынуждены признать, что в их партии нет единства и что они стоят или на стороне буржуазии, или на стороне пролетариата. Большая часть меньшевиков перешла на сторону буржуазии и во время гражданской войны боролась против нас. Мы, конечно, преследуем меньшевиков, мы их даже расстреливаем, когда они в войне против нас борются против нашей Красной Армии и расстреливают наших красных командиров. На войну буржуазии мы ответили войной пролетариата, — друго­го исхода быть не может. Таким образом, с политической точки зрения все это — лишь меньшевистское лицемерие. Исторически непонятно, каким образом на Бернской кон­ференции люди, официально не объявленные сумасшедшими, могли, по поручению меньшевиков и эсеров, говорить о борьбе большевиков с ними, но умолчать о своей борьбе в союзе с буржуазией против пролетариата.

Все они с ожесточением выступают против нас, так как мы их преследуем. Это вер­но. Но они не говорят ни словечка о том, какое участие они сами принимали в граждан­ской войне! Я думаю, что я должен буду предоставить для протокола полный текст ре­золюции, а иностранных товарищей попрошу обратить внимание на эту резолюцию, так как она представляет собой исторический документ, в котором вопрос ставится правильно и который дает лучший материал для оценки спора «социалистических» на­правлений в России между собой. Между пролетариатом и буржуазией существует еще класс людей, склоняющихся то в одну, то в другую сторону; так было всегда и во всех революциях, и абсолютно невозможно, чтобы в капиталистическом обществе, где про­летариат и буржуазия образуют два враждебных лагеря, не существовало между ними про-


_______________ I КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА_____________ 507

межуточных слоев. Существование этих колеблющихся элементов исторически неиз­бежно, и, к сожалению, такие элементы, которые сами не знают, на чьей стороне они завтра станут бороться, будут еще довольно долго существовать.

Я хочу сделать практическое предложение, заключающееся в том, чтобы принять ре­золюцию, в которой должны быть специально отмечены три пункта.

Во-первых: одна из самых важных задач для товарищей из западноевропейских стран состоит в разъяснении массам значения, важности и необходимости системы Со­ветов. В этом вопросе наблюдается недостаточное понимание. Если Каутский и Гиль-фердинг, как теоретики, и обанкротились, то последние статьи в «Freiheit» все же дока­зывают, что они правильно изображают настроение отсталых частей немецкого проле­тариата. И у нас происходило то же самое: в первые восемь месяцев русской револю­ции вопрос о советской организации очень много обсуждался, и рабочим было неясно, в чем состоит новая система и можно ли из Советов создать государственный аппарат. В нашей революции мы продвигались вперед не теоретическим путем, а практическим. Например, вопрос об Учредительном собрании мы раньше теоретически не выставляли и не говорили, что не признаем Учредительного собрания. Лишь позднее, когда совет­ские организации распространились по всей стране и завоевали политическую власть, лишь тогда мы решили разогнать Учредительное собрание. Теперь мы видим, что в Венгрии и в Швейцарии вопрос стоит гораздо острее207. С одной стороны, это очень хорошо: мы черпаем отсюда твердую уверенность в том, что революция в западноевро­пейских государствах движется быстрее и принесет нам большие победы. С другой же стороны, в этом кроется известная опасность, а именно та, что борьба будет столь стремительна, что сознание рабочих масс не будет поспевать за таким развитием. Зна­чение системы Советов и теперь еще не ясно для больших масс политически образо­ванных немецких рабочих, так как они воспитаны в духе парламентаризма и в буржу­азных предрассудках.


508__________________________ В. И. ЛЕНИН

Во-вторых: о распространении системы Советов. Когда мы слышим, как быстро распространяется идея Советов в Германии и даже в Англии, для нас это является важ­нейшим доказательством того, что пролетарская революция победит. Задержать ход ее можно только на короткое время. Другое дело, когда товарищи Альберт и Платтен нам заявляют, что у них в деревнях среди сельских рабочих и мелкого крестьянства почти не существует Советов. Я прочел в «Rote Fahne» статью против крестьянских Советов, но, совершенно правильно, за Советы батрацкие и деревенской бедноты208. Буржуазия и ее лакеи, как Шейдеман и К , уже выставили лозунг: крестьянские Советы. Но нам нужны лишь Советы батрацкие и деревенской бедноты. К сожалению, из докладов то­варищей Альберта и Платтена и других мы усматриваем, что, за исключением Венгрии, для распространения советской системы в деревне делается весьма мало. В этом, быть может, и заключается еще практическая и довольно большая опасность для достижения верной победы германским пролетариатом. Победа может считаться обеспеченной лишь тогда, когда будут организованы не только городские рабочие, но и сельские про­летарии, и притом организованы не так, как прежде, — в профсоюзы и кооперативы, — а в Советы. Нам победа далась легче потому, что в октябре 1917 г. мы шли с крестьян­ством, со всем крестьянством. В этом смысле наша революция тогда была буржуазной. Первый шаг нашего пролетарского правительства заключался в том, что старые требо­вания всего крестьянства, выраженные еще при Керенском крестьянскими Советами и сходами, были признаны в законе, изданном нашим правительством 26 октября (старо­го стиля) 1917 г., на другой день после революции. В этом заключалась наша сила, по­этому-то нам так легко было завоевать подавляющее большинство. Для деревни наша революция еще продолжала быть буржуазной, и лишь позже, через полгода, мы были вынуждены в рамках государственной организации положить в деревнях начало клас­совой борьбе, учреждать в каждой деревне коми-


_______________ I КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА_____________ 509

теты бедноты, полупролетариев, и систематически бороться с деревенской буржуазией. У нас это было неизбежно благодаря отсталости России. В Западной Европе дело про­изойдет иначе, поэтому мы и должны подчеркнуть, что распространение системы Со­ветов и на сельское население в соответствующих, быть может новых, формах абсо­лютно необходимо.

В-третьих: мы должны сказать, что завоевание коммунистического большинства в Советах составляет главную задачу во всех странах, где Советская власть еще не побе­дила. Наша комиссия резолюций вчера обсуждала этот вопрос. Быть может, другие то­варищи еще выскажутся об этом, но я хотел бы предложить принять эти три пункта, как особую резолюцию. Мы не в состоянии, конечно, предписывать путь развитию. Весьма вероятно, что во многих западноевропейских странах революция наступит очень скоро, но мы, в качестве организованной части рабочего класса, в качестве пар­тии, стремимся и должны стремиться получить большинство в Советах. Тогда наша по­беда обеспечена, и никакая сила не в состоянии будет что-либо предпринять против коммунистической революции. Иначе победа достанется не так легко и не будет долго­вечна. Итак, я хотел бы предложить принять эти три пункта в виде специальной резо­люции.


510__________________________ В. И. ЛЕНИН

РЕЗОЛЮЦИЯ К ТЕЗИСАМ О БУРЖУАЗНОЙ ДЕМОКРАТИИ И ДИКТАТУРЕ ПРОЛЕТАРИАТА

На основании этих тезисов и докладов делегатов различных стран конгресс Комму­нистического Интернационала заявляет, что главная задача коммунистических партий во всех странах, где еще не существует Советской власти, заключается в следующем:

1) Выяснение широким массам рабочего класса исторического значения, политиче­
ской и исторической необходимости новой, пролетарской, демократии, которая должна
быть поставлена на место буржуазной демократии и парламентаризма.

2) Распространение и организация Советов среди рабочих всех отраслей промыш­
ленности и среди солдат армии и флота, а также среди батраков и бедных крестьян.

3) Основание внутри Советов прочного коммунистического большинства.


I КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА_____________

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ РЕЧЬ

ПРИ ЗАКРЫТИИ КОНГРЕССА

6 МАРТА

Если нам удалось собраться, несмотря на все полицейские затруднения и преследо­вания, если нам удалось без существенных разногласий в короткое время вынести важ­ные решения по всем животрепещущим вопросам современной революционной эпохи, то это благодаря тому, что пролетарские массы всего мира практически поставили все эти вопросы в порядок дня своими выступлениями и начали их практически решать.

Нам пришлось здесь записать лишь то, что массы уже завоевали в своей революци­онной борьбе.

Не только в восточноевропейских, но и в западноевропейских странах, не только в странах побежденных, но и в странах победительницах, — как, например, в Англии, — все дальше и дальше распространяется движение в пользу Советов, и это движение есть не что иное, как движение с целью создания новой, пролетарской, демократии, — оно самый значительный шаг вперед к диктатуре пролетариата, к полной победе комму­низма.

Пусть буржуазия всего мира продолжает неистовствовать, пусть она изгоняет, сажа­ет в тюрьмы, даже убивает спартаковцев и большевиков, — все это ей больше не по­может. Это послужит лишь к просвещению масс, к освобождению их от старых буржу­азно-демократических предрассудков и к закаленности их в борьбе. Победа пролетар­ской революции во всем мире обеспечена. Грядет основание международной Советской республики. (Бурные аплодисмент ы.)

Краткий газетный отчет напечатан 7 марта 1919 г. в газете «Известия ВЦИК» № 52


ЗАВОЕВАННОЕ И ЗАПИСАННОЕ

Прочно только то в революции, что завоевано массами пролетариата. Записывать стоит только то, что действительно прочно завоевано.

Основание III, Коммунистического Интернационала в Москве 2 марта 1919 года бы­ло записью того, что завоевали не только русские, не только российские, но и герман­ские, австрийские, венгерские, финляндские, швейцарские, — одним словом, междуна­родные пролетарские массы.

И именно поэтому основание III, Коммунистического Интернационала есть дело прочное.

Всего четыре месяца тому назад нельзя еще было сказать, что Советская власть, со­ветская форма государства есть завоевание международное. В ней было нечто, и при­том существенное, принадлежащее не только России, но и всем капиталистическим странам. Но нельзя еще было сказать, до проверки на деле, какие изменения, какой глу­бины, какой важности принесет дальнейшее развитие мировой революции.

Германская революция дала эту проверку. Передовая капиталистическая страна — после одной из самых отсталых — показала всему миру за короткий срок, за какую-нибудь сотню с небольшим дней, не только те же основные силы революции, не только то же основное направление ее, но и ту же основную форму новой, пролетарской, де­мократии: Советы.


___________________________ ЗАВОЕВАННОЕ И ЗАПИСАННОЕ_________________________ 513

А наряду с этим в Англии, в стране-победительнице, в стране, самой богатой коло­ниями, в стране, всего дольше бывшей и слывшей образцом «социального мира», в стране самого старого капитализма, мы видим широкий, неудержимый, кипучий и мо­гучий рост Советов и новых советских форм массовой пролетарской борьбы, — «Shop Stewards Committees», комитетов фабричных старост.

В Америке, в самой сильной и самой молодой капиталистической стране — громад­ное сочувствие рабочих масс к Советам.

Лед тронулся.

Советы победили во всем мире.

Они победили прежде всего и больше всего в том отношении, что завоевали себе со­чувствие пролетарских масс. Это — самое главное. Этого завоевания никакие зверства империалистской буржуазии, никакие преследования и убийства большевиков не в си­лах отнять у масс. Чем больше будет свирепствовать «демократическая» буржуазия, тем прочнее будут эти завоевания в душе пролетарских масс, в их настроении, в их сознании, в их героической готовности к борьбе.

Лед тронулся.

И поэтому так легко, так гладко, с такой спокойной и твердой решимостью шла ра­бота московской Международной конференции коммунистов, основавшей III Интерна­ционал.

Мы записывали то, что уже завоевано. Мы заносили на бумагу то, что уже было прочно в сознании масс. Все знали, — мало того: все видели, чувствовали, осязали, ка­ждый на опыте своей страны, что закипело новое, невиданное в мире по силе и глуби­не, пролетарское движение, что оно не укладывается ни в какие старые рамки, что его не удержать великим мастерам мелкого политиканства, ни всемирно-опытным, все­мирно-искусным Ллойд-Джорджам и Вильсонам англо-американского «демократиче­ского» капитализма, ни прошедшим огонь, воду и медные трубы Гендерсонам, Реноде-лям, Брантингам и всем прочим героям социал-шовинизма.


514__________________________ В. И. ЛЕНИН

Новое движение идет к диктатуре пролетариата, идет, несмотря на все колебания, несмотря на отчаянные поражения, несмотря на неслыханный и невероятный «рус­ский» хаос (если судить по внешности, со стороны), — идет к Советской власти с си­лой все сметающего с пути потока миллионов и десятков миллионов пролетариев.

Мы это записали. В наших резолюциях, тезисах, докладах и речах запечатлено уже завоеванное.

Теория марксизма, освещенная ярким светом нового, всемирно-богатого, опыта ре­волюционных рабочих, помогла нам понять всю закономерность происходящего. Она поможет борющимся за свержение капиталистического наемного рабства пролетариям всего мира яснее сознать цели своей борьбы, тверже идти по наметившемуся уже пути, вернее и прочнее брать победу и закреплять победу.

Основание III, Коммунистического Интернационала есть преддверие интернацио­нальной республики Советов, международной победы коммунизма.

5 марта 1919 г.

«Правда» № 51, б марта 1919 г. Печатается по тексту

Подпись:Η. Ленин газеты «Правда»


ОБ ОСНОВАНИИ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА

РЕЧЬ НА ТОРЖЕСТВЕННОМ СОЕДИНЕННОМ ЗАСЕДАНИИ

ВЦИК, МОСКОВСКОГО СОВЕТА, МК РКП(б), ВЦСПС,

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СОЮЗОВ И ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ

КОМИТЕТОВ МОСКВЫ В ДЕНЬ ЧЕСТВОВАНИЯ ОТКРЫТИЯ

КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА

6 МАРТА 1919 г.

(Бурная овация.) Товарищи, нам не удалось собрать на I съезд Коммуни­стического Интернационала представителей всех стран, где есть вернейшие друзья этой организации, где есть рабочие, всецело сочувствующие нам. Позвольте мне поэтому начать небольшой цитатой, которая покажет вам, насколько действительно больше у нас друзей, чем мы видим, чем мы знаем и чем мы могли собрать здесь, в Москве, во­преки всем преследованиям, вопреки всему объединению, кажущемуся всемогущим, буржуазии всего мира. Эти преследования дошли до того, что нас пытались окружить точно китайской стеной и что большевиков высылают десятками и дюжинами из самых свободных республик мира, точно боясь, что десяток или дюжина большевиков спо­собны заразить весь мир, — но мы-то знаем, что эта боязнь смешна, ибо они уже зара­зили весь мир, ибо борьба русских рабочих сделала уже то, что рабочие массы всех стран знают, что здесь, в России, решается судьба общей всемирной революции.

Товарищи, вот у меня в руках газета «L'Humanité»209, французская газета, по направ­лению соответствующая больше всего нашим меньшевикам или правым эсерам. Во время войны эта газета травила людей, которые стояли на нашей точке зрения, самым беспощадным образом. Сейчас эта газета отстаивает тех, кто во время войны шел с буржуазией своих стран. И вот эта


516__________________________ В. И. ЛЕНИН

газета, в номере от 13 января 1919 г., рассказывает, что в Париже было громадное, как признает сама газета, собрание актива партии и рабочих союзов Сенекой федерации, т. е. ближайшего к Парижу округа, центра пролетарского движения, центра всей поли­тической жизни Франции. На этом собрании выступил прежде всего Брак — социалист, который в течение всей войны стоял на точке зрения наших меньшевиков и правых оборонцев. Он держался теперь тише воды, ниже травы. Пи слова ни об одном больном вопросе! Закончил тем, что он — против вмешательства правительства своей страны в борьбу пролетариата других стран. Слова покрыты рукоплесканиями. Дальше высту­пил один из его единомышленников, некий Пьер Лаваль. Речь идет о демобилизации, самом больном вопросе теперешней Франции, страны, которая понесла, пожалуй, больше жертв в этой преступной войне, чем какая-либо другая. И эта страна видит те­перь, что демобилизация затягивается, тормозится, нет желания ее выполнить и что подготовляется новая война, явно возлагающая на французских рабочих новые жертвы из-за того, сколько добычи получат еще французские или английские капиталисты. И вот газета заявляет, что оратора Пьера Лаваля толпа слушала, но его заявления, враж­дебные большевизму, вызывают такие протесты, наступает такое возбуждение, что со­брание не может продолжаться. После этого гражданин Пьер Ренодель не может полу­чить слова, и собрание заканчивается коротким вмешательством гражданина Перика. Это — один из тех немногих представителей французского рабочего движения, кото­рый в основном солидарен с нами. Итак, газета вынуждена признать, что собрание не дало говорить оратору, как только он заговорил против большевиков.

Товарищи, мы не могли в настоящее время непосредственно из Франции получить сюда ни одного делегата, и с большим трудом пробрался сюда только один из францу­зов — т. Гильбо. (Бурные аплодисмент ы.) Он будет говорить сегодня. Он месяцы просидел в тюрьмах Швейцарии, в этой свободной респуб-


_____________ ОБ ОСНОВАНИИ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА____________ 517


Просмотров 237

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!