Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






НОВАЯ КНИГА ВАНДЕРВЕЛЬДЕ О ГОСУДАРСТВЕ 7 часть



Оказывается, районы недовольны тем, что некоторые постановления центральной Советской власти проводятся без обсуждения с районами; если это так, то районы имеют полное право созывать совещания, на которых могут быть обсуждены все вол­нующие их вопросы. Нас заедает бюрократизм, который преодолеть очень трудно. С ним надо усиленно бороться, надо ставить в учреждения побольше рабочих. Однако когда борьба с бюрократизмом направляется не туда, куда


РЕЧЬ НА ЗАСЕДАНИИ МОСКОВСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ РКП(б)_____________ 429

надо, то положение становится очень опасным, например, по отношению к специали­стам. Наше положение плохо не потому, что у нас много специалистов, а потому, что у нас нет строгой централизации. Некоторые области советской работы страдают, наобо­рот, из-за недостатка специалистов. Надо ставить в учреждения побольше рабочих-средняков, которые, приучаясь около специалистов к работе, сумели бы их заменить и вести самостоятельно практическую работу. Таким образом, заканчивает тов. Ленин, в тезисах, предлагаемых т. Игнатовым, как видно, не высказана суть того, чего хотят эти товарищи. Борьба направлена не туда, куда надо.

«Правда» №19, 28 января 1919 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»


РЕЧЬ НА II ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ УЧИТЕЛЕЙ-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ 18 ЯНВАРЯ 1919 г.178

(Бурные аплодисменты, перешедшие в оваци ю.) Това­рищи, позвольте мне приветствовать ваш съезд от имени Совета Народных Комисса­ров. Товарищи, теперь перед учительством встают особо важные задачи, и я надеюсь, что после пережитого года, после той борьбы, которая шла в среде учительства, между теми, кто с самого начала стал на сторону Советской власти, на сторону борьбы за со­циалистический переворот, и между той частью учительства, которая до сих пор оста­валась на почве старых порядков, на почве старых предрассудков, что можно сохранить учебу на почве этих старых порядков, — я думаю, что теперь, после годовой борьбы, после того, что произошло в международных отношениях, — этой борьбе должен прийти и приходит конец. Нельзя сомневаться в том, что громадное большинство учи­тельского персонала, который стоит близко к рабочему классу и к трудящейся части крестьянства, что оно в громадном большинстве убедилось теперь, как глубоки корни социалистической революции, как неизбежно она распространяется на весь мир, и я думаю, что теперь громадное большинство учительства несомненно искренне встанет и будет становиться на сторону власти трудящихся и эксплуатируемых, в борьбе за со­циалистический переворот и в борьбе с той частью учительства, которая до сих пор, оставаясь на почве старых буржуазных предрассудков и старых




___________ РЕЧЬ НА II ВСЕРОСС. СЪЕЗДЕ УЧИТЕЛЕЙ-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ_________ 431

порядков и лицемерии, воображала, что может что-нибудь сохранить от этих порядков.

Одним из таких буржуазных лицемерии является убеждение в том, что школа может быть вне политики. Вы прекрасно знаете, насколько лживо это убеждение. И буржуа­зия, выдвигающая такое положение, сама во главу угла школьного дела ставила свою буржуазную политику и старалась школьное дело свести к тому, чтобы натаскать для буржуазии покорных и расторопных прислужников, старалась снизу доверху даже все­общее обучение свести к тому, чтобы натаскать для буржуазии покорных и растороп­ных слуг, исполнителей воли и рабов капитала, никогда не заботясь о том, чтобы школу сделать орудием воспитания человеческой личности. И теперь ясно для всех, что это может сделать только школа социалистическая, стоящая в неразрывной связи со всеми трудящимися и эксплуатируемыми и стоящая не за страх, а за совесть на советской платформе.



Конечно, дело перестройки школы — дело трудное. И, конечно, тут бывали и сейчас наблюдаются ошибки и попытки принцип связи школы с политикой перетолковать и извратить в грубом и уродливом смысле, когда пытаются неумело внести эту политику в умы еще молодого подрастающего поколения, которому следует подготовиться. И несомненно, что с этим грубым применением основного принципа нам всегда придется бороться. Но сейчас главная задача той части учительства, которая встала на почву Ин­тернационала, которая встала на почву Советской власти, заботиться о том, чтобы соз­дать более широкий и по возможности всеобъемлющий учительский союз.

Для старого учительского союза, который отстаивал буржуазные предрассудки, ко­торый обнаружил непонимание и до последней степени отстаивал гораздо дольше да­же, чем отстаивали такие же привилегии другие вершинные союзы, которые образова­лись с самого начала революции 1917 года и с которыми мы боролись во всех областях жизни, — для этого союза почвы нет в вашем союзе, союзе интернационалистов. Я ду­маю, что вага союз интернационалистов может


432__________________________ В. И. ЛЕНИН

вполне превратиться в единый школьный профессиональный союз учителей, стоящий, как и все профессиональные союзы, — это особенно ярко показывает II Всероссийский съезд профессиональных союзов, — на платформе Советской власти. Задача перед учи­тельством стоит необъятная. Здесь приходится бороться и с теми остатками расхлябан­ности и разъединенности, которые оставила нам прошлая революция.

Далее, пропаганда и агитация. Сейчас естественно, что при том недоверии к учи­тельскому составу, которое оставила практика саботажа и предрассудки буржуазного состава учительства, которое привыкло думать, что настоящее образование могут по­лучать только богатые и что для большинства трудящихся достаточна только подготов­ка хороших слуг и хороших рабочих, но не настоящего хозяина жизни, — оставалась раздробленность во всех областях пропаганды и просвещения. Это осуждает часть учи­телей на узкую сферу, на сферу якобы учебы, и не дает нам возможности полностью создать единый аппарат, в который все силы науки войдут и будут работать вместе с нами. Нам удастся это сделать постольку, поскольку мы порвем со старыми буржуаз­ными предрассудками, и тут задача вашего союза — привлечь самые широкие учитель­ские массы в вашу семью, задача воспитать наиболее отсталые слои учительства, под­чинить их общепролетарской политике, связать в общую организацию.



В деле профессионального объединения на плечах учительства лежит великая задача в том положении, которое создалось сейчас у нас, когда отчетливо выясняются все во­просы гражданской войны и когда мелкобуржуазные демократические элементы силою вещей вынуждены переходить на сторону Советской власти, потому что они убеди­лись, что всякий другой путь невольно толкает их на путь защиты белогвардейцев и международного империализма. Когда во всем мире ставится одна главная задача, дело ставится так, что либо крайняя реакция, либо военная диктатура и расстрелы, относи­тельно которых мы имели наглядные известия из Берлина; либо эта бешеная реакция озве-


___________ РЕЧЬ НА II ВСЕРОСС. СЪЕЗДЕ УЧИТЕЛЕЙ-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ_________ 433

ревших капиталистов, которые чувствуют, что эта четырехлетняя война им не может пройти безнаказанно, и поэтому они на все готовы, готовы еще заливать землю кровью трудящихся, либо полная победа трудящихся в социалистической революции. В тот момент, который мы переживаем, середины быть не может. И вот почему то учительст­во, которое с самого начала стало на позицию Интернационала, которое теперь ясно видит, что их противники в среде учителей другого лагеря никакой серьезной оппози­ции оказать не могут, должно встать на дорогу более широкой работы. Из вашего союза должен создаться теперь широкий, охватывающий огромные массы учителей, профес­сиональный союз учителей, союз, который встанет решительно на почву советской платформы и борьбы за социализм путем диктатуры пролетариата.

Именно такова формула, которая принята заседающим теперь II съездом профессио­нальных союзов. Он требует, чтобы все занятые в известной профессии, в известного рода деятельности, объединялись в один единый союз, но в то же время говорит, что профессиональное движение не может быть оторванным от основных задач борьбы за освобождение труда от капитала. И поэтому полноправным членом профессиональных союзов могут быть только те союзы, которые признают революционную классовую борьбу за социализм путем диктатуры пролетариата. Таков ваш союз. Если вы на эту позицию встанете, — вам обеспечен успех в деле привлечения громадной массы учи­тельства и работы над тем, чтобы знания и науки перестали быть делом привилегиро­ванных, перестали быть материалом, который укрепляет позицию богатых и эксплуата­торов, а превратились бы в орудие освобождения трудящихся и эксплуатируемых. На этом поприще позвольте пожелать вам, товарищи, всяческого успеха.

Краткий отчет напечатан 19 января 1919 г. в газете «Известия ВЦИК» №13

Впервые полностью напечатано

в 1926 г. в Собрании сочинений Печатается по стенограмме

И. Ленина (В. Ульянова), том XX, ч. II


РЕЧЬ

НА МИТИНГЕ ПРОТЕСТА ПРОТИВ УБИЙСТВА КАРЛА ЛИБКНЕХТА И РОЗЫ ЛЮКСЕМБУРГ 19 ЯНВАРЯ 1919 г. т

КРАТКИЙ ГАЗЕТНЫЙ ОТЧЕТ

Сегодня в Берлине буржуазия и социал-предатели ликуют, — им удалось убить К. Либкнехта и Р. Люксембург. Эберт и Шейдеман, в течение 4-х лет гнавшие рабочих на убой ради грабительских интересов, теперь взяли на себя роль палачей пролетарских вождей, На примере германской революции мы убеждаемся, что «демократия» есть только прикрытие буржуазного грабежа и самого дикого насилия.

Смерть палачам!

«Правда» № 14 и

«Известия ВЦИК» № 14 Печатается по тексту

21 января 1919 г. газеты «Правда»


ДОКЛАД НА II ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СОЮЗОВ 20 ЯНВАРЯ 1919 г. 18°

(Бурные, продолжительные аплодисмент ы.) Товарищи, я должен прежде всего извиниться, что в силу маленького нездоровья должен буду огра­ничиться сегодня лишь небольшим выступлением по тому вопросу, который поставлен сейчас перед вами. Это — вопрос о задачах профессиональных союзов.

Резолюция, которая вам предложена, предлагается съезду профессиональных союзов от имени фракции коммунистов, где она подверглась всестороннему обсуждению. Так как резолюция теперь напечатана, то я предполагаю, что все присутствующие с ней знакомы, и позволю себе остановиться лишь на двух главных пунктах, которые, на мой взгляд, представляют из себя самые существенные пункты, затрагиваемые, вообще го­воря, в этой резолюции.

Мне кажется, что первым из этих пунктов, характера, так сказать, отрицательного, является заявление по поводу флага единства или независимости профессионального движения, того флага, про который пункт 3-й резолюции говорит, что на практике он привел группы, придерживающиеся этого лозунга, к открытой борьбе против Совет­ской власти, и эта попытка поставила их, т. е. эти группы, вне рядов рабочего класса.

Мне кажется, товарищи, что этот пресловутый лозунг независимости заслуживает внимания не только с профессиональной точки зрения. Я думаю, что вся борьба,


436__________________________ В. И. ЛЕНИН

которая теперь наполняет мир и явным образом заостряется с неслыханной быстротой на вопросе диктатуры пролетариата или диктатуры буржуазии, я думаю, что вся эта борьба может быть правильно понята, правильно учтена, может дать возможность ра­бочему классу, сознательным его представителям, правильно в этой борьбе участвовать лишь при условии понимания того, каким самообманом для одних, обманом для других является этот лозунг независимости. Прежде всего я хотел бы отметить, хотя бы вкрат­це, насколько теоретически этот лозунг неправилен, насколько он теоретически не вы­держивает и тени критики.

Товарищи, последнее событие в Германии, зверское, предательское убийство Либк­нехта и Люксембург, представляет собой событие не только самое драматическое и трагическое в начинающейся немецкой революции, — оно, кроме того, проливает не­обыкновенно яркий свет на постановку вопросов современной борьбы в теперешних течениях различных политических взглядов и в теперешних теоретических построени­ях. Как раз из Германии мы больше всего слышали речей, хотя бы, например, о пресло­вутой демократии, о лозунгах демократии вообще, как и о лозунгах независимости ра­бочего класса от государственной власти. Эти лозунги, которые кажутся на первый взгляд, пожалуй, не связанными друг с другом, на самом деле тесно связаны. Они тесно связаны потому, что показывают, как до сих пор, несмотря на громадный опыт классо­вой борьбы пролетариата, сильны еще мелкобуржуазные предрассудки; как до сих пор классовая борьба сплошь да рядом признается, по немецкому выражению, только губа­ми, не проходя действительно ни в голову, ни в сердце тех, кто о ней говорит. Каким образом, в самом деле, — если мы припомним хотя бы азбуку политической экономии, как ее усваивали из «Капитала» Маркса, того учения о классовой борьбе, на котором мы все стоим обеими ногами, — каким образом, при обострении борьбы в теперешнем размахе, теперешнем размере, когда ясно, что социалистическая революция встала в порядок дня во всем мире, когда это практически


_______________ ДОКЛАД НА II ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ ПРОФСОЮЗОВ______________ 437

ясно из действий в самых демократических странах, — каким образом тут можно гово­рить о демократии вообще, или каким образом тут можно говорить о независимости. Кто думает таким образом, тот — если говорить по теории политической экономии — показывает, что он ни одной страницы не понимал в «Капитале» Маркса, которым у нас теперь клянутся без исключения все социалисты всех стран.

Но на самом деле, клянясь этим произведением, они, однако, когда почти подошли к той главной борьбе, к которой вел «Капитал» Маркса, от этой классовой борьбы отсту­пают и воображают, что может существовать внеклассовая или надклассовая демокра­тия, что демократия в современном обществе, пока капиталисты остаются при собст­венности, может быть иная, не буржуазная демократия, т. е. прикрытая фальшивыми, лживыми демократическими вывесками, буржуазная диктатура. Как раз из этой самой Германии недавно неслись к нам голоса о том, что вот там, может быть, и даже навер­ное, диктатура пролетариата не выйдет из рамок демократии, что демократия останется осуществленной. Как раз там люди, претендовавшие на то, что они учителя марксизма, люди, бывшие идеологами всего II Интернационала с 1889 по 1914 год, вроде Каутско­го, выступали со знаменем демократии, не понимая, что демократия, пока собствен­ность остается у капиталистов, есть только насквозь лицемерное прикрытие диктатуры буржуазии и что ни о каком серьезном решении вопроса об освобождении труда из-под ига капитала не может быть и речи, если это лицемерное прикрытие не будет сорвано, если мы не поставим вопроса так, как его всегда учил ставить Маркс и как его учила ставить повседневная борьба пролетариата, и как учила ставить каждая стачка, каждое обострение профессиональной борьбы; поставить вопрос так, что, пока собственность остается за капиталистами, всякая демократия будет только лицемерно прикрытой буржуазной диктатурой. Всякие речи о всеобщем голосовании, о всенародной воле, о равенстве голосующих будут сплошным обманом, ибо


438__________________________ В. И. ЛЕНИН

не может быть равенства между эксплуататором и эксплуатируемым, между владель­цем капитала и собственности и современным наемным рабом.

Конечно, буржуазная демократия есть исторически громадный прогресс по сравне­нию с царизмом, самодержавием, монархией и всякими остатками феодализма. Конеч­но, мы должны будем ее использовать и тогда будем ставить вопрос так, что, пока на очереди не стоит борьба рабочего класса за всю власть, использование форм буржуаз­ной демократии для нас обязательно. Но дело в том, что мы к этому решительному мо­менту борьбы как раз пришли в международном масштабе. Именно теперь вопрос стал так: удержат ли капиталисты власть над средствами производства и, прежде всего, — собственность на орудия производства. А это значит, что они готовят новые войны. Война империалистская показала нам с полной очевидностью, как капиталистическая собственность связана с этой бойней народов и привела к ней неудержимо и неуклонно. Но тогда всякие речи о демократии в смысле выражения общенародной воли наглядно для всех оказываются обманом, оказываются только привилегией капиталистов и бога­чей одурманивать наиболее отсталые слои трудящихся и своей печатью, которая оста­ется у собственников, и всеми прочими средствами политического воздействия.

Вопрос стоит так и только так. Либо диктатура буржуазии, прикрытая учредилками, всякого рода голосованиями, демократией и т. п. буржуазным обманом, которым осле­пляют дураков и которым могут теперь козырять и щеголять только люди, насквозь и по всей линии ставшие ренегатами марксизма и ренегатами социализма, — либо дикта­тура пролетариата для того, чтобы железной рукой подавить буржуазию, натравли­вающую самые несознательные элементы на лучших вождей всемирного пролетариата. А эта диктатура есть победа пролетариата для подавления буржуазии, которая тем бо­лее бешено сейчас организует самое отчаянное сопротивление пролетариату, чем яснее она увидела, что этот вопрос поставлен массами. Ибо до сих пор,


_______________ ДОКЛАД НА II ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ ПРОФСОЮЗОВ______________ 439

в громадном большинстве случаев, она считала недовольство и возмущение рабочих временным выражением их недовольства. До сих пор английские, например, капитали­сты, самые, может быть, опытные в деле политического обмана рабочих, самые поли­тически воспитанные, организованные, они и до сих пор, сплошь и рядом, так и рас­сматривают дело, что война, конечно, привела к недовольству и это неизбежно порож­дает и породит рабочие волнения, но чтобы вопрос стоял теперь о том, кто же будет во главе государства, в чьих руках будет государственная власть и останется ли собствен­ность у господ капиталистов, — этого они еще не высказали. А между тем события по­казали, что именно этот вопрос был, несомненно, поставлен в порядок дня не только в России, но и в целом ряде западноевропейских стран, и даже не только участвовавших в войне, а и таких нейтральных, которые сравнительно меньше пострадали, вроде Швейцарии и Голландии.

Буржуазия больше всего воспитывалась и воспитывала массы в духе буржуазного парламентаризма, а в них назревало, что стало с очевидностью ясно, советское движе­ние, движение за Советскую власть. Советское движение перестало быть русской фор­мой власти пролетариата, оно стало позицией международного пролетариата в его борьбе за власть, оно стало вторым шагом во всемирном развитии социалистической революции. Первым шагом была Парижская Коммуна, которая показала, что к социа­лизму рабочий класс придет не иначе, как через диктатуру, через насильственное по­давление эксплуататоров. Это первое, что показала Парижская Коммуна, что рабочий класс не сможет идти к социализму через старое буржуазно-демократическое парла­ментарное государство, а лишь через государство нового типа, которое и парламента­ризм и чиновничество разбивает снизу доверху.

Вторым шагом, с точки зрения всемирного развития социалистической революции, явилась Советская власть. И если ее сначала считали, а ее можно было и даже должно было считать, если не сходить с почвы фактов,


440__________________________ В. И. ЛЕНИН

явлением только русским, то теперь события показали, что это не только русское явле­ние, что это международная форма борьбы пролетариата, что войны, которые по-новому перетасовали пролетарские и полупролетарские массы, дали им новую органи­зацию, воочию противопоставленную грабительскому империализму, противопостав­ленную классу капиталистов с его неслыханными, небывалыми до войны прибылями, повсюду создали эти новые массовые организации борьбы, организации пролетариата для свержения власти буржуазии.

Не все сознавали это значение Советов, когда Советы возникли. Не все и сейчас это значение сознают. Но нам-то, которые пережили зачатки этих Советов в 1905 году, нам-то, которые пережили после Февральской революции 1917 года долгую полосу ко­лебания и качания между советской организацией масс и мелкобуржуазной, соглаша­тельской, предательской идеологией, — нам-то теперь картина яснее ясного. Она лежит перед нами, как на ладони, и мы с точки зрения этой картины, с точки зрения того, как развертывалась и развертывается с каждым днем все шире и глубже борьба пролета­риата за власть в государстве против капиталистической собственности, подходим к разрешению вопроса. С этой точки зрения, чего стоят все указания о демократии и все фразы о «независимости» и тому подобные речи, постоянно сбивающиеся на какую-то позицию внеклассовую, ибо мы знаем, что в капиталистическом обществе господствует буржуазия, что капиталистическое общество рождается именно из власти буржуазии и в политической и в экономической сфере. Или власть пролетариата, или диктатура буржуазии, — ничего среднего, во сколько-нибудь серьезных вопросах, на сколько-нибудь продолжительное время быть не может. А кто говорит о независимости, кто го­ворит о демократии вообще, тот сознательно или несознательно предполагает что-то среднее, что-то межклассовое, что-то надклассовое. И во всех случаях это есть самооб­ман, это есть обман, это есть прикрытие того, что пока власть капиталистов остается, до тех


_______________ ДОКЛАД НА II ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ ПРОФСОЮЗОВ______________ 441

пор, пока у капиталистов остается собственность на орудия производства, — до тех пор демократия может быть менее широка, может быть более широка, цивилизована и т. п., а на деле останется буржуазная диктатура, и тем яснее, тем очевиднее из каждого круп­ного противоречия ключом бьет гражданская война.

Чем ближе к демократии политические формы Франции, тем скорее там из такого дела, как дело Дрейфуса, вытекала гражданская война. Чем шире демократия в Амери­ке, с пролетариатом, интернационалистами и даже с простыми пацифистами, тем ско­рее вытекают случаи линчевания и вспышки гражданской войны. Значение этого тем яснее нам теперь, когда первая неделя буржуазной свободы, демократии в Германии привела к самой бешеной, гораздо более острой, чем у нас, гораздо более отчаянной схватке гражданской войны. И кто судит об этих вспышках с точки зрения того, уста­новлен ли суд тех или других партий; кто судит с точки зрения просто убийства Либк­нехта и Люксембург, тот отличается слепотой и трусостью мысли, не желая понять то­го, что перед нами тут есть вспышки неудержимой гражданской войны, которая из всех противоречий капитализма вытекает неудержимо. Средины нет и быть не может. Вся­кие речи о независимости или о демократии вообще, какими бы соусами их ни облека­ли, есть величайший обман, величайшее предательство социализма. И если теоретиче­ская пропаганда большевиков, которые теперь являются фактическими основателями Интернационала, если теоретическая проповедь большевиков о гражданской войне не далеко хватила и сплошь и рядом останавливалась перед цензурными рогатками и во­енными заградительными мерами империалистских государств, то уже не проповедь, не теория, а факты гражданской войны становятся тем более бешеными, чем более ста­ра, чем более продолжительна демократия западноевропейских государств. Эти факты пробьют самые отсталые, самые тупые черепа. Теперь о людях, которые толкуют о де­мократии вообще, о независимости, об этих людях можно говорить, как об ископаемых.


442__________________________ В. И. ЛЕНИН

И тем не менее, считаясь с теми тяжелыми условиями борьбы, из которых профес­сиональное движение России недавно только родилось и выросло, а теперь выросло уже почти окончательно, приходится мимоходом бросить взгляд назад, вспомнить про вчерашний день. На мой взгляд такие воспоминания, упоминания необходимы тем бо­лее, что профессиональному движению, именно как профессиональному движению, приходится в эпоху начавшейся всемирной социалистической революции переживать излом особенно крутой.

В этом профессиональном движении особенно широко пытались ловить рыбу в мут­ной воде идеологи буржуазии. Они старались экономическую борьбу, являвшуюся ос­новой профессионального движения, сделать независимой от политической борьбы. Между тем профессиональным союзам, как самой широкой организации пролетариата в классовом масштабе, как раз теперь, на деле, особенно после политического перево­рота, передавшего власть пролетариату, как раз в такой момент приходится играть осо­бенно большую роль, приходится занимать самое центральное положение в политике, приходится становиться, в известном смысле слова, главным политическим органом, ибо все старые понятия, старые категории этой политики опровергнуты и перевернуты на голову политическим переворотом, отдавшим власть в руки пролетариата. Старое государство, как его строили, хотя бы наилучшие и наидемократические из буржуазных республик, повторяю, никогда не было и быть не может ничем другим, как диктатурой буржуазии, т. е. тех, у кого в руках фабрики, орудия производства, земли, железные до­роги, одним словом, все материальные средства, все орудия труда, без обладания кото­рыми труд остается в рабстве.

Именно поэтому, когда политическая власть перешла в руки пролетариата, профес­сиональным союзам приходилось выступать все более и более в роли строителей поли­тики рабочего класса, в роли людей, организация класса которых должна заменить прежний эксплуататорский класс, опрокинув все старые традиции и


ДОКЛАД НА II ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ ПРОФСОЮЗОВ______________ 443

предрассудки старой науки, которая устами одного из ученых говорила пролетариату:

" " " " г г 181

ведайте своей экономикой, а политикой будет ведать партия буржуазных элементов Вся эта проповедь оказалась прямым орудием в руках класса эксплуататоров и их пала­чей для того, чтобы подавлять пролетариат, переходящий повсюду к восстаниям и борьбе.

И здесь, товарищи, профессиональным союзам в их работе государственного строи­тельства приходится ставить совершенно новый вопрос — вопрос об «огосударствле­нии» профессиональных союзов, как назван этот вопрос в резолюции, предложенной фракцией коммунистов. Здесь профессиональным союзам больше всего приходится продумать одно из самых глубоких и знаменитых изречений основателей современного коммунизма: «чем шире и чем глубже происходящий в обществе переворот, тем мно­гочисленнее должно быть число людей, которые этот переворот совершают, которые

Я9

являются творцами этого переворота в подлинном смысле слова» . Возьмите старое крепостническое дворянское общество. Там перевороты были до смешного легки, пока речь шла о том, чтобы от одной кучки дворян или феодалов отнять власть и отдать дру­гой. Возьмите буржуазное общество, которое хвалится своим всеобщим голосованием. А на самом деле, как мы знаем, это всеобщее голосование, весь этот аппарат превраща­ется в обман, ибо громадное большинство трудящихся забито и задавлено даже в самых передовых, культурных и демократических странах, — задавлено капиталистической каторгой, так что фактически в политике не участвует и участвовать не может. И теперь впервые наступает в истории человечества переворот, который может привести к пол­ной победе социализма, — и это лишь при условии, что новые громадные массы возь­мутся за дело управления самостоятельно. Переворот социалистический означает не перемену форм государства, не замену монархии республикой, не новое голосование людей, которое предполагает совершенно «равных» людей и которое на деле является искусным затемнением и прикрытием того, что один


444__________________________ В. И. ЛЕНИН

есть собственник, а другой — неимущий. С точки зрения людей буржуазного общества,

— раз есть «демократия» и раз капиталист и пролетарий участвуют в этом голосовании,

— это есть «воля народа», это есть «равенство», это есть выражение его желания. Мы
знаем, каким гнусным обманом являются эти речи, прикрывающие только палачей и
убийц, вроде Эберта и Шейдемана. В буржуазном обществе массой трудящихся управ­
ляла буржуазия, при помощи тех или иных форм, более или менее демократических,
управляло меньшинство, имущие, участвующие в капиталистической собственности,
превратившие образование и науку, высший оплот и высший цвет капиталистической
цивилизации, в орудия эксплуатации, в монополию, для того чтобы громадное боль­
шинство людей держать в рабстве. Переворот, который мы начали, который мы уже два
года совершаем и который мы твердо решились довести до конца (аплодис-
м е н τ ы), — этот переворот возможен и осуществим лишь при условии, что мы дос­
тигнем перехода власти к новому классу, что на месте буржуазии, капиталистических
рабовладельцев, буржуазных интеллигентов, представителей всех имущих, всех собст­
венников, — во всей области управления, во все дело государственного строительства,
во все дело руководства новой жизнью — с низов до верхов вступит новый класс.
(Аплодисмент ы.)

Вот задача, которая стоит теперь перед нами. Лишь только тогда, когда этот новый класс воспитается не из книжек, не из митингов, не из речей, — а из практики своего управления, лишь тогда, когда он привлечет к этому самые широкие массы трудящих­ся, лишь тогда, когда он выработает такие формы, которые дадут всем трудящимся возможность легко приспособиться к делу управления государством и создания госу­дарственного распорядка, социалистический переворот может быть прочен, и лишь при этом условии он не может не быть прочным. При наличии этого условия он будет пред­ставлять такую силу, которая отбросит назад капитализм и все его пережитки, как со­ломинку, как прах.


Просмотров 225

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!