Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






НОВАЯ КНИГА ВАНДЕРВЕЛЬДЕ О ГОСУДАРСТВЕ 4 часть



Теперь, когда наступила германская революция, наступил поворот у меньшевиков и эсеров. Лучшие из них стремились к социализму. Но они думали, что большевики го­няются за привидением, за сказкой. А теперь они убедились, что то, чего ждали боль­шевики, не плод фантазии, а реальная действительность, что эта мировая революция наступила и растет во всем мире, и лучшие люди из меньшевиков и эсеров начинают раскаиваться в том, что они ошибались, и понимать, что Советская власть — не только русская, а всемирная власть рабочих, и что никакая учредиловка не спасет.

Англия, Франция и Америка знают, что теперь, когда вспыхнула всемирная револю­ция, врагов внешних у них нет. Они есть внутри каждой страны. Теперь наступает но­вый перелом, когда меньшевики и правые эсеры начали колебаться, а лучшие из них тяготеют к большевикам и видят, что сколько они ни клянутся учредиловкой, они все-таки на стороне белых. Во всем мире вопрос теперь стоит так: либо Советская власть, либо власть грабителей, которые десять миллионов людей сгубили в этой войне, два­дцать миллионов сделали калеками, а теперь продолжают грабить другие страны.


______________ РЕЧЬ НА РАБОЧЕЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПРЕСНЕНСКОГО РАЙОНА____________ 381

Вот, товарищи, тот вопрос, который вызывает колебания мелкобуржуазной демокра­тии. Мы знаем, что эти партии всегда колеблются, у них всегда будет это колебание. Большинство людей выносит свои убеждения из жизни, а книжкам и словам не верит. Мы среднему крестьянину говорим: ты нам не враг; его нам обижать не за что, а если где местный Совет сильно ударит среднего крестьянина и тому будет больно, так этот Совет надо убрать, он, значит, не умеет действовать так, как надо действовать. Сред­няя, мелкобуржуазная демократия будет колебаться всегда. И если она, как маятник, качнулась в нашу сторону, ее надо поддержать. Мы говорим: «Если вы будете портить нашу работу, — мы вас не желаем. Но если вы будете помогать нам, — мы принимаем вас». У меньшевиков есть разные группы, есть группа «активистов» (сторонников дей­ствия). Это латинское название, и под ним скрывались те, кто говорил: «Недостаточно критиковать. Надо помогать действием». Мы говорили: будем воевать с чехословаками, а кто помогает этим людям, с теми мы будем беспощадны. Но когда есть люди, кото­рые увидели свою ошибку, тогда надо принять их, отнестись к ним снисходительно. Средний, кто стоит между рабочим и капиталистом, будет колебаться всегда. Он думал, что Советская власть скоро сломится. А оказалось на деле другое. Европейский импе­риализм не может сломить нашей власти. Революция теперь развивается в междуна­родном масштабе. И теперь мы говорим, — те, кто колебался, кто теперь понял и уви­дел свою ошибку, — идите к нам. Мы не отрекаемся от вас. Мы должны направить прежде всего все свое внимание на то, чтобы эти самые люди, кем бы они ни были раньше, колебались ли они, — если они искренне с нами, пусть идут к нам. Мы доста­точно сильны теперь, чтобы не бояться никого. Мы всех переварим. Они вот нас не пе­реварят. Помните, что колебания этих партий неизбежны. Сегодня маятник качнулся туда, завтра сюда. Мы должны оставаться пролетарской партией рабочих и угнетенных. Но мы управляем теперь всей Россией, и враг нам только тот, кто живет чужим трудом. Остальные нам не враги.




382__________________________ В. И. ЛЕНИН

Они только колеблющиеся. Но колеблющиеся еще не враги.

Теперь еще один вопрос. Вопрос — о продовольствии. Вы все знаете, что у нас про­довольственное положение, которое немного улучшилось было осенью, опять прихо­дит в упадок. Народ опять голодает, а к весне оно ухудшится еще больше. А наш же­лезнодорожный транспорт теперь очень расстроен. Теперь он, вдобавок, перегружен пленными, возвращающимися на родину. Из Германии бежит сейчас в Россию два миллиона человек. Эти два миллиона истерзаны и измучены. Они голодали, как никто. Это не люди, а тени, скелеты людей. Наш транспорт разрушен еще больше внутренней войной. Паровозов у нас нет, вагонов нет. И положение продовольственное становится все тяжелее. И вот, ввиду этого тяжелого положения, Совет Народных Комиссаров ска­зал себе: если у нас есть теперь армия и дисциплина, основанная теми партийными ячейками, что имеются в каждом полку, — и большинство офицеров теперь — офице­ры из рабочих, а не «сынки»; если это офицеры, которые поняли, что рабочий класс должен дать людей, которые управляли бы государством, и красных офицеров, — тогда социалистическая армия будет действительно социалистической, где будет офицерский состав, обновленный участием красных офицеров. Мы знаем, что теперь перелом на­ступил. Армия есть. В ней новая дисциплина. Дисциплину поддерживают ячейки, ра­бочие и комиссары, которые сотнями тысяч шли на фронт и разъясняли рабочим и кре­стьянам, отчего идет война. Вот отчего наступил перелом в нашей армии. Вот почему он сказался так сильно. Английские газеты говорят, что в России теперь они встречают серьезного врага.



Мы хорошо знаем, как плох у нас продовольственный аппарат. К нему примазались известные группы лиц, которые надувают и надували и грабят. Мы знаем, что в желез­нодорожной массе все, кто несет на себе всю тяжесть работы, все они на стороне Со­ветской власти. А наверху придерживаются старого режима — либо саботируют, либо относятся к делу вяло. Товарищи,




РЕЧЬ НА РАБОЧЕЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПРЕСНЕНСКОГО РАЙОНА


ТОО


вы знаете, что эта война — война революционная. Для этой войны должны быть при­влечены все народные силы. Страна вся должна превратиться в революционный лагерь. Все на помощь! А помощь эта состоит не только в том, чтобы все шли на фронт, но и в том, чтобы тот класс государства, который ведет всех к освобождению, который под­держивает Советскую власть, — чтобы он управлял, потому что он один имеет на это право. Мы знаем, какое это трудное дело, когда рабочий класс столько времени был отстранен не только от управления, но и от грамоты, мы знаем, как ему тяжело нау­читься всему сразу. Рабочий класс в военном деле, самом трудном и опасном, все-таки осуществил этот перелом. Такой же перелом сознательные рабочие должны помочь нам осуществить и в продовольственном и железнодорожном деле. Надо, чтобы каждый железнодорожник и каждый продовольственник смотрел на себя, как на находящегося на своем посту солдата. Он должен помнить, что он ведет войну с голодом. Он должен бросить старые привычки волокиты. У нас постановлено на днях создание рабочей продовольственной инспекции . Мы говорим себе, — чтобы наступил перелом в же­лезнодорожном аппарате, чтобы сделать из него своего рода Красную Армию, — нуж­но участие рабочих. Зовите своих людей. Устраивайте курсы, учите их, ставьте их ко­миссарами. Только они, если дадут своих работников, только они добьются того, что из армии старых чиновников мы получим в продовольственном деле своего рода красную социалистическую армию, руководимую рабочими и работающую не из-под палки, а по доброй воле, так же как на фронте работают и умирают красные офицеры, зная, что они умирают за социалистическую республику.


Краткий отчет напечатан

18 декабря 1918 г. в газете

«Правда» Ne 275

Впервые полностью напечатано

в 1950 г. в 4 издании Сочинений

В. И. Ленина, том 28


Печатается по стенограмме


ПАМЯТИ ТОВ. ПРОШЬЯНА

Мне пришлось познакомиться с тов. Прошьяном и оценить его во время совместной работы в Совнаркоме в конце прошлого и в начале текущего года, когда левые эсеры шли в союзе с нами. Прошьян выделялся сразу глубокой преданностью революции и социализму. Не про всех левых эсеров можно было сказать, что они социалисты, даже, пожалуй, про большинство из них сказать этого было нельзя. Но про Прошьяна это на­до было сказать, ибо, несмотря на верность его идеологии русских народников, идеоло­гии несоциалистической, в Прошьяне виден был глубоко убежденный социалист. По-своему, не через марксизм, не от идей классовой борьбы пролетариата, этот человек сделался социалистом, и мне не раз доводилось наблюдать, при совместной работе в Совнаркоме, как тов. Прошьян становился решительно на сторону большевиков-коммунистов против своих коллег, левых социалистов-революционеров, когда они вы­ражали точку зрения мелких хозяйчиков и относились отрицательно к коммунистиче­ским мероприятиям в области сельского хозяйства.

Особенно запомнился мне разговор с тов. Прошьяном незадолго до Брестского мира. Тогда казалось, что разногласий между нами сколько-нибудь существенных уже не ос­талось. Прошьян стал говорить мне о необходимости слияния наших партий, о том, что наиболее далекие от коммунизма (тогда этого слова не было еще в ходу) левые эсеры заметно и очень сильно сбли-


ПАМЯТИ ТОВ. ПРОТТТЬЯНА________________________________ 385

зились с ним за время общей работы в Совнаркоме. Я отнесся сдержанно к предложе­нию Прошьяна, назвал его предложение преждевременным, но сближения между нами на практической работе отнюдь не отрицал.

Полное расхождение принес Брестский мир, а из расхождения, при революционной последовательности и убежденности Прошьяна, не могла не произойти прямая, даже военная борьба. Чтобы дело могло дойти до восстания или до таких фактов, как измена главнокомандующего Муравьева, левого эсера, этого я, должен признаться, никак не ожидал. Но пример Прошьяна показал мне, как глубоко, даже в наиболее искренних и убежденных социалистах из левых эсеров, засел патриотизм, — как разногласия в об­щих основах миросозерцания с неизбежностью проявили себя при трудном повороте истории. Субъективизм народников привел к роковой ошибке даже лучших из них, ко­торые дали ослепить себя призраком чудовищной силы, именно германского империа­лизма. Иная борьба против этого империализма, кроме повстанческой, и притом не­пременно в данную минуту, без всякого учета объективных условий нашего и между­народного положения, казалась с точки зрения долга революционера прямо-таки недо­пустимой. Тут сказалась та самая ошибка, которая в 1907 году сделала социалистов-революционеров безусловными «бойкотистами» столыпинской Думы. Только в обста­новке горячих революционных битв ошибка более жестоко отомстила за себя и толкну­ла Прошьяна на путь вооруженной борьбы с Советской властью.

А все же таки Прошьяну довелось до июля 1918 года больше сделать для укрепления Советской власти, чем с июля 1918 года для ее подрыва. И в международной обстанов­ке, создавшейся после немецкой революции, новое — более прочное, чем прежде, — сближение Прошьяна с коммунизмом было бы неизбежно, если бы этому сближению не помешала преждевременная смерть.

Н. Ленин

«Правда» № 277, 20 декабря 1918 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»


ПОДВИГ ПРЕСНЕНСКИХ РАБОЧИХ

Тринадцать лет тому назад пролетарии Москвы подняли знамя восстания против ца­ризма. Это был высший пункт развития первой рабочей революции против царизма. Рабочие потерпели поражение, и Пресня обагрилась рабочей кровью.

Незабвенный героизм московских рабочих дал образец борьбы всем трудящимся массам России. Но массы эти были тогда еще слишком неразвиты, слишком разрознен­ны и не поддержали пресненских и московских героев, с оружием в руках поднявшихся против царской, помещичьей монархии.

За поражением московских рабочих последовало поражение всей первой революции. Двенадцать долгих, мучительных лет самой дикой помещичьей реакции терзали всех рабочих и крестьян всех народов России.

Подвиг пресненских рабочих не пропал даром. Их жертвы были не напрасны. В цар­ской монархии была пробита первая брешь, которая медленно, но неуклонно расширя­лась и ослабляла старый, средневековый порядок. В трудящиеся массы города и дерев­ни подвиг московских рабочих внес глубокое брожение, следы которого уже не зами­рали, вопреки всяческим преследованиям.

До вооруженного восстания в декабре 1905 года народ в России оказывался неспо­собным на массовую вооруженную борьбу с эксплуататорами. После декабря это был уже не тот народ. Он переродился. Он получил


__________________________ ПОДВИГ ПРЕСНЕНСКИХ РАБОЧИХ________________________ 387

боевое крещение. Он закалился в восстании. Он подготовил ряды бойцов, которые по­бедили в 1917 году и которые теперь — через все неимоверные трудности, побеждая муки голода и разрухи, созданной империалистской войной, — отстаивают дело все­мирной победы социализма.

Да здравствуют рабочие Красной Пресни, передовой отряд всемирной рабочей рево­люции!

«Коммунар» № 63, 22 декабря 1918 г. Подпись:Η. Ленин

«Беднота» № 222, 24 декабря 1918 г. Печатается по тексту

Подпись:Η. Ленин газеты «Беднота»


О «ДЕМОКРАТИИ» И ДИКТАТУРЕ

Немногочисленные номера берлинского «Красного Знамени» и венского «Клича» (Weckruf) , органа коммунистической партии немецкой Австрии, дошедшие до Моск­вы, показывают нам, что предатели социализма, поддерживавшие войну хищников-империалистов, все эти Шейдеманы и Эберты, Аустерлицы и Реннеры, встречают дос­тойный отпор от истинных представителей революционных пролетариев Германии и Австрии. Мы горячо приветствуем оба органа, знаменующие жизненность и рост III Интернационала.

По-видимому, главным вопросом революции и в Германии и в Австрии является те­перь вопрос: Учредительное собрание или власть Советов? Представители обанкро­тившегося II Интернационала, все от Шейдемана до Каутского, стоят за первое и назы­вают свою точку зрения защитой «демократии» (Каутский даже договорился до «чис­той демократии») в противоположность диктатуре. Взгляды Каутского я разобрал под­робно в только что вышедшей в Москве и Петрограде брошюре: «Пролетарская рево­люция и ренегат Каутский» . Попытаюсь вкратце изложить суть спорного вопроса, ко­торый стал теперь практически на очередь дня для всех передовых капиталистических стран.

Шейдеманы и Каутские говорят о «чистой демократии» или о «демократии» вообще, чтобы обмануть массы

* См. настоящий том, стр. 235—338. Ред.


__________________________ О «ДЕМОКРАТИИ» И ДИКТАТУРЕ_________________________ 389

и скрыть от них буржуазный характер современной демократии. Пусть буржуазия про­должает сохранять в своих руках весь аппарат государственной власти, пусть горстка эксплуататоров продолжает пользоваться прежней, буржуазной, государственной ма­шиной! Выборы, производимые при таких условиях, буржуазия, понятное дело, любит называть «свободными», «равными», «демократическими», «всенародными», ибо эти слова служат для сокрытия правды, для сокрытия того, что собственность на средства производства и политическая власть остается у эксплуататоров, что поэтому о действи­тельной свободе, о действительном равенстве для эксплуатируемых, т. е. для громадно­го большинства населения, не может быть и речи. Буржуазии выгодно и необходимо скрывать от народа буржуазный характер современной демократии, изображать ее де­мократией вообще или «чистой демократией», и Шейдеманы, а также Каутские, повто­ряя это, на деле покидают точку зрения пролетариата и переходят на сторону буржуа­зии.

Маркс и Энгельс, когда они последний раз вдвоем подписывали предисловие к «Коммунистическому Манифесту» (это было в 1872 году), считали необходимым особо обратить внимание рабочих на то, что пролетариат не может просто овладеть готовой (т. е. буржуазной) государственной машиной и пустить ее в ход для своих целей, что он должен сломать, разбить ее. Ренегат Каутский написал целую брошюру о «Диктатуре пролетариата», скрыв от рабочих эту важнейшую марксистскую истину, извратив в корне марксизм, и понятно, что похвалы, которые господа Шейдеманы и К0 расточали этой брошюре, были вполне заслужены, как похвалы агентов буржуазии тому, кто пе­реходит на сторону буржуазии.

Говорить о чистой демократии, о демократии вообще, о равенстве, о свободе, о все­народности, когда рабочие и все трудящиеся голодны, раздеты, разорены, измучены не только капиталистическим наемным рабством, но и 4-летней грабительской войной, а капиталисты и спекулянты продолжают владеть своей награбленною


390__________________________ В. И. ЛЕНИН

«собственностью» и «готовым» аппаратом государственной власти, это значит изде­ваться над трудящимися и эксплуатируемыми. Это значит бить в лицо основным исти­нам марксизма, который учил рабочих: вы должны использовать буржуазную демокра­тию, как громадный исторический прогресс по сравнению с феодализмом, но ни на ми­нуту не забывайте буржуазный характер этой «демократии», ее исторической условно­сти и ограниченности, не разделяйте «суеверной веры» в «государство», не забывайте, что государство и при самой демократической республике, а не только при монархии, есть не что иное, как машина для подавления одного класса другим.

Буржуазия вынуждена лицемерить и называть «общенародной властью» или демо­кратией вообще, или чистой демократией (буржуазную) демократическую республику, на деле представляющую из себя диктатуру буржуазии, диктатуру эксплуататоров над трудящимися массами. Шейдеманы и Каутские, Аустерлицы и Реннеры (теперь, к со­жалению, при помощи Фридриха Адлера) поддерживают эту ложь и это лицемерие. А марксисты, коммунисты, разоблачают его и говорят рабочим и трудящимся массам прямую и открытую правду: на деле демократическая республика, учредительное соб­рание, всенародные выборы и т. п. есть диктатура буржуазии, и для освобождения тру­да от ига капитала нет иного пути, как смена этой диктатуры диктатурой пролетариа­та. Только диктатура пролетариата в состоянии освободить человечество от гнета ка­питала, от лжи, фальши, лицемерия буржуазной демократии, этой демократии для бо­гатых, в состоянии установить демократию для бедных, т. е. сделать блага демократии доступными фактически для рабочих и беднейших крестьян, тогда как теперь (даже и при самой демократической — буржуазной — республике) эти блага демократии фак­тически недоступны громадному большинству трудящихся.

Возьмем, например, свободу собраний и свободу печати. Шейдеманы и Каутские, Аустерлицы и Реннеры уверяют рабочих, что теперешние выборы в Учредитель-


О «ДЕМОКРАТИИ» И ДИКТАТУРЕ_________________________ 391


ное собрание в Германии и в Австрии происходят «демократически». Это ложь, ибо на
деле капиталисты, эксплуататоры, помещики, спекулянты держат в своих руках 1\

лучших зданий, которые пригодны для собраний, и 9/ю запасов бумаги, типографий и прочее. Рабочий в городе, батрак и поденщик в деревне на деле отстранены от демокра­тии как этим «священным правом собственности» (охраняемым господами Каутскими и Реннерами, к которым перешел, к сожалению, и Фридрих Адлер), так и буржуазным аппаратом государственной власти, т. е. буржуазными чиновниками, буржуазными судьями и прочее. Теперешняя «свобода собраний и печати» в «демократической» (буржуазно-демократической) республике немецкой есть ложь и лицемерие, ибо на де­ле это есть свобода для богачей покупать и подкупать прессу, свобода богачей спаивать народ сивухой буржуазной газетной лжи, свобода богачей держать в своей «собствен­ности» помещичьи дома, лучшие здания и т. п. Диктатура пролетариата отнимет у ка­питалистов в пользу трудящихся помещичьи дома, лучшие здания, типографии, склады бумаги.

Это будет замена «всенародной», «чистой» демократии «диктатурой одного класса» — вопят Шейдеманы и Каутские, Аустерлицы и Реннеры (вместе с их заграничными единомышленниками, Гомперсами, Гендерсонами, Реноделями, Вандервельдами и К ).

Неправда — ответим мы. Это будет заменой фактической диктатуры буржуазии (ка­ковую диктатуру лицемерно прикрывают формы демократической буржуазной респуб­лики) диктатурой пролетариата. Это будет заменой демократии для богатых демокра-тиею для бедных. Это будет заменой свободы собраний и печати для меньшинства, для эксплуататоров, свободой собраний и печати для большинства населения, для трудя­щихся. Это будет гигантским, всемирно-историческим расширением демократии, пре­вращением ее из лжи в правду, освобождением человечества от оков капитала, иска­жающего и урезывающего всякую, даже и самую «демократическую» и республикан­скую, буржуазную демократию. Это будет заменой буржуазного


392__________________________ В. И. ЛЕНИН

государства пролетарским государством, каковая замена есть единственный путь к от­миранию государства вообще.

Почему же нельзя достигнуть такой цели без диктатуры одного класса? почему нельзя прямо перейти к «чистой» демократии? спрашивают лицемерные друзья бур­жуазии или наивные клейнбюргеры и филистеры, одураченные ею.

Мы отвечаем: потому, что во всяком капиталистическом обществе решающее значе­ние могут иметь либо буржуазия, либо пролетариат, а мелкие хозяйчики неизбежно ос­таются колеблющимися, бессильными, глупыми мечтателями о «чистой», т. е. внеклас­совой или надклассовой, демократии. Потому, что из общества, в котором один класс угнетает другой, нельзя выйти иначе, как диктатурой угнетенного класса. Потому, что победить буржуазию, свергнуть ее в состоянии только пролетариат, ибо это единствен­ный класс, который объединен и «вышколен» капитализмом и который в состоянии ув­лечь за собой колеблющуюся массу трудящихся, живущих по-мелкобуржуазному, — увлечь ее за собой или по крайней мере «нейтрализовать» ее. Потому, что только сла­денькие мещане и филистеры могут мечтать, обманывая этими мечтами и себя и рабо­чих, о свержении ига капитала без долгого и трудного подавления сопротивления экс­плуататоров. В Германии и Австрии это сопротивление пока еще не развернулось от­крыто, ибо пока еще не началась экспроприация экспроприаторов. Это сопротивление будет отчаянным, бешеным, когда такая экспроприация начнется. Скрывая это от себя и от рабочих, Шейдеманы и Каутские, Аустерлицы и Реннеры совершают предательст­во интересов пролетариата, переходят в самый решительный момент от позиции клас­совой борьбы и свержения ига буржуазии на позиции соглашения пролетариата с бур­жуазией, на позицию «социального мира» или примирения эксплуататоров с эксплуа­тируемыми.

Революции — локомотивы истории, говорил Маркс . Революции быстро учат. Ра­бочие городов, батраки


__________________________ О «ДЕМОКРАТИИ» И ДИКТАТУРЕ_________________________ 393

деревень Германии и Австрии быстро поймут измену делу социализма со стороны Шейдеманов и Каутских, Аустерлицев и Реннеров. Пролетариат отбросит прочь этих «социал-предателей», социалистов на словах, предателей социализма на деле, как от­бросил он в России таких же мелких буржуа и филистеров, меньшевиков и «социали­стов-революционеров». Пролетариат увидит, — тем скорее, чем полнее будет господ­ство названных «вождей», — что только замена буржуазного государства, будь то са­мая демократическая буржуазная республика, государством типа Парижской Коммуны (о котором так много говорил Маркс, искаженный и преданный Шейдеманами и Каут­скими) или государством типа Советов в состоянии открыть дорогу к социализму. Дик­татура пролетариата избавит человечество от ига капитала и от войн.

Москва, 23. XII. 1918.

«Правда» №2,3 января 1919 г. Печатается по рукописи

Подпись:Η. Ленин


РЕЧЬ НА II ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ СОВЕТОВ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА 25 ДЕКАБРЯ 1918 г.167

(Овация.) Товарищи! Позвольте мне сказать прежде всего несколько слов о меж­дународном положении Советской республики. Конечно, все вы знаете, что главным вопросом международного положения является победа англо-французско-американского империализма и его попытки завладеть окончательно всей землей, а главным образом, погубить Советскую Россию.

Вы знаете, что в начале Октябрьского переворота не только большинство представи­телей западноевропейской буржуазии, но и некоторая часть буржуазии российской смотрели на дело таким образом, что у нас совершается некоторый социалистический эксперимент, который не может иметь существенного и серьезного значения с мировой точки зрения. Особенно наглые и близорукие представители буржуазии неоднократно высказывались в том духе, что коммунистические эксперименты в России ничего, кро­ме удовольствия, германскому империализму доставить не могут. И были, к сожале­нию, люди, которые позволяли ослеплять себя этими выходками и оценивали, между прочим, под таким углом зрения невероятно тяжелые и невероятно насильнические ус­ловия Брестского мира. В сущности говоря, эти люди сознательно и бессознательно возбуждали классовый мелкобуржуазный патриотизм и оценивали ухудшающееся по­ложение не с точки зрения мирового значения, не с точки зрения развития событий в мировом масштабе, а с той точки зрения, будто гер-


___________ РЕЧЬ НА IIВСЕРОСС. СЪЕЗДЕ СОВЕТОВ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА__________ 395

манский империализм является главным врагом и что будто этот насильнический, не­обыкновенно грабительский мир является торжеством германских империалистов.

Действительно, если рассматривать события того времени в смысле положения Рос­сии, то более губительных условий нельзя и представить. Но вздорность выводов не­мецких империалистов обнаружилась через несколько месяцев, когда немцы, завоевы­вая Украину, хвалились перед немецкой буржуазией, а еще более перед немецким про­летариатом, что наступил момент жатвы плодов империалистической политики, что на Украине они достанут все необходимое для Германии. Это была самая недальновидная и близорукая оценка событий.

Но вскоре же обнаружилось, что те, которые рассматривали события с точки зрения влияния их на развитие мировой революции, оказались единственно правыми. Именно пример Украины, претерпевшей неслыханные страдания, этот пример показал, что единственно правильной оценкой событий была та, которая основывалась на изучении, на внимательном наблюдении международной пролетарской революции: империализм оказался задушенным трудящимися массами, поставленными в невыносимо тяжкие ус­ловия. И теперь мы видим, что эпизод с Украиной был одним из звеньев в процессе на­растания всемирной революции.

Германские империалисты гораздо меньше смогли получить от Украины материаль­ных благ, чем рассчитывали. Между тем это превращение войны в явно грабительскую подорвало всю германскую армию, а соприкосновение с Советской Россией внесло в эту армию трудящихся масс Германии то разложение, которое сказалось через несколь­ко месяцев. И теперь, когда англо-американский империализм еще более обнаглел и рассматривает себя как владыку, которому никто не может оказать сопротивления, мы не закрываем глаза на то чрезвычайно трудное положение, перед которым мы находим­ся. Державы Согласия сейчас перешли грань возможной для буржуазии политики


396__________________________ В. И. ЛЕНИН

и зарвались так же, как зарвались германские империалисты в феврале и марте 1918 года, заключая Брестский мир. Та же причина, которая привела к гибели германский империализм, явно вырисовывается перед нами и в отношении англо-французского империализма. Последний навязал Германии условия мира гораздо более худшие, бо­лее тяжелые, чем те, которые были навязаны Германией нам при заключении мира Бре­стского. Этим англо-французский империализм перешел ту грань, которая и окажется потом роковой для него. За этой гранью империализм теряет надежду удержать в пови­новении трудящиеся массы.

Несмотря на шум, поднятый шовинистами по поводу победы и разрушения Герма­нии, несмотря на то, что война официально еще не закончена, мы уже теперь имеем во Франции и Англии признаки чрезвычайно высокого роста рабочего движения и пере­мену позиции тех политиков, которые стояли на шовинистской точке зрения, а теперь выступают против своего правительства из-за попытки вмешательства в русские дела. Если же сопоставить с этим известия, появившиеся за последнее время в газетах, о на­чале братания англоамериканских солдат, если помнить, что империалистические вой­ска состоят из граждан, к которым применяют обман и угрозы, то мы можем признать, что почва Советской России достаточно крепка. Учитывая эту общую картину мировой войны и революции, мы совершенно спокойны и с абсолютной уверенностью смотрим на будущее и говорим, что англо-французский империализм настолько зарвался, что перешел все грани мира, которые были в пределах осуществимости для империалистов, что ему грозит полнейший крах.

Удушение революции, захват и раздел всех стран, — вот задачи, которые поставле­ны державами Согласия, продолжающими империалистическую войну. Но, несмотря на то, что Англия и Америка гораздо больше стояли в стороне от ужасов войны, чем Германия, что демократически сорганизованная буржуазия у них гораздо более дально­видна, чем германская буржуазия, английские и американские империалисты потеряли го-


___________ РЕЧЬ НА IIВСЕРОСС. СЪЕЗДЕ СОВЕТОВ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА__________ 397

лову и сейчас в силу объективных условий вынуждены взяться за такую задачу, кото­рая им не под силу, вынуждены держать войска для успокоения и усмирения.

Однако условия, в которых мы сейчас находимся, требуют полнейшего напряжения наших сил. И теперь мы все еще должны каждый месяц ценить больше, чем прежние десять лет, потому что мы делаем дело во сто раз большее: мы не только охраняем Рос­сийскую республику, но и творим великое дело для мирового пролетариата. От нас требуется большое напряжение, большая работа по составлению организационного плана и выработке общих отношений.


Просмотров 222

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!