Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ЧЛЕНАМ КОЛЛЕГИИ КОМИССАРИАТА ЮСТИЦИИ И КОПИЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ЦИК 3 часть



И мы говорим: лучше пережить и претерпеть, перенести бесконечно большие на­циональные и государственные унижения и тягости, но остаться на своем посту, как социалистическому отряду, отколовшемуся в силу событий от рядов социалистической армии и вынужденному переждать, пока социалистическая революция в других странах подойдет на помощь. И она идет к нам на помощь. Медленно, но идет. И та война, ко­торая


254__________________________ В. И. ЛЕНИН

на Западе теперь разыгрывается, революционизирует массы больше, чем прежде, и приближает час восстания.

Та пропаганда, которая до сих пор велась, говорила, что империалистическая война есть преступнейшая и реакционнейшая война из-за захватов. Но теперь подтверждает­ся, что на западном фронте, где сотни тысяч и миллионы солдат французов и немцев, ведущих бойню, что там созревание революции не может не идти быстрее, чем раньше, хотя революция эта идет медленнее, чем мы того ожидали.

Я остановился на вопросе внешней политики больше, чем хотел, но мне кажется, что здесь мы видим наглядно, как, в сущности говоря, в вопросе внешней политики перед нами две основные линии — линия пролетарская, которая говорит, что социалистиче­ская революция дороже всего и выше всего, и надо учесть, скоро ли возникнет она на Западе, и другая линия — буржуазная, которая говорит, что для нее государственная великодержавность и национальная независимость дороже всего и выше всего.

По вопросам внутренним мы видим то же самое со стороны группы «левых комму­нистов», которые повторяют основные доводы, направляющиеся против нас из лагеря буржуазии. Например, основным доводом группы «левых коммунистов» против нас является то, что замечается правоболыпевистский уклон, который грозит революции тем, что она направится по пути государственного капитализма.

Эволюция в сторону государственного капитализма — вот зло, вот враг, с которым нас приглашают бороться.

И вот, когда я читаю эти ссылки на подобных врагов в газете «левых коммунистов», я спрашиваю: что сделалось с этими людьми, как они могут из-за обрывков книжки за­быть действительность? Действительность говорит, что государственный капитализм был бы для нас шагом вперед. Если бы мы могли в России через малое число времени осуществить государственный капитализм, это было бы победой. Как они могли не ви­деть, что мелкий собственник, мелкий капитал — наш враг. Как они могли в государст­венном капита-




_________________________ ЗАСЕДАНИЕ ВЦИК 29 АПРЕЛЯ 1918 г.______________________ 255

лизме видеть главного врага? Переходя от капитализма к социализму, они не должны забывать, что наш главный враг — это мелкая буржуазия, ее навыки, ее привычки, ее экономическое положение. Мелкий собственник прежде всего боится государственного капитализма, потому что у него одно желание — урвать, получить себе побольше, ра­зорить, добить крупных помещиков, крупных эксплуататоров. И в этом мелкий собст­венник охотно поддерживает нас.

Тут он революционен больше, чем рабочие, потому что у него больше озлобления, возмущения, и потому на то, чтобы добить буржуазию, он идет охотно, но не как со­циалист, чтобы, сломив сопротивление буржуазии, начать строительство социалисти­ческого хозяйства на принципах твердой трудовой дисциплины, в рамках строгой орга­низации, при условии правильного контроля и учета, а чтобы, урвав себе побольше, ис­пользовать для себя и в своих целях плоды победы, нимало не интересуясь интересами общегосударственными и интересами класса трудящихся в целом.



Что такое государственный капитализм при Советской власти? В настоящее время осуществлять государственный капитализм — значит проводить в жизнь тот учет и контроль, который капиталистические классы проводили в жизнь. Мы имеем образец государственного капитализма в Германии. Мы знаем, что она оказалась выше нас. Но если вы подумаете хоть сколько-нибудь над тем, что бы значило в России, Советской России, обеспечение основ такого государственного капитализма, то всякий не сошед­ший с ума человек и не забивший себе голову обрывками книжных истин должен был бы сказать, что государственный капитализм для нас спасение.

Я сказал, что государственный капитализм был бы спасением для нас; если бы мы имели в России его, тогда переход к полному социализму был бы легок, был бы в на­ших руках, потому что государственный капитализм есть нечто централизованное, под­считанное, контролированное и обобществленное, а нам-то и не хватает как раз этого, нам грозит стихия мелкобуржуазного


256__________________________ В. И. ЛЕНИН

разгильдяйства, которая больше всего историей России и ее экономикой подготовлена и которая как раз этого шага, от которого зависит успех социализма, нам не дает сде­лать. Я позволю себе напомнить вам, что мои слова о государственном капитализме мне приходилось писать за несколько времени до переворота, и вопиющая нелепость пугать нас государственным капитализмом. Я напомню, что в моей брошюре «Грозя­щая катастрофа» я писал тогда... (Читает.)

Это я писал про революционно-демократическое государство, государство Керен­ского, Чернова, Церетели, Кишкина и братии, про то государство, которое стояло на буржуазной почве и с нее не сходило и не могло сойти; я говорил тогда, что государст­венный капитализм есть шаг к социализму; я писал это в сентябре 1917 г. и теперь, в апреле 1918 года, после того, как в октябре пролетариат взял власть, когда он доказал свою способность: многие фабрики и заводы конфискованы, предприятия и банки на­ционализированы, сопротивление военное буржуазии и саботажников сломлено, — те­перь, когда нас пугают капитализмом — это такая смехотворная, настолько архимахро­вая нелепость и выдумка, что становится удивительно, и спрашиваешь себя: как могли люди к ней прийти? Они забыли ту мелочь, что в России мы имеем массу мелкой бур­жуазии, которая сочувствует уничтожению крупной буржуазии всех стран, но не со­чувствует учету, обобществлению и контролю, — в этом опасность для революции, вот где единство социальных сил, которое великую французскую революцию сгубило и не могло не сгубить, и которое может, если русский пролетариат окажется слабым, только одно может сгубить русскую революцию. Мелкая буржуазия, как мы видим, всю обще­ственную атмосферу пропитывает мелкособственническими тенденциями, — стремле­ниями, которые попросту выражаются в том: у богатого взял, а до других мне дела нет.



В этом главная опасность. Если бы мелкие буржуа были подчинены другим классо­вым элементам, были

* См. Сочинения, 5 изд., том 34, стр. 151—199. Ред.


_________________________ ЗАСЕДАНИЕ ВЦИК 29 АПРЕЛЯ 1918 г.______________________ 257

подчинены государственному капитализму, то сознательный рабочий должен привет­ствовать это обеими руками, потому что государственный капитализм при демократии Керенского был бы шагом к социализму, а при Советской власти был бы ЪЦ социализ­ма, — потому что, кто является организатором государственно-капиталистических предприятий, того можно сделать своим помощником; а «левые коммунисты» относят­ся к этому иначе, они относятся с пренебрежением, — и, когда с «левыми коммуниста­ми» мы имели первое совещание 4 апреля, между прочим, доказывающее, что этот во­прос из далекой истории, имеющий долгие дискуссии, есть уже прошедшее, — я ска­зал, что нужно, если мы правильно понимаем свои задачи, учиться социализму у орга­низаторов трестов.

Эти слова «левых коммунистов» ужасно возмутили, и один из них — т. Осинский — посвятил всю свою статью тому, чтобы эти слова разнести. Вот к чему сводится суть его аргументов. — Ведь мы не учить их хотим, а учиться у них. — Мы «правые» боль­шевики, — мы хотим учиться у организаторов треста, а вот «левые коммунисты» хотят учить . — Но чему же вы хотите их учить? Может быть, социализму? — Это — куп­цов-то, деляг-то учить социализму? (Аплодисмент ы.) Нет, занимайтесь, если хотите, этим делом, мы вам пособлять не станем, это дело пустое. — Нам их, этих ин­женеров, деляг, купцов учить нечему. — Социализму их учить нечего. — Если бы мы имели буржуазную революцию, то нам учиться у них было бы нечему, — разве только тому, что ухватить, что можно, и довольно, а больше учиться нечему. — Нет, это еще не социалистическая революция. — Это то, что было во Франции в 1793 г., это то, где социализма нет, а это только вступление к социализму.

Помещиков надо скинуть, буржуазию надо скинуть, и миллионы раз правы перед историей, будут оправданы все действия большевиков, вся их борьба, насилие против помещиков и капиталистов, экспроприация, насильственное подавление их сопротив­ления. В общем и целом, это была величайшая историческая задача,


258__________________________ В. И. ЛЕНИН

но это был только первый шаг. Здесь дело в том, для чего мы их подавили; для того, чтобы сказать, что теперь, подавив окончательно, мы будем кланяться их капитализму? Нет, теперь мы будем учиться у них, потому что у нас не хватает знаний, потому что этих знаний у нас нет. Знание социализма у нас есть, но знания организации в масштабе миллионном, знания организации и распределения продуктов и т. д., — этого у нас нет. Этому старые большевистские руководители не учили нас. Этим партия большевиков в своей истории похвалиться не может. Этого курса мы еще не проходили. И мы гово­рим, пусть он будет хоть архижуликом, но раз он организовал трест, раз это купец, ко­торый имел дело с организацией производства и распределения для миллионов и десят­ков миллионов, раз он обладает опытом, — мы должны у него учиться. Если мы этому у них не научимся, то мы социализма не получим, тогда революция останется на той ступени, до которой она дошла. Только развитие государственного капитализма, только тщательная постановка дела учета и контроля, только строжайшая организация и тру­довая дисциплина приведут нас к социализму. А без этого социализма нет. (А п л о -д и с м е н т ы.)

Нам нечего браться за смешную задачу — учить организаторов треста, — их учить нечему. Их нам нужно экспроприировать. За этим дело не стоит. В этом никакой труд­ности нет. (Аплодисмент ы.) Это достаточно мы показали и доказали.

И всякой рабочей делегации, с которой мне приходилось иметь дело, когда она при­ходила ко мне и жаловалась на то, что фабрика останавливается, я говорил: вам угодно, чтобы ваша фабрика была конфискована? Хорошо, у нас бланки декретов готовы, мы подпишем в одну минуту. (Аплодисмент ы.) Но вы скажите: вы сумели произ­водство взять в свои руки и вы подсчитали, что вы производите, вы знаете связь вашего производства с русским и международным рынком? И тут оказывается, что этому они еще не научились, а в большевистских книжках про это еще не написано, да и в мень­шевистских книжках ничего не сказано.


_________________________ ЗАСЕДАНИЕ ВЦИК 29 АПРЕЛЯ 1918 г.______________________ 259

Лучше всего стоит дело у тех рабочих, которые этот государственный капитализм проводят: у кожевников, текстилей, сахарного производства, потому что они с трезво­стью пролетария знают свое производство и хотят сохранить его и сделать более круп­ным, — потому что в этом наибольший социализм108. Они говорят: я еще сейчас с та­кой задачей не слажу, я капиталистов посажу, */з мест предоставлю им и научусь у них. И когда я читаю у «левых коммунистов» иронические слова: еще неизвестно, кто кого использует, то мне становится странной их недальновидность. Конечно, если после взятия власти в октябре и после победного похода против всей буржуазии с октября по апрель, мы можем сомневаться в том, кто кого использует — рабочий организаторов треста, или деляга и выжига использует рабочих, если бы так было, то нужно склады­вать пожитки и убираться восвояси, предоставляя место Милюковым и Мартовым. Но это не так. И сознательный рабочий не поверит, и смешна боязнь мелкой буржуазии; они знают, что социализм начинается там, где начинается более крупное производство, что этому делу купцы и деляги учились на собственном опыте.

И мы говорили: вот только эти материальные условия, условия крупной машинной индустрии, гигантских предприятий, обслуживающих десятки миллионов, только они есть основа социализма, и научиться этому делу в стране мелкобуржуазной, крестьян­ской, трудно, но можно. Революция придет ценой гражданской войны, но это тем более тяжелая штука, чем цивилизованней, чем развитей государство; в Германии господ­ствует государственный капитализм, и потому революция в Германии будет во сто раз разорительнее и губительнее, чем в мелкобуржуазной стране, — и там будут гигант­ские трудности и гигантский хаос и неуравновешенность. И поэтому ни тени и ни ма­лейшего основания для отчаяния и уныния не вижу я в том, что русская революция ре­шила сначала более легкую задачу — сшибить помещика и буржуазию, и стала теперь перед более трудной задачей социалистической: организовать


260__________________________ В. И. ЛЕНИН

всенародный учет и контроль, — той задачей, с которой настоящий социализм начина­ется, перед той задачей, за которую стоит большинство рабочих и сознательных трудя­щихся. Да, большинство рабочих, организованное лучше, прошедшее школу профес­сиональных союзов: оно стоит с нами вполне.

Те вопросы, что пытаются издевательски отбросить гг. из «Впереда», о сдельной плате и о системе Тейлора, — это большинство раньше нас поставило эти вопросы в советах профессиональных союзов, раньше еще, чем пришла Советская власть с ее Со­ветами, — они поднялись и взялись за работу, чтобы выработать нормы трудовой дис­циплины. Эти люди показали, что в своей пролетарской скромности они знали обста­новку фабричного труда, они схватили суть социализма лучше тех, кто швырялся рево­люционными фразами, а на деле сознательно или бессознательно опускался на уровень мелкой буржуазии, которая стояла на точке зрения: богатого сшибить, но себя неинте­ресно поставить под учет и контроль организации; это мелким собственникам излишне, это им не нужно, — а в этом только и лежит залог прочности и победы нашей револю­ции.

Товарищи, не буду касаться дальнейших подробностей и цитат из газеты «Левый Коммунист» , а в двух словах скажу: впору кричать, когда люди договорились до то­го, что введение трудовой дисциплины будет шагом назад, — и я должен сказать, что усматриваю в этом такую неслыханную реакционную вещь, такую угрозу революции, что если бы я не знал, что это говорит группа без влияния и что на любом сознательном собрании рабочих это опровергнут, то я сказал бы: погибла русская революция.

Левые коммунисты пишут: «введение трудовой дисциплины, в связи с восстановле­нием руководительства капиталистов в производстве, не может существенно увеличить производительность труда, но оно понизит классовую самодеятельность, активность и организованность пролетариата. Оно грозит закрепощением рабочего класса...». Это неправда; если бы это было так,


ЗАСЕДАНИЕ ВЦИК 29 АПРЕЛЯ 1918 г.______________________ 261

наша русская революция в ее социалистических задачах, в ее социалистической сущно­сти стояла бы у краха. Но это неправда. Это деклассированная мелкобуржуазная интел­лигенция не понимает того, что для социализма главная трудность состоит в обеспече­нии дисциплины труда. Об этом социалисты писали давно, об этом в далеком прошлом больше всего думали социалисты, на это напрягали наибольшую заботливость и ана­лиз, они понимали, что тут для социалистической революции начинаются действитель­ные трудности. И до сих пор бывали революции неоднократно, которые сбрасывали беспощадно буржуазию, не менее энергично, чем мы, но когда мы дошли до того, что создали Советскую власть, этим самым мы показали, что делаем практический переход от экономического раскрепощения к трудовой самодисциплине, что наша власть это есть власть, которая должна быть действительно властью труда. Когда нам говорят, что диктатура пролетариата признается на словах, а на деле пишутся фразы, это собственно показывает, что о диктатуре пролетариата не имеют понятия, ибо это вовсе не то толь­ко, чтобы свергнуть буржуазию или свергнуть помещиков, — это бывало во всех рево­люциях, — наша диктатура пролетариата есть обеспечение порядка, дисциплины, про­изводительности труда, учета и контроля, пролетарской Советской власти, которая бо­лее прочна, более тверда, чем прежняя. Вот чего вы не решите, вот чему мы не научи­ли, вот что нужно рабочим, вот почему хорошо им показывать зеркало, в котором все эти недочеты явственно видны. Я считаю, что это полезная задача, ибо она всех ду­мающих, всех сознательных рабочих и крестьян заставит направить на это все свои главные силы. Да, тем, что мы свергли помещиков и буржуазию, мы расчистили доро­гу, но не построили здания социализма. Ибо на расчищенной от одного буржуазного поколения почве постоянно в истории являются новые поколения, лишь бы почва ро­жала, а рожает она буржуев сколько угодно. И те, кто смотрит на победу над капитали­стами, как смотрят мелкие собственники, — «они урвали, дай-ка и я


262__________________________ В. И. ЛЕНИН

воспользуюсь», — ведь каждый из них является источником нового поколения буржу­ев. Когда нам говорят, что введение трудовой дисциплины в связи с восстановлением руководителей-капиталистов есть будто бы угроза революции, я говорю: эти люди не поняли как раз социалистического характера нашей революции, они повторяют как раз то, что их легко объединяет с мелкой буржуазией, которая боится дисциплины, органи­зации, учета и контроля, как черт ладана.

Если они скажут: ведь вы тут предлагаете вводить к нам капиталистов, как руково­дителей, в число рабочих руководителей. — Да, они вводятся потому, что в деле прак­тики организации у них есть знания, каких у нас нет. Сознательный рабочий никогда не побоится такого руководителя, потому что он знает, что Советская власть — его власть, что эта власть будет твердо стоять на его защите, потому что он знает, что хочет нау­читься практике организации.

Мы организовали при царе тысячи и при Керенском сотни тысяч. Это ничего, это в политике не считается. Это была подготовительная работа, это был подготовительный класс. И пока передовые рабочие не научатся организовывать десятки миллионов, до тех пор они — не социалисты и не творцы социалистического общества, и необходи­мых знаний организации они не приобретут. Путь организации — путь длинный, и за­дачи социалистического строительства требуют упорной продолжительной работы и соответственных знаний, которых у нас недостаточно. Едва ли и ближайшее будущее поколение, более развитое, сделает полный переход к социализму.

Припомните, что писали прежние социалисты о будущей социалистической револю­ции; сомнительно, чтобы можно было перейти к социализму, не учась у организаторов треста, ибо они занимались этим производством в крупном масштабе. Нам не нужно их учить социализму, нам нужно их экспроприировать, сломить их саботаж. Эти две зада­чи мы выполнили. Надо заставить их подчиниться рабочему контролю. И если наши критики из «левых коммунистов» упрекали


ЗАСЕДАНИЕ ВЦИК 29 АПРЕЛЯ 1918 г.______________________ 263

нас в том, что мы в нашей тактике не ведем к коммунизму, а движемся назад, то их уп­реки смешны: они забывают, что мы отстали с учетом и контролем, потому что очень трудно было сломить это сопротивление и повести к себе на службу буржуазию и ее техников и ее буржуазных специалистов. А их знания, их опыт и труд нам нужны, без них невозможно на деле взять ту культуру, которая создана старыми общественными отношениями и осталась как материальный базис социализма. Если «левые коммуни­сты» этого не заметили, то потому, что они действительной жизни не видят, а сочиняют свои лозунги из противопоставления идеальному социализму государственного капи­тализма. А мы должны сказать рабочим: да, это шаг назад, но мы должны помочь себе найти средство. Средство одно: организуйтесь до последнего человека, организуйте учет над производством, организуйте учет и контроль над потреблением и сделайте то, чтобы мы не бросали сотни миллионов денег из-под печатного станка110, и ни одна сто­рублевка, неправильно попавшая в чьи-либо руки, не миновала бы назад государствен­ной казны. Это нельзя сделать никаким порывом революции, никаким добиванием буржуазии. Это можно сделать только самодисциплиной, только организацией рабоче­го и крестьянского труда, только учетом и контролем. Этого еще у нас нет, и за это мы платили дань более высоким жалованьем, чем организаторы-капиталисты платили вам. Этому мы не научились, но должны учиться, это есть путь к социализму, единственный путь — обучать рабочих практическому делу управления колоссальными предпри­ятиями, организации крупного производства и крупнейшего распределения.

Товарищи, я очень хорошо знаю, как легко говорить об учете, о контроле, дисцип­лине и самодисциплине, когда говорит человек, занимающий известное общественное положение. Но как много из этого можно сделать материала для острот и заявить: когда ваша партия не была у власти, то она рабочим сулила молочные реки, кисельные бере­га, а когда оказались эти люди у власти, тут обычное превращение, начинают


264__________________________ В. И. ЛЕНИН

говорить об учете, о дисциплине, о самодисциплине, о контроле и пр. Я очень хорошо знаю, какой это благодарный материал для публицистов типа Милюкова и Мартова.

Я хорошо знаю, какой это богатый материал для людей, которые интересуются по­строчными или эффектами и склонны пользоваться малейшими доводами, которые среди сознательных рабочих встречают мало сочувствия.

В газете «Левый Коммунист» я встретил рецензию такого выдающегося публициста, как Бухарин, на мою книжку , и притом рецензию сочувствующую, но все, что было в ней ценного, потеряло для меня всякую ценность, когда я прочитал рецензию до конца; я увидал, что Бухарин не увидел того, что нужно было увидеть, и это случилось пото­му, что он писал свою рецензию в апреле, а брал в цитатах то, что уже для апреля уста­рело, что является вчерашним, именно то, что нужно разбить старое государство; это мы уже сделали, это — задача вчерашнего дня, и надо идти вперед и смотреть не на прошлое, а на будущее и создавать государство коммуны; он писал о том, что уже во­площено в советских организациях, а умолчал о том, что касается учета, контроля, дис­циплины. Как умоначертание этих людей, как их психология совпадает с настроениями мелкой буржуазии: богатого скинуть, а контроля не надо, так они смотрят; это их пле­няет и отделяет сознательного пролетария от мелкой буржуазии и даже от самых край­них революционеров; это когда пролетарий говорит: организуемся и подтянемся, или некий маленький чумазый, число ему миллион, нас скинет.

Тут расходится сознательный пролетарий с мелким буржуа; здесь отходит револю­ция от мелкой буржуазии. И как такие люди слепы, об этом они не говорят.

Я еще позволю себе напомнить вам несколько моих цитат; я говорил, что люди смо­гут обойтись без насилия, когда привыкнут так действовать; конечно, такая привычка может явиться результатом долгого воспитания.


_________________________ ЗАСЕДАНИЕ ВЦИК 29 АПРЕЛЯ 1918 г.______________________ 265

Когда слышат это «левые коммунисты», то хватаются за голову и говорят: как же мы не заметили этого; Бухарин, отчего вы этого не критиковали? Мы показали свою силу в деле подавления помещиков и буржуазии, и теперь надо показать свою силу в деле са­модисциплины и организации, потому что из прошлых тысячелетних опытов это из­вестно, и надо сказать народу, что только в этом сила нашей Советской власти, рабочей диктатуры, нашего пролетарского авторитета. А мелкие буржуа от этой истины прячут­ся за щит революционной фразеологии.

Надо показать свою силу. Да, мелкие хозяйчики, мелкие собственники готовы нам, пролетариям, помочь скинуть помещиков и капиталистов. Но дальше пути у нас с ними разные. Они не любят организации, дисциплины, они — враги ее. И тут нам с этими собственниками, с этими хозяйчиками придется вести самую решительную, беспощад­ную борьбу. Ибо здесь, в области организации, и начинается для нас социалистическое строительство. И когда я возражаю тем людям, которые говорят, что они-де социали­сты, обещают рабочим сколько угодно и чем угодно пользоваться, я говорю, что ком­мунизм предполагает не теперешнюю производительность труда. Наша производи­тельность слишком низка, это — факт. Капитализм нам оставляет в наследство, осо­бенно в отсталой стране, тьму таких привычек, где на все государственное, на все ка­зенное смотрят, как на материал для того, чтобы злостно его попортить. Эта психоло­гия мелкобуржуазной массы чувствуется на каждом шагу. И в этой области борьба очень трудна. Только организованный пролетариат может все выдержать. Я писал: «До тех пор, пока наступит высшая фаза коммунизма, социализм требует строжайшего кон­троля со стороны общества и со стороны государства» .

Это я писал до октябрьского переворота и на этом настаиваю теперь.

В настоящее время пришла пора, когда, подавив буржуазию, сломив саботаж, мы получили возможность

* См. Сочинения, 5 изд., том 33, стр. 97. Ред.


266__________________________ В. И. ЛЕНИН

заняться этим делом. Пока этого не было, героями дня и героями революции были красногвардейцы, которые делали свое большое историческое дело. Они брали ружье вопреки согласию имущих классов. Они делали это великое историческое дело. Они взяли ружье для того, чтобы скинуть эксплуататоров и обратить свое ружье в орудие для защиты рабочих, чтобы следить за мерой производства и труда и мерой потребле­ния.

Мы этого не дали, а в этом гвоздь и основа социализма. Если кому-нибудь кажется такая работа скучной и неинтересной, то это — представителям мелкобуржуазной ле­ности.

Если бы наша революция остановилась здесь, она бы вошла в историю не меньше революции 1793 г. Но нам скажут: то было в XVIII веке. Для XVIII века это было до­вольно, а для XX — этого мало. Учет и контроль — вот главное, что требуется для пра­вильного функционирования коммунистического общества. Так я и писал до октябрь­ского переворота . Повторяю, что за это дело нельзя было взяться, пока Алексеевы, Корниловы, Керенские не были подавлены. Теперь военное сопротивление буржуазии подавлено. Наша задача: всех саботажников разместить на работы под нашим контро­лем, под контролем Советской власти, создать органы управления, чтобы учет и кон­троль был строго налажен. Страна гибнет оттого, что после войны в ней нет элементар­ных условий для нормального существования. Наши враги, идущие на нас, страшны нам только потому, что мы не сладили с учетом и контролем. Когда слышу сотни тысяч жалоб на голод, когда видишь и знаешь, что эти жалобы правильны, что у нас есть хлеб, но мы не можем его подвезти, когда мы встречаем насмешки и возражения со стороны «левых коммунистов» на такие меры, как наш железнодорожный декрет, — они два раза его упоминали, — это пустяки.

На совещании с «левыми коммунистами» 4 апреля я говорил: дайте ваш проект дек­рета, ведь вы — гра-

* См. Сочинения, 5 изд., том 33, стр. 101. Ред.


_________________________ ЗАСЕДАНИЕ ВЦИК 29 АПРЕЛЯ 1918 г.______________________ 267

ждане Советской республики, члены советских учреждений, — вы не те критики со стороны, из подворотни, как буржуи-купчики и саботажники, которые критикуют, что­бы излить свою злобу. Вы, я повторяю, руководители советских организаций; попро­буйте дать ваш проект декрета. Они дать его не смогут и никогда не дадут, потому что наш железнодорожный декрет правильный, потому что, вводя диктатуру, он встречает сочувствие всех масс и сознательных тружеников железнодорожного дела, — а встре­чает оппозицию тех управленцев, кто хапает и взятки берет; потому что с колебанием к нему относятся все те, кто колеблется между Советскою властью и ее врагами, — а пролетариат, который учился дисциплине у крупного производства, знает, что социа­лизма не может быть, пока более крупное производство не будет организовано и пока не будет еще более строгой дисциплины. — Этот пролетариат за нас в железнодорож­ном движении; он пойдет на бой со стихией мелких собственников и покажет, что рус­ская революция, умеющая одерживать блестящие победы, сумеет также победить свою собственную неорганизованность. И из лозунгов 1 мая, с точки зрения задач момента, сумеет оценить тот лозунг ЦК, который гласит: «мы победили капитал, мы победим и свою собственную неорганизованность». И только тогда мы придем к полной победе социализма! (Бурные аплодисмент ы.)


268__________________________ В. И. ЛЕНИН

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО ПО ДОКЛАДУ ОБ ОЧЕРЕДНЫХ ЗАДАЧАХ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Мне прежде всего приходится сказать по поводу речи тов. Бухарина: я отметил уже в первой речи, что мы на девять десятых с ним согласны, и потому я думаю, что печа­лен факт, что на одну десятую мы с ним расходимся; он на одну десятую находится в таком положении, что ему приходится в половине своей речи отгораживаться и откре­щиваться решительно против всех, кто выступал за него. И как бы ни были превосход­ны намерения его и его группы, а фальшь их положения тем и доказывается, что ему приходится всегда тратить время на оправдывания и на то, чтобы отгораживаться на­счет государственного капитализма.

Товарищ Бухарин неправ совершенно; и я скажу в печати об этом, потому что во­прос этот чрезвычайно важен . Сейчас скажу в двух словах о том, что нас упрекали «левые коммунисты» в том, что у нас замечается уклон в сторону государственного ка­питализма; теперь же неправильно тов. Бухарин говорит, что при Советской власти не может быть государственного капитализма. Таким образом, он сам себе противоречит, когда говорит, что при Советской власти государственного капитализма быть не может, — это явная нелепость. Целый ряд предприятий и заводов, находящихся под контролем Советской власти и принадлежащих государству, это одно уже показывает переход от капи-


Просмотров 272

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!