Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






БОРЬБА С КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ ПОМЕЩИКОВ И КАПИТАЛИСТОВ 2 часть



Народ измучен колебаниями и оттяжками. Недовольство явно нарастает. Надвигает­ся новая революция.


_________________ О ГЕРОЯХ ПОДЛОГА И ОБ ОШИБКАХ БОЛЫТТКВИКОВ_______________ 253

Весь интерес реакционных демократов, Либерданов, Церетели и пр. — отвлечь внима­ние народа на комедийное «Совещание», «занять» народ этой комедией, отрезать большевиков от массы, задерживая большевистских делегатов на таком недостойном занятии, как сиденье и выслушивание Зарудных! А Зарудные еще правдивее других! !

Большевики должны были уйти в виде протеста и для того, чтобы не поддаваться в ловушку отвлечения Совещанием народного внимания от серьезных вопросов. Больше­вики должны были оставить из 136 своих депутатов одного-трех для «службы связи», для телефонных сообщений о моменте прекращения гнусной болтовни и переходе к голосованию. Но большевики не должны были давать занять себя явными пустяками, явным обманом народа с явной целью притушить нарастающую революцию посредст­вом игры в бирюльки.

Большевики должны были, в числе 99/юо своей делегации, идти на фабрики и в ка­зармы; там было бы настоящее место делегатов, съехавшихся со всех концов России и после речи Зарудного увидавших всю бездну эсеровской и меньшевистской гнилости. Там, поближе к массам, следовало бы обсудить в сотнях и тысячах собраний и бесед уроки этого комедийного совещания, которое явно только давало оттяжку корниловцу-Керенскому, явно только облегчало ему новые варианты «министерской чехарды».

У большевиков получилось неправильное отношение к парламентаризму в моменты революционных (не — «конституционных») кризисов, неправильное отношение к эсе­рам и меньшевикам.

Понятно, как это получилось: история сделала, с корниловщиной, очень крутой поворот. Партия отстала от невероятно быстрого темпа истории на этом повороте. Пар­тия дала себя завлечь, на время, в ловушку презренной говорильни.

Надо было уделить этой говорильне одну сотую сил, а 99/юо отдать массам.

Надо было, если поворот предписывал предложить компромисс эсерам и меньшеви­кам (мне лично кажется,




254__________________________ В. И. ЛЕНИН

что он это предписывал), сделать это ясно, открыто, быстро, дабы тотчас учесть воз­можный и вероятный отказ друзей бонапартиста Керенского идти на компромисс с большевиками.

Отказ был налицо уже в статьях «Дела Народа» и «Рабочей Газеты» накануне сове­щания. Надо было возможно более официально, открыто, ясно сказать, не теряя ни ми­нуты сказать массам: гг. эсеры и меньшевики отвергли наш компромисс, долой эсеров и меньшевиков! Совещание, под аккомпанемент такого лозунга на заводах и в казар­мах, могло бы «смеяться» над наивностями Зарудного!

Атмосфера некоего увлечения «Совещанием» и обстановкой его складывалась, ви­димо, с разных сторон. Ошибкой было со стороны тов. Зиновьева писать про Коммуну так двусмысленно (по меньшей мере двусмысленно), что выходило, будто, победив в Питере, Коммуна может потерпеть поражение, как во Франции в 1871 г. Это абсолютно неверно. Победив в Питере, Коммуна победила бы и в России. Ошибкой было с его же стороны писать, что большевики сделали хорошо, предположив пропорциональный со­став президиума в Петроградском Совете. Никогда ничего путного революционный пролетариат в Совете не сделает при таком пропорциональном допущении господ Це­ретели: допускать их значит отнимать у себя возможность работы, значит губить со­ветскую работу. Ошибкой было со стороны тов. Каменева говорить первую речь на Со­вещании в чисто «конституционном» духе, ставя смешной вопрос о доверии или «не­доверии» к правительству. Если нельзя было на таком собрании сказать ту правду про корниловца-Керенского, которая уже сказана и в «Рабочем Пути»86 и в московском «Социал-Демократе»87, то почему бы не сослаться на них и закрепить перед массами, что Совещание не хочет слушать правды про корниловца-Керенского?



Ошибкой было со стороны делегаций от питерских рабочих посылать ораторов на такое совещание, после речи Зарудного, после выяснения обета-


_________________ О ГЕРОЯХ ПОДЛОГА И ОБ ОШИБКАХ БОЛЫТТКВИКОВ_______________ 255

новки. К чему было метать бисер перед друзьями Керенского? К чему было отвлекать пролетарские силы на комедийное совещание? Почему бы те же делегации столь мирно и законно не отправить бы по казармам и наиболее отсталым фабрикам? Это было бы в миллион раз полезнее, насущнее, серьезнее, дельнее, чем путешествие к Александринке и разговоры с кооператорами, сочувствующими «Единству» и Керенскому.

Десять убежденных солдат или рабочих из отсталой фабрики стоят в тысячу раз больше, чем сотня подтасованных Либерданами делегатов от разных делегаций. Ис­пользование парламентаризма — особенно в революционные времена — состоит вовсе не в том, чтобы терять дорогое время на представителей гнилья, а в том, чтобы учить массы на примере гнилья.

Почему бы тем же пролетарским делегациям не «использовать» Совещания так, что­бы издать и показать по казармам и фабрикам, скажем, два плаката в объяснение того, что Совещание есть комедия? На одном плакате можно бы изобразить Зарудного в ду­рацком колпаке, пляшущего на подмостках и поющего песенку: «Нас Керенский от­ставил, нас Керенский оставил». А кругом Церетели, Чернов, Скобелев, кооператор под ручку с Либером и Даном, — все покатывающиеся со смеху. Подпись: «им весело».



Плакат второй. Тот же Зарудный перед той же публикой говорит: «Я полтора месяца спрашивал о мире. Я не получал ответа». Публика молчит, лицам придана «государст­венная солидность». Особенно солиден Церетели, который пишет незаметно в свою за­писную книжку: «Этакий балбес Зарудный! Такому олуху навоз бы возить, а не мини­стром быть! Защитник коалиции, а режет ее хуже сотни большевиков! Был министром, а не научился говорить по-министерски, что-де я полтора месяца неуклонно следил за ростом кампании за мир и что я-де убежден в окончательном успехе этой кампании именно при коалиции в связи с великой идеей Стокгольма и прочее и прочее. Ведь то­гда бы и


256__________________________ В. И. ЛЕНИН

Зарудного та же «Русская Воля» восхваляла как рыцаря русской революции». Подпись: «революционно-демократическое» совещание публичных мужчин.

Писано σο окончания Совещания: первую фразу переделать — например, «в сущно­сти, кончилось» и т. п.

Написано в сентябре, не позднее 22 (5 октября) 1917 г.

Напечатано неполностью

7 октября (24 сентября) 1917 г. „

1 . гг »/· ι η Печатается по рукописи

в газете «Рабочий Путь» №19

Подпись:Η. Ленин

Впервые полностью напечатано

в 1949 г., в 4 издании Сочинений

В. И. Ленина, том 26


ИЗ ДНЕВНИКА ПУБЛИЦИСТА

ОШИБКИ НАШЕЙ ПАРТИИ

Пятница, 22 сентября 1917 года.

Чем больше вдумываешься в значение так называемого Демократического совеща­ния, чем внимательнее всматриваешься в него со стороны, — а со стороны, говорят, виднее, тем тверже становится убеждение, что наша партия сделала ошибку, участвуя в нем. Надо было его бойкотировать. Скажут, пожалуй, какая польза разбирать такой во­прос. Прошлого не воротишь. Но это возражение против тактики вчерашнего дня было бы явно несостоятельно. Мы всегда осуждали и как марксисты обязаны осуждать так­тику живущего «со дня на день». Нам недостаточно минутных успехов. Нам не доста­точно и вообще расчетов на минуту или на день. Мы должны постоянно проверять се­бя, изучая цепь политических событий в их целом, их причинной связи, их результатах. Анализируя ошибки вчерашнего дня, мы тем самым учимся избегать ошибок сегодня и завтра.

В стране явно нарастает новая революция, революция иных классов (по сравнению с теми, которые осуществили революцию против царизма). Тогда была революция про­летариата, крестьянства и буржуазии в союзе с англо-французским финансовым капи­талом против царизма.

Теперь растет революция пролетариата и большинства крестьян, именно: беднейше­го крестьянства против буржуазии, против ее союзника, англо-французского финансо­вого капитала, против ее правительственного аппарата, возглавляемого бонапартистом Керенским.


258__________________________ В. И. ЛЕНИН

Сейчас не будем останавливаться на фактах, свидетельствующих о нарастании новой революции, ибо, судя по статьям нашего центрального органа «Рабочего Пути», партия уже выяснила свои взгляды по этому пункту. Нарастание новой революции представля­ет из себя явление, кажется, общепризнанное партией. Конечно, сводки данных об этом нарастании еще понадобятся, но они должны составить тему других статей.

В данный момент важнее обратить наибольшее внимание на классовые различия между старой и новой революцией, на учет политического момента и наших задач с точки зрения этого основного явления, соотношения классов. Тогда, в первую револю­цию, авангардом были рабочие и солдаты, т. е. пролетариат и передовые слои крестьян­ства.

Этот авангард увлек за собою не только многие из худших, колеблющихся элементов мелкой буржуазии (вспомним колебания меньшевиков и трудовиков насчет республи­ки), но и монархическую партию кадетов, либеральную буржуазию, превратив ее в рес­публиканскую. Почему такое превращение было возможно?

Потому, что экономическое господство для буржуазии все, а форма политического господства — дело девятое, буржуазия может господствовать и при республике, даже господство ее вернее при республике в том смысле, что этот политический строй ника­кими переменами в составе правительства, в составе и группировке правящих партий не задевает буржуазии.

Конечно, буржуазия стояла и будет стоять за монархию, потому что более грубая, военная охрана капитала монархическими учреждениями всем капиталистам и поме­щикам виднее и «ближе». Но при сильном напоре «снизу» буржуазия всегда и везде «мирилась» с республикой, лишь бы отстоять свое экономическое господство.

Теперь пролетариат и беднейшее крестьянство, т. е. большинство народа, встали в такое отношение к буржуазии и к «союзному» (а равно и всемирному) империализму, что «увлечь» за собой буржуазию нельзя. Мало того: верхи мелкой буржуазии и более имущие слои демократической мелкой буржуазии явно против новой


ИЗ ДНЕВНИКА ПУБЛИЦИСТА__________________________ 259

революции. Этот факт до того очевиден, что на нем сейчас нет надобности останавли­ваться. Господа Либерданы, Церетели и Черновы нагляднее наглядного иллюстрируют его.

Переменилось взаимоотношение классов. В этом суть.

Не те классы стоят «по одну и по другую сторону баррикады».

Это главное.

В этом и только в этом научная основа для того, чтобы говорить о новой революции, которая могла бы, рассуждая чисто теоретически, беря вопрос абстрактно, произойти легально, если бы, например, Учредительное собрание, созванное буржуазией, дало большинство против нее, дало большинство партиям рабочих и беднейших крестьян.

Объективное взаимоотношение классов, их роль (экономическая и политическая) вне представительных учреждений данного типа и внутри них; нарастание или упадок революции, соотношение внепарламентских средств борьбы с парламентскими — вот где главнейшие, основные, объективные данные, которые надо учесть, чтобы тактику бойкота или участия вывести не произвольно, не по своим «симпатиям», а марксистски.

Опыт нашей революции наглядно поясняет, как надо по-марксистски подходить к вопросу о бойкоте.

Почему бойкот булыгинской Думы оказался правильной тактикой?

Потому, что он соответствовал объективному соотношению общественных сил в их развитии. Он давал лозунг нарастающей революции за свержение старой власти, кото­рая, чтобы отвлечь народ от революции, созывала соглашательское, грубо поддельное, не открывавшее поэтому перспектив серьезной «зацепки» за парламентаризм, учреж­дение (булыгинскую Думу). Внепарламентские средства борьбы у пролетариата и у крестьянства были сильнее. Вот из каких моментов сложилась правильная, учитывав­шая объективное положение, тактика бойкота булыгинской Думы.

Почему тактика бойкота III Думы оказалась неправильной?


260__________________________ В. И. ЛЕНИН

Потому, что она опиралась только на «яркость» лозунга бойкота и на отвращение к грубейшей реакционности третьеиюньского «хлева». Но объективное положение было такое, что, с одной стороны, революция была в сильнейшем упадке и падала дальше. Для подъема ее парламентская опора (даже извнутри «хлева») приобретала громадное политическое значение, ибо внепарламентских средств пропаганды, агитации, органи­зации почти не было или они были крайне слабы. С другой стороны, грубейшая реак­ционность III Думы не мешала ей быть органом действительного взаимоотношения классов, именно: столыпинского соединения монархии с буржуазией. Это новое взаи­моотношение классов страна должна была изжить.

Вот из каких моментов сложилась правильно учитывавшая объективное положение тактика участия в III Думе.

Достаточно вдуматься в эти уроки опыта, в условия марксистского подхода к вопро­су о бойкоте или участии, чтобы убедиться в полнейшей неправильности тактики уча­стия в «Демократическом совещании», «Демократическом совете» или предпарламен­те.

С одной стороны, нарастает новая революция. Война идет вверх. Внепарламентские средства пропаганды, агитации, организации громадны. Значение «парламентской» трибуны в данном предпарламенте ничтожно. С другой стороны, никакого нового взаимоотношения классов этот предпарламент не выражает и не «обслуживает»; кре­стьянство, например, здесь представлено хуже, чем в имеющихся уже органах (Совете крестьянских депутатов). Вся суть предпарламента — бонапартистский подлог не толь­ко в том смысле, что грязная банда Либерданов, Церетели и Черновых вместе с Керен­ским и К подтасовали, фальсифицировали состав этой церетелевски-булыгинской ду­мы, но и в том, более глубоком смысле, что единственное назначение предпарламента — надуть массы, обмануть рабочих и крестьян, отвлечь их от новой растущей револю­ции, засорить глаза угнетенных классов новым нарядом для старой, уже испытанной, истрепанной, истасканной


ИЗ ДНЕВНИКА ПУБЛИЦИСТА__________________________ 261

«коалиции» с буржуазией (т. е. превращения буржуазией господ Церетели и К в горо­ховых шутов, помогающих подчинять народ империализму и империалистской войне).

Мы слабы теперь — говорит царь в августе 1905 года своим крепостникам-помещикам. — Наша власть колеблется. Волна рабочей и крестьянской революции поднимается. Надо надуть «серячка», помазать его по губам...

Мы слабы теперь — говорит теперешний «царь», бонапартист Керенский, кадетам, беспартийным Тит Титычам, Плехановым, Брешковским и К . — Наша власть колеб­лется. Волна рабочей и крестьянской революции против буржуазии поднимается. Надо надуть демократию, перекрасив для этого в другие краски тот шутовской костюм, в ко­тором ходят с 6-го мая 1917 года, для одурачения народа, эсеровские и меньшевистские «вожди революционной демократии», наши милые друзья Церетели и Черновы. Их не трудно помазать по губам «предпарламентом».

Мы сильны теперь — говорит царь своим крепостникам-помещикам в июне 1907 го­да. — Волна рабочей и крестьянской революции спадает. Но мы не сможем удержаться по-старому, и одного обмана мало. Нужна новая политика в деревне, нужен новый эко­номический и политический блок с Гучковыми — Милюковыми, с буржуазией.

Так можно представить три ситуации: август 1905 года, сентябрь 1917, июнь 1907, чтобы нагляднее пояснить объективные основы тактики бойкота, ее связь с взаимоот­ношением классов. Обман угнетенных классов угнетателями есть всегда, но значение этого обмана в разные исторические моменты различно. Тактики нельзя основывать только на том, что угнетатели обманывают народ; ее надо определять, анализируя в це­лом взаимоотношения классов и развитие как внепарламентской, так и парламентской борьбы.

Тактика участия в предпарламенте неверна, она не соответствует объективному взаимоотношению классов, объективным условиям момента.


262__________________________ В. И. ЛЕНИН

Надо было бойкотировать Демократическое совещание, мы все ошиблись, не сделав этого, ошибка в фальшь не становится. Ошибку мы поправим, было бы искреннее же­лание стать за революционную борьбу масс, было бы серьезное размышление об объек­тивных основах тактики.

Надо бойкотировать предпарламент. Надо уйти в Совет рабочих, солдатских и кре­стьянских депутатов, уйти в профессиональные союзы, уйти вообще к массам. Надо их звать на борьбу. Надо им дать правильный и ясный лозунг: разогнать бонапартистскую банду Керенского с его поддельным предпарламентом, с этой церетелевски-булыгинской думой. Меньшевики и эсеры не приняли, даже после корниловщины, на­шего компромисса, мирной передачи власти Советам (в коих у нас тогда еще не было большинства), они скатились опять в болото грязных и подлых сделок с кадетами. До­лой меньшевиков и эсеров. Беспощадная борьба с ними. Беспощадное изгнание их из всех революционных организаций, никаких переговоров, никакого общения с этими друзьями Кишкиных, друзьями корниловских помещиков и капиталистов.

Суббота, 23 сентября.

Троцкий был за бойкот. Браво, товарищ Троцкий!

Бойкотизм побежден во фракции большевиков, съехавшихся на Демократическое совещание.

Да здравствует бойкот!

Ни в каком случае мириться с участием мы не можем и не должны. Фракция одного из Совещаний — не высший орган партии, да и решения высших органов подлежат пе­ресмотру, на основании опыта жизни.

Надо, во что бы то ни стало, добиваться решения вопроса о бойкоте и пленумом Ис­полнительного комитета и экстренным съездом партии. Надо взять сейчас вопрос о бойкоте платформой для выборов на съезд и для всех выборов внутри партии. Надо втянуть массы в обсуждение вопроса. Надо, чтобы сознательные ра-


ИЗ ДНЕВНИКА ПУБЛИЦИСТА__________________________ 263

бочие взяли дело в свои руки, проводя это обсуждение и оказывая давление на «верхи».

Невозможны никакие сомнения насчет того, что в «верхах» нашей партии заметны колебания, которые могут стать гибельными, ибо борьба развивается, и в известных ус­ловиях колебания, в известный момент, способны погубить дело. Пока не поздно, надо всеми силами взяться за борьбу, отстоять правильную линию партии революционного пролетариата.

У нас не все ладно в «парламентских» верхах партии; больше внимания к ним, больше надзора рабочих за ними; компетенцию парламентских фракций надо опреде­лить строже.

Ошибка нашей партии очевидна. Борющейся партии передового класса не страшны ошибки. Страшно было бы упорствование в ошибке, ложный стыд признания и исправ­ления ее.

Воскресенье, 24 сентября.

Съезд Советов отложен до 20 октября. Это почти равносильно отсрочке до греческих календ при том темпе, каким живет Россия. Второй раз повторяется комедия, разы­гранная эсерами и меньшевиками после 20—21 апреля.

Впервые напечатано в 1924 г. Печатается по машинописной

в журнале копии

«Пролетарская Революция» № 3


ПИСЬМО

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ОБЛАСТНОГО КОМИТЕТА

АРМИИ, ФЛОТА И РАБОЧИХ ФИНЛЯНДИИ

И. Т. СМИЛГЕ

Товарищу Смилге.

Пользуюсь хорошей оказией, чтобы побеседовать поподробнее.

Общее политическое положение внушает мне большое беспокойство. Петроградский Совет и большевики объявили войну правительству. Но правительство имеет войско и систематически готовится (Керенский в ставке, явное дело, столковывается с корни­ловцами о войске для подавления большевиков и столковывается деловым образом).

А мы что делаем? Только резолюции принимаем? Теряем время, назначаем «сроки» (20 октября съезд Советов — не смешно ли так откладывать? Не смешно ли полагаться на это?). Систематической работы большевики не ведут, чтобы подготовить свои во­енные силы для свержения Керенского.

События вполне подтвердили правильность моего предложения, сделанного во вре­мя Демократического совещания, именно, что партия должна поставить на очередь вооруженное восстание . События заставляют это сделать. История сделала коренным политическим вопросом сейчас вопрос военный. Я боюсь, что большевики забывают это, увлеченные «злобой дня», мелкими

* См. настоящий том, стр. 239—241, 242—247. Ред.


ПИСЬМО И. Т. СМИЛГЕ_____________________________ 265

текущими вопросами и «надеясь», что «волна сметет Керенского». Такая надежда на­ивна, это все равно, что положиться «на авось». Со стороны партии революционного пролетариата это может оказаться преступлением.

По-моему, надо агитировать среди партии за серьезное отношение к вооруженному восстанию — для этого переписать на машине и сие письмо и доставить его питерцам и москвичам.

Дальше о Вашей роли. Кажется, единственное, что мы можем вполне иметь в своих руках и что играет серьезную военную роль, это финляндские войска и Балтийский флот. Я думаю, Вам надо воспользоваться своим высоким положением, свалить с себя на помощников и секретарей всю мелкую, рутинную работу, не терять времени на «ре­золюции», а все внимание отдать военной подготовке финских войск + флота для пред­стоящего свержения Керенского. Создать тайный комитет из надежнейших воен­ных, обсудить с ним всесторонне, собрать (и проверить самому) точнейшие сведения о составе и расположении войск под Питером и в Питере, о перевозе войск финляндских в Питер, о движении флота и т. д.

Мы можем оказаться в смешных дураках, не сделав этого: с прекрасными резолю­циями и с Советами, но без власти!! Я думаю, у вас есть возможность подобрать дей­ствительно надежных и знающих военных, съездить в Ино88 и другие важнейшие пунк­ты, взвесить и изучить дело серьезно, не полагаясь на слишком обычные у нас хвастли­вые общие фразы.

Что мы ни в коем случае не можем позволить увода войск из Финляндии, это ясно. Лучше идти на все, на восстание, на взятие власти, — для передачи ее съезду Советов. Я читаю сегодня в газетах, что уже через две недели опасность десанта равна нулю. Значит, времени на подготовку у вас совсем немного.


266__________________________ В. И. ЛЕНИН

Далее. «Власть» в Финляндии надо использовать для систематической пропаганды среди казаков, находящихся в Финляндии здесь. Часть их Керенский и К0 нарочно вы­вели из Выборга, например, боясь «большевизации», и поставили в Усикирко и Перкъ-ярви, между Выборгом и Териоки, в безопасной (от большевиков) изоляции. Надо изу­чить все сведения о расположении казаков и организовать посылку к ним агитатор­ских отрядов из лучших сил матросов и солдат Финляндии. Это необходимо. То же и для литературы.

Далее. Конечно, отпуски даются и матросам и солдатам. Надо из отпускаемых в де­ревню на побывку составить отряды агитаторов для систематического объезда всех гу­берний и агитации в деревнях, как вообще, так и для Учредительного собрания. Ваше положение исключительно хорошее, ибо Вы можете начать сразу осуществлять тот блок с левыми эсерами, который один может нам дать прочную власть в России и большинство в Учредительном собрании. Пока там суд да дело, заключите немедленно такой блок у себя, организуйте издание листовочек (выясните, что вы можете сделать технически для этого и для их провоза в Россию) и тогда надо, чтобы в каждой агита­торской группе для деревни было не менее двух человек: один от большевиков, один от левых эсеров. В деревне «фирма» эсеров пока царит, и надо пользоваться вашим счастьем (у вас левые эсеры), чтобы во имя этой фирмы провести в деревне блок большевиков елевыми эсерами, крестьян с рабочими, а не с капиталистами.

По-моему, для правильной подготовки умов, надо сейчас же пустить в обращение такой лозунг: власть должна немедленно перейти в руки Петроградского


ПИСЬМО И. Т. СМИЛГЕ_____________________________ 267

Совета, который передаст ее съезду Советов. Ибо зачем терпеть еще три недели войны и «корниловских подготовлений» Керенского.

Οτ пропаганды этого лозунга большевиками и левыми эсерами в Финляндии не может быть ничего, кроме пользы.

Раз вы во главе «власти» в Финляндии, на вас ложится еще одно важнейшее, хотя и скромное по задаче, дело: наладить транспорт литературы из Швеции нелегально. Без этого все разговоры об «Интернационале» фраза. Наладить это вполне можно: во-первых, создав свою организацию из солдат на границе; во-вторых, если этого нельзя, то организовав правильные поездки хотя бы одного надежного человека в одну мест­ность, где я начал налаживать транспорт при помощи того лица, у коего я жил один день до въезда в Гельсингфорс (Ровно его знает) . Может быть, надо немного помочь деньгами. Обязательно наладьте это!

Я думаю, нам бы надо повидаться, чтобы поговорить на эти темы. Вы могли бы приехать, потеряв меньше суток, но если поедете только для свидания со мной, за­ставьте Ровно спросить по телефону Хуттунена, можно ли видеть «сестре жены» Ровно («сестра жены» = Вы) «сестру» Хуттунена (сестра = я). Ибо я могу уехать внезапно.

Ответьте мне обязательно о получении этого письма (его сожгите) через того же товарища, который передаст это письмо Ровно ^который едет с к о ρ о назад.

На случай, что я долго останусь здесь, надо наладить нам почту: Вы бы могли помочь этому, передавая железнодорожным служащим конверты в Совет Выборг­ский (а внутри: Хуттунену).


268__________________________ В. И. ЛЕНИН

Пришлите мне через того же товарища удостоверение (по возможности поформаль­нее: на бланке областного комитета, за подписью председателя, с печатью, либо на ма­шинке, либо очень ясно): на имя Константина Петровича Иванова, что-де председатель областного комитета ручается за сего товарища, просит все Советы, как ВыборгскийСовет солдатских депутатов, так и другие, оказать ему полное доверие, содействие и поддержку.

Мне это необходимо на всякий случай, ибо возможен и «конфликт» и «встреча».

Нет ли у Вас московского сборничка «К пересмотру программы»?90 Поищите у кого-либо в Гельсингфорсе и пришлите мне с тем же товарищем.

Имейте в виду, что Ровно прекрасный человек, по лентяй. За ним надо смотреть и напоминать два раза в день. Иначе не сделает.

Привет К. Иванов

Написано 27 сентября (10 октября) 1917 г.

Впервые напечатано Печатается по рукописи

7 ноября 1925 г. в газете «Правда» № 255


ЗАДАЧИ НАШЕЙ ПАРТИИ В ИНТЕРНАЦИОНАЛЕ

(ПО ПОВОДУ IIIЦИММЕРВАЛЬДСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ91)

В № 22 «Рабочего Пути», от 28 сентября, был напечатан манифест III Циммервальд­ском конференции. Если мы не ошибаемся, он был еще помещен только в газете мень­шевиков-интернационалистов «Искра» , № 1 от 26 сентября, с добавлением самых кратких указаний на состав III Циммервальдской конференции и на дату ее (20—27 ав­густа нового стиля); в других же газетах ни манифеста, ни сколько-нибудь подробных сведений о конференции не было.

Мы располагаем теперь некоторым материалом относительно этой конференции, со­стоящим из статьи в газете шведских левых социал-демократов «Politiken» (статья эта была переведена в органе финской социал-демократической партии «Työmies») и из двух письменных сообщений от одного польского и одного русского товарища, участ­вовавших в конференции. Расскажем сначала, основываясь на этих сведениях, про конференцию вообще, а затем перейдем к ее оценке и к оценке задач нашей партии.

I

На конференции присутствовали представители следующих партий и групп: 1) гер­манской «независимой» социал-демократической партии («каутскианцы»); 2) швейцар­ской партии; 3) шведской левой партии (порвавшей всякую связь, как известно, с оп­портунистической


270__________________________ В. И. ЛЕНИН

партией Брантинга); 4) норвежцев и 5) датчан (в нашем материале не указано, идет ли речь об официальной, оппортунистической, датской партии с министром Стаунингом во главе); 6) финской социал-демократической партии; 7) румын; 8) РСДРП большеви­ков; 9) РСДРП меньшевиков (Панин письменно заявил, что не будет принимать уча­стия, с той мотивировкой, что конференция не полная; Аксельрод же приходил по вре­менам на заседания, но манифеста не подписал)] 10) меньшевиков-интернационалистов; 11) американской группы «христианских социалистов-интернационалистов» (?) ; 12) американской «группы социал-демократической пропа­ганды» (по всей видимости, это — та самая группа, которая упомянута в моей брошюре «Задачи пролетариата в нашей революции (Проект платформы пролетарской партии)», стр. 24 , ибо именно эта группа начала в январе 1917 г. издавать газету «Интернациона­лист»94); 13) польских социал-демократов, объединенных «Краевым Правлением»; 14) австрийской оппозиции («клуб Карла Маркса», закрытый австрийским правительством после казни Штюргка Фридрихом Адлером; этот клуб упомянут у меня в той же бро­шюре на стр. 25 ); 15) болгарских «независимых профессиональных союзов» (принад­лежащих, как добавляет автор имеющегося у меня письма, не к «теснякам», т. е. не к левой, интернационалистской, болгарской партии, а к «широким», т. е. к оппортуни­стической болгарской партии); этот представитель прибыл уже после окончания кон­ференции, как и представители 16) сербской партии.


Просмотров 297

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!