Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 7 часть. звать их дожидаться Стокгольма, звать их возлагать какие бы то ни было надежды на Стокгольм, это значит говорить массам: вы можете



звать их дожидаться Стокгольма, звать их возлагать какие бы то ни было надежды на Стокгольм, это значит говорить массам: вы можете, вы должны ждать добра от согла­шения мелкобуржуазных партий и министров, состоящих в империалистских прави­тельствах, поддерживающих империалистские правительства.

Именно эту беспринципнейшую, вреднейшую пропаганду «Новая Жизнь», сама того не замечая, и ведет.

Из-за конфликта между социал-шовинистами англофранцузскими и их правительст­вами она забывает, что такими же социал-шовинистами, поддерживающими свои пра­вительства, остаются Черновы, Скобелевы, Церетели, Авксентьевы, Брантинги, Стау-нинги, Шейдеманы. Разве это не беспринципность?

Вместо того, чтобы говорить рабочим: смотрите, англо-французские империалисты не позволили даже своим социал-шовинистам идти поговорить с социал-шовинистами немецкими, — значит война грабительская и со стороны Англии и Франции, — значит, кроме разрыва со всеми правительствами, со всеми социал-шовинистами до конца нет спасения, — вместо того, чтобы говорить это, «Новая Жизнь» утешает рабочих иллю­зиями:

«В Стокгольме, — пишет она, — собираются прийти к соглашению о мире и совместно выработать общий план борьбы: отказ голосования кредитов, разрыв с «национальным единением», отозвание мини­стров из правительств и т. п.».

Вся доказательность этой, насквозь лживой, фразы сводится к тому, что слово «борьба» набрано в ней жирным шрифтом. Нечего сказать, хорошее доказательство!

Через три года войны все еще кормить рабочих пустейшими посулами: «в Стокголь­ме собираются» разорвать с национальным единением...

Собираются это сделать кто? Шейдеманы, Черновы, Скобелевы, Авксентьевы, Цере­тели, Стаунинги, Брантинги, т. е. именно люди (и партии), по нескольку лет и по не­скольку месяцев проводящие политику национального единения. Как бы искренна ни была вера «Новой Жизни» в такое чудо, как бы добросовестно она


104__________________________ В. И. ЛЕНИН

ни исповедовала убеждение, будто это возможно, мы должны все же сказать, что «Но­вая Жизнь» распространяет величайший обман среди рабочих.



«Новая Жизнь» обманывает рабочих, внушая им доверие к социал-шовинистам: у нее выходит так, что вот-де хотя до сих пор социал-шовинисты и входили в министер­ства и проводили политику национального единения, но в Стокгольме в ближайшем будущем они договорятся, согласятся, столкуются и перестанут так поступать. Они начнут борьбу за мир, они откажутся от голосования кредитов и прочее, и прочее...

Все это сплошной и величайший обман. Все это есть реакционное утешение и успо­каивание рабочих, внушение им доверия к социал-шовинистам. Но ведь те социалисты, которые не на словах, не для самообмана, не для обмана рабочих «борются за мир», давным-давно начали такую борьбу, не дожидаясь никаких международных конферен­ций, начали такую борьбу именно разрывом национального единения, именно так, как Маклин в Англии, Карл Либкнехт в Германии, большевики в России.

«Мы вполне понимаем, — пишет «Новая Жизнь», — законный и здоровый скепти­цизм большевиков по отношению к Реноделям и Шейдеманам, но публицисты из «Ра­бочего и Солдата» доктринерски не хотят из-за деревьев видеть леса: они не учитывают перемены настроения в массах, на которые опирались Ренодель и Шейдеман». Дело не в скептицизме, господа, — это у вас преобладающее настроение есть интеллигентский скептицизм, прикрывающий и выражающий беспринципность. Мы не скептики по от­ношению к Реноделям и Шейдеманам, мы враги их. Это «две большие разницы». Мы порвали с ними и зовем массы рвать с ними. Именно мы и только мы «учитываем» и перемену настроения в массах, и нечто еще гораздо более важное и более глубокое, чем настроение и его перемена: основные интересы масс, непримиримость этих интересов с политикой социал-шовинизма, представляемой Реноделями и Шейдеманами. В Сток­гольме господчики из «Новой Жизни» вместе с министрами российского империали-




_________________________ О СТОКГОЛЬМСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ_______________________ 105

стического правительства встретятся как раз с Шейдеманами и Реноделями (ибо Стау-нинг и Трульстра, не говоря уже об Авксентьеве и Скобелеве, ничем серьезно не отли­чаются от Реноделей). А мы от стокгольмской комедии между социал-шовинистами, в среде социал-шовинистов, отворачиваемся как раз с тем и для того, чтобы открывать глаза массам, чтобы их интересы выражать, их звать на революцию, их перемену на­строения использовать не для беспринципного подлаживания под данное настроение, а для принципиальной борьбы за полный разрыв с социал-шовинизмом.

«... Большевики, — пишет «Новая Жизнь», — любят колоть глаза интернационалистам, идущим в Стокгольм, их соглашательством с Шейдеманами и Гендерсонами, «не замечая», что сами они по отно­шению к конференции, — разумеется, по глубоко различным причинам, — идут вместе с Плехановыми, Гедами и Гайндманами».

Неверно, что мы идем вместе с Плехановыми по отношению к конференции! Это явная нелепость. Мы совпадаем с Плехановыми в нежелании идти на половинчатую конференцию с частью социал-шовинистов. Но наше отношение к конференции совсем не то, ни принципиально, ни практически не то, каково отношение Плехановых. Между тем, вы, называющие себя интернационалистами, вы действительно идете вместе на конференцию с Шейдеманами, Стаунингами, Брантингами, вы действительно соглаша-тельствуете с ними. Ведь это факт. «Великим делом объединения международного про­летариата» вы называете мелкое, мизерное, в значительной степени интриганское, за­висимое от империалистов одной из коалиций, дело объединения социал-шовинистов. Это факт.



Вы, якобы интернационалисты, не можете проповедовать массам участия в Сток­гольме (очень вероятно, что дальше проповеди дело не пойдет, ибо конференция не со­стоится, но идейное значение проповеди останется), — вы не можете проповедовать массам участия в Стокгольме, не говоря кучи неправд, не сея иллюзий, не подкрашивая социал-шовинистов, не внушая массам надежды на то, будто Стаунинги и Брантинги,


106__________________________ В. И. ЛЕНИН

Скобелевы и Авксентьевы способны всерьез порвать «национальное единение».

Между тем, мы, большевики, в своей пропаганде против Стокгольма говорим мас­сам всю правду, продолжаем разоблачать социал-шовинистов и политику соглашения с ними, ведем массы к полному разрыву с ними. Если дело сложилось так, что немецкий империализм считает для себя данный момент удобным для участия в Стокгольме и посылает туда своих агентов — Шейдеманов, а английский империализм считает мо­мент для себя неудобным, не хочет теперь даже говорить о мире, то мы разоблачаем английский империализм и пользуемся конфликтом между ним и английскими проле­тарскими массами для углубления их сознания, для усиленной пропаганды интерна­ционализма, для разъяснения им необходимости полного разрыва с социал-шовинизмом.

Якобы интернационалисты из «Новой Жизни» поступают как интеллигентские им­прессионисты, т. е. люди, бесхарактерно поддающиеся настроению минуты и забы­вающие основные принципы интернационализма. Люди из «Новой Жизни» рассужда­ют так: раз английский империализм против Стокгольмской конференции, значит мы должны быть за. Значит конференция приобрела значение, которого она до сих пор не имела.

Рассуждать так, значит на деле впасть в беспринципность, ибо ведь немецкий импе­риализм сейчас за Стокгольмскую конференцию из-за своих корыстных и грабитель­ских империалистических интересов. Чего же стоит «интернационализм» таких «ин­тернационалистов», которые боятся прямо признать этот бесспорный и очевидный факт, которые вынуждены прятаться от него. Где же у вас гарантии, господа, что, уча­ствуя в Стокгольме вместе с Шейдеманами, Стаунингами и К , вы не явитесь фактиче­ски игрушкой, орудием в руках тайных дипломатов немецкого империализма? У вас таких гарантий быть не может. Их нет. Стокгольмская конференция, если она все же состоится, что очень мало вероятно, будет попыткой немецких империалистов позон­дировать почву насчет возможности такого-то или


_________________________ О СТОКГОЛЬМСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ_______________________ 107

такого-то обмена аннексий. Вот каково будет реальное, действительное значение крас­норечивых речей Шейдеманов со Скобелевыми и К . А если эта конференция не состо­ится, реальное значение будет иметь ваша проповедь массам, внушающая им лживые надежды на социал-шовинистов, на их близкое, возможное, вероятное «исправление».

В обоих случаях вы, желая быть интернационалистами, на деле оказываетесь пособ­никами социал-шовинистов то одной коалиции, то обеих коалиций.

А мы учитываем все перипетии и частности политики, оставаясь последовательными интернационалистами, проповедуя братский союз рабочих, разрыв с социал-шовинистами, работу над пролетарской революцией.

«Рабочий» №2,8 сентября Печатается по тексту

(26 августа) 1917 г. газеты «Рабочий»

Подпись: Η. Ко в


ИЗ ДНЕВНИКА ПУБЛИЦИСТА КРЕСТЬЯНЕ И РАБОЧИЕ

В № 88 «Известий Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов»57 от 19 августа напечатана чрезвычайно интересная статья, которая должна бы стать одним из основ­ных документов в руках всякого партийного пропагандиста и агитатора, имеющего де­ло с крестьянством, в руках всякого сознательного рабочего, направляющегося в де­ревню или соприкасающегося с ней.

Эта статья — «Примерный наказ, составленный на основании 242-х наказов, достав­ленных местными депутатами на 1-й Всероссийский съезд крестьянских депутатов в Петрограде в 1917 году».

Было бы крайне желательно, чтобы Совет крестьянских депутатов опубликовал как можно более подробные данные обо всех этих наказах (если уже абсолютно невозмож­но напечатать все их полностью, что было бы, конечно, всего лучше). Например, осо­бенно необходим полный список губерний, уездов, волостей с указанием, сколько на­казов из каждой местности доставлено, время составления или доставления наказов, анализ основных хотя требований, чтобы можно было видеть, заметны ли различия по районам относительно тех или других пунктов. Скажем, район подворного и общинно­го землевладения, районы великорусские и инонациональные, районы центра и районы окраин, районы, не знавшие крепостного права, и пр. — отличаются ли они постанов­кой вопроса об отмене права собственности на все крестьянские земли, о периодиче­ских переделах зем-


ИЗ ДНЕВНИКА ПУБЛИЦИСТА__________________________ 109

ли, о недопущении наемного труда, о конфискации инвентаря и скота у помещиков и проч. и проч. Научное изучение необыкновенно ценного материала крестьянских нака­зов без таких подробных данных невозможно, А мы, марксисты, всеми силами должны стремиться к научному изучению фактов, лежащих в основе нашей политики.

За неимением лучшего материала сводка наказов (так мы будем называть «пример­ный наказ»), пока не доказана в ней какая-либо фактическая неверность, остается един­ственным в своем роде материалом, который, повторяем, обязательно должен быть в руках каждого члена нашей партии.

Первая часть сводки наказов посвящена общим политическим положениям, требова­ниям политической демократии; вторая — вопросу о земле. (Будем надеяться, что Все­российский Совет крестьянских депутатов или кто-либо другой произведет сводку кре­стьянских наказов и резолюций по вопросу о войне.) На первой части мы не будем сей­час останавливаться подробно и отметим лишь два пункта. В § 6 требуется выборность всех должностных лиц; в 11 § упразднение, по окончании войны, постоянной армии. Эти пункты делают политическую программу крестьян всего ближе стоящей к про­грамме партии большевиков. Опираясь на эти пункты, мы должны во всей своей пропа­ганде и агитации указывать и доказывать, что меньшевистские и эсеровские вожди суть изменники не только социализма, но и демократии, ибо они отстаивали, например, в Кронштадте, вопреки воле населения, вопреки принципам демократии, в угоду капита­листам, должность комиссара, утверждаемого правительством, т. е. не чисто выбор­ную. Эсеровские и меньшевистские вожди в районных думах Питера и в других учреж­дениях местного самоуправления, вопреки принципам демократии, борются против большевистского требования немедленно начать введение рабочей милиции, а затем переход ко всенародной милиции.

Земельные требования крестьянства, по сводке наказов, состоят прежде всего в без­возмездной отмене частной


110__________________________ В. И. ЛЕНИН

собственности на земли всех видов, вплоть до крестьянских; в передаче государству или общинам земельных участков с высококультурными хозяйствами; в конфискации всего живого и мертвого инвентаря конфискованных земель (исключаются малозе­мельные крестьяне), с передачей его государству или общинам; в недопущении наем­ного труда; в уравнительном распределении земли между трудящимися, с периодиче­скими переделами, и т. д. В качестве мер переходного времени до созыва Учредитель­ного собрания крестьяне требуют немедленного издания законов о запрещении купли-продажи земли, отмены законов о выделе из общины, отрубах и пр., об охране лесов, рыбных и пр. промыслов и т. д., об отмене долгосрочных и пересмотре краткосрочных арендных договоров и т. под.

Достаточно небольшого размышления над этими требованиями, чтобы увидеть пол­ную невозможность осуществлять их в союзе с капиталистами, без полного разрыва с ними, без самой решительной и беспощадной борьбы с классом капиталистов, без свержения его господства.

В том-то и состоит самообман социалистов-революционеров и обман ими крестьян­ства, что они допускают и распространяют мысль, будто такие преобразования, будто подобные преобразования возможны без свержения господства капиталистов, без пере­хода всей государственной власти к пролетариату, без поддержки беднейшим кресть­янством самых решительных, революционных мер пролетарской государственной вла­сти против капиталистов. В том-то и значение выделяющегося левого крыла «социали­стов-революционеров», что оно доказывает рост сознания этого обмана внутри самой этой партии.

В самом деле, конфискация всей частновладельческой земли означает конфискацию сотен миллионов капитала банков, в которых эти земли большею частью заложены. Разве мыслима такая мера без того, чтобы революционный класс революционными ме­рами сломил сопротивление капиталистов. При этом речь идет о наиболее централизо­ванном, банковом капитале, который мил-


ИЗ ДНЕВНИКА ПУБЛИЦИСТА__________________________ Ш

лиардами нитей связан со всеми важнейшими центрами капиталистического хозяйства громадной страны и который может быть побежден только не менее централизованной силой городского пролетариата.

Далее. Передача государству высококультурных хозяйств. Не очевидно ли, что «го­сударство», способное взять их и вести хозяйство действительно в пользу трудящихся, а не в пользу чиновников и тех же капиталистов, должно быть пролетарским револю­ционным государством.

Конфискация конских заводов и проч., затем всего живого и мертвого инвентаря — это не только еще и еще гигантские удары по частной собственности на средства про­изводства. Это — шаги к социализму, ибо переход инвентаря «в исключительное поль­зование государства или общины» означает необходимость крупного, социалистиче­ского земледелия или по крайней мере социалистического контроля за объединенными мелкими хозяйствами, социалистического регулирования их хозяйства.

А «недопущение» наемного труда? Это пустая фраза, беспомощное, бессознательно-наивное пожелание забитых мелких хозяйчиков, которые не видят, что вся капитали­стическая промышленность встанет при отсутствии резервной армии наемного труда в деревне, что нельзя «не допустить» наемного труда в деревне, допуская его в городе, что, наконец, «недопущение» наемного труда и означает не что иное, как шаг к социа­лизму.

И здесь мы подошли к коренному вопросу об отношении рабочих к крестьянам.

Более 20-ти лет существует массовое социал-демократическое рабочее движение в России (если считать с больших стачек 1896 года). За этот большой промежуток време­ни, через две великие революции, красной нитью через всю политическую историю России тянется вопрос: рабочему ли классу вести крестьян вперед, к социализму, или либеральному буржуа оттаскивать их назад, к примирению с капитализмом.

Оппортунистическое крыло социал-демократии все время рассуждает по следующей премудрой формуле:


112__________________________ В. И. ЛЕНИН

так как социалисты-революционеры мелкие буржуа, поэтому «мы» отбрасываем их мещански-утопический взгляд на социализм во имя буржуазного отрицания социализ­ма. Марксизм благополучно подменяется струвизмом, и меньшевизм скатывается до роли кадетского лакея, «примиряющего» крестьян с господством буржуазии. Церетели и Скобелев, под ручку с Черновым и Авксентьевым, занятые подписыванием, от имени «революционной демократии», реакционных помещичьих указов кадетов — таково по­следнее и самое наглядное выражение этой роли.

Революционная социал-демократия, никогда не отказывавшаяся от критики мелко­буржуазных иллюзий эсеров, никогда не блокировавшаяся с ними иначе как против ка­детов, все время борется за вырывание крестьян из-под влияния кадетов и противопос­тавляет мещански-утопическому взгляду на социализм не либеральное примирение с капитализмом, а революционно-пролетарский путь к социализму.

Теперь, когда война необыкновенно ускорила развитие, обострила кризис капита­лизма невероятно, поставила народы перед немедленным выбором: гибель или тотчас решительные шаги к социализму, — теперь вся пропасть расхождения между полули­беральным меньшевизмом и революционно-пролетарским большевизмом выступает наглядно, практически, как вопрос действия десятков миллионов крестьян.

Миритесь с господством капитала, ибо для социализма «мы» еще не созрели, — вот что говорят крестьянам меньшевики, подменяя, между прочим, абстрактным вопросом о «социализме» вообще конкретный вопрос, можно ли лечить раны, нанесенные вой­ной, без решительных шагов к социализму.

Миритесь с капитализмом, ибо социалисты-революционеры — мелкобуржуазные утописты, — вот что говорят крестьянам меньшевики и вместе с эсерами идут поддер­живать кадетское правительство...

А эсеры, бия себя в грудь, уверяют крестьян, что они против всякого мира с капита­листами, что они никогда не считали русскую революцию буржуазной, — и по-


ИЗ ДНЕВНИКА ПУБЛИЦИСТА__________________________ 113

этому идут в блок именно с оппортунистами социал-демократами, идут поддерживать именно буржуазное правительство... Эсеры подписывают какие угодно, самые что ни на есть революционные, программы крестьянства — с тем, чтобы не исполнять их, с тем, чтобы класть их под сукно, чтобы обманывать крестьян пустейшими обещаниями, на деле занимаясь месяцами «соглашательством» с кадетами в коалиционном мини­стерстве.

Эта вопиющая, практическая, непосредственная, осязательная измена эсеров интере­сам крестьянства чрезвычайно видоизменяет положение. Надо учесть эту перемену. Нельзя только по-старому агитировать против эсеров, только так, как мы это делали в 1902— 1903 годах и в 1905—1907 годах. Нельзя ограничиваться теоретическими разо­блачениями мелкобуржуазных иллюзий «социализации земли», «уравнительного зем­лепользования», «недопущения наемного труда» и т. п.

Тогда был канун буржуазной революции или недовершенная буржуазная революция, и вся задача состояла в том, чтобы довести ее до свержения монархии, прежде всего.

Теперь монархия свергнута. Буржуазная революция завершена постольку, поскольку Россия оказалась демократической республикой с правительством из кадетов, меньше­виков и эсеров. А война за три года подтащила нас вперед лет на тридцать, создала в Европе всеобщую трудовую повинность и принудительное синдицирование предпри­ятий, довела самые передовые страны до голода и неслыханного разорения, заставляя делать шаги к социализму.

Только пролетариат и крестьянство могут свергнуть монархию — таково было ос­новное, по тогдашнему времени, определение нашей классовой политики. И это опре­деление было верно. Февраль и март 1917 года лишний раз подтвердили это.

Только пролетариат, руководящий беднейшим крестьянством (полупролетариями, как говорит наша программа), может кончить войну демократическим


114__________________________ В. И. ЛЕНИН

миром, залечить ее раны, начать ставшие безусловно необходимыми и неотложными шаги к социализму — таково определение нашей классовой политики теперь.

Отсюда вывод: центр тяжести в пропаганде и агитации против эсеров надо перено­сить на то, что они изменили крестьянам. Они представляют не массу крестьянской бедноты, а меньшинство зажиточных хозяев. Они ведут крестьянство не к союзу с ра­бочими, а к союзу с капиталистами, т. е. к подчинению им. Они продали интересы тру­дящейся и эксплуатируемой массы за министерские местечки, за блок с меньшевиками и с кадетами.

История, ускоренная войной, так далеко шагнула вперед, что старые формулы за­полнились новым содержанием. «Недопущение наемного труда», это значило раньше только: пустая фраза мелкобуржуазного интеллигента. Это значит теперь в жизни иное: миллионы крестьянской бедноты в 242-х наказах говорят, что они хотят идти к отмене наемного труда, но не знают, как это сделать. Мы знаем, как это сделать. Мы знаем, что это можно сделать только в союзе с рабочими, под их руководством, против капиталистов, а не «соглашательствуя» с капиталистами.

Вот как должна измениться теперь основная линия нашей пропаганды и агитации против эсеров, основная линия наших речей к крестьянству.

Эсеровская партия изменила вам, товарищи крестьяне. Она изменила хижинам и стала на сторону дворцов, если не дворцов монарха, то тех дворцов, где кадеты, злей­шие враги революции и крестьянской революции особенно, заседают в одном прави­тельстве с Черновыми, Пешехоновыми, Авксентьевыми.

Только революционный пролетариат, только объединяющий его авангард, партия большевиков, может на деле выполнить ту программу крестьянской бедноты, которая изложена в 242-х наказах. Ибо революционный пролетариат действительно идет к от­мене наемного труда единственным верным путем, свержением капитала, а не запре­щением нанимать работничка, не «недопущением» этого. Революционный пролетариат дейст-


ИЗ ДНЕВНИКА ПУБЛИЦИСТА__________________________ 115

вительно идет к конфискации земель, инвентаря, технических сельскохозяйственных предприятий, к тому, чего крестьяне хотят, и чего эсеры им дать не могут.

Вот как должна измениться теперь основная линия речей рабочего к крестьянину. Мы, рабочие, можем дать и дадим вам то, чего крестьянская беднота хочет и ищет, не всегда зная, где и как искать. Мы, рабочие, против капиталистов отстаиваем интересы свои и в то же время интересы гигантского большинства крестьян, а эсеры, идя в союз с капиталистами, изменяют этим интересам.

* * *

Напомним читателю, что говорил Энгельс незадолго до своей смерти о крестьянском вопросе. Энгельс подчеркивал, что социалисты в мыслях не имеют экспроприировать мелких крестьян, что лишь силой примера будут выясняться им преимущества машин-

ного социалистического земледелия .

Война поставила сейчас практически перед Россией вопрос именно подобного рода. Инвентаря мало. Конфисковать его и «не делить» высококультурных хозяйств.

Это крестьяне начали понимать. Нужда заставила понять. Война заставила, ибо ин­вентаря взять негде. Надо беречь его. А крупное хозяйство — это и значит сбережение труда на инвентаре, как и на многом другом.

Крестьяне хотят оставить у себя мелкое хозяйство, уравнительно его нормировать, периодически снова уравнивать... Пусть. Из-за этого ни один разумный социалист не разойдется с крестьянской беднотой. Если земли будут конфискованы, значит господ­ство банков подорвано, если инвентарь будет конфискован, значит господство капита­ла подорвано, — то при господстве пролетариата в центре, при переходе политиче­ской власти к пролетариату, остальное приложится само собою, явится в результате «силы примера», подсказано будет самой практикой.

Переход политической власти к пролетариату — вот в чем суть. И тогда все сущест­венное, основное, коренное


116__________________________ В. И. ЛЕНИН

в программе 242-х наказов становится осуществимым. А жизнь покажет, с какими ви­доизменениями это осуществится. Это дело девятое. Мы не доктринеры. Наше учение не догма, а руководство к деятельности.

Мы не претендуем на то, что Маркс или марксисты знают путь к социализму во всей его конкретности. Это вздор. Мы знаем направление этого пути, мы знаем, какие клас­совые силы ведут по нему, а конкретно, практически, это покажет лишь опыт миллио­нов, когда они возьмутся за дело.

Доверьтесь рабочим, товарищи крестьяне, рвите союз с капиталистами! Только в тесном союзе с рабочими вы можете начать осуществлять на деле программу 242-х наказов. В союзе с капиталистами, под руководством эсеров, вы никогда не дождетесь ни одного решительного, бесповоротного шага в духе этой программы.

А когда в союзе с городскими рабочими, в беспощадной борьбе против капитала вы начнете осуществлять программу 242-х наказов, тогда весь мир придет на помощь вам и нам, тогда успех этой программы — не в ее данной формулировке, а в ее сути — бу­дет обеспечен. Тогда наступит конец господству капитала и наемному рабству. Тогда начнется царство социализма, царство мира, царство трудящихся.

«Рабочий» № б, 11 сентября Печатается по тексту

(29 августа) 1917 г. газеты «Рабочий»

Подпись:Η. Ленин


О КЛЕВЕТНИКАХ

В № «Речи» от 20-го августа, а равно в «Русской Воле», газете, основанной на заве­домо темные деньги и рекомендующей избирателям, если они «социалистически на­строены», голосовать за «Единство»59 и за «народных социалистов»60, помещены еще раз клеветнические заявления относительно меня.

Сведения эти принадлежат, по сообщению обеих газет, «военному министерству», а «Речь» далее утверждает, что они устанавливаются «по документальным данным и многочисленными показаниями отдельных лиц».

Закон о клевете в печати фактически в России приостановлен. Господам клеветни­кам, особенно в буржуазной печати, предоставлена полная свобода: выступай в печати анонимно, лги и клевещи, сколько хочешь, прикрывайся не подписанными ни одним официальным лицом, но якобы официальными сообщениями, — все сойдет с рук! Грязные клеветники с гг. Милюковыми во главе пользуются привилегией неприкосно­венности.

Клеветники утверждают, будто у меня были известные отношения к «Союзу осво­бождения Украины». Газета Милюкова пишет: «Германским правительством было по­ручено Ленину пропагандировать мир». «В Берлине были два собрания социалистов, в которых принимали участие Ленин и Иолтуховский». А «Русская Воля» к этой послед­ней фразе добавляет: «Ленин останавливался у Иолтуховского».


118__________________________ В. И. ЛЕНИН

Если г-ну Милюкову и другим, подобным же негодяям, рыцарям гнусной клеветы, предоставлена безнаказанность, мне остается одно: еще раз повторить, что это клевета, еще раз противопоставить рыцарям шантажа, ссылающимся на отношение свидетелей, ссылку на известного массе свидетеля.

Один деятель «Союза освобождения Украины», Басок, мне известен с 1906 года, ко­гда он, будучи меньшевиком, участвовал вместе со мной на Стокгольмском съезде61. Осенью 1914 или в начале 1915 года, когда я жил в Берне, ко мне на квартиру зашел известный кавказский меньшевик Триа, приехавший из Константинополя. Триа расска­зал мне про участие Баска в «Союзе освобождения Украины» и про связь этого Союза с немецким правительством. Триа передал мне при этом письмо Баска ко мне, в этом письме Басок выразил мне сочувствие и надежду на сближение наших взглядов. Я был так возмущен, что немедленно, в присутствии Триа, написал ответ Баску и отдал письмо тому же Триа для передачи, ибо Триа собирался еще раз побывать в Констан­тинополе.

В письме к Баску я заявлял, что, так как он вступает в сношения с одним из импе­риалистов, то наши дороги безусловно расходятся и у нас нет ничего общего.

Этим ограничились какие бы то ни было мои «отношения» к «Союзу освобождения Украины».

«Рабочий» № 8, 12 сентября Печатается по тексту

(30 августа) 1917 г. газеты «Рабочий»

Подпись:Η. Ленин

* См. Сочинения, 4 изд., том 35, стр. 136. Ред.


Первая страница письма В. И. Ленина в Центральный Комитет РСДРП. — 30 августа (12 сентября) 1917 г.


В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ РСДРП

Возможно, что эти строки опоздают, ибо события развиваются с быстротой иногда прямо головокружительной. Я пишу это в среду, 30 августа, читать это будут адресаты не раньше пятницы, 2 сентября. Но все же, на риск, считаю долгом написать следую­щее.

Восстание Корнилова есть крайне неожиданный (в такой момент и в такой форме неожиданный) и прямо-таки невероятно крутой поворот событий.


Просмотров 282

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!