Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






VII «ОТРАДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ» В КУСТАРНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ 4 часть




452__________________________ В. И. ЛЕНИН

буржуазии, которые тяготеют к пролетариату. Между тем в демократической, полити­ческой борьбе русский рабочий класс стоит не одиноко, наряду с ним становятся все политически оппозиционные элементы, слои населения и классы, поскольку они враж­дебны абсолютизму и ведут против него борьбу в тех или иных формах. Рядом с проле­тариатом стоят здесь и оппозиционно настроенные элементы буржуазии, или образо­ванных классов, или мелкой буржуазии, или преследуемых абсолютизмом народно­стей, или религий и сект и т. д. и т. д. Является, естественно, вопрос, в какие отношения должен стать рабочий класс к этим элементам? И затем, не должен ли он соединиться с ними для общей борьбы против абсолютизма? Ведь социал-демократы все признают, что политическая революция в России должна предшествовать социалистической; не следует ли, соединившись со всеми политически оппозиционными элементами для борьбы против абсолютизма, отодвинуть пока социализм, не обязательно ли это для усиления борьбы против абсолютизма?

Разберемся в обоих вопросах.

Что касается до отношения рабочего класса, как борца против абсолютизма, ко всем остальным политически оппозиционным общественным классам и группам, то оно вполне точно определено основными принципами социал-демократизма, изложенными в знаменитом «Коммунистическом манифесте»144. Социал-демократы поддерживают прогрессивные общественные классы против реакционных, буржуазию против пред­ставителей привилегированного и сословного землевладения и против чиновничества, крупную буржуазию против реакционных вожделений мелкой буржуазии. Эта под­держка не предполагает и не требует никакого компромисса с не социал-демократическими программами и принципами, это — поддержка союзника против данного врага, причем социал-демократы оказывают эту поддержку, чтобы ускорить падение общего врага, но они ничего не ждут для себя от этих временных союзников и ничего не уступают им. Социал-демократы поддерживают всякое революционное дви­жение против современ-




______________________ ЗАДАЧИ РУССКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ____________________ 453

ного общественного строя, всякую угнетенную народность, преследуемую религию, приниженное сословие и т. п. в их борьбе за равноправность.

Поддержка всех политически оппозиционных элементов выразится в пропаганде социал-демократов тем, что, доказывая враждебность рабочему делу абсолютизма, со­циал-демократы будут указывать и на враждебность абсолютизма тем или другим об­щественным группам, будут указывать на солидарность рабочего класса с этими груп­пами в тех или других вопросах, в тех или иных задачах и т. п. В агитации эта поддерж­ка выразится тем, что социал-демократы будут пользоваться каждым проявлением по­лицейского гнета абсолютизма и указывать рабочим, как падает этот гнет на всех граж­дан вообще, на представителей особо угнетенных сословий, народностей, религий, сект и т. д. в частности и как отражается этот гнет на рабочем классе в особенности. Нако­нец, на практике эта поддержка выражается тем, что русские социал-демократы готовы заключать союзы с революционерами других направлений ради достижения тех или других частных целей, и эта готовность не раз была доказана на деле.

Тут мы подходим и ко второму вопросу. Указывая на солидарность с рабочими тех или других оппозиционных групп, социал-демократы всегда будут выделять рабочих, всегда будут разъяснять временный и условный характер этой солидарности, всегда будут подчеркивать классовую обособленность пролетариата, который завтра может оказаться против своих сегодняшних союзников. Нам скажут: «такое указание ослабит всех борцов за политическую свободу в настоящее время». Такое указание усилит всех борцов за политическую свободу, — ответим мы. Сильны только те борцы, которые опираются на сознанные реальные интересы известных классов, и всякое затушевыва­ние этих классовых интересов, играющих уже доминирующую роль в современном обществе, только ослабит борцов. Это во-1-х. А во-2-х, в борьбе против абсолютизма рабочий класс должен выделять себя, ибо только он является до конца последователь­ным и безусловным врагом абсолютизма,




454__________________________ В. И. ЛЕНИН

только между ним и абсолютизмом невозможны компромиссы, только в рабочем клас­се демократизм может найти сторонника без оговорок, без нерешительности, без огляд­ки назад. Во всех других классах, группах, слоях населения вражда к абсолютизму не безусловна, демократизм их всегда оглядывается назад. Буржуазия не может не созна­вать задержку промышленного и общественного развития абсолютизмом, но она боится полной демократизации политического и общественного строя и всегда может вступить в союз с абсолютизмом против пролетариата. Мелкая буржуазия двулична по самой своей природе, и, тяготея, с одной стороны, к пролетариату и к демократизму, она, с другой стороны, тяготеет к реакционным классам, пытается задержать историю, спо­собна поддаться на эксперименты и заигрывания абсолютизма (хотя бы в форме «на­родной политики» Александра III145), способна заключить союз с правящими классами против пролетариата ради укрепления своего положения как мелких собственников. Образованные люди, вообще «интеллигенция» не может не восставать против дикого полицейского гнета абсолютизма, травящего мысль и знание, но материальные интере­сы этой интеллигенции привязывают ее к абсолютизму, к буржуазии, заставляют ее быть непоследовательной, заключать компромиссы, продавать свой революционный и оппозиционный пыл за казенное жалованье или за участие в прибылях или дивидендах. Что касается до демократических элементов в угнетенных народностях и в преследуе­мых вероучениях, то всякий знает и видит, что классовые противоречия внутри этих категорий населения гораздо глубже и сильнее, чем солидарность всех классов подоб­ной категории против абсолютизма и за демократические учреждения. Только один пролетариат может быть — и, по своему классовому положению, не может не быть — последовательным до конца демократом, решительным врагом абсолютизма, неспособ­ным ни на какие уступки, компромиссы. Только один пролетариат может быть передо­вым борцом за политическую свободу и за демократические учреждения, ибо, во-1-х, на про-




ЗАДАЧИ РУССКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ____________________ 455

летариате политический гнет отражается всего сильнее, не находя никаких коррективов в положении этого класса, не имеющего ни доступа к верховной власти, ни даже досту­па к чиновникам, ни влияния на общественное мнение. А во-2-х, только пролетариат способен до конца довести демократизацию политического и общественного строя, ибо такая демократизация отдала бы этот строй в руки рабочих. Вот почему слияние демо­кратической деятельности рабочего класса с демократизмом остальных классов и групп ослабило бы силу демократического движения, ослабило бы политическую борьбу, сде­лало бы ее менее решительной, менее последовательной, более способной на компро­миссы. Наоборот, выделение рабочего класса, как передового борца за демократические учреждения, усилит демократическое движение, усилит борьбу за политическую сво­боду, ибо рабочий класс будет подталкивать все остальные демократические и поли­тически оппозиционные элементы, будет толкать либералов к политическим радика­лам, будет толкать радикалов на бесповоротный разрыв со всем политическим и соци­альным строем современного общества. Мы сказали выше, что все социалисты в Рос­сии должны стать социал-демократами. Мы добавляем теперь: все истинные и после­довательные демократы в России должны стать социал-демократами. Поясним нашу мысль примером. Возьмем учреждение чиновничества, бюрократии, как особого слоя лиц, специализировавшегося на управлении и поставленного в привилегированное по­ложение перед народом. Начиная от абсолютистской, полуазиатской России до куль­турной, свободной и цивилизованной Англии, мы везде видим это учреждение, состав­ляющее необходимый орган буржуазного общества. Отсталости России и ее абсолю­тизму соответствует полное бесправие народа перед чиновничеством, полная бескон­трольность привилегированной бюрократии. В Англии есть могучий контроль народа над управлением, но и там этот контроль далеко не полон, и там бюрократия сохраняет не мало привилегий, является нередко господином, а не слугой народа. И в Англии мы видим, что сильные общественные группы


456__________________________ В. И. ЛЕНИН

поддерживают привилегированное положение бюрократии, препятствуют полной де­мократизации этого учреждения. Отчего это? Оттого, что полная демократизация его лежит в интересах одного лишь пролетариата: самые передовые слои буржуазии защи­щают некоторые прерогативы чиновничества, восстают против выборности всех чи­новников, против совершенной отмены ценза, против непосредственной ответственно­сти чиновников перед народом и т. п., ибо эти слои чувствуют, что подобной оконча­тельной демократизацией воспользуется пролетариат против буржуазии. Так и в Рос­сии. Против всевластного, безответственного, подкупного, дикого, невежественного и тунеядствующего русского чиновничества восстановлены весьма многочисленные и самые разнообразные слои русского народа. Но кроме пролетариата ни один из этих слоев не допустил бы полной демократизации чиновничества, потому что у всех других слоев (буржуазии, мелкой буржуазии, «интеллигенции» вообще) есть нити, связываю­щие его с чиновничеством, потому что все эти слои —родня русскому чиновничеству. Кто не знает, как легко совершается на святой Руси превращение интеллигента-радикала, интеллигента-социалиста в чиновника императорского правительства, — чи­новника, утешающегося тем, что он приносит «пользу» в пределах канцелярской рути­ны, — чиновника, оправдывающего этой «пользой» свой политический индифферен­тизм, свое лакейство перед правительством кнута и нагайки? Только пролетариат без­условно враждебен абсолютизму и русскому чиновничеству, только у пролетариата нет никаких нитей, связывающих его с этими органами дворянско-буржуазного обще­ства, только пролетариат способен на непримиримую вражду и решительную борьбу с ними.

Доказывая, что пролетариат, руководимый в его классовой борьбе социал-демократией, является передовым борцом русской демократии, мы встречаем тут край­не распространенное и крайне странное мнение, будто русская социал-демократия ото­двигает назад политические задачи и политическую борьбу. Как


______________________ ЗАДАЧИ РУССКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ____________________ 457

видим, это мнение — диаметрально противоположно истине. Чем же объяснить такое поразительное непонимание принципов социал-демократии, излагавшихся много раз и изложенных уже в первых русских социал-демократических изданиях, — в загранич­ных брошюрах и книгах группы «Освобождение труда»146? Нам кажется, что объясне­ние этого изумительного факта заключается в следующих трех обстоятельствах.

Во-первых, в общем непонимании принципов социал-демократизма представителя­ми старых революционных теорий, привыкшими к построению программ и планов дея­тельности на основании абстрактных идей, а не на основании учета действующих в стране реальных классов, поставленных историей в такое-то взаимоотношение. Именно отсутствие этого реалистического обсуждения тех интересов, которые поддерживают русскую демократию, и могло лишь вызвать мнение, будто русская социал-демократия оставляет в тени демократические задачи русских революционеров.

Во-вторых, в непонимании того, что соединение экономических и политических во­просов, социалистической и демократической деятельности в одно целое, в единую классовую борьбу пролетариата не ослабляет, а усиливает демократическое движение и политическую борьбу, приближая ее к реальным интересам народных масс, вытаски­вая политические вопросы из «тесных кабинетов интеллигенции» на улицу, в среду ра­бочих и трудящихся классов, разменивая абстрактные идеи политического гнета на те реальные проявления его, от которых страдает всего больше пролетариат и на почве которых ведет свою агитацию социал-демократия. Русскому радикалу нередко кажется, что социал-демократ, который вместо того, чтобы прямо и непосредственно звать пере­довых рабочих на политическую борьбу, указывает на задачу развития рабочего дви­жения, организацию классовой борьбы пролетариата, — что социал-демократ, таким образом, отступает от своего демократизма, отодвигает назад политическую борьбу. Но если здесь и есть отступление, то разве


458__________________________ В. И. ЛЕНИН

такое, о котором говорит французская поговорка: «il faut reculer pour mieux sauter!» (нужно отступить, чтобы сильнее прыгнуть).

В-третьих, недоразумение вызвано тем, что самое понятие «политическая борьба» имеет различное значение для народовольца и народоправца, с одной стороны, и для социал-демократа — с другой. Социал-демократы иначе понимают политическую борьбу, они понимают ее гораздо шире, чем представители старых революционных теорий. Наглядную иллюстрацию к этому положению, которое может показаться пара­доксом, дает нам «Летучий Листок «Группы народовольцев»» № 4 от 9-го декабря 1895 г. Приветствуя от всей души это издание, свидетельствующее о глубокой и плодо­творной работе мысли, которая идет в среде современных народовольцев, мы не можем не отметить статьи П. Л. Лаврова «О программных вопросах» (стр. 19—22), которая рельефно показывает иное понимание политической борьбы народовольцами старого толка . «... Здесь, — пишет П. Л. Лавров, говоря об отношении программы народоволь­ческой к программе социал-демократической, — существенно одно и только одно: воз­можна ли организация сильной рабочей партии при абсолютизме и помимо организа­ции революционной партии, направленной против абсолютизма?» (стр. 21, столб. 2); то же самое несколько выше (столб. 1-ый): «... организовать русскую рабочую партию при господстве абсолютизма, не организуя в то же время революционной партии против этого абсолютизма». Нам совершенно непонятны эти различия, для П. Л. Лаврова столь кардинально существенные. Как это? «Рабочая партия помимо революционной партии, направленной против абсолютизма»?? Да разве сама

Статья П. Л. Лаврова, напечатанная в № 4, есть лишь «выдержка» из обширного письма П. Л. Лав­рова, предназначенного для «Материалов»147. Мы слышали, что нынешним летом (1897) вышли за гра­ницей и это письмо П. Л. Лаврова в полном виде и ответ Плеханова, но мы не могли видеть ни того, ни другого. Точно так же неизвестно нам, вышел ли № 5-ый «Летучего Листка «Группы народовольцев»», в котором редакция обещала редакционную статью по поводу письма П. Л. Лаврова. См. «№ 4, стр. 22, столбец 1-ый, примечание.


______________________ ЗАДАЧИ РУССКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ____________________ 459

рабочая партия не есть революционная партия? Разве она не направлена против абсо­лютизма? Разъяснение этой странности дает следующее место статьи П. Л. Лаврова: «Организацию русской рабочей партии приходится создавать при условии существова­ния абсолютизма со всеми его прелестями. Если социал-демократам удалось бы сделать это, не организуя в то же время политического заговора против абсолютизма со всеми условиями подобного заговора , то, конечно, их политическая программа была бы над­лежащей программой русских социалистов, так как освобождение рабочих силами са­мих рабочих же совершалось бы. Но оно весьма сомнительно, если не невозможно» (стр. 21, ст. 1). Вот в чем суть-то! Для народовольца понятие политической борьбы то­ждественно с понятием политического заговора. Надо сознаться, что в этих словах П. Л. Лаврову удалось действительно с полной рельефностью указать основное различие в тактике политической борьбы у народовольцев и социал-демократов. Традиции блан­кизма148, заговорщичества страшно сильны у народовольцев, до того сильны, что они не могут себе представить политической борьбы иначе, как в форме политического за­говора. Социал-демократы же в подобной узости воззрений неповинны; в заговоры они не верят; думают, что время заговоров давно миновало, что сводить политическую борьбу к заговору значит непомерно ее суживать, с одной стороны, а с другой — выби­рать самые неудачные приемы борьбы. Всякий понимает, что слова П. Л. Лаврова, буд­то «деятельность Запада служит для русских социал-демократов безусловным образ­цом» (стр. 21, ст. 1), являются не больше, как полемической выходкой, а что на самом деле никогда русские социал-демократы не забывали о наших политических условиях, никогда не мечтали о возможности создать в России открыто рабочую партию, никогда не отделяли задачи борьбы за социализм от задачи борьбы за политическую свободу. Но они думали всегда и продолжают думать,

Курсив наш.


460__________________________ В. И. ЛЕНИН

что эту борьбу должны вести не заговорщики, а революционная партия, опирающаяся на рабочее движение. Они думают, что борьба против абсолютизма должна состоять не в устройстве заговоров, а в воспитании, дисциплинировании и организации пролета­риата, в политической агитации среди рабочих, клеймящей всякое проявление абсолю­тизма, прибивающей к позорному столбу всех рыцарей полицейского правительства и вынуждающей у этого правительства уступки. Разве не такова именно деятельность с.-петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса»? Разве эта организа­ция не представляет из себя именно зачатка революционной партии, которая опирается на рабочее движение, руководит классовой борьбой пролетариата, борьбой против ка­питала и против абсолютного правительства, не устраивая никаких заговоров и почер­пая свои силы именно из соединения социалистической и демократической борьбы в одну нераздельную классовую борьбу петербургского пролетариата? Разве деятель­ность «Союза», при всей ее краткости, не доказала уже, что руководимый социал-демократией пролетариат представляет из себя крупную политическую силу, с которой вынуждено уже считаться правительство, которой оно спешит делать уступки? Закон 2-го июня 1897 г. как торопливостью его проведения, так и своим содержанием наглядно показывает свое значение как вынужденной уступки пролетариату, как отвоеванной позиции у врага русского народа. Эта уступка весьма миниатюрна, позиция очень не­значительна, но ведь и та организация рабочего класса, которой удалось вынудить эту уступку, тоже не отличается ни широтой, ни прочностью, ни давностью, ни богатством опыта или средств: «Союз борьбы» основался, как известно, лишь в 1895/96 году, и его обращения к рабочим ограничивались лишь гектографированными и литографирован­ными листками. Возможно ли отрицать, что подобная организация, объединяющая по крайней мере крупнейшие центры рабочего движения в России (округа С.-Петербургский, Московско-Владимирский, южный и важнейшие города, как Одесса, Киев, Саратов


______________________ ЗАДАЧИ РУССКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ____________________ 461

и т. д.), располагающая революционным органом и пользующаяся таким же авторите­том в среде русских рабочих, каким пользуется «Союз борьбы» среди с.-петербургских рабочих, — что подобная организация была бы крупнейшим политическим фактором в современной России, — фактором, с которым правительство не могло бы не считаться во всей своей внутренней и внешней политике? Руководя классовой борьбой пролета­риата, развивая организацию и дисциплину среди рабочих, помогая им бороться за свои экономические нужды и отвоевывать у капитала одну позицию за другой, политически воспитывая рабочих и систематически, неуклонно преследуя абсолютизм, травя каждо­го царского башибузука, дающего почувствовать пролетариату тяжелую лапу полицей­ского правительства, — подобная организация была бы в одно и то же время и приспо­собленной к нашим условиям организацией рабочей партии и могучей революционной партией, направленной против абсолютизма. Рассуждать же наперед о том, к какому средству прибегнет эта организация для нанесения решительного удара абсолютизму, предпочтет ли она, например, восстание или массовую политическую стачку или дру­гой прием атаки, — рассуждать об этом наперед и решать этот вопрос в настоящее время было бы пустым доктринерством. Это было бы похоже на то, как если бы гене­ралы устроили военный совет раньше, чем они собрали войско, мобилизовали его, по­вели в поход на неприятеля. А когда армия пролетариата будет неуклонно и под руко­водством крепкой социал-демократической организации бороться за свое экономиче­ское и политическое освобождение, — тогда эта армия сама укажет генералам приемы и средства действия. Тогда и только тогда можно будет решить вопрос о нанесении окончательного удара абсолютизму, ибо решение вопроса зависит именно от состояния рабочего движения, от широты его, от выработанных движением приемов борьбы, от свойств руководящей движением революционной организации, от отношения к проле­тариату и к абсолютизму других общественных элементов, от условий внешней и внут­ренней


462__________________________ В. И. ЛЕНИН

политики, — одним словом, от тысячи условий, предугадывать которые наперед и не­возможно и бесполезно.

Поэтому в высшей степени несправедливо также и следующее суждение П. Л. Лав­рова:

«Если же им (социал-демократам) придется так или иначе группировать не только рабочие силы для борьбы с капиталом, но сплачивать революционных личностей и группы для борьбы с абсолютизмом, то русские социал-демократы фактически примут программу своих противников, народовольцев, как бы они себя ни называли. Разница во взглядах на общину, на судьбы капитализма в России, на экономический материа­лизм суть частности, весьма маловажные для действительного дела и способствующие или мешающие решению частных задач, частных приемов подготовления основных пунктов, — но не более» (стр. 21, ст. 1).

Странно даже оспаривать это последнее положение, будто разница во взглядах на основные вопросы русской жизни и развития русского общества, на основные вопросы понимания истории может касаться лишь «частностей» ! Давно уже сказано, что без ре­волюционной теории не может быть и революционного движения, и в настоящее время вряд ли есть надобность доказывать подобную истину. Теория классовой борьбы, мате­риалистическое понимание русской истории и материалистическая оценка современно­го экономического и политического положения России, признание необходимости сво­дить революционную борьбу к определенным интересам определенного класса, анали­зируя его отношения к другим классам — называть эти крупнейшие революционные вопросы «частностями», — до такой степени колоссально неверно и неожиданно со стороны ветерана революционной теории, что мы почти готовы считать это место про­сто lapsus'oM. Что же касается до первой половины выписанной тирады, то ее неспра­ведливость еще поразительнее. Заявлять печатно, что русские социал-демократы толь­ко группируют рабочие силы для борьбы с капиталом (т. е. для одной экономической борьбы!), не сплачивая революционных личностей и


______________________ ЗАДАЧИ РУССКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ____________________ 463

групп для борьбы с абсолютизмом — это значит либо не знать, либо не хотеть знать общеизвестных фактов о деятельности русских социал-демократов. Или, может быть, П. Л. Лавров не считает тех, кто практически работает в рядах социал-демократов, «ре­волюционными личностями» и «революционными группами»?! Или (это, пожалуй, вернее) под «борьбой» с абсолютизмом он разумеет только заговоры против абсолю­тизма? (Ср. стр. 21, столб. 2: «... дело идет об... организации революционного загово­ра»; курсив наш.) Может быть, по мнению П. Л. Лаврова, тот, кто не устраивает поли­тических заговоров, не ведет и политической борьбы? Повторяем еще раз: такое воз­зрение вполне соответствует старинным традициям старинного народовольчества, но оно совершенно не соответствует ни современным представлениям о политической борьбе, ни современной действительности.

Нам остается сказать еще несколько слов о народо-правцах. П. Л. Лавров вполне прав, по нашему мнению, говоря, что социал-демократы «рекомендуют народоправцев, как более откровенных, и готовы их поддерживать, впрочем, не сливаясь с ними» (стр. 19, ст. 2); надо бы только добавить: как более откровенных демократов и поскольку на-родоправцы выступают как последовательные демократы. К сожалению, это условие — скорее желательное будущее, чем действительное настоящее. Народоправцы выразили желание освободить демократические задачи от народничества и вообще от связи с ус­тарелыми формами «русского социализма», но они оказались сами далеко не освобо­дившимися от старых предрассудков и далеко не последовательными, когда назвали свою партию исключительно политических преобразований — партиею «социально (?? ^-революционной» (см. «Манифест» их от 19-го февраля 1894 года) и заявили в сво­ем «манифесте», что «в понятие народного права входит организация народного произ­водства» (мы вынуждены цитировать на память), вводя таким образом под сурдинкой те же предрассудки народничества. Поэтому, пожалуй, П. Л. Лавров был не совсем не прав, назвав их «маскарадными полити-


464__________________________ В. И. ЛЕНИН

нами» (стр. 20, ст. 2). Но, может быть, более справедливо смотреть на народоправство, как на переходное учение, которому нельзя не поставить в заслугу того, что оно усты­дилось самобытности народнических доктрин и открыто вступило в полемику с теми отвратительнейшими реакционерами народничества, которые перед лицом полицей­ского классового абсолютизма позволяют себе говорить о желательности экономиче­ских, а не политических преобразований (см. «Насущный вопрос», издание партии «Народного права»). Если в партии народоправцев нет действительно никого, кроме бывших социалистов, прячущих свое социалистическое знамя в видах тактических, на­девающих только маску политиков несоциалистов (как предполагает П. Л. Лавров, стр. 20, ст. 2), — тогда, конечно, эта партия не имеет никакой будущности. Но если в этой партии есть и не маскарадные, а настоящие политики несоциалисты, демократы несо­циалисты, — тогда эта партия может принести не малую пользу, стараясь сблизиться с политически оппозиционными элементами нашей буржуазии, стараясь пробудить по­литическое самосознание класса нашей мелкой буржуазии, мелких торговцев, мелких ремесленников и т. д., — этого класса, который везде в Западной Европе сыграл свою роль в демократическом движении, который у нас в России сделал особенно быстрые успехи в культурном и других отношениях за пореформенную эпоху и который не мо­жет не чувствовать гнета полицейского правительства с его циничной поддержкой крупных заводчиков, финансовых и промышленных тузов-монополистов. Для этого не­обходимо только, чтобы народоправцы поставили своей задачей именно сближение с различными слоями населения, а не ограничивались все той же «интеллигенцией», бес­силие которой при оторванности от реальных интересов масс признает и «Насущный вопрос». Для этого необходимо, чтобы народоправцы оставили всякие претензии на слияние разнородных общественных элементов и отстранение социализма перед поли­тическими задачами, чтобы они оставили ложный стыд, препятствующий сближению с буржуазными слоями


______________________ ЗАДАЧИ РУССКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ____________________ 465

народа, т. е. чтобы они не только говорили о программе политиков несоциалистов, но и поступали сообразно с этой программой, пробуждая и развивая классовое самосознание тех общественных групп и классов, для которых социализм вовсе не нужен, но которые чем дальше, тем сильнее чувствуют гнет абсолютизма и необходимость политической свободы.

Русская социал-демократия еще очень молода. Она только-только выходит из того зародышевого состояния, когда преобладающее место занимали вопросы теоретиче­ские. Она только начинает развивать свою практическую деятельность. На место кри­тики социал-демократических теорий и программ революционеры других фракций должны, в силу необходимости, выступить с критикой практической деятельности русских социал-демократов. И надо признать, что эта последняя критика отличается самым резким образом от критики теоретической, отличается до того, что оказалось возможным сочинить комический слух, будто с.-петербургский «Союз борьбы» есть организация не социал-демократическая. Самая возможность подобного слуха показы­вает уже неправильность ходячих обвинений социал-демократов в игнорировании по­литической борьбы. Самая возможность такого слуха свидетельствует уже о том, что многие революционеры, которых не могла убедить теория социал-демократов, начи­нают убеждаться их практикой.

Перед русской социал-демократией еще громадное, едва начатое поле работы. Про­буждение русского рабочего класса, его стихийное стремление к знанию, к объедине­нию, к социализму, к борьбе против своих эксплуататоров и угнетателей проявляется с каждым днем все ярче и шире. Гигантские успехи, которые делает русский капитализм в последнее время, ручаются за то, что рабочее движение будет безостановочно расти вширь и вглубь. В настоящее время мы переживаем, видимо, тот период капиталисти­ческого цикла, когда промышленность «процветает», торговля идет бойко,


Просмотров 258

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!