Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






VII «ОТРАДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ» В КУСТАРНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ 2 часть



См. «Куст, пром.», I, 18—19. — «Очерк», 222, 223, 244. — «Отчеты и исследования по куст, пром.» изд. м-ва государственных имуществ и земледелия, статья Егунова в III т. Помещая статью Егунова, мин-во оговаривается в примечании, что взгляды автора «существенно расходятся с воззрениями и данными горного ведомства». — В Красноуфимском уезде, напр., было закрыто, на основании приведенных зако­нов, до 400 кузниц. — Ср. «Труды ком. по иссл. куст, пром.», вып. XVI, ст. В. Д. Белова: «Кустарная промышленность Урала в связи с горнозаводским делом». Автор рассказывает, что кустари, боясь суро­вых законов, прячут свои машины. Один кустарь устроил печь, для отливки изделий, на колесах, чтобы легче спрятать ее! (стр. 18 цит. ст.).


418__________________________ В. И. ЛЕНИН

заводским рабочим населением. С полной рельефностью охарактеризованы эти тради­ции в следующем сообщении «Пермских Губернских Ведомостей»120 № 183 за 1896 год, которое приводится в «Очерке» и справедливо называется «многозначительным». Вот оно: «М-во земледелия и государственных имуществ предложило уральским гор­нопромышленникам обсудить вопрос о возможности принятия горными заводами мер к развитию кустарных промыслов на Урале. Горнопромышленники уведомили мин-во, что развитие на Урале кустарной промышленности послужит во вред крупной про­мышленности, так как даже теперь, при слабом развитии кустарных промыслов на Ура­ле, население его не может давать заводам необходимого числа рабочих ; когда же на­селение найдет заработок дома, заводы рискуют остаться совсем без работы» («Очерк», с. 244). Это сообщение вызвало у составителей «Очерка» следующее восклицание: «Конечно, первое, необходимое условие всякого рода промышленности, крупной, сред­ней ж мелкой, есть свобода промышленности... Во имя свободы промышленности все ее отрасли должны быть юридически равноправными... Металлоиздельные кустарные промыслы на Урале должны быть освобождены от всяких исключительных уз, создан­ных заводской регламентацией с целью ограничения естественного их развития» (ibid. Курсив наш). Читая эту прочувствованную и глубоко справедливую тираду в защиту «свободы промышленности», мы вспомнили известную басню о метафизике, который медлил вылезать из ямы, вопрошая, что такое веревка, брошенная ему, — «вервие про­стое»!121 Вот и пермские народники по отношению к свободе промышленности, свобо­де развития капитализма, свободе конкуренции вопрошают пренебрежительно, что та­кое свобода промышленности — простое буржуазное тре-



Заметим в пояснение читателю, что статистика нашей горнозаводской промышленности много раз уже констатировала тот факт, что на Урале число занятых рабочих в пропорции к получаемому продукту неизмеримо выше, чем в южном или польском горном районе. Низкая заработная плата — результат прикрепления рабочих к земле — держит Урал на несравненно более низком уровне техники по сравне­нию с югом и Польшею.


___________________ КУСТАРНАЯ ПЕРЕПИСЬ В ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ_________________ 419

бование ! Они возносятся гораздо выше в своих пожеланиях; они хотят не свободы кон­куренции (какое низменное, узкое, буржуазное пожелание!), а «организации труда»... Но стоит только этим маниловским мечтаниям столкнуться «лицом к лицу» с непод-крашен-ной и прозаической действительностью, — и от этой действительности пахнёт сразу такой «организацией труда», что народник забывает про «вред» и «опасность» капитализма, про «возможность иных путей для отечества» и взывает о «свободе про­мышленности».



Повторяем, мы считаем это пожелание глубоко справедливым и думаем, что такая точка зрения (разделяемая не одним «Очерком», а едва ли не всеми авторами, писав­шими по этому вопросу) делает честь народникам. Но... — Что прикажете делать! Ни­как нельзя похвалить народников без того, чтобы не поставить сейчас же большущее «но», — но мы имеем сделать по этому поводу два существенных замечания.

Первое. Можно быть уверенным, что громадное большинство народников с негодо­ванием отвергнет правильность нашего отождествления «свободы промышленности» со «свободой капитализма». Они скажут, что устранение монополий и остатков крепо­стного права есть «просто» требование равноправности, интерес «всего» народного хо­зяйства вообще и крестьянского в особенности, а вовсе не капитализма. Знаем мы, что народники это скажут. Но это будет неверно. С тех пор, когда на «свободу промыш­ленности» смотрели так идеалистически-абстрактно, видя в ней основное и естествен­ное (ср. подчеркнутое слово в «Очерке») «право человека», прошло уже более ста лет. Требование «свободы промышленности» и осуществления этого требования обошли с тех пор несколько стран, и везде это требование являлось выражением несоответствия растущего капитализма с остатками монополий и регламентации, везде оно служило лозунгом передовой буржуазии, везде оно вело лишь к полному торжеству капитализ­ма. Теория разъяснила с тех пор вполне всю наивность иллюзии, будто «свобода про­мышленности» есть требование «чистого разума», требование


420__________________________ В. И. ЛЕНИН

отвлеченной «равноправности», и показала, что вопрос о свободе промышленности есть вопрос капиталистический. Осуществление «свободы промышленности» отнюдь не является «юридическим» только преобразованием; это — глубокая экономическая реформа. Требование «свободы промышленности» означает всегда несоответствие ме­жду юридическими нормами (отражающими производственные отношения, отжившие уже свой век) и новыми производственными отношениями, которые развились вопреки старым нормам, выросли из них и требуют их отмены. Если уральские порядки вызы­вают теперь всеобщий клич о «свободе промышленности», то это значит, что те регла­ментации, монополии и привилегии, которые унаследованы были в пользу помещи-ков-заводовладельцев, стесняют данные хозяйственные отношения, данные экономи­ческие силы. Каковы же эти отношения и эти силы? Это — отношения товарного хо­зяйства. Эти силы — силы руководящего товарным хозяйством капитала. Вспомните хоть вышецитированное «признание» пермского народника: «вся наша кустарная про­мышленность находится в узах частных капиталов». Да и без этого признания данные кустарной переписи говорят достаточно крахноречиво сами за себя. Второе замечание. Мы приветствуем защиту народниками свободы промышленности. Но мы ставим это приветствие в зависимость от последовательного проведения такой защиты. Разве «свобода промышленности» состоит только в устранении уральских запрещений от­крывать огнедействующие заведения? Разве отсутствие у крестьянина права выйти из общины, права заняться любым промыслом или делом не представляет собой гораздо более существенного ограничения «свободы промышленности»? Разве отсутствие сво­боды передвижения, непризнание законами права каждого гражданина выбирать для жительства любую городскую или сельскую общину в государстве не ограничивает свободу промышленности? Разве сословная замкнутость крестьянской общины, невоз­можность проникнуть в нее лицам торгово-промышленного класса не ограничивает свободу промышленности? и т. д. и т. д. Мы назвали




___________________ КУСТАРНАЯ ПЕРЕПИСЬ В ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ_________________ 421

гораздо более важные, более общие, более распространенные стеснения свободы про­мышленности, проявляющие свое влияние на всей России и более всего на всей кресть­янской массе. Если «крупная, средняя и мелкая» промышленность должны быть равно­правны, то разве не должна последняя получить те же права по отчуждению земель, какими пользуются первые? Если уральские горные законы суть «исключительные узы, стесняющие естественное развитие», то разве круговая порука, неотчуждаемость наде­лов, особые сословные законы и правила о переселениях, перечислениях, промыслах и занятиях не составляют «исключительных уз»? Разве они не «стесняют естественного развития»?

Вот в том-то и дело, что народничество и по данному вопросу обнаружило ту же по­ловинчатость и двуличность, которые так характерны для всякой идеологии Kleinbürger'cTBa . С одной стороны, народники не отрицают, что в нашей жизни есть масса остатков такой «организации труда», происхождение которой относится ко вре­менам уделыцины и которая находится в самом вопиющем противоречии с современ­ным экономическим строем, со всем хозяйственным и культурным развитием страны. С другой стороны, они не могут не видеть, что этот экономический строй и это разви­тие грозят погубить мелкого производителя и, устрашенные за участь этого палладиума своих «идеалов», народники стараются задержать историю, остановить развитие, уп­рашивают и умоляют «запретить», «не дозволять» и прикрывают этот жалкий реакци­онный лепет фразами сб «организации труда», — фразами, которые не могут не звучать горькой насмешкой.

Для читателя ясно уже, конечно, теперь, какое главное и основное возражение сде­лаем мы против практической народнической программы в вопросах современной промышленности. Поскольку народнические мероприятия входят как часть или совпа­дают с преобразованием, которое со времен Адама Смита называется свободой про­мышленности (в широком значении слова), постольку они прогрессивны. Но, во-1-х, в них нет

— мелкобуржуазности. Ред.


422__________________________ В. И. ЛЕНИН

тогда ничего «народнического», ничего поддерживающего специально мелкое произ­водство и «особые пути» отечества. Во-2-х, эта положительная часть народнической программы обессиливается и извращается подстановкой частных и мелочных проектов и мероприятий на место общего и основного вопроса о свободе промышленности. По­скольку же народнические пожелания идут против свободы промышленности, стараясь задержать современное развитие, постольку они реакционны и бессмысленны, и осу­ществление их, кроме вреда, ничего принести не может. Возьмем примеры. Кредит. Кредит есть учреждение наиболее развитого товарного обращения, наиболее развитого гражданского оборота. Осуществление «свободы промышленности» ведет неизбежно к созданию кредитных учреждений, как коммерческого дела, к устранению сословной замкнутости крестьян, к сближению их с классами, наиболее пользующимися креди­том, к самостоятельному образованию заинтересованными лицами кредитных обществ и т. п. Наоборот, какое значение могут иметь кредитные мероприятия, преподносимые «мужичкам» земцами и прочей «интеллигенцией», покуда законы и учреждения ставят крестьянство в положение, исключающее правильное и развитое товарное обращение, — в положение, при котором вместо имущественной ответственности (основа кредита) гораздо легче, осуществимее, доступнее и употребительнее... отработки! Кредитные мероприятия останутся при таких условиях всегда наносными, чуждыми растениями, посаженными извне на совершенно неподходящую почву, окажутся мертворожденным детищем, которое могли породить только мечтательные интеллигенты-маниловы и бла­гожелательные чиновники, и над которым смеются и будут смеяться настоящие тор­говцы денежным капиталом. Чтобы не быть голословным, приведем мнение Егунова (цит. статья), которого никто не заподозрит в... «материализме». О кустарных складах он говорит: «даже при самой благоприятной местной обстановке неподвижный склад, да еще единственный на целый уезд, никогда не заменит, да и не может заменить вечно


___________________ КУСТАРНАЯ ПЕРЕПИСЬ В ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ_________________ 423

подвижного и лично заинтересованного торговца». О пермском кустарном банке мы читаем: чтобы получить ссуду, кустарь должен подать заявление или в банк, или агенту его и назвать поручителей. Агент приезжает, проверяет заявление кустаря, собирает подробные сведения о производстве и т. п. «и весь этот ворох бумаг за счет кустаря от­сылает в правление банка». Разрешив ссуду, банк присылает (через агента или через волостное правление) долговое обязательство. Когда должник подпишет его (с засвиде­тельствованием подписи волостным начальством) и отошлет в банк, — тогда только посылают ему деньги. Если ссуду берет артель, то требуется копия товарищеского до­говора. Агенты должны наблюдать, чтобы ссуды расходовались именно на то, на что они выданы, чтобы дела клиентов не расстраивались и т. д. «Очевидно, что банковского кредита никоим образом нельзя признать доступным для кустарей; с уверенностью можно сказать, что гораздо охотнее предпочтет кустарь поискать кредит у местного бо­гача, нежели подвергнуться всем описанным мытарствам, оплачивать почтовые, нота­риальные и волостные расходы, ждать целые месяцы со дня возникшей потребности в ссуде до дня ее получения и на весь срок этой ссуды оставаться в поднадзорном поло­жении» (стр. 170 цит. ст.). Насколько нелепо народническое мнение о каком-то антика­питалистическом кредите, настолько же несуразны, неуклюжи и малопроизводительны подобные покушения (с негодными средствами) сделать силами «интеллигентов» и чи­новников то, что составляет везде и повсюду настоящее дело торговцев. — Техниче­ское образование. Кажется, об этом можно уже и не говорить... Напомним разве заслу­живающий «вечного поминовения» проект нашего известного прогрессивного писателя г. Южакова насадить в России земледельческие гимназии с тем, чтобы неимущие кре­стьяне и крестьянки отрабатывали стоимость своего учения, служа, напр., поварами и прачками ... Артели. Но кто же не знает, что основные

См. следующую статью. (Настоящий том, стр. 471—504. Ред.)


424__________________________ В. И. ЛЕНИН

препятствия к их распространению заключаются в традициях той же самой «организа­ции труда», которая отразилась и в уральских горных законах? Кто не знает, что прове­дение свободы промышленности в полном объеме повело везде и повсюду к невидан­ному расцвету и развитию всяких союзов и соединений? Чрезвычайно комично бывает видеть, когда народник пытается выставить своего противника врагом артелыюсти, со-юзности и т. п. вообще. Вот уж поистине с больной головы да на здоровую! Дело толь­ко в том, что за поисками идеи союзности и средств ее осуществления надо смотреть не назад, не в прошлое, не на патриархальное ремесло и мелкое производство, порождаю­щие крайнюю обособленность, раздробленность и одичалость производителей, — а вперед, в будущее, в сторону развития крупного промышленного капитализма.

Мы прекрасно знаем, с каким величественным пренебрежением отнесется народник к этой противопоставляемой его собственной программе промышленной политики. «Свобода промышленности»! Какое старое, узкое, манчестерское , буржуазное поже­лание! Народник уверен, что для него это überwundener Standpunkt , что он сумел под­няться выше тех преходящих и односторонних интересов, которые лежат в основе та­кого пожелания, что он сумел возвыситься до более глубоких и более чистых идей об «организации труда»... А на самом деле он только опустился от прогрессивной буржу­азной к реакционной мелкобуржуазной идеологии, беспомощно колеблющейся между стремлениями ускорить современное экономическое развитие и задержать его, между интересами хозяйчиков и интересами труда. Эти последние совпадают, по данному во­просу, с интересами крупного промышленного капитала.

Найдутся, пожалуй, люди, которые подумают, что «свобода промышленности» исключает такие ме­ры, как фабричные законы и т. п. Под «свободой промышленности» разумеется устранение оставшихся от старины препятствий к развитию капитализма. Фабричное же законодательство, как и другие меры современной так называемой Sozialpolitik (социальной политики. Ред.), предполагает глубокое развитие капитализма и, в свою очередь, толкает вперед это развитие.

— превзойденная точка зрения. Ред.


ПО ПОВОДУ ОДНОЙ ГАЗЕТНОЙ ЗАМЕТКИ

1 99

В № 239 «Русских Ведомостей» (от 30 августа) помещена статейка г. Н. Левитско-го: «О некоторых вопросах, касающихся народной жизни». «Живя в деревне и имея по­стоянное общение с народом», автор «давно натолкнулся» на некоторые вопросы на­родной жизни, разрешение которых путем соответственных «мероприятий» представ­ляет собой «неотложную необходимость», «настоятельную потребность». Автор выра­жает уверенность, что его «краткие заметки» о предмете такой важности «найдут себе отклик в среде лиц, интересующихся народными нуждами», и выражает желание вы­звать обмен мыслей по поводу предложенных им вопросов.

«Высокий слог», которым писана статейка г-на Н. Левитского, и обилие высоких слов заставляют уже наперед ожидать, что речь идет о каких-нибудь действительно важных, неотложных, насущных вопросах современной жизни. На самом же деле, предложения автора дают лишь еще один, и чрезвычайно рельефный, пример того по­истине маниловского прожектерства, к которому приучили русскую публику публици­сты народничества. Вот почему мы и сочли небесполезным подать свой голос о подня­тых г-ном Н. Левитским вопросах.

«Вопросов» исчислено г-ном Н. Левитским пять (по пунктам), причем на каждый «вопрос» автор дает не только «ответ», но и указывает с полной определенностью


426__________________________ В. И. ЛЕНИН

соответствующее «мероприятие». Первый вопрос — «дешевый и доступный» кредит, устранение произвола ростовщиков, «кулаков и всякого рода мироедов и хищников». Мероприятие — «выработка более упрощенного типа деревенских крестьянских касс», и автор проектирует выдачу сберегательных книжек из касс государственного банка не на отдельных лиц, а на специально устроенные товарищества, делающие чрез посред­ство одного казначея взносы и получающие ссуды. Итак, вот к какому выводу привело автора давнее «общение с народом» по столь избитому вопросу о кредите: «выработка» нового типа касс! Автор полагает, очевидно, что у нас слишком мало бумаги и чернил изводится на выработку бесконечных «типов», «образцов», «уставов», «образцовых ус­тавов», «нормальных уставов» и т. д. и т. д. «Живя в деревне», наш практик не заметил никаких более важных вопросов, вызываемых желанием заменить «кулака» «дешевым и доступным кредитом». Мы не станем, конечно, говорить здесь о значении кредита: мы берем за данное цель автора и рассматриваем с чисто практической стороны те средства, о которых с такой помпой говорит автор. Кредит есть учреждение развитого товарного обращения. Спрашивается, возможно ли такое учреждение в нашем кресть­янстве, которое поставлено бесчисленными остатками сословных законов и запреще­ний в условия, исключающие правильное, свободное, широкое и развитое товарное об­ращение? Не смешно ли, говоря о насущных и неотлагательных народных нуждах, сво­дить вопрос о кредите к выработке нового типа «уставов», умалчивая совершенно о не­обходимости отмены целой массы «уставов», препятствующих правильному товарно­му обращению в крестьянстве, препятствующих свободному обороту имуществ, дви­жимых и недвижимых, свободному переходу крестьян с места на место и от одного за­нятия к другому, свободному доступу в крестьянские общества лиц из других классов и сословий? Бороться с «кулаками, ростовщиками, мироедами, хищниками» посредством усовершенствования «уставов» кредитных касс, что


______________________ ПО ПОВОДУ ОДНОЙ ГАЗЕТНОЙ ЗАМЕТКИ_____________________ 427

может быть комичнее этого? Ростовщичество в худших видах сильнее всего держится в нашей деревне именно благодаря ее сословной замкнутости, благодаря наличности ты­сячи пут, связывающих развитие товарного обращения, — и вот наш практический ав­тор не упоминает ни словом об этих путах и насущным вопросом деревенского кредита объявляет выработку новых уставов. По всей вероятности, развитые капиталистические страны, в которых деревня давно поставлена в условия, соответствующие торговому обороту, и в которых кредит получил широкое развитие, по всей вероятности, эти стра­ны достигли такого успеха благодаря обильным «уставам», составленным благожела­тельными чиновниками!

Второй вопрос — «беспомощность положения крестьянской семьи в случае смерти главы ее», а также «настоятельная необходимость» «сберегать и охранять всеми воз­можными мерами и способами крестьянское рабочее земледельческое население». Как видите, чем дальше, тем «вопросы» г. Н. Левитского становятся шире, величественнее! Если первый вопрос касался самого дюжинного буржуазного учреждения, пользу кото­рого мы могли бы признать лишь с весьма большими оговорками, то здесь перед нами ставят уже вопрос такой гигантской важности, что «в принципе» мы вполне признаем его насущность и не можем отказать автору в нашей симпатии за то, что он ставит по­добный вопрос. Но гигантскому вопросу соответствует у народника и «мероприятие» гигантской... как бы это помягче выразиться?., неумности. Слушайте: «... является не­отложная необходимость организации и введения обязательного (sic! ) массового, уде­шевленного до возможного минимума, взаимного страхования жизни всего крестьян­ского населения (обществами, товариществами, артелями и т. д.). При этом необходи­мо выяснить роль и участие в этом деле а) частных страховых обществ, б) зэмства и в) государства».

* — так! Ред. " Курсив автора.


428__________________________ В. И. ЛЕНИН

Ведь этакие наши мужики недогадливые! Не думают о том, что вот умрет хозяин, — придется семье идти по миру; не уродится хлеб, — придется умирать с голоду, а иногда и уродится, да все-таки не миновать идти по миру, возвращаясь с неудачных поисков за «заработками»! Не соображают эти глупые мужики, что существует на свете «страхо­вание жизни», которым уже давно многие хорошие господа пользуются и от которого другие хорошие господа (владетели акций страховых обществ) деньги наживают. Не соображает голодный «Сысойка» , что стоит ему с таким же голодным «Митяем» устроить общество для взаимного страхования жизни (с минимальным, самым мини­мальным взносом!) — и их семьи будут обеспечены на случай смерти хозяев! К сча­стью, за этих недогадливых мужиков думает наша просвещенная народническая интел­лигенция, один из представителей которой, «живя в деревне и имея постоянное обще­ние с народом», «давно натолкнулся» на этот грандиозный, до умопомрачения гранди­озный «проект»!

Вопрос третий. «В связи с этим вопросом необходимо выдвинуть и обсудить вопрос об образовании общеимперского капитала по страхованию жизни крестьянского насе­ления , подобно тому, как существуют общеимперские капиталы продовольственный и пожарный». Само собою разумеется, что для страхования надо обсудить вопрос о капи­тале. Но нам кажется, что высокопочтенный автор допустил здесь один существенный пробел. Разве не «необходимо выдвинуть и обсудить» также вопрос о том, к какому министерству и к какому департаменту относится проектируемое учреждение? С одной стороны, без сомнения, им должно заведовать министерство внутренних дел по хозяй­ственному департаменту. С другой стороны, ближайше заинтересован и земский отдел м-ва внутренних дел. С третьей стороны, заведовать страхованием должно также м-во финансов. Не целесообразнее ли ввиду этого проектировать учреждение особого «глав­ного

* Курсив автора.


______________________ ПО ПОВОДУ ОДНОЙ ГАЗЕТНОЙ ЗАМЕТКИ_____________________ 429

управления государственным обязательным взаимным страхованием жизни всего кре­стьянского населения», ну, например, наподобие главного управления государственного коннозаводства ?

Вопрос четвертый. «Ввиду, далее, огромной распространенности в России всякого рода артелей, а также ввиду несомненной пользы и значения их для народного хозяйст­ва, назрела настоятельная потребность 4) в организации отдельного специального Об­щества для содействия земледельческим и другим артелям». Что всякого рода артели приносят пользу тем классам населения, которые их устраивают, это несомненно. Не­сомненно также, что и для всего народного хозяйства объединение представителей раз­ных классов принесет великую пользу. Автор напрасно только чересчур увлекается, говоря об «огромной распространенности в России всякого рода артелей». Всякий зна­ет, что по сравнению с любой из западноевропейских стран в России невероятно мало, феноменально мало «всякого рода артелей»... «Всякий знает»... кроме мечтающего Ма­нилова. Знает это, напр., и редакция «Русских Ведомостей», поместившая перед статьей г. Н. Левитского очень интересную и содержательную статью «Синдикаты во Фран­ции», и г. Н. Левитский мог бы узнать из этой статьи, как бесконечно широко развиты в капиталистической Франции (по сравнению с некапиталистической Россией) «артели всякого рода». Я подчеркиваю «всякого рода», ибо из этой же статьи легко видеть, напр., что во Франции синдикаты бывают четырех родов: 1) синдикаты рабочих (2163 синдиката с 419 172 участниками); 2) синдикаты хозяев (1622 с 130 752 участниками); 3) сельскохозяйственные синдикаты (1188 с 398 048 членами) и 4) смешанные синдика­ты (173 с 31 126 членами). Прикиньте-ка сумму, г. Левитский! Вы получите почти мил­лион лиц (979 тыс.), объединенных «артелями всякого рода», и скажите теперь, положа руку на сердце, неужели вам не стыдно соскользнувшей у вас фразы об «огромной рас­пространенности в России всякого рода (sic! ! !) артелей»? Неужели вы не замечаете, ка­кое комичное, грустно-комичное


430__________________________ В. И. ЛЕНИН

впечатление производит ваша статья, помещенная рядом с голыми цифрами о «синди­катах во Франции»! Эти бедные французы, которых, видно, язва капитализма лишила «огромной распространенности артелей всякого рода», вероятно, гомерически расхохо­тались бы над предложением устроить «отдельное специальное общество»... для содей­ствия устройству всяких обществ! Но этот смех, само собою разумеется, был бы только проявлением известного французского легкомыслия, неспособного понять российскую основательность. Эти легкомысленные французы не только устраивают «всякого рода артели», не устроив предварительно «общества для содействия артелям», по даже — horribile dictu! — не вырабатывают предварительно «образцовых», «нормальных» ус­тавов и «упрощенных типов» различных обществ!

Пятый вопрос... (назрела настоятельная потребность) «в издании при этом обществе (или отдельно) специального органа... посвященного исключительно изучению коопера­тивного дела в России и за границей...» Да, да, г. Левитский! Когда испорченный желу­док мешает человеку как следует есть, тогда ему ничего не остается, кроме чтения о том, как другие люди едят. Но только больному до такой степени человеку, пожалуй, ведь и доктора не позволили бы читать о чужих обедах: подобное чтение может пробу­дить неумеренные аппетиты, не соответствующие диете... Доктора были бы в этом слу­чае вполне последовательны.

Мы изложили небольшую заметку г. Н. Левитского с достаточной подробностью. Читатель спросит, пожалуй, стоило ли останавливаться так долго на беглой газетной заметке, стоило ли посвящать ей такой длинный комментарий? Что за важность, что человеку (полному, вообще говоря, самых благих пожеланий) случилось взболтнуть вздор о каком-то обязательном взаимном страховании жизни всего крестьянского насе­ления? Нам случалось слышать совершенно такие же мнения по аналогичным поводам. Мнения эти более

— страшно сказать! Ред.


______________________ ПО ПОВОДУ ОДНОЙ ГАЗЕТНОЙ ЗАМЕТКИ_____________________ 431

чем неосновательны. Уж не случайность ли это, в самом деле, что наших «передовых публицистов» нет-нет да и стошнит таким феноменально-диким «проектом» в духе «крепостного социализма», что остается только руками развести? Не случайность ли это, что даже такие органы, как «Русское Богатство» и «Русские Ведомости», — орга­ны, которые отнюдь не принадлежат к ультранародническим, которые всегда протес-туют против крайностей народничества и против выводов из народничества а 1а г. В. В., органы, которые не прочь даже прикрыть лохмотья своего народничества нарядом нового ярлыка вроде какой-нибудь «этико-социологической школы», что даже такие органы периодически с превеликой регулярностью преподносят российской публике то какую-нибудь «просветительную утопию» г-на С. Южакова, проект обязательного среднего образования в земледельческих гимназиях с отработками неимущих крестьян за свое образование, то вот этакий проект г-на Н. Левитского об обязательном взаим­ном страховании жизни всего крестьянского населения .

Было бы слишком наивно объяснять это явление случайностью. Манилов сидит в каждом народнике. Пренебрежение к реальным условиям действительности и действи­тельной экономической эволюции, нежелание разбирать реальные интересы отдельных классов русского общества в их взаимоотношении, привычка сверху судить и рядить о «нуждах» и «судьбах» отечества, чванство теми жалкими остатками средневековых союзов, которые имеются в русских общинах и артелях, в связи с пренебрежительным отношением к несравненно более развитым союзам, свойственным более развитому ка­питализму, — все эти черты вы найдете в той или другой степени в каждом из народ­ников. Поэтому-то и бывает так поучительно наблюдать, когда какой-нибудь не очень умный, но очень наивный


Просмотров 230

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!