Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






В ЧЕМ ОШИБКА УЧЕНИЙ АД. СМИТА И СИСМОНДИ О НАЦИОНАЛЬНОМ ДОХОДЕ?



В чем же состоит основная ошибка Сисмонди, поведшая ко всем этим выводам?

Свое учение о национальном доходе и о распределении его на две части (часть рабо­чих и часть капиталистов) Сисмонди перенял целиком у Ад. Смита. Сисмонди не толь­ко не добавил ничего к его положениям, но даже, сделав шаг назад, опустил попытку Адама Смита (хотя и неудачную) доказать теоретически это представление. Сисмонди не замечает как будто того противоречия,


142__________________________ В. И. ЛЕНИН

в котором оказалась эта теория к учению о производстве вообще. В самом деле, в стои­мость отдельного продукта, по теории, выводящей стоимость из труда, входят три со­ставные части: часть, возмещающая сырой материал и орудия труда (постоянный капи­тал), часть, возмещающая заработную плату, или содержание рабочих (переменный ка­питал), и «сверхстоимость» (mieuxvalue y Сисмонди). Таков анализ единичного про­дукта по его стоимости у А. Смита, повторенный и Сисмонди. Спрашивается, каким же образом общественный продукт, состоящий из суммы единичных продуктов, состоит только из двух последних частей? Куда же девалась первая часть — постоянный капи­тал? Сисмонди, как мы видели, только ходил кругом да около этого вопроса, но А. Смит дал на него ответ. Он утверждал, что эта часть существует самостоятельно лишь в единичном продукте. Если же рассматривать весь общественный продукт, то она разла­гается, в свою очередь, на заработную плату и сверхстоимость — именно тех капитали­стов, которые производят этот постоянный капитал.

Давая такой ответ, А. Смит не объяснил, однако, на каком основании в этом разло­жении стоимости постоянного капитала, ну, хоть машин, отброшен опять-таки посто­янный капитал, т. е. в нашем примере железо, из которого сделаны машины, орудия, употребленные при этом, и т. п.? Если стоимость каждого продукта включает в себе часть, возмещающую постоянный капитал (а это признают все экономисты), то исклю­чение ее из какой бы то ни было области общественного производства является совер­шенно произвольным. «Когда А. Смит говорит, что орудия труда сами разлагаются на заработную плату и прибыль, то он забывает прибавить (говорит автор «Капитала»): и на тот постоянный капитал, который употреблен на их производство. А. Смит просто отсылает нас от Понтия к Пилату , от одного продукта ссылается на другой, от другого



„ 50

на третий» , не замечая, что вопрос от этого отодвигания нисколько не изменяется. Этот ответ Смита (принятый всей последующей политической экономией до


_______________ К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА______________ 143

Маркса) — простое уклонение от задачи, увертка от затруднения. А затруднение тут действительно есть. Оно состоит в том, что понятие капитала и дохода нельзя перене­сти прямо с индивидуального продукта на общественный. Экономисты признают это, говоря, что с общественной точки зрения «капитал для одного становится доходом для другого» (см. выше у Сисмонди). Но эта фраза только формулирует затруднение, а не разрешает его*.

Разрешение состоит в том, что при рассмотрении этого вопроса с общественной точ­ки зрения нельзя уже говорить о продуктах вообще, без отношения к их материальной форме. В самом деле, речь идет об общественном доходе, т. е. о продукте, поступаю­щем на потребление. Но ведь не всякий продукт может быть потреблен в смысле лично­го потребления: машины, уголь, железо и т. п. предметы потребляются не лично, а производительно. С точки зрения отдельного предпринимателя это различие было лишнее: если мы говорили, что рабочие потребят переменный капитал, — мы прини­мали, что они выменяют на рынке предметы потребления за те деньги, которые полу­чены капиталистами за произведенные рабочими машины и уплачены этим рабочим. Тут нас не интересует этот обмен машин на хлеб. Но с общественной точки зрения этот обмен уже нельзя подразумевать: нельзя сказать, что весь класс капиталистов, произ­водящих машины, железо и т. п., продает их и этим реализирует. Вопрос здесь именно в том, как происходит реализация, то есть возмещение всех частей общественного продукта. Поэтому исходным пунктом в рассуждении об общественном капитале и до­ходе — или, что то же, о реализации продукта в капиталистическом обществе — долж­но быть разделение двух совершенно различных видов общественного продукта: средств производства и предметов потребления. Первые могут быть потреблены только



Мы приводим здесь только суть новой теории, давшей это разрешение, предоставляя себе в другом месте изложить ее подробнее. См. «Das Kapital», П. Band, III. Abschnitt («Капитал», т. П, отдел III.51 Ред.). (Более подробное изложение см. в «Развитии капитализма», гл. I)52.


144__________________________ В. И. ЛЕНИН

производительно, вторые — только лично. Первые могут служить только капиталом, вторые должны стать доходом, т. е. уничтожиться в потреблении рабочих и капитали­стов. Первые достаются целиком капиталистам, вторые — распределяются между ра­бочими и капиталистами.

Раз усвоено это разделение и исправлена ошибка А. Смита, выкинувшего из общест­венного продукта постоянную его часть (т. е. часть, возмещающую постоянный капи­тал), — вопрос о реализации продукта в капиталистическом обществе становится уже ясным. Очевидно, нельзя говорить о реализации заработной платы потреблением рабо­чих, а сверхстоимости — потреблением капиталистов и только . Рабочие могут потре­бить заработную плату, а капиталисты — сверхстоимость лишь тогда, когда продукт состоит из предметов потребления, т. е. лишь в одном подразделении общественного производства. «Потребить» же продукт, состоящий из средств производства, они не мо­гут: его надо обменять на предметы потребления. Но на какую же часть (по стоимо­сти) предметов потребления могут они обменять свой продукт? Очевидно, только на постоянную часть (постоянный капитал), ибо остальные две части составляют фонд потребления рабочих и капиталистов, производящих предметы потребления. Этот об­мен, реализуя сверхстоимость и заработную плату в производствах, изготовляющих средства производства, тем самым реализует постоянный капитал в производствах, из­готовляющих предметы потребления. В самом деле, у капиталиста, производящего, скажем, сахар, та часть продукта, которая должна возместить постоянный капитал (т. е. сырье, вспомога-



А именно так рассуждают наши народники-экономисты, гг. В. В. и Н. —он. Мы намеренно остано­вились выше с особенной подробностью на блужданиях Сисмонди около вопроса о производительном и личном потреблении, о предметах потребления и средствах производства (А. Смит подходил к различе­нию их еще ближе, чем Сисмонди). Мы хотели показать читателю, что классические представители оши­бочной теории чувствовали неудовлетворительность ее, видели противоречие и делали попытки вы­браться из него. Наши же «самобытные» теоретики не только ничего не видят и не чувствуют, но даже не знают ни теории, ни истории вопроса, о котором так усердно разглагольствуют.


_______________ К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА______________ 145

тельные материалы, машины, здания и т. п.), существует в виде сахара. Чтобы реализо­вать эту часть, надо получить вместо этого предмета потребления соответствующие средства производства. Реализация этой части будет, следовательно, состоять из об­мена предмета потребления на продукты, служащие средствами производства. Те­перь остается необъясненной реализация одной только части общественного продукта, именно: постоянного капитала в подразделении, изготовляющем средства производст­ва. Она реализируется отчасти тем, что часть продукта, в своем натуральном виде, вхо­дит опять в производство (напр., часть угля, добываемого каменноугольным предпри­ятием, идет опять на добычу угля; зерно, полученное фермерами, идет опять на посев и т. п.); отчасти же она реализируется обменом между отдельными капиталистами этого же подразделения: напр., в производстве железа необходим каменный уголь, и в произ­водстве каменного угля необходимо железо. Капиталисты, производящие оба продукта, и реализируют взаимным обменом ту часть этих продуктов, которая возмещает их по­стоянный капитал.

Этот анализ (который мы изложили, повторяем, в самом сжатом виде, по причине, указанной выше) разрешил то затруднение, которое сознавали все экономисты, выра­жая его фразой: «капитал для одного — доход для другого». Этот анализ показал всю ошибочность сведения общественного производства к одному личному потреблению.

Теперь мы можем перейти к разбору тех выводов, которые делал Сисмонди (и дру­гие романтики) из своей ошибочной теории. Но сначала приведем отзыв, сделанный о Сисмонди автором указанного анализа, после подробнейшего и всестороннего разбора теории А. Смита, к которой Сисмонди не сделал ни малейшего дополнения, опустив только попытку Смита оправдать свое противоречие:

«Сисмонди, бившийся над специальным рассмотрением отношения капитала к до­ходу и на самом деле обративший особую формулировку этого отношения


146__________________________ В. И. ЛЕНИН

в differentia specifica своих «Nouveaux Principes», не сказал ни одного (курсив автора) научного слова, не внес ни атома в разрешение проблемы» («Das Kapital», II, S. 385, 1-te Auflage").

V НАКОПЛЕНИЕ В КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Первый ошибочный вывод из ошибочной теории относится к накоплению. Сисмон-ди абсолютно не понял капиталистического накопления, и в горячем споре, который он вел по этому вопросу с Рикардо, правда оказалась, в сущности, на стороне последнего. Рикардо утверждал, что производство само создает себе рынок, тогда как Сисмонди от­рицал это, созидая на таком отрицании свою теорию кризисов. Правда, и Рикардо не сумел исправить вышеуказанной основной ошибки Смита, не сумел поэтому разрешить вопроса об отношении общественного капитала к доходу и о реализации продукта (Ри­кардо и не ставил себе этих вопросов), — но он инстинктивно характеризовал самую суть буржуазного способа производства, отмечая совершенно бесспорный факт, что накопление есть превышение производства над доходом. С точки зрения новейшего анализа это так и оказывается. Производство, действительно, само создает себе рынок: для производства необходимы средства производства — и они составляют особую об­ласть общественной продукции, занимающую известную долю рабочих, дающую осо­бый продукт, реализуемый частью внутри самой этой области, частью в обмене с дру­гой областью — производством предметов потребления. Накопление действительно есть превышение производства над доходом (предметами потребления). Чтобы расши­рять производство («накоплять» в категорическом значении термина), необходимо произвести сначала средства производства , а для этого

— отличительный признак. Ред. " — «Капитал», т. II, стр. 385, 1-ое издание53. Ред.

Напоминаем читателю, как подходил к этому Сисмонди, выделяя отчетливо эти средства произ­водства для отдельной семьи и покушаясь сделать это выделение и для общества. Собственно говоря, «подходил» Смит, а не Сисмонди, только пересказывающий его.


_______________ К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА______________ 147

нужно, следовательно, расширение того отдела общественной продукции, который из­готовляет средства производства, нужно отвлечение к нему рабочих, которые уже предъявляют спрос и на предметы потребления. Следовательно, «потребление» разви­вается вслед за «накоплением» или вслед за «производством», — как ни кажется это странным, но иначе и быть не может в капиталистическом обществе. В развитии этих двух отделов капиталистической продукции не только не обязательна, следовательно, равномерность, а, напротив, неизбежна неравномерность. Известно, что закон развития капитала состоит в том, что постоянный капитал возрастает быстрее переменного, т. е. все большая и большая часть вновь образуемых капиталов обращается к тому отделу общественного хозяйства, который изготовляет средства производства. Следовательно, этот отдел необходимо растет быстрее того отдела, который изготовляет предметы по­требления, т. е. происходит именно то, что объявлял «невозможным», «опасным» и т. д. Сисмонди. Следовательно, продукты личного потребления в общей массе капиталисти­ческого производства занимают все меньшее и меньшее место. II это вполне соответст­вует исторической «миссии» капитализма и его специфической социальной структуре: первая состоит именно в развитии производительных сил общества (производство для производства); вторая исключает утилизацию их массой населения.

Мы можем теперь вполне оценить точку зрения Сисмонди на накопление. Его ут­верждения, что быстрое накопление ведет к бедствиям, совершенно ошибочны и про­истекают лишь из непонимания накопления, точно так же, как многократные заявления и требования, чтобы производство не перегоняло потребления, ибо потребление опре­деляет производство. На деле происходит именно обратное, и Сисмонди просто-напросто отворачивается от действительности в ее особой, исторически определенной форме, подставляя на место анализа мелкобуржуазную мораль. Особенно забавное впе­чатление производят попытки Сисмонди прикрыть эту мораль «научной» формулой. «Гг. Сей и Рикардо, —


148__________________________ В. И. ЛЕНИН

говорит он в предисловии ко 2-му изданию «Nouveaux Principes», — пришли к той док­трине... что потребление не имеет других пределов, кроме пределов производства, то­гда как оно ограничено доходом... Они должны были бы предупредить производителей, что они должны рассчитывать только на потребителей, имеющих доход» (I, XIII) . Та­кая наивность вызывает в настоящее время только улыбку. Но не подобными ли веща­ми переполнены писания современных наших романтиков вроде гг. В. В. и Н. —она? «Пусть предприниматели банков подумают хорошенько...» найдется ли рынок для то­варов? (II, 101—102). «Когда принимают рост богатства за цель общества, — всегда жертвуют целью средствам» (II, 140). «Если, вместо того, чтобы ожидать импульса от запроса труда (т. е. импульса производству от спроса рабочих на продукты), мы будем думать, что его даст предшествующее производство, — то мы сделаем почти то же, что сделали бы с часами, если бы, вместо того, чтобы повернуть назад колесо с цепочкой (la roue qui porte la chaînette), отодвинули бы назад другое колесо, — мы сломали бы тогда и остановили всю машину» (II, 454). Это говорит Сисмонди. Теперь послушаем г-на Николая —она. «Мы упустили из виду, на счет чего такое развитие (т. е. развитие капитализма) происходит, мы забыли и о цели какого бы то ни было производства... за­блуждение крайне гибельное...» (Н. —он, «Очерки нашего пореформенного общест­венного хозяйства», 298). Оба эти писателя говорят о капитализме, о капиталистиче­ских странах; оба выказывают полное непонимание сущности капиталистического на­копления. Но можно ли подумать, что последний пишет 70 лет спустя после первого?

Каким образом непонимание капиталистического накопления связывается с оши­бочным сведением всего производства к производству предметов потребления, —

Как известно, по этому вопросу (создает ли производство само себе рынок?) новейшая теория впол­не примкнула к классикам, отвечавшим на него утвердительно, против романтизма, отвечавшего отри­цательно. «Настоящий предел капиталистического производства это — сам капитал» («Das Kapital», III, I, 231 («Капитал», т. Ill, ч. I, стр. 231.54 Ред.)).


_______________ К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА______________ 149

это показывает наглядно один пример, приводимый Сисмонди в главе VIII: «Результа­ты борьбы за удешевление производства» (книга IV: «О коммерческом богатстве»).

Положим, говорит Сисмонди, что владелец мануфактуры имеет оборотный капитал в 100000 франков, приносящий ему 15000, из коих 6000 составляют процент на капитал и отдаются капиталисту, а 9000 составляют предпринимательский барыш фабриканта. Положим, что он употребляет труд 100 рабочих, заработная плата коих составляет 30000 франков. Далее, пусть произойдет увеличение капитала, расширение производст­ва («накопление»). Вместо 100000 фр. капитал будет = 200 000 фр., вложенных в ос­новной капитал, и 200 000 — в оборотный, всего 400 000 фр.; прибыль и процент = 32 000 +16 000 фр., ибо процент понизился с 6% до 4%. Число рабочих возросло вдвое, но заработная плата понизилась с 300 фр. до 200 фр. — всего, следовательно, 40 000 фр. Производство возросло, таким образом, вчетверо . И Сисмонди подсчитывает результа­ты: «доход» или «потребление» были сначала 45 000 фр. (30 000 заработная плата + 6000 процент + 9000 прибыль), а теперь 88 000 фр. (40 000 заработная плата +16 000 процент + 32 000 прибыль). «Производство учетверилось, — говорит Сисмонди, — а потребление даже не удвоилось. Не нужно считать потребление тех рабочих, кото­рые изготовили машины. Оно покрыто 200 000 франков, употребленных на это; оно составляет уже часть расчета другой мануфактуры, где окажутся те же факты» (I, 405— 406).

Расчет Сисмонди доказывает уменьшение дохода при росте производства. Факт бес­спорный. Но Сисмонди

«Первый результат конкуренции, — говорит Сисмонди, — понижение заработной платы и увеличе­ние числа рабочих в то же время» (I, 403). Мы не останавливаемся здесь на неправильностях расчета у Сисмонди: он считает, напр., что прибыль будет 8 процентов на основной капитал и 8% на оборотный, что число рабочих поднимется пропорционально увеличению оборотного капитала (который он не умеет как следует отделить от переменного), что основной капитал целиком входит в цену продукта. В данном случае все это неважно, ибо вывод получается правильный: уменьшение доли переменного капитала в общем составе капитала, как необходимый результат накопления.


150__________________________ В. И. ЛЕНИН

не замечает, что своим примером он побивает свою теорию реализации продукта в ка­питалистическом обществе. Курьезно его замечание, что потребление рабочих, произ­ведших машины, «не нужно считать». Почему же? Потому, во-1-х, что оно покрыто 200 000 фр. Значит, капитал перенесен в область, изготовляющую средства производ­ства, — этого Сисмонди не замечает. Значит, «внутренний рынок», о «сокращении» которого Сисмонди говорил, не исчерпывается предметами потребления, а состоит также в средствах производства. Эти средства производства составляют ведь особый продукт, «реализация» коего состоит не в личном потреблении, и чем быстрее идет на­копление, тем сильнее развивается, след., та область капиталистической продукции, которая дает продукты не для личного, а для производительного потребления. Во-2-х, отвечает Сисмонди, это рабочие другой мануфактуры, где факты окажутся те же самые (où les mêmes faits pourront se représenter). Как видите, это повторение смитовского от-сылания читателя «от Понтия к Пилату». Но ведь в этой «другой мануфактуре» тоже употребляется постоянный капитал, и производство его тоже дает рынок тому подраз­делению капиталистической продукции, которое изготовляет средства производства! Сколько бы мы ни отодвигали вопрос от одного капиталиста к другому, от другого к третьему, — от этого указанное подразделение не исчезнет, и «внутренний рынок» не сведется к одним предметам потребления. Поэтому, когда Сисмонди говорит, что «этот расчет опровергает... одну из аксиом, на которой всего более настаивали в политиче­ской экономии, именно, что наиболее свободная конкуренция определяет наиболее вы­годное развитие индустрии» (I, 407), то он не замечает, что «этот расчет» опровергает также и его самого. Бесспорен факт, что введение машин, вытесняя рабочих, ухудшает их положение, и бесспорна заслуга Сисмонди, который был одним из первых, указав­ших на это. Но это нисколько не мешает его теории накопления и внутреннего рынка быть сплошной ошибкой. Его же расчет показывает наглядно как раз то явление, кото­рое Сисмонди не только отри-


К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА______________ 151

цал, но превращал даже в довод против капитализма, говоря, что накопление и произ­водство должны соответствовать потреблению, иначе будет кризис. Расчет показывает именно, что накопление и производство обгоняют потребление и что иначе и дело идти не может, ибо накопление совершается главным образом на счет средств производства, которые в «потребление» не входят. То, что казалось Сисмонди простой ошибкой, про­тиворечием в доктрине Рикардо — именно, что накопление есть превышение производ­ства над доходом, — это на самом деле вполне соответствует действительности, выра­жая противоречие, присущее капитализму. Это превышение необходимо при всяком накоплении, открывающем новый рынок для средств производства, без соответст­венного увеличения рынка на предметы потребления, и далее при уменьшении этого рынка . Затем, отбрасывая учение о преимуществах свободной конкуренции, Сисмонди не замечает, что вместе с пустым оптимизмом он выбрасывает за борт несомненную истину, именно, что свободная конкуренция развивает производительные силы обще­ства, как это явствует опять-таки из его же расчета. (Собственно, это лишь другое вы­ражение того же факта создания особого подразделения промышленности, изготов­ляющего средства производства, и особенно быстрого развития его.) Это развитие про­изводительных сил общества без соответственного развития потребления есть, конеч­но, противоречие, но именно такое противоречие, которое имеет место в действитель­ности, которое вытекает из самой сущности капитализма и от которого нельзя отгова­риваться чувствительными фразами.

А именно так отговариваются романтики. И чтобы читатель не заподозрил нас в го­лословном обвинении современных экономистов по поводу ошибок столь

Из вышеприведенного анализа следует само собою, что возможен и такой случай, в зависимости от того, в какой мере распределяется новый капитал на постоянную и переменную часть и в какой мере уменьшение относительной доли переменного капитала охватывает старые производства.


152__________________________ В. И. ЛЕНИН

«устаревшего» писателя, как Сисмонди, приведем маленький образчик «новейшего» писателя, г. Н. —она. На стр. 242-й своих «Очерков» он рассуждает о развитии капита­лизма в русском мукомольном деле. Приводя указание на появление крупных паровых мельниц с усовершенствованными орудиями производства (на переустройство мельниц затрачено с 70-х годов около 100 миллионов рублей) и с производительностью труда, повысившейся более чем вдвое, автор характеризует описываемое явление так: «муко­мольное дело не развивалось, а только сосредоточивалось в крупные предприятия»; за­тем распространяет эту характеристику на все отрасли промышленности (с. 243) и де­лает вывод, что «во всех без исключения случаях масса работников освобождается, не находит занятия» (243) и что «капиталистическое производство развивалось на счет на­родного потребления» (241). Мы спрашиваем читателя, отличается ли такое рассужде­ние хоть чем-нибудь от приведенного сейчас рассуждения Сисмонди? Этот «новей­ший» писатель констатирует два факта, те же самые, которые мы видели и на примере Сисмонди, и отделывается от обоих этих фактов такой же чувствительной фразой. Во-1-х, его пример говорит, что развитие капитализма идет именно на счет средств произ­водства. Это значит, что капитализм развивает производительные силы общества. Во-2-х, его пример говорит, что это развитие идет тем именно специфическим путем проти­воречий, который присущ капитализму: развивается производство (затрата 100 мил­лионов рублей — внутренний рынок на продукты, реализуемые неличным потреблени­ем) без соответствующего развития потребления (народное питание ухудшается), т. е. происходит именно производство ради производства. И г. Н. —он думает, что это про­тиворечие в жизни исчезнет, если он, с наивностью старичка Сисмонди, представит его только противоречием доктрины, только «гибельным заблуждением»: «мы забыли о цели производства»!! Что может быть характернее такой фразы: «не развивалось, а только сосредоточивалось»? Очевидно, г-ну Н. —ону известен такой капитализм,


_______________ К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА______________ 153

в котором бы развитие могло идти иначе, как путем сосредоточения. Как жаль, что он не познакомил нас с таким «самобытным», неведомым для всей предшествовавшей ему политической экономии капитализмом!

VI


Просмотров 303

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!