Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






НА ВСЕХ ЛИ РАБОЧИХ РАСПРОСТРАНЯЮТСЯ ЗАКОНЫ О ШТРАФАХ? 4 часть



Вторая помощь должна состоять, как говорится в программе, в содействии организа­ции рабочих. Та борьба, которую мы сейчас описали, требует необходимо организации рабочих. Организация становится необходимой и для стачки, чтобы успешнее вести ее, и для сборов в пользу стачечников, и для устройства рабочих касс, и для агитации сре­ди рабочих, распространения среди них листков или объявлений,


106__________________________ В. И. ЛЕНИН

воззваний и т. п. Еще более необходима организация, чтобы защитить себя от пресле­дования полиции и жандармерии, чтобы скрыть от них все соединения рабочих, все их сношения, чтобы устроить им доставку книг, брошюр, газет и т. д. Помощь во всем этом — такова вторая задача партии.

Третья состоит в указании настоящей цели борьбы, т. е. в разъяснении рабочим того, в чем состоит эксплуатация труда капиталом, на чем она держится, каким образом ча­стная собственность на землю и орудия труда ведет к нищенству рабочих масс, застав­ляет их продавать свой труд капиталистам и отдавать им даром весь излишек, произво­димый трудом рабочего сверх его содержания, в разъяснении, далее, того, как эта экс­плуатация неизбежно ведет к классовой борьбе рабочих с капиталистами, каковы усло­вия этой борьбы и ее конечные цели — одним словом, в разъяснении того, что вкратце указано было в этой программе.

Б. 2. Что это значит, что борьба рабочего класса есть борьба политическая? Это зна­чит, что рабочий класс не может вести борьбу за свое освобождение, не добиваясь влияния на государственные дела, на управление государством, на издание законов. Необходимость этого влияния давно уже поняли русские капиталисты, и мы показали, каким образом они, несмотря на всяческие запрещения полицейских законов, сумели найти себе тысячи способов влияния на государственную власть, и как эта власть слу­жит интересам класса капиталистов. Отсюда само собой следует, что и рабочему классу невозможно вести своей борьбы, невозможно даже добиться постоянного улучшения своей участи помимо влияния на государственную власть.



Мы уже говорили, что борьба рабочих с капиталистами неизбежно приведет их к столкновению с правительством, и правительство само изо всех сил старается доказать рабочим, что только борьбой и соединенным сопротивлением они могут повлиять на государственную власть. Особенно наглядно показывают это те крупные стачки, кото­рые были в России в 1885— 1886 гг. Правительство сейчас же занялось правилами


_________________ ПРОЕКТ И ОБЪЯСНЕНИЕ ПРОГРАММЫ С.-Д. ПАРТИИ________________ 107

о рабочих, тотчас же издало новые законы о фабричных порядках, уступив настоятель­ным требованиям рабочих (напр., введены были правила по ограничению штрафов и о правильной расплате) , точно так же и теперешние (1896 г.) стачки опять-таки вызвали немедленно участие правительства, и правительство уже поняло, что ему нельзя огра­ничиться арестами и высылками, что смешно потчевать рабочих глупыми наставле­ниями о благородстве фабрикантов (см. циркуляр министра финансов Витте к фабрич­ным инспекторам. Весна 1896 г. ). Правительство увидело, что «соединенные рабочие представляют из себя силу, с которой приходится считаться», и вот оно предприняло уже пересмотр фабричных законов и созывает в С.-Петербурге съезд старших фабрич­ных инспекторов, чтобы обсудить вопрос о сокращении рабочего дня и о других неиз­бежных уступках рабочим.

Таким образом, мы видим, что борьба рабочего класса с классом капиталистов необ­ходимо должна быть борьбой политической. Эта борьба действительно оказывает уже теперь влияние на государственную власть, приобретает политическое значение. Но чем дальше развивается рабочее движение, тем яснее, резче выступает и чувствуется полная политическая бесправность рабочих, о которой мы говорили раньше, полная невозможность для рабочих открытого и прямого влияния на государственную власть. Поэтому самым насущным требованием рабочих и первой задачей влияния рабочего класса на государственные дела должно быть достижение политической свободы, т. е. прямого, обеспеченного законами (конституцией) участия всех граждан в управлении государством, обеспечение за всеми гражданами права свободно собираться, обсуждать свои дела, влиять на государственные дела союзами и печатью. Достижение политиче­ской свободы становится «насущным делом рабочих», потому что без нее рабочие не имеют и не могут иметь никакого влияния на государственные дела и таким образом неизбежно остаются



См. настоящий том, стр. 21—25. Ред. См. настоящий том, стр. 112. Ред.


108__________________________ В. И. ЛЕНИН

бесправным, униженным, бессловесным классом. И если даже теперь, когда борьба ра­бочих и сплочение их только еще начинается, правительство спешит уже сделать ус­тупки рабочим, чтобы остановить дальнейший рост движения, то нет сомнения, что ко­гда рабочие сплотятся и объединятся под руководством одной политической партии, они сумеют заставить правительство сдаться, сумеют завоевать себе и всему русскому народу политическую свободу!

В предыдущих частях программы было указано, какое место занимает рабочий класс в современном обществе и современном государстве, какова цель борьбы рабочего класса и в чем состоит задача партии, представляющей интересы рабочих. При неогра­ниченной власти правительства в России нет и не может быть явных политических пар­тий, но есть политические направления, выражающие интересы других классов и ока­зывающие влияние на общественное мнение и на правительство. Поэтому, чтобы выяс­нить положение с.-д. партии, необходимо теперь указать отношение ее к остальным по­литическим направлениям в русском обществе, чтобы рабочие определили то, кто мо­жет быть их союзником, до каких пределов и кто их враг. Это и указывается в 2-х сле­дующих пунктах программы.



Б. 3. Программа объявляет, что союзниками рабочих являются, во-1-х, все те слои общества, которые выступают против неограниченной власти самодержавного прави­тельства. Так как эта неограниченная власть есть главное препятствие в борьбе рабочих за свое освобождение, то отсюда само собою следует, что прямой интерес рабочих тре­бует поддержки всякого общественного движения против абсолютизма (абсолютный — значит неограниченный; абсолютизм — неограниченная власть правительства). Чем сильнее развивается капитализм, тем глубже становятся противоречия между этим чи­новничьим управлением и интересами самих имущих классов, интересами буржуазии. И с.-д. партия объявляет, что она будет поддерживать все слои и разряды буржуазии, выступающие против неограниченного правительства.


_________________ ПРОЕКТ И ОБЪЯСНЕНИЕ ПРОГРАММЫ С.-Д. ПАРТИИ________________ 109

Для рабочих бесконечно выгоднее прямое влияние буржуазии на государственные дела, чем теперешнее ее влияние через посредство оравы продажных и бесчинствую­щих чиновников. Для рабочихгораздо выгоднее открытое влияние буржуазии на по­литику, чем теперешнее прикрытое, якобы всесильным «независимым» правительст­вом, которое пишется «божьей милостью» и раздает «свои милости» страждущим и трудолюбивым землевладельцам и бедствующим и угнетенным фабрикантам. Рабочим нужна открытая борьба с классом капиталистов, чтобы весь русский пролетариат мог видеть, за какие интересы ведут борьбу рабочие, мог учиться, как следует вести борьбу, чтобы происки и стремления буржуазии не прятались в прихожих великих князей, в гостиных сенаторов и министров, в закрытых от всех департаментских канцеляриях, чтобы они выступили наружу и раскрыли глаза всем и каждому на то, кто на самом де­ле внушает правительственную политику и к чему стремятся капиталисты и землевла­дельцы. Поэтому долой все, что прикрывает теперешнее влияние класса капиталистов, поэтому поддержка всех и всяких представителей буржуазии, выступающих против чиновничества, чиновничьего управления, против неограниченного правительства! Но, объявляя о своей поддержке всякого общественного движения против абсолютизма, с-д. партия признает, что она не отделяет себя от рабочего движения, потому что у рабо­чего класса свои особые интересы, противоположные интересам всех других классов. Оказывая поддержку всем представителям буржуазии в борьбе за политическую свобо­ду, рабочие должны помнить, что имущие классы могут лишь временно быть их союз­никами, что интересы рабочих и капиталистов не могут быть примирены, что устране­ние неограниченной власти правительства нужно рабочим лишь для того, чтобы откры­то и широко повести свою борьбу с классом капиталистов.

Далее с.-д. партия объявляет, что будет оказывать поддержку всем восстающим про­тив класса привилегированных дворян-землевладельцев. Дворяне-помещики


110__________________________ В. И. ЛЕНИН

считаются в России первым сословием в государстве. Остатки их крепостной власти над крестьянами до сих пор угнетают массу народа. Крестьяне продолжают платить выкуп за освобождение из-под власти помещиков. Крестьяне остаются еще прикреп­ленными к земле, чтобы господа помещики не могли испытывать недостаток в деше­вых и покорных батраках. Крестьяне до сих пор как бесправные и несовершеннолетние отданы на произвол чиновников, оберегающих чиновничий карман, вмешивающихся в крестьянскую жизнь, чтобы крестьяне «исправно» платили выкупы или оброки крепо­стникам-помещикам, чтобы они не смели «уклоняться» от работы на помещиков, не смели, например, переселяться и этим заставить, пожалуй, помещиков нанимать рабо­чих со стороны, не таких дешевых и не так задавленных нуждой. Закабаляя миллионы и десятки миллионов крестьян в службу себе и поддерживая их бесправность, гг. поме­щики пользуются за эту доблесть высшими государственными привилегиями. Дворя­нами-землевладельцами замещаются главным образом высшие государственные долж­ности (да и по закону дворянское сословие пользуется наибольшим правом на государ­ственную службу); знатные помещики стоят ближе всего к двору и прямее и легче всех склоняют на свою сторону политику правительства. Они пользуются своей близостью к правительству, чтобы грабить государственную казну и получать из народных денег подарки и подачки в миллионах рублей, то в виде крупных поместий, раздаваемых за службу, то в виде «уступок» .

На этом обрывается имеющийся в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС гектографиро­ванный текст. Ред.


Ill


ЦАРСКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ



В настоящем 1896 году русское правительство вот уже два раза обращалось к публи­ке с сообщением о борьбе рабочих против фабрикантов. В других государствах такие сообщения не в редкость, — там не прячут того, что происходит в государстве, и газеты свободно печатают известия о стачках. Но в России правительство пуще огня боится огласки фабричных порядков и происшествий: оно запретило писать в газетах о стач­ках, оно запретило фабричным инспекторам печатать свои отчеты, оно даже перестало разбирать дела о стачках в обыкновенных судах, открытых для публики, — одним сло­вом, оно приняло все меры, чтобы сохранить в строгой тайне все, что делается на фаб­риках и среди рабочих. И вдруг все эти полицейские ухищрения разлетаются, как мыльный пузырь, — и правительство само вынуждено открыто говорить о том, что ра­бочие ведут борьбу с фабрикантами. Чем вызвана такая перемена? — В 1895 году было особенно много рабочих стачек. Да, но стачки бывали и прежде, и, однако, правитель­ство умело не нарушать тайны, и эти стачки проходили безгласно для всей массы рабо­чих. Нынешние стачки были гораздо сильнее предыдущих и сосредоточены в одном месте. Да, но и прежде бывали не менее сильные стачки, — напр, в 1885—1886 годах в Московской и Владимирской губ. — Но правительство все-таки еще крепилось и не за­говаривало о борьбе рабочих с, фабрикантами. Отчего же на этот раз оно заговорило?


112__________________________ В. И. ЛЕНИН

Оттого, что на этот раз на помощь рабочим пришли социалисты, которые помогли ра­бочим разъяснить дело, огласить его повсюду, и среди рабочих и в обществе, изложить точно требования рабочих, показать всем недобросовестность и дикие насилия прави­тельства. Правительство увидело, что становится совсем глупо молчать, когда все зна­ют о стачках, — и оно тоже потянулось за всеми. Листки социалистов потребовали правительство к ответу, и правительство явилось и дало ответ.

Посмотрим, каков был ответ.

Сначала правительство пыталось уклониться от гласного и публичного ответа. Один из министров, министр финансов Витте, разослал циркуляр фабричным инспекторам, и в этом циркуляре обзывал рабочих и социалистов «злейшими врагами общественного порядка», советовал фабричным инспекторам запугивать рабочих, уверять их, что пра­вительство запретит фабрикантам делать уступки, указывать им на хорошие побужде­ния и благородный помысел фабрикантов, говорить о том, как фабриканты заботятся о рабочих и их нуждах, как фабриканты полны «хороших чувствов». О самых стачках правительство не говорило, оно не сказало ни слова о том, из-за чего были стачки, в чем состояли безобразные притеснения фабрикантов и нарушения закона, чего добива­лись рабочие; одним словом, оно прямо-таки изолгало все бывшие летом и осенью 1895-го года стачки, попыталось отделаться избитыми казенными фразами о насильст­венных и «противозаконных» действиях рабочих, хотя рабочие не делали насилий: на­сильничала одна только полиция. Министр хотел оставить этот циркуляр в тайне, но сами чиновники, которым он вверил ее, не сдержали тайну, и циркуляр пошел гулять в публике. Затем его напечатали социалисты. Тогда правительство, видя себя по обыкно­вению одураченным со своими всем известными «тайнами», напечатало его в газетах. Это было, как мы уже сказали, ответом на летние и осенние стачки 1895 года. Но вот весной 1896 года стачки повторились еще гораздо сильнее . К слухам о них присоеди­нились


____________________________ ЦАРСКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ__________________________ 113

листки социалистов. Правительство сначала трусливо молчало, выжидая, как кончится дело, и затем, когда уже восстание рабочих улеглось, — оно выступило задним числом со своей канцелярской мудростью, как с запоздалым полицейским протоколом. На этот раз пришлось уже выступить открыто и притом всему правительству целиком. Его со­общение было напечатано в номере 158 «Правительственного Вестника»41. На этот раз не удалось уже по-прежнему изолгать рабочие стачки. Пришлось рассказать, как было дело, в чем состояли притеснения фабрикантов, чего требовали рабочие; пришлось признать, что рабочие вели себя «чинно». Таким образом, рабочие отучили правитель­ство от гнусной полицейской лжи: они заставили его признать правду, когда поднялись массой, когда воспользовались листками для оглашения дела. Это большой успех. Ра­бочие будут знать теперь, в чем состоит единственное средство добиться публичного заявления своих нужд, оповещения о борьбе рабочих всей России. Рабочие будут знать теперь, что ложь правительства опровергается только соединенной борьбой самих ра­бочих и их сознательным отношением, — добиться своего права. — Рассказавши, в чем было дело, министры стали придумывать отговорки, они стали уверять в своем сооб­щении, что стачки вызваны были только «особенностями бумагопрядильного и ниточ­ного производства». Вот как! А не особенностями всего российского производства, не особенностями ли русских государственных порядков, позволяющих полиции травить и хватать мирных рабочих, которые защищают себя от притеснений? Отчего же, доб­рые гг. министры, рабочие читали нарасхват и требовали листков, в которых говори­лось совсем не о бумаге и нитках, а о бесправии русских граждан и о диком произволе правительства, прислуживающегося к капиталистам, нет, эта новая отговорка чуть ли еще не хуже, гнуснее той, которой отделывался в своем циркуляре министр финансов Витте, валивши все на «подстрекателей». Министр Витте рассуждает о стачке так же, как рассуждает о ней любой полицейский чиновник, получающий подачки от фабри­кантов:


114__________________________ В. И. ЛЕНИН

пришли подстрекатели — явилась стачка. Теперь, увидев стачку 30 тысяч рабочих, все министры вместе принялись думать и додумались, наконец, что не оттого бывает стач­ка, что являются подстрекатели-социалисты, а оттого являются социалисты, что начи­наются стачки, начинается борьба рабочих против капиталистов. Министры уверяют теперь, что социалисты потом «примкнули» к стачкам. Это хороший урок для министра финансов Витте. Смотрите же, господин Витте, учитесь хорошенько! Учитесь разби­рать вперед, из-за чего вышла стачка, учитесь смотреть на требования рабочих, а не на донесения ваших полицейских крыс, которым вы сами ведь ни на грош не верите. Гг. министры уверяют публику, что это только «злонамеренные личности» пытались при­дать стачкам «преступный политический характер» или, как они говорят в одном месте, «социальный характер» (гг. министры хотели сказать социалистический, но, по безгра­мотности или по канцелярской трусости, сказали социальный, и вышла бессмыслица: социалистический значит поддерживающий рабочих в борьбе с капиталом, а социаль­ный значит просто общественный. Как же можно стачке придать общественный харак­тер? Ведь это все равно, что придать министрам министерский чин!). Вот это забавно! Социалисты придают стачкам политический характер! Да само правительство прежде всяких социалистов приняло все меры, чтобы придать стачкам политический характер. Не оно ли стало хватать мирных рабочих, точно преступников? Арестовывать и высы­лать? Не оно ли разослало повсюду шпионов и провокаторов? Не оно ли забирало всех, кто попадет под руку? Не оно ли обещало оказать помощь фабрикантам, чтобы они не уступали? Не оно ли преследовало рабочих за простые сборы денег в пользу стачечни­ков? Правительство само лучше всех разъяснило рабочим, что война их с фабриканта­ми должна быть войною неизбежно с правительством. Социалистам осталось только подтвердить это и опубликовать в листках. Вот и все. Но русское правительство про­шло уже огонь и воду в искусстве лицемерить, и министры постарались промолчать о том,


ЦАРСКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ__________________________ 115

какими средствами наше правительство «придавало политический характер стачкам», оно рассказало публике, какими числами были помечены листки социалистов, — отче­го не рассказало оно, какими числами были помечены приказы градоначальника и про­чих башибузуков об аресте мирных рабочих, о вооружении войска, о посылке шпионов и провокаторов? Они перечислили публике, сколько было листков социалистов, отчего не перечислили они, сколько было схвачено рабочих и социалистов, сколько разорен­ных семей, сколько высланных и заключенных без суда в тюрьмы. Отчего? Да оттого, что даже русские министры, при всем их бесстыдстве, остерегаются говорить публично о таких разбойничьих подвигах. На мирных рабочих, восставших за свои права, защи­щавших себя от произвола фабрикантов, обрушилась вся сила государственной власти, с полицией и войском, жандармами и прокурорами, — против рабочих, державшихся на свои гроши и гроши их товарищей, английских, польских, немецких и австрийских рабочих, выступила вся сила государственной казны, обещав поддержку беднякам фаб­рикантам.

Рабочие были не объединены. Им нельзя было устроить сбор денег, привлечь другие города и других рабочих, их травили повсюду, они должны были уступить перед всей силой государственной власти. Господа министры ликуют, что правительство победи­ло!

Хороша победа! Против 30 тысяч мирных рабочих, не имевших денег, — вся сила власти, все богатство капиталистов! Министры поступили бы умнее, подождав хва­статься такой победой, а то их хвастовство очень уж напоминает хвастовство полицей­ского солдата, который похваляется тем, что ушел со стачки не битым.

«Наущения» социалистов не имели успехов — торжественно объявляет правитель­ство, успокаивая капиталистов. — Да, никакие наущения, ответим и мы на это, не мог­ли бы произвести и сотой доли того впечатления, которое произведено на всех петер­бургских, на всех русских рабочих поведением правительства в этом деле!



В. И. ЛЕНИН


Рабочие увидели ясно политику правительства — замолчать рабочие стачки и изолгать их. Рабочие увидели, как их соединенная борьба заставила отбросить полицейскую ли­цемерную ложь. Они увидели, чьи интересы оберегает правительство, которое обещало поддержку фабрикантам. Они поняли, кто их настоящий враг, когда на них, не нару­шающих закона и порядка, точно на неприятелей послали войско и полицию. Сколько бы ни толковали министры о безуспешности борьбы, но рабочие видят, как присмирели везде фабриканты, и знают, что правительство созывает уже фабричных инспекторов совещаться о том, какие уступки надо сделать рабочим, ибо оно видит, что уступки не­обходимы. Стачки 1895—1896 годов не прошли даром. Они сослужили громадную службу русским рабочим, они показали, как им следует вести борьбу за свои интересы. Они научили их понимать политическое положение и политические нужды рабочего класса.

Союз борьбы за освобождение рабочего класса42. Ноябрь 1896-го года.


Написано в тюрьме ранее 25 ноября (7 декабря) 1896 г.

Напечатано на мимеографе

листовкой


Печатается по тексту листовки


СООБЩЕНИЕ ОТ ИМЕНИ «СТАРИКОВ» ЧЛЕНАМ ПЕТЕРБУРГСКОГО «СОЮЗА БОРЬБЫ ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА»43

Михайлов появился в С.-Петербурге в 1891 году в качестве исключенного за беспо­рядки харьковского студента. Он вступил в студенческую организацию, носившую на­звание «корпорация»44 и после ее распадения. На зубоврачебных курсах возник слух о его поведении во время какого-то подозрительного знакомства, ибо они его упрекали в растрате денег, собранных для голодающих, но пополнил растрату. В это время он сблизился с...

В январе 1894 года произведен обыск и у многих бывших членов упоминаемой «корпорации», в том числе и у Михайлова. На допросах всем читали подробно о соста­ве общества и т. п. Жандармы заявляли, что дело возникло по доносу одного из бывших членов. От Михайлова всякое подозрение было отстранено тем, что жандармы говори­ли, что лишь потому придано значение этому пустому делу, что в нем замешан явный революционер. В то же время произошла стачка на фабрике Воронина45. Михайлов проник к ним и стал устраивать сборы в их пользу. В феврале было взято 8 рабочих, имевших дело с Михайловым, и 1 студент, собиравший по его поручению деньги (Та-лалаев). С этих пор Михайлов начал снова сближаться с ouvriers , и ему удалось про­никнуть в кружки, руководимые народовольцами.

* В рукописи не разобрано. Ред. " — рабочими. Ред.


118__________________________ В. И. ЛЕНИН

Летом 1894 года последние были взяты. На следствии оказалось, что полиции многое известно. На нашем следствии стариков предъявлено было обвинение в знакомстве с несколькими из этих народовольцев, но случай...* Вскоре после того кончилось первое дело Михайлова:...* и др. сосланы, он остался безнаказан и повсюду говорил, что он подавал просьбу о помиловании и что это сделано им с намерением работать по-прежнему. К несчастью, нашлись люди, которые нашли этот факт недостаточно позо­рящим и приняли его под свое покровительство, и он, не пользовавшийся лично уваже­нием рабочих, получил возможность упрочить и расширить свои связи.

Следует описание его приемов, навязывание рабочим денег, приглашение их на свою квартиру, открытие псевдонимов и пр. Благодаря этому и пользуясь полным до­верием упомянутых лиц, он скоро узнал личности многих членов разных групп. Все они были арестованы. Когда один рабочий... сказал, что получал книги от Михайлова, то он был взят, но сейчас же выпущен и до сих пор находится в СПБ. На следствии он в качестве обвиняемого оговорил всех своих товарищей, некоторым обвиняемым...* чи­тали подробный его доклад о составе разных групп. (Подписи.)

Написано в 1896 г. Печатается впервые, по рукописи

* В рукописи не разобрано. Ред.


К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА

СИСМОНДИ И НАШИ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ СИСМОНДИСТЫ46


Напечатано в апреле июле 1897 г.

в журнале «Новое Слово» №№ 7—10

Подпись: К. Τ—к

Перепечатано в 1898 г. в сборнике:

Владимир Ильин. «Экономические

этюды и статьи». СПБ.


Печатается по тексту сборника «Экономические этюды и статьи»,

сверенному с текстом журнала «Новое Слово» и текстом сборника: Вл. Ильин. «Аграрный вопрос», 1908




Апрълъ1897.

 


Обложка журнала «Новое Слово»,

в котором впервые были напечатаны статьи В. И. Ленина «К характеристике экономического романтизма» и «По поводу одной газетной заметки». — 1897 г.

Уменьшено


Швейцарский экономист Сисмонди (J.-C.-L. Simonde de Sismondi), писавший в нача­ле текущего столетия, представляет особенный интерес для разрешения тех общих эко­номических вопросов, которые с особенной силой выступают теперь в России. Если прибавить к этому, что в истории политической экономии Сисмонди занимает особое место, стоя в стороне от главных течений, что он горячий сторонник мелкого производ­ства, выступающий с протестом против защитников и идеологов крупного предприни­мательства (точно так же, как выступают против них и современные русские народни­ки), то читатель поймет наше намерение дать очерк учения Сисмонди в главных его чертах и в отношении его к другим — одновременным и последующим — направлени­ям экономической науки. Интерес изучения Сисмонди усиливается как раз в настоящее время тем, что в журнале «Русское Богатство» за прошлый 1896 год мы находим ста­тью, посвященную тоже изложению учения Сисмонди (Б. Эфруси: «Социально-экономические воззрения Симонда де Сисмонди». «Р. Б.», 1896 г., № 7 и 8) .

Сотрудник «Русск. Богатства» заявляет с самого начала, что нет писателя, который «подвергся бы столь неправильной оценке», как Сисмонди, которого, дескать,

Эфруси умер в 1897 г. Некролог его напечатан в мартовской книжке «Русск. Богатства» за 1897 г.


124__________________________ В. И. ЛЕНИН

«несправедливо» выставляли то реакционером, то утопистом. — Как раз наоборот. Именно такая оценка Сисмонди вполне правильна. Статья же «Русск. Богатства», представляя из себя подробный и аккуратный пересказ Сисмонди, характеризует его теорию совершенно неверно , идеализируя Сисмонди именно в тех пунктах его учения, в которых он всего ближе подходит к народникам, игнорируя и неправильно освещая отношение его к последующим течениям экономической науки. Поэтому наше изложе­ние и разбор учения Сисмонди будет в то же время критикой статьи Эфруси.

ГЛАВАI ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ РОМАНТИЗМА

Отличительной особенностью теории Сисмонди является его учение о доходе, об отношении дохода к производству и к населению. Главное произведение Сисмонди и озаглавлено так: «Nouveaux principes d'économie politique ou de la richesse dans ses rapports avec la population» (Seconde édition. Paris, 1827, 2 vol. Первое издание было в 1819 г.) — «Новые начала политической экономии или о богатстве в его отношениях к населению». Тема эта почти тождественна с тем вопросом, который в русской народ­нической литературе известен под названием «вопроса о внутреннем рынке для капи­тализма». Сисмонди утверждал именно, что развитие крупного предпринимательства и наемного труда в промышленности и земледелии ведет к тому, что производство необ­ходимо обгоняет потребление и становится перед неразрешимой задачей найти потре­бителей; что внутри страны потребителей оно найти не может, ибо превращает массу населения в поденщиков, простых рабочих и создает незанятое население, а искать внеш-

Вполне справедливо, что Сисмонди — не социалист, на что указывает Эфруси в начале статьи, по­вторяя сказанное Липпертом (см. «Handwörterbuch der Staatswissenschaften», V. Band, Artikel «Sismondi» von Lippert, Seite 678 («Словарь государственных наук», т. V, статья Липперта «Сисмонди», стр. 678. Ред.)).

" — Второе издание. Париж, 1827, 2 тома. Ред.


К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА______________ 125

него рынка становится все труднее с выступлением на мировую арену новых капитали­стических стран. Читатель видит, что это совершенно те же самые вопросы, которые занимают экономистов-народников с гг. В. В. и Н. —оном во главе. Посмотрим же по­ближе на отдельные моменты аргументации Сисмонди и на ее научное значение.

I


Просмотров 256

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!