Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






НА ВСЕХ ЛИ РАБОЧИХ РАСПРОСТРАНЯЮТСЯ ЗАКОНЫ О ШТРАФАХ? 1 часть



Законы о штрафах, как и большинство других русских законов, распространяются не на все фабрики и заводы, не на всех рабочих. Издавая закон, русское

Разъединяющей, создающей прислужничество, развивающей дурные нравы.


_________________________ ОБЪЯСНЕНИЕ ЗАКОНА О ШТРАФАХ________________________ 55

правительство всегда боится обидеть им господ фабрикантов и заводчиков, боится, что хитросплетения канцелярских правил и чиновнических прав и обязанностей столкнутся с какими-нибудь другими канцелярскими правилами (а их у нас бесчисленное множе­ство), с правами и обязанностями каких-нибудь других чиновников, которые смертель­но обидятся, если в их область вторгнется какой-нибудь новый чиновник, и изведут бочки казенных чернил и стопы бумаги на переписку о «разграничении ведомства». Редкий закон поэтому вводится у нас сразу для всей России, без изъятий, без трусливых отсрочек, без предоставления министрам и другим чиновникам дозволять отступления от закона.

Особенно сильно сказалось все это на законе о штрафах, который, как мы видели, возбудил такое неудовольствие господ капиталистов, который был проведен только под давлением грозных рабочих восстаний.

Во-первых, закон о штрафах распространяется только на небольшую часть России . Закон этот издан, как мы говорили, 3 июня 1886 г. и введен в действие с 1 октября 1886 г. только в трех губерниях: Петербургской, Московской и Владимирской. Чрез пять лет закон распространен на губернии Варшавскую и Петроковскую (11 июня 1891 года). Затем еще чрез три года он распространен еще на 13 губерний (именно: из центральных губерний — Тверская, Костромская, Ярославская, Нижегородская и Ря­занская; из остзейских губерний — Эстляндская и Лифляндская; из западных — Грод­ненская и Киевская; из южных — Волынская, Подольская, Харьковская и Херсонская) — по закону 14 марта 1894 года. В 1892 году правила о штрафах распространены на частные горные заводы и промыслы.

Быстрое развитие капитализма на юге России и громадный рост горного дела соби­рает там массы рабочих и заставляет правительство поторапливаться.



Закон этот состаиляет часть так называемых «особенных правил о взаимных отношениях фабрикан­тов и рабочих». Эти «особенные правила» распространяются только на «местности, отличающиеся зна­чительным развитием фабрично-заводской промышленности», которые мы укажем ниже в тексте.


56___________________________ В. И. ЛЕНИН

Правительство, как видно, очень медленно отказывается от старых фабричных по­рядков. Необходимо заметить при этом, что отказывается оно только под давлением рабочих: усиление рабочего движения и стачки в Польше вызвали распространение за­кона на Варшавскую и Петроковскую (к Петроковской губ. относится город Лодзь) гу­бернии. Громадная стачка на Хлудовской мануфактуре в Егорьевском уезде Рязанской губернии вызвала тотчас же распространение закона на Рязанскую губернию . Прави­тельство,— видимое дело, — тоже «не считает себя вправе» отнять у господ капитали­стов право бесконтрольного (произвольного) штрафования, покуда не вмешаются сами рабочие.

Во-вторых, закон о штрафах, как и все правила о надзоре за фабриками и заводами, не распространяется на заведения, принадлежащие казне и правительственным уста­новлениям. На казенных заводах имеется свое «попечительное» о рабочих начальство, которое закон не хочет утруждать правилами о штрафах. В самом деле, к чему надзи­рать за казенными заводами, когда начальник завода сам чиновник? Рабочие могут жа­ловаться на него ему же. Неудивительно, что среди этих начальников казенных заводов попадаются такие безобразники, как, например, командир Петербургского порта, г. Верховский.



В-третьих, правила о штрафных капиталах, расходуемых на нужды самих рабочих, не распространяются на рабочих в мастерских тех железных дорог, на которых есть пенсионные или сберегательно-вспомогательные кассы. Штрафные деньги идут в эти кассы.

Всех этих изъятий показалось все-таки еще недостаточным, и в законе постановлено, что министры (финансов и внутренних дел) имеют право, с одной стороны, «устранять от подчинения» этим правилам «незначительные фабрики и заводы, в случаях действи­тельной надобности», а с другой стороны, распространять эти правила на «значитель­ные» ремесленные заведения.

Таким образом, мало того, что закон поручил министру составлять правила о штрафных деньгах, — он


_________________________ ОБЪЯСНЕНИЕ ЗАКОНА О ШТРАФАХ________________________ 57

еще дал право министрам освобождать некоторых фабрикантов от подчинения закону! Вот до какой степени доходит любезность нашего закона к господам фабрикантам! В одном из разъяснений министра говорится, что он освобождает только таких фабрикан­тов, о которых фабричное присутствие «уверено, что владелец заведения не будет на­рушать интересов рабочих». Фабриканты и фабричные инспектора — такие близкие друзья-приятели, что верят друг другу на слово. К чему отягощать фабриканта прави­лами, когда он «уверяет», что не будет нарушать интересов рабочих? Ну, а если бы ра­бочий попробовал просить у инспектора или министра освободить его от правил, «уве­ряя», что он не нарушит интересов фабриканта? Такого рабочего сочли бы, вероятно, за сумасшедшего.

Это называется «равноправностью» рабочих и фабрикантов.

Что касается до распространения правил о штрафах на значительные ремесленные заведения, то до сих пор, насколько известно, правила эти были распространены только (в 1893 году) на раздаточные конторы, раздающие работающим на дому ткачам основу. Министры не торопятся распространять правила о штрафах. Вся масса рабочих, рабо­тающих на дому на хозяев, на большие магазины и т. п., остается до сих пор на старом положении, в полном подчинении произволу хозяев. Рабочим этим труднее соединить­ся вместе, столковаться о своих нуждах, предпринять общую борьбу с притеснениями хозяев, — поэтому на них и не обращают внимания.



VIII ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы познакомились теперь с нашими законами и правилами о штрафах, со всей этой чрезвычайно сложной системой, которая отпугивает рабочего своею сухостью и непри­ветным канцелярским языком.

Мы можем теперь опять обратиться к вопросу, поставленному в начале — о том, что штрафы порождены


58___________________________ В. И. ЛЕНИН

капитализмом, т. е. таким общественным устройством, когда народ разделяется на два класса, на собственников земли, машин, фабрик и заводов, материалов и припасов — и на людей, которые не имеют никакой собственности, которые должны поэтому прода­ваться капиталистам и работать на них.

Всегда ли было так, что рабочие, работавшие на хозяина, должны были платить ему штрафы за всякие неисправности?

В мелких заведениях, — напр., у городских ремесленников или у рабочих, — штра­фов нет. Там нет полного отчуждения рабочего от хозяина, они вместе живут и работа­ют. Хозяин и не думает вводить штрафы, потому что он сам смотрит за работой и все­гда может наставить исправить, что ему не правится.

По такие мелкие заведения и производства постепенно исчезают. Кустарям и ремес­ленникам, а также мелким крестьянам, невозможно выдержать конкуренции крупных фабрик, заводов и крупных хозяев, употребляющих лучшие орудия, машины и соеди­няющих вместе труд массы рабочих. Поэтому мы видим, что кустари, ремесленники и крестьяне все больше и больше разоряются, идут в рабочие на фабрики и заводы, бро­сают деревни и уходят в города.

На крупных фабриках и заводах отношения между хозяином и рабочими уже совсем не такие, как в мелких мастерских. Хозяин стоит настолько выше рабочего по богатст­ву, по своему общественному положению, что между ними находится целая пропасть, они часто даже не знают друг друга и не имеют ничего общего. Рабочему нет никакой возможности пробиться в хозяева: он осужден вечно оставаться неимущим, работаю­щим на неизвестных ему богачей. На место двух-трех рабочих, которые были у мелкого хозяина, является теперь масса рабочих, приходящих из разных местностей и постоян­но сменяющихся. На место отдельных распоряжений хозяина являются общие правила, которые делаются обязательными для всех рабочих. Прежнее постоянство отношений между хозяином и рабочим исчезает: хозяин вовсе не дорожит рабочим, потому


_________________________ ОБЪЯСНЕНИЕ ЗАКОНА О ШТРАФАХ________________________ 59

что ему легко найти всегда другого из толпы безработных, готовых наняться к кому угодно. Таким образом, власть хозяина над рабочими усиливается, и хозяин пользуется этой властью, загоняет рабочего в строгие рамки фабричной работы штрафами. Рабо­чий должен был подчиниться этому новому ограничению своих прав и своих заработ­ков, потому что он теперь бессилен перед хозяином.

Итак, штрафы явились на свет божий не очень давно — вместе с крупными фабри­ками и заводами, вместе с крупным капитализмом, вместе с полным расколом между богачами-хозяевами и босяками-рабочими. Штрафы явились результатом полного раз­вития капитализма и полного порабощения рабочего.

Но это развитие крупных фабрик и усиление давления со стороны хозяев повело еще к другим последствиям. Рабочие, оказавшиеся совершенно бессильными перед фабри­кантами, стали понимать, что их ожидает полное падение и нищенство, если они будут оставаться разъединенными. Рабочие начали понимать, что для спасения от голодной смерти и вырождения, которым грозит им капитализм, у них есть одно только средство — соединиться вместе для борьбы с фабрикантами за заработную плату и лучшие ус­ловия жизни.

Мы видели, до каких безобразных притеснений рабочих дошли наши фабриканты в 80-х годах, как они превратили штрафы в средство понижения заработной платы рабо­чим, не ограничиваясь одним понижением расценки. Гнет капиталистов над рабочими дошел до своего высшего развития.

Но этот гнет вызвал и сопротивление рабочих. Рабочие восстали против притесните­лей и одержали победу. Напуганное правительство уступило их требованиям и поспе­шило издать закон об уничтожении штрафов.

Это была уступка рабочим. Правительство думало, что, издавая законы и правила о штрафах, вводя пособия из штрафных денег, оно сразу удовлетворит рабочих и заста­вит их забыть о своем общем рабочем деле, о своей борьбе против фабрикантов.


60___________________________ В. И. ЛЕНИН

Но такие надежды правительства, выставляющего себя защитником рабочих, не оп­равдаются. Мы видели, как несправедлив к рабочим новый закон, как малы уступки ра­бочим сравнительно хотя бы с теми требованиями, которые были выставлены Морозов­скими стачечниками; мы видели, как оставлены были повсюду лазейки фабрикантам, желающим нарушить закон, как в их интересах составлены правила о пособиях, при­соединяющие к произволу хозяев произвол чиновников.

Когда такой закон, такие правила будут применяться, когда рабочие ознакомятся с ними и начнут узнавать из своих столкновений с начальством о том, как притесняет их закон, — тогда они начнут понемножку сознавать свое подневольное положение. Они поймут, что только нищета заставила их работать на богатых и довольствоваться гро­шами за свой тяжкий труд. Они поймут, что правительство и его чиновники держат сторону фабрикантов, а законы составляются так, чтобы хозяину было легче прижи­мать рабочего.

И рабочие узнают, наконец, что закон ничего не делает, чтобы улучшить их положе­ние, покуда будет существовать зависимость рабочих от капиталистов, потому что за­кон всегда будет пристрастен к капиталистам-фабрикантам, потому что фабриканты всегда сумеют найти уловки для обхода закона.

Понявши это, рабочие увидят, что им остается только одно средство для своей защи­ты — соединиться вместе для борьбы с фабрикантами и с теми несправедливыми по­рядками, которые установлены законом.


ГИМНАЗИЧЕСКИЕ ХОЗЯЙСТВА И ИСПРАВИТЕЛЬНЫЕ ГИМНАЗИИ 27

(«РУССКОЕ БОГАТСТВО»)28

Давно известно решение вопроса о капитализме в России, предлагаемое народника­ми и представляемое в последнее время всего рельефнее «Русским Богатством». Не от­рицая наличности капитализма, будучи вынуждены признать его развитие, народники считают, однако, наш капитализм не естественным и необходимым процессом, завер­шающим вековое развитие товарного хозяйства в России, а случайностью, не имеющей прочных корней, означающей лишь уклонение с пути, предписываемого всей истори­ческой жизнью нации. «Мы должны, — говорят народники, — выбрать иные пути для отечества», сойти с пути капитализма и «обмирщить» производство, пользуясь налич­ными силами «всего» «общества», которое-де начинает уже убеждаться в несостоя­тельности капитализма.

Очевидно, что ежели возможно выбрать иной путь для отечества, ежели все общест­во начинает понимать необходимость этого, тогда «обмирщение» производства не представляет больших трудностей и не требует известного подготовительного истори­ческого периода. Стоит только выработать план такого обмирщения и убедить кого следует в его осуществимости, — и «отечество» свернет с ошибочного пути капита­лизма на дорогу обобществления.

Всякий понимает, какой громадный интерес должен представлять подобный план, обещающий столь


62___________________________ В. И. ЛЕНИН

радужные перспективы, а потому русская публика должна быть очень благодарна г-ну Южакову, одному из постоянных сотрудников «Рус. Богатства», за то, что он взял на себя труд разработать подобный план. В майской книге «Русского Богатства» находим его статью: «Просветительная утопия» с подзаголовком: «План всенародного обяза­тельного среднего образования».

Какое же отношение имеет это к «обмирщению» производства? — спросит читатель. Самое непосредственное, так как план г-на Южакова очень широк. Автор проектирует учреждение в каждой волости гимназии, включающей все население мужского и жен­ского пола школьного возраста (8—20 лет, maximum и до 25 лет). Такие гимназии должны представлять собой производительные ассоциации, ведущие земледельческое и нравственное хозяйство, не только содержащие своим трудом население гимназий (со­ставляющее, по г. Южакову, пятую часть всего населения), но дающие сверх того средства для содержания всего детского населения. Подробный расчет, сделанный ав­тором для одной типичной гимназии-волости (она же — «гимназия-ферма», «гимнази­ческое хозяйство» или «земледельческая гимназия»), показывает, что всего-навсего гимназия будет содержать свыше половины всего местного населения. Если мы примем во внимание, что каждая такая гимназия (всего их проектируется на Россию 20 000 двойных гимназий, т. е. 20 000 мужских и 20 000 женских) снабжается землей и средст­вами производства (имеется в виду выпустить земские с правительственной гарантией облигации с 47г% платежа и 7г% погашения), — то мы поймем, насколько в самом де­ле «план» г-на Южакова является «огромным». Производство обобществляется для це­лой половины населения. Сразу, значит, выбирается иной путь для отечества! II это достигается «без всяких затрат (sic! ) со стороны правительства, земства и народа». Это «кажется утопией только с первого взгляда», а на самом

- так! Ред.


___________________________ ГИМНАЗИЧЕСКИЕ ХОЗЯЙСТВА__________________________ 63

деле «гораздо осуществимее всенародного начального образования». Г-н Южаков сви­детельствует, что необходимая для этого финансовая операция «не представляется хи­мерой и утопией», и достигается не только, как мы видели, без затрат, без всяких за­трат, но даже без изменения «установившихся учебных планов»!! Г-н Южаков совер­шенно справедливо замечает, что «все это имеет немаловажное значение при желании не ограничиться одним опытом, но достигнуть действительно всенародного образова­ния». Он говорит, правда, что он «не задавался целью составить исполнительный про­ект», но его изложение дает и предполагаемое число учеников и учениц на гимназию, и расчет рабочих сил, потребных для содержания всего населения гимназий, и перечис­ления педагогического и административного персонала, с указанием как довольствия членов гимназии натурой, так и денежного жалованья педагогам, врачам, техникам и мастерам. Автор подробно рассчитывает число рабочих дней, необходимых для земле­дельческих работ, количество земли, необходимой для каждой гимназии, и денежных средств, требующихся для первоначального обзаведения. Он предусматривает судьбу, с одной стороны, инородцев и сектантов, которые не смогут воспользоваться благами всенародного среднего образования, а с другой стороны, лиц, удаляемых из гимназий за порочное поведение. Расчеты автора не ограничиваются одной типической гимнази­ей. Ни в каком случае. Он ставит вопрос об осуществлении всех 20000 двойных гимна­зий и дает указания на то, как добыть потребное для этого количество земли и как обеспечить «удовлетворительный персонал учащих, администраторов и хозяев».

Понятно, какой захватывающий интерес представляет подобный план, — интерес не только теоретический (очевидно, что столь конкретно разработанный план обмирщения производства должен окончательно убедить всех скептиков и уничтожить всех отри­цающих осуществимость подобных планов), но и живой практический интерес. Было бы странно, если бы


64___________________________ В. И. ЛЕНИН

на проект организации всенародного обязательного среднего образования не обратило внимание высшее правительство, особенно когда автор предложения решительно ут­верждает, что дело обойдется «без всяких затрат» и «встретит препятствия не столько со стороны финансовых и экономических условий задачи, сколько со стороны условий культурных», которые, однако, «не непреоборимы». Такой проект непосредственно за­трагивает не только министерство народного просвещения, но равным образом и мини­стерство внутренних дел, министерство финансов, министерство земледелия и даже, как мы увидим ниже, министерство военное. В министерство юстиции должны будут отойти, по всей вероятности, проектируемые «исправительные гимназии». Нельзя со­мневаться, что и остальные министерства будут заинтересованы этим проектом, кото­рый, по словам г. Южакова, «ответит всем вышеперечисленным потребностям (т. е. об­разования и содержания), а вероятно, и многим другим».

Мы уверены поэтому, что читатель не посетует на нас, если мы займемся подробным рассмотрением этого высокозамечательного проекта.

Основная мысль г. Южакова заключается в следующем: летнее время освобождается совершенно от учебных занятий и посвящается земледельческой работе. Далее, учени­ки, кончившие гимназию, оставляются на некоторое время при ней в качестве работни­ков; они исполняют зимние работы и употребляются на работы промысловые, которые дополняют собой земледельческие и дают возможность каждой гимназии трудами рук своих содержать всех учеников и рабочих, весь персонал учащих и администрации и покрывать расходы на образование. Подобные гимназии, справедливо говорит г. Южа-ков, явились бы большими земледельческими артелями. Это последнее выражение не оставляет, между прочим, уже ни малейшего сомнения в том, что мы вправе рассмат­ривать план г. Южакова, как первые шаги народнического «обмирщения» производст­ва, как часть того нового пути, который


___________________________ ГИМНАЗИЧЕСКИЕ ХОЗЯЙСТВА__________________________ 65

должна выбрать Россия, чтобы избегнуть перипетий капитализма.

«В настоящее время, — рассуждает г. Южаков, — оканчивают гимназию в возрасте 18—20 лет, а порой запаздывают на 1 — 2 года. При обязательном обучении... запазды­вание станет еще распространеннее. Оканчивать будут позже, а три старших класса бу­дут состоять из возрастов от 16 до 25 лет, если именно 25 лет будет предельный возраст для увольнения без окончания курса. Таким образом, принимая во внимание добавоч­ный контингент великовозрастных пятиклассников, можно смело считать около трети учащихся в гимназии... в возрасте рабочем». Если даже процент этот понизить до чет­верти, как рассчитывает далее автор, присоединяя к 8 классам гимназии 2 класса для приготовительной начальной школы (принимались бы восьмилетние безграмотные ре­бята), — все-таки получим очень большое число рабочих, которые, с помощью полура­бочих, справятся с летней работой. Но «десятиклассная гимназия-ферма, — основа­тельно замечает г. Южаков, — потребует необходимо известный контингент зимних рабочих». Откуда же взять их? Автор предлагает два выхода: 1) наем рабочих («из ко­торых некоторые заслуженные могли бы приобщаться к доходам»). Гимназическое хо­зяйство должно быть доходным хозяйством и оправдать такой наем. Но автору «пред­ставляется важнее другой выход»: 2) окончившие курс гимназии будут обязаны отра­ботать затраты на их учение и содержание в младших классах. Это их «прямая обязан­ность», — добавляет г. Южаков, — разумеется, обязанность только для тех, кто не мо­жет уплатить стоимость учения. Они-то составят необходимый контингент зимних ра­бочих и дополнительный контингент летних.

Такова первая черта проектируемой организации, долженствующей «обмирщить» в земледельческие артели одну пятую часть населения. Мы уже на ней можем видеть, какого качества будет выбор иного пути для отечества. Наемный труд, служащий в на­стоящее время единственным источником жизни для лиц, которые


66___________________________ В. И. ЛЕНИН

«не могут уплатить стоимости учения» и жизни, заменяется обязательным даровым трудом. Но мы не должны смущаться этим: не следует забывать, что за это население будет пользоваться благами всеобщего среднего образования.

Пойдем далее. Автор проектирует отдельные мужские и женские гимназии, снисхо­дя к господствующему на континенте Европы предубеждению против совместного обучения, которое собственно было бы рациональнее. «50 учеников на класс, или 500 на все десять классов, или 1000 на гимназическое хозяйство (500 мальчиков и 500 дево­чек) будет вполне нормальным составом» средней гимназии. В ней будет 125 «пар ра­бочих» и соответствующее число полурабочих. «Если я замечу, — говорит Южаков, — что это число рабочих способно обработать, напр., в Малороссии 2500 дес. культурной полевой земли, то всякий поймет, какую громадную силу представляет труд гимна­зии» !..

Но сверх этих рабочих будут еще «постоянные рабочие», «отрабатывающие» обра­зование и содержание. Сколько их будет? Ежегодный выпуск будет 45 учеников и уче­ниц. Треть учеников будет отбывать воинскую повинность (ныне отбывает четверть. Автор увеличивает это число до трети, сокращая срок службы до 3-х лет) в течение 3-х лет. «Не будет несправедливостью поставить в те же условия и остальные две трети, т. е. удерживать их при гимназиях для отработки цены собственного образования, а также образования товарищей, ушедших под знамена. Все девушки также могут быть удержаны для того же».

Организация новых порядков, устраивающихся в отечестве, выбравшем иной путь, обрисовывается все с большей определенностью. Ныне все русские подданные счита­ются обязанными нести воинскую повинность, и так как число лиц призывного возрас­та более числа требуемых воинов, то последние выбираются по жребию. В обмирщен­ном производстве рекруты будут тоже выбираться по жребию, но остальных предпола­гается «поставить в те же условия», т. е. обязать про-


___________________________ ГИМНАЗИЧЕСКИЕ ХОЗЯЙСТВА__________________________ 67

вести три года на службе, не военной, правда, а в работах на гимназию. Они должны отрабатывать цену содержания товарищей, ушедших под знамена. Все ли должны от­рабатывать? Нет. Только те, кто не может уплатить стоимости учения. Автор выставил уже выше эту оговорку, а ниже мы увидим, что для лиц, которые в состоянии платить за учение, он вообще проектирует особые гимназии, сохраняющие старый тип. Почему же, спрашивается, отработка содержания товарищей, ушедших под знамена, возлагает­ся на тех, кто не может уплатить стоимости учения? а не на тех, кто может? Очень по­нятно, почему. Если гимназисты будут разделяться на платящих и даровых, то очевид­но, что современное строение общества реформой не затрагивается: это сознает пре­красно и сам г. Южаков. А если так, то понятно, что общие расходы государства (на солдат) будут нести те, которые не имеют средств к жизни , — точно так же, как они и теперь несут их в форме, напр., косвенных налогов и т. п. В чем же отличие нового строя? В том, что ныне не имеющие средств могут продать рабочую силу, а в новом строе они будут обязаны работать даром (т. е. за одно содержание). Не может подле­жать ни малейшему сомнению, что Россия избегает таким образом все перипетии капи­талистического строя. Вольнонаемный труд, грозящий «язвой пролетариата», изгоняет­ся и уступает место... даровому обязательному труду.

И нет ничего удивительного, что люди, поставленные в отношения дарового обяза­тельного труда, оказываются в условиях, соответствующих этим отношениям. Слушай­те, что говорит нам народник («друг народа») непосредственно вслед за предыдущим:

«Если при этом будут разрешены браки между такими окончившими курс и остав­шимися на 3 года при гимназии молодыми людьми; если будут устроены отдельные помещения для семейных рабочих; и если доходы гимназии дозволят при их удалении из гимназии выдавать хотя скромное пособие деньгами и натурой,

Иначе не поддерживалось бы господство первых над последними.


68___________________________ В. И. ЛЕНИН

то такое трехлетнее пребывание при гимназии будет далеко менее обременительно, чем воинская повинность...»

Не очевидно ли, что такие льготные условия заставят население всеми силами души стремиться попасть в гимназию. Посудите сами: во-первых, разрешено будет вступить в брак. Правда, по ныне действующим гражданским законам, такого разрешения (от начальства) вообще не требуется. Но примите во внимание, что ведь это будут гимна­зисты и гимназистки, — правда, достигающие 25-летнего возраста, но все-таки гимна­зисты. Если студентам университета не разрешаются браки, то можно ли было разре­шить их гимназистам. И притом ведь разрешение будет зависеть от начальства гимна­зии, следовательно, от людей с высшим образованием: ясно, что нет оснований бояться злоупотреблений. Кончившие гимназию и оставшиеся при ней постоянными рабочими, однако, уже не гимназисты. И тем не менее и по отношению к ним идет речь о разре­шении браков — по отношению к лицам 21—27 лет. Нельзя не сознаться, что новый путь, выбранный отечеством, сопряжен с некоторым уменьшением гражданской право­способности русских граждан, но надо признаться, что блага всеобщего среднего обра­зования не могут же быть приобретены без жертв. Во-вторых, для семейных рабочих будут устроены отдельные помещения, вероятно, не хуже тех каморок, в которых жи­вут в настоящее время фабричные рабочие. И в-3-х, постоянные рабочие получают за это «скромное пособие». Несомненно, население предпочтет эти льготы спокойной жизни под крылышком начальства треволнениям капитализма, предпочтет до такой степени, что некоторые рабочие постоянно останутся при гимназии (вероятно, в благо­дарность за то, что им разрешили брак): «Небольшой контингент постоянных рабочих, совсем оставшихся при гимназии и к ней приобщившихся (sic! !), дополнит эти рабочие силы гимназического хозяйства. Таковы возможные и отнюдь не утопические рабочие силы нашей земледельческой гимназии».


ГИМНАЗИЧЕСКИЕ ХОЗЯЙСТВА



Помилуйте! Что же тут «утопического»? Постоянные даровые рабочие, «приобщив­шиеся» к хозяевам, разрешающим им браки, — да спросите любого старого крестьяни­на, и он вам по собственному опыту расскажет о полнейшей осуществимости всего это­го.

(Продолжение будет .)


Написано осенью 1895 г.

Напечатано 25 ноября 1895 г. газете «Самарский Вестник» № 254 Подпись: К. Τин


Печатается по тексту газеты «Самарский Вестник»


Продолжения в газете «Самарский Вестник» не последовало. Ред.


К РАБОЧИМ И РАБОТНИЦАМ ФАБРИКИ ТОРНТОНА 29

Рабочие и работницы фабрики Торнтона!

6-ое и 7-ое ноября должны быть для всех нас памятными днями... Ткачи своим дружным отпором хозяйской прижимке доказали, что в нашей среде в трудную минуту еще находятся люди, умеющие постоять за наши общие рабочие интересы, что еще не удалось нашим добродетельным хозяевам превратить нас окончательно в жалких рабов их бездонного кошелька. Будемте же, товарищи, стойко и неуклонно вести нашу линию до конца, будем помнить, что улучшить свое положение мы можем только общими дружными усилиями. Прежде всего, товарищи, не попадайтесь в ловушку, которую так хитро подстроили гг. Торнтоны. Они рассуждают таким образом: «теперь время замин­ки в сбыте товаров, так что при прежних условиях работы на фабрике не получить нам нашего прежнего барыша... А на меньший мы не согласны... Стало быть, надо будет нона лечь на рабочую братию, пусть-ка они своими боками поотдуваются за плохие це­ны на рынке... Только дельце это надо обстроить не кое-как, а с уменьем, чтобы рабо­чий по своей простоте и не понял, какую закуску мы ему подготовляем... Затронь всех сразу, — сразу все и поднимутся, ничего с ними не поделаешь, а вот мы сначала объе­горим бедняков-ткачишек, тогда и прочие не увернутся... Стесняться с этими людиш­ками мы не привыкли, да и к чему? У нас новые метлы чище метут...» Итак, заботливые о благах рабо-


Просмотров 243

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!