Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ОСНОВНОЙ ВОПРОС СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ 9 часть



сведена к простому орудию экономного изложения?

Может ли она совершенно изгнать гипотезу из науки,
которая всегда оплодотворялась гипотезой? Не должна
ли она постоянно ориентироваться на открытие реаль-
ного с помощью теорий, которые, как мы это видим на
механистических теориях, всегда являются предвосхи-
щениями опыта, попытками наглядно представить себе
реальное?

Не следует ли отсюда, что строить философию физики, опи-
раясь исключительно лишь на чисто энергетических физиков,
значит непонятным образом суживать базу, на которой должна
воздвигаться эта философия? Новая философия обращается
в сущности за подтверждением своих идей только к тем, кто может
быть расположен в ее пользу, а они составляют ничтожное
меньшинство. Это, конечно, удобная уловка, но уловка.

Да и так ли уж они расположены в ее пользу, как она во-
ображает?

Это более чем сомнительно. Почти все ученые, на которых
ссылается прагматизм или так называемый номинализм, огради-
лись от него серьезными оговорками, в том числе и Пуанкаре,
Обратимся теперь к этим ученым,



§ 5. ЧТО ДУМАЮТ СОВРЕМЕННЫЕ ФИЗИКИ

[138—144] Физика есть таким образом наука о реальном, и
если она стремится выразить это реальное «удобным» способом, то
выражает-то она все-таки само реальное. «Удобство» заключается

только в средствах выражения. Но то, что скрывается за этими

средствами, которые ум может варьировать в поисках наиболее
удобных, есть «необходимость» законов природы. Эта необходи-
мость не устанавливается свободным произволением ума. Она
связывает его, наоборот, заключает в тесные рамки его средства
выражения. С точностью до погрешностей опытных данных и
до небольших различий, всегда имеющихся между физическими
явлениями, подчиненными одному и тому же закону, потому
что они никогда не бывают тождественны, а лишь весьма сход-
ны, — с этой точностью закон природы диктуется нам извне
и самими вещами: он выражает реальное отношение между
вещами.

Дюгем скажет еще, что нельзя считать опыт физика
за сколок с реальности. Всякий физический опыт состоит



в измерениях, а измерения предполагают множество
соглашений и теорий...

ха-ха!!

Эту истинность Дюгем никогда не отнимет у физи-
ческих теорем: они представляют собой описание ре-
ального. Более того, физическая теория дает не только
точное описание реального, она представляет собой его
упорядоченное описание, ибо она всегда стремится к есте-
ственной классификации физических явлений — к есте-
ственной классификации, т. е. к такой, которая воспроиз-
водит порядок природы. Ни один догматик, будь то
Декарт, Ньютон или Гегель, никогда не требовал боль-
шего...

А впрочем, если этот последний [Дюгем] и верит в необходи-
мость метафизики наряду с наукой, то почему он примыкает
непременно к томистской метафизике? Потому что ему кажется,
что она лучше согласуется с выводами физики...

«Сциентизм» Оствальда очень близок к позиции вели-
кого венского механика Маха, который на этом осно-
вании отказывается даже от звания философа.

NB

Ощущение есть абсолютное. Посредством наших ощу-
щений мы познаем действительность.
Но наука есть ана-
лиз наших ощущений. Анализировать ощущения значит
открывать точные отношения между ними, открывать



NB

порядок природы, употребляя это выражение в его наиболее объективном смысле, ибо порядок природы есть не что иное, как порядок наших ощущений...



NB

В критических статьях, написанных против Маха рационалистами, Маха упрекали иногда в тенденции к прагматизму. Его обвиняли в скептическом релятивизме. Ощущение есть, очевидно, нечто человеческое. Тем не менее оно абсолютно, и человеческая истина есть абсолютная истина, потому что она для человека — полная и единственная истина, истина необходимая.

[147] Можно предположить существование микробов, хотя
бы они и были невидимы вплоть до того момента, когда их обна-
ружит какой-нибудь реактив. Почему же мы не имеем права
предполагать некоторую структуру материи, которую когда-
нибудь сможет раскрыть опыт?

§ 6. материя с точки зрения современной
физики: общий обзор

[148—150] Какой смысл имеет в таком случае поход, начатый
Брюнетьером и продолженный религиозно-настроенными умами,
правда искренними, но желающими уничтожить все, что могло
бы послужить им камнем преткновения, — какой смысл имеет
этот поход, приводящий если не к прагматизму, то во всяком
случае к некоторому определенному виду прагматизма?...

NB

Подобно тому, как мы в математике обозначаем терминами порядка, числа и пространства известные группы отношений, от которых зависят наши ощущения, и подобно тому, как математические науки имеют своим
предметом эти отношения, — так мы обозначаем далее весьма общим названием материя огромное число других отношений, юраздо более сложных, от которых тоже зависят наши ощущения. Физика изучает эти отношения. Только это мы и хотим выразить, когда говорим, что физика есть наука о материи...
[152] Многим могла бы показаться естественной мысль, что
объектом физики служат элементы, которые способны охваты-
ваться этими отношениями, давая им реальное содержание и
как бы наполняя их. Именно такова была мысль Спенсера
в его классификации наук. Однако, эту мысль нельзя при-
знать удачной. Элементы действительности констатируются на-
ми прямо, непосредственно, как нечто такое, что не может
не быть.



 

 


NB Суть агности- цизма Рея

Их существование не нуждается в оправда-
нии. Нельзя спрашивать, возможно ли, чтобы
они были иными, чем они есть. Утверждать
это значило бы восстановить старый метафи-
зический идол вещи в себе, т. е. в сущности
праздный вербализм в той или иной форме.
Опыт надо просто принять. Он сам себе слу-
жит оправданием, ибо для положительного
ума он и является, в научной сфере, оправда-
нием всякого утверждения.

NB

[154—155] Значит, агностическая критика науки
все-таки справедлива? И существует какая-то вещь
в себе, недоступная для науки? и т. д., и т. д. Перед
нами снова метафизика с ее неизбежной игрой словами!
Постараемся разобраться в этом вопросе как можно
яснее.

Если относительное означает то, что имеет дело
с отношениями, то физика относительна. Но если
относительное означает неспособное проникнуть в ос-
нову вещей, то физика, как мы ее понимаем, уже пе от-
носительна, а абсолютна, потому что основу вещей,
то, к чему неизбежно приходит анализ при их объясне-
нии, составляют отношения или, вернее, система отно-
шений, от которых зависят наши ощущения. Ощущения,

данное, запечатлены субъективностью: эти мимолетные

вспышки суть то, чем их делает система отношений,
которая, вероятно, никогда уже больше не повторится
В точно такой же форме и которой определяется мое
состояние и состояние среды в рассматриваемый мо-
мент. Но тут появляется ученый и выделяет всеобщее,
которое входит в состав этого индивидуального момента,
те законы, сложным выражением которых он слу-
жит, те отношения, которые сделали его тем, что он
есть.

ха-ха!

Все научные законы говорят нам в сущности, почему
и как данное таково, каково оно есть, чем оно обуслов-
лено и создано, потому что они анализируют отношения,
От которых оно зависит. И они откроют нам абсолютную

человеческую истину, когда этот анализ будет полным,

если он вообще может быть таковым.

§ 7. КОНКРЕТНЫЕ ДАННЫЕ СОВРЕМЕННОЙ ФИЗИКИ

[156—161] Все отношения, от которых зависят преобразования,
деградация, распыление или рассеяние энергии, сгруппированы
в общей физической теории, которую называют энергетикой.



NB

Эта теория ничего не говорит нам о при-
роде рассматриваемых энергий, а следова-
тельно и о природе физико-химических яв-
лений. Она просто описывает, за счет чего,

как и в каком направлении совершается фи-
зическое или химическое изменение состояния
данного тела.

Физики-энергетисты утверждают, что невоз-
можно идти дальше, что энергетика дает нам
полное, необходимое и достаточное объяснение
материальных явлений, т. е. совокупность всех
тех отношений, от которых они зависят. Чтобы

забавник этот „пози- тивист"

придать большую объективность своему воззре-
нию, некеторые возводят даже энергию в своего
рода субстанцию, которая будто бы и есть под-
линная материальная субстанция, реальная
действующая причина всех наших ощущений,
тот образ, по которому мы должны строить
наше представление о природе. Энергия заменяет здесь собой корпускулы атомистических теорий. Она играет такую же роль и обладает бытием того же рода: она есть основа вещей, их последняя природа, абсолютное...

Механисты versus энергетика. NB. Plus loin *, чем материалистически толкуемая (стр. 157) энергетика! 216

Механисты утверждают, наоборот,
что возможно идти дальше. Энергетика

остается, по их мнению, как бы на по-
верхности вещей, и ее законы должны
либо сводиться к другим, более глубо-
ким законам, либо во всяком случае до-
полнять их, предполагая их в своей
основе.

К механистической школе принадле-
жит, как уже было сказано, огромное
большинство физиков и в особенности физиков-экспериментаторов, которым физика обязана своими новейшими успе-
хами.
Сторонники этой школы критикуют, прежде всего, понятие энергии и показывают, что его нельзя возводить, как это делают некоторые, в какую-то физическую или метафизическую сущность.

* — Дальше. Рев.





Энергия какой-либо системы означает лишь способность этой
системы производить работу: она потенциальна, когда произво-
димая работа не может быть обнаружена, она актуальна, или
кинетична, в противном случае. Следовательно, понятие энергии
соотносительно с понятием работы, а это последнее есть понятие
механическое. Таким образом, энергия не может быть, очевидно,
получена в опыте без обращения к механике и движению. Но
не должна ли в таком случае энергетика, если она хочет дать
вразумительное объяснение физико-химических явлений, соеди-
ниться с механикой, излагаться в преемственной связи с нею и,
стало быть, совмещаться с рассмотрением механических пред-
ставлений?..

Механика, физика и химия образуют с этой точки зрения
обширную теоретическую систему, и механика составляет фун-
даментальную основу этой системы, как движение — послед-
нюю сущность физико-химических явлений.

NB

Современные механисты, конечно, уже не утверждают,
что нынешняя механика, равно как и законы, управляющие
превращениями энергии, достигли своей окончательной
формы, что наука нашла свои незыблемые основы. Сопри-
коснувшись с энергетической критикой, — этим успехом
новейшая наука бесспорно ей обязана, — они отказались
от узкого догматизма старых механистических и атомисти-
ческих взглядов. Они полагают, что новые открытия
должны расширить научный горизонт и вносить непрестан-
ные перемены в представление внешнего мира. Не при-
сутствуем ли мы последние пятьдесят лет при перестройке,
почти при ниспровержении классической механики? Ста-
рые рамки были прорваны прежде всего принципом
сохранения энергии (Гельмгольц) и принципом Карно.
Явления радиоактивности, позволив нам проникнуть
глубже в природу атома, привели к мысли о возможности
электрического строения материи и о необходимости вос-

полнить принципы классической механики принципами
электромагнетизма.

И действительно, механистическое воззрение
стремится теперь принять ту форму, которую
обозначают, как электронную теорию. Элек-

Электронная теория = „механизм"

троны — последние элементы всякой физиче-
ской реальности. Эти простые электрические
заряды или же модификации эфира, симмет-
рично распределенные вокруг одной точки,
в совершенстве представляют, в силу законов
электромагнитного поля, инерцию, т. е. основ-
ное свойство материи. Последняя есть, таким





образом, не что иное, как система электронов. В зависимости от характера модификации эфира (модификаций пока еще неизвестных)
электроны бывают положительными или отрицательными; материальный атом составлен из тех и других в равном количестве или по крайней мере обладает одинаковыми по величине положительными и отрицательными зарядами, причем положительный заряд находится, по-видимому, в центре системы. Отрицательные электроны или, может быть, не все, а только часть их, двигаются вокруг остальных, как планеты вокруг солнца. Молекулярные и атомистические силы являются, таким образом, лишь обнаружением движения электронов, равно как и различные формы энергии (свет, электричество, теплота).
Отсюда следует замечательный вывод: понятие сохранения массы (или количества материи), которое вместе с понятием инерции лежало в основе механики, не может, по-видимому, быть удержано в механике электромагнитной: в этой последней весомая масса остается постоянной лишь при средних скоростях, меньших одной десятой скорости света; но, будучи функцией скорости, она увеличивается вместе с ней ием быстрее, чем больше мы приближаемся к скорости света. Эта гипотеза предполагает либо существование разноименных электрических зарядов и эфира, либо одного только эфира, простой
модификацией которого является электрон.

Наконец, в наши дни труды доктора Лебона * и некоторых

английских физиков позволяют нам, по-видимому, заклю-
чить, что ни количество материи, ни даже количество энергии
не остаются постоянными. Та и другая представляют собой
только отношения, зависящие от состояния эфира и от его дви-
жения **.

[163—171] В наше время ничего не остается и не должно
остаться от этого представления. Мы пришли к диаметрально про-
тивоположному взгляду. Все физики готовы пересмотреть основ-
ные принципы своей науки или ограничить их применение, как
только это становится необходимо благодаря появлению новых
опытных данных...



 



NB

* Gustave Le Bon: L'Evolution de la Matiere. L'Evalulion
des Forces.
(Flammarion, editeur. )

** По-видимому происходит превращение материи в энергию-и
энергии в материю. Под материей следует, конечно, понимать
только весомую материю, а под энергией — только способность
производить работу, которая может быть обнаружена...



Но следует ли из этого заключать, что физики тем
самым оставляют надежду добраться до основных прин-
ципов и все более глубоких элементов, которыми будет

объясняема и охватываема все более обширная часть
данного? Такой вывод, хоть он и противопоставлен
ошибке старинных механистов, явился бы не менее
опасной ошибкой. Нынешний дух физико-химических
наук, современный научный дух не таков, чтобы от-
ступать перед неизвестным.

Передовые физики уже не боятся, как мы видели, ставить
под сомнение принципы сохранения массы или весомой материи.

Агностицизм = стыдливый материализм217

Истина не дана готовой; она с каждым днем
все больше складывается. Вот вывод, который
следует повторять неустанно. Благодаря науч-
ной работе нага дух с каждым днем все ближе

приноравливается к своему объекту и все
глубже в него проникает. Утверждения, кото-
рые, как нам казалось, мы могли выставить
в результате изучения математических наук,
и здесь предстают почти необходимым и по
меньшей мере весьма естественным образом.
Научный прогресс каждый миг устанавливает
между вещамп и нами соответствие одновре-
менно и более тесное, и более глубокое. Мы
постигаем и лучше и больше...

Спор между энергетистами и механистами, спор, зачастую

весьма оживленный, особенно со стороны энергетистов, в сущ-
ности является лишь моментом прогресса физико-химических

наук, притом моментом необходимым.

Прежде всего, энергетика предостерегала от некоторых зло-
употреблений механическими моделями, от соблазна принять

эти модели за объективные реальности. Затем она углубила тер-
модинамику и хорошо показала универсальное значение своих
основных законов, которые вместо того, чтобы ограничиться иссле-
дованиями, касающимися теплоты, имеют законное и необходи-
мое применение к физико-химическим наукам в полном объеме.
Расширяя значение этих законов, энергетика могуче содейство-
вала уточнению их формулы. Мало того: если с точки зрения
открытий энергетика показала себя менее плодотворной, чем
механицизм, она все же представляется замечательным орудием
изложения — трезвым, изящным и логичным. Наконец, и это
особенно заметно у химиков, как Вант Гофф, Ван дер-Ваальс



и Нернст, но все чаще встречается также и у физиков, охотно

приемлются обе теории, причем в каждом случае избирается та,
которая лучше всего поддается исследованию. Их применяют сов-
местно; отправляются от общих уравнений механики, или от
общих уравнений термодинамики, смотря по тому, кажется ли
взятый таким образом путь более простым или более удачным.
Дело в том, что физические теории в существенной мере суть
гипотезы, орудия исследования и изложения, или же организа-
ции. Они суть формы, рамки, которое должны быть заполнены
результатами опыта. А только эти последние и составляют истин-
ное, действительное содержание физических наук.

На них-то и сходятся все физики, и их непрестанно возра-
стающее количество, все более гармоничное и более совпадающее,
характеризует, конечно, прогресс физики, ее единство и ее дол-
говечность. Они — пробный камень теорий, гипотез, которые
послужили к их открытию и которые стремятся их организовать,
не затрагивая их действительного сродства, воспроизводя как

NB

можно точнее строй природы. И все же эти теории, хотя они всегда
гипотетичны и, следовательно, всегда кое-что — а порою и мно-
го — теряют по мере того, как опыт приносит нам новые откры-
тия, никогда не умирают окончательно. Они сливаются, преобра-
зуясь в новые, более всеобъемлющие и более адекватные теории.
«... Мы должны считать выдающимся результатом кине-
тической теории перенесение атомистики в науку об элект-
ричестве... Посредством этого чудесного расширения своего

горизонта атомистика пролила совершенно новый свет на
ряд физических и химических процессов... » *,

§ 8. РЕЗЮМЕ И ВЫВОДЫ

Если неизвестное беспредельно, все же было бы неправиль-
ным в наше время называть его непознаваемым, как это походя
делалось несколько лет тому назад.

Повторные и непоправимые фиаско метафизических попыток
заставили физику конституироваться в науку путем решитель-
ного исключения проблемы материи. Отныне она отыскивала
лишь законы частных явлений. Это была «физика без материи»...

Сообразно с историей, неизменно повторяемой чело-
веческим умом с той поры, как он силится познать вещи,
наука берет у мира метафизических химер новый предмет
изучения. Природа материи уже не метафизическая

проблема, потому что она становится проблемой эксперп-
ментального и позитивного порядка. Правда, эта проблема

* W. Nernst. Revue generate des Sciences, 15 mars 1908.




научно не разрешена; еще остается место для многих
неожиданностей; но одно может казаться отныне достиг-
нутым: разрешит ее наука, а не метафизика.

Я думаю, впрочем, и я старался показать это в дру-
гом месте, что кинетические представления всегда будут
тесно связаны с прогрессом физики, потому что они пред-
ставляют собой отменно полезное, если не необходимое
орудие открытий, и потому, что они лучше приспособлены
к условиям нашего познания. Вот почему я усматриваю

будущее физики в продолжении механистических теорий.

И вот почему я только что сказал, что энергетическая
теория вероятно растворится, как и древний механизм,
в кинетизме, более гибком и более суровом с точки зрения
допущения гипотезы...

ГЛАВА IV
ПРОБЛЕМА ЖИЗНИ

§ 1. ИСТОРИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ

[173—174] С проблемой жизни мы подходим к основ-
ным разногласиям, которые могут разделять филосо-
фию и науку. До сих пор спор был, можно сказать,
по преимуществу теоретическим. Большинство фило-
софов, заслуживающих этого наименования, допускают,
что практически научные результаты действительны
для материи. Если с умозрительной точки зрения
они могли выставлять те или иные возражения против
этой их действительности, они все же признают, что
все происходит так, как если бы выводы науки были
если не обоснованы по праву, то, по крайней мере,
фактически приложимы к материальной действитель-

ности. Эта последняя в некоторой степени может быть

выражена математическими, механическими и физико-
химическими отношениями...

[177] Бартез и школа Монпелье, упорно веруя, что
явления жизни могут обусловливаться лишь специальной
причиной, относят их к жизненной силе, отличной и от

материальных сил, и от души: откуда и взялось название

витализма, данное этой теории...

§ з. демаркационная линия между
механизмом и неовитализмом

[189—190] Если мы попытаемся некоторым образом
синтезировать неовитализм по его главным представителям,
ученым или философам, то придем, по-видимому, вот к чему;



NB

критика, которой неовиталисты подвергают биологический
механицизм, тесно переплетается с критикой, которой
прагматистская, антиинтеллектуалистская или агностиче-
ская философия подвергали математические и физико-
химические науки. Нам кажется, что мы меняем проблему,
переходя от материи к жизни. В сущности же мы снова
стоим, как намекнули в самом начале, перед той же основ-
ной проблемой, и эта проблема — все та же проблема
ценности науки, поскольку она есть знание. Меняются


Просмотров 265

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!