Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Quot; — «капиталистические разбои» («На страже!», стр. 175—176). Ред. 1 часть



1 9

Трудовики, эсеры , ликвидаторы-«окисты» — вот те политические течения в Рос­сии, которые вполне обрисовались за минувшее десятилетие, доказали свою связь с различными группами, элементами и слоями мелкой буржуазии, обнаружили свои ко­лебания от крайней революционности на словах до союза с шовинистскими народными социалистами13 или с «Нашей Зарей» на деле. Например, 3 сентября 1915 года пятерка заграничных секретарей OK выпустила воззвание о задачах пролетариата, в котором ни звука не говорится об оппортунизме и социал-шовинизме, но говорится о «восстании» в тылу немецкой армии (это после годичной борьбы с лозунгом гражданской войны!) и провозглашается столь расхваленный кадетами в 1905 году лозунг «учредительного собрания для ликвидации войны и для ликвидации самодержавного (третьеиюньского) строя» ! ! Кто не понял необходимости полного отделения, в интересах успеха револю­ции, партии пролетариата от этих мелкобуржуазных течений, тот всуе приемлет имя социал-демократа.

Нет, перед лицом революционного кризиса в России, ускоренного именно пораже­нием, — в этом боятся сознаться разношерстные противники «пораженчества» — зада­чи пролетариата будут состоять по-прежнему в борьбе с оппортунизмом и шовиниз­мом, без которой невозможно развитие революционного сознания масс, и в помощи их движению посредством недвусмысленных лозунгов революции. Не учредительное соб­рание, а низвержение монархии, республика, конфискация помещичьей земли и 8-часовой рабочий день, — таковы будут по-прежнему лозунги социал-демократического пролетариата, лозунги нашей партии. И в неразрывной связи с этим, чтобы на деле, во всей своей пропаганде и агитации, во всех выступлениях рабочего класса, отделить и противопоставить задачи социализма задачам буржуазного (в том числе плехановского и каутскианского) шовинизма, наша партия будет по-прежнему ставить лозунг превра­щения империалистской войны в войну гражданскую, т. е. лозунг социалистической революции на Западе.


30___________________________ В. И. ЛЕНИН



Уроки войны заставляют даже наших противников признавать на деле как позицию «пораженчества», так и необходимость выдвигать — сначала, как хлесткую фразу в воззвании, а потом и более серьезно, более вдумчиво, — лозунг «восстания в тылу» германских милитаристов, т. е. лозунг гражданской войны. Уроки войны, оказывается, вбивают в голову именно то, что мы проповедовали с начала ее. Поражение России оказалось наименьшим злом, ибо оно двинуло вперед революционный кризис в вели­чайшем масштабе, расшевелило миллионы, десятки и сотни миллионов. А революци­онный кризис в России, в обстановке империалистской войны, не мог не толкнуть мысль к идее о единственном спасении народов, к идее о «восстании в тылу» герман­ской армии, т. е. к идее о гражданской войне во всех воюющих странах.

Жизнь учит. Жизнь идет через поражение России к революции в ней, а через эту ре­волюцию, в связи с ней, к гражданской войне в Европе. Жизнь пошла этим путем. И партия революционного пролетариата России, почерпнув новую силу в этих оправдав­ших ее уроках жизни, с еще большей энергией пойдет по намеченному ею пути.

Написано в сентябре, позднее 5 (18), 1915 г.

Впервые напечатано 7 ноября Печатается по рукописи

1928 г. в газете «Правда» № 260


В ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНУЮ СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ КОМИССИЮ (I. S. К.)15

Уважаемые товарищи!

Получив Ваше письмо от 25 сентября, мы выражаем наше полное сочувствие плану создания постоянной международной «расширенной комиссии» (erweiterte Kommission) в Берне. Будучи уверены, что и остальные, примкнувшие к I. S. К., организации разде­лят этот план, мы назначаем от Τ TTC РСДРП членом этой расширенной комиссии т-ща Зиновьева, а заместителями, кандидатами (suppléant, Stellvertreter) к нему (1) т. Петрову и (2) т. Ленина. Адрес для сношений: Herrn Radomislsky (bei Fr. Aschwanden), Hertenstein (Ks. Luzern). Schweiz.



Далее. Что касается до остальных вопросов, поднятых в письме Вашем от 25 сентяб­ря, то мы, со своей стороны, держимся следующего мнения:

1. Мы вполне согласны с Вами, что «общие точки зрения» («allgemeine Gesichtspunkte»), установленные конференцией 5—8 сентября16, «недостаточны» («nicht genügen»). Настоятельно необходимо дальнейшее, гораздо более подробное и детальное, развитие этих принципов. Необходимо это и с принципиальной и с узко­практической точки зрения, ибо для осуществления единого действия в международ­ном масштабе требуется как ясность основных идейных взглядов, так и точная опреде­ленность тех или иных практических приемов действия. Нет сомнения, что переживае­мый Европой вообще, и рабочим движением Европы в особенности, великий кризис лишь медленно может вести


32___________________________ В. И. ЛЕНИН

к выяснению массами обеих сторон вопроса, но задача I. S. К. вместе с партиями, при­мыкающими к ней, состоит именно в содействии такому выяснению. Не ожидая невоз­можного — быстрого объединения всех на солидарных, точно выработанных взглядах, мы должны добиваться точного выяснения основных течений и направлений в совре­менном интернационалистском социализме, а затем того, чтобы рабочие массы ознако­мились с этими течениями, обсудили их всесторонне, проверили их опытом своего практического движения. Эту задачу, по нашему мнению, I. S. К. следовало бы считать главной своей задачей.



2. Письмо от 25 сентября определяет задачи пролетариата или как борьбу за мир (на случай продолжения войны) или как «конкретная и детальная формулировка интерна­циональной точки зрения пролетариата по отношению к различным предложениям и программам мира» («den internationalen Standpunkt des Proletariats zu den verschiedenen Friedensvorschlägen und Programmen konkret und ins einzelne gehend zu umschreiben»). В особенности подчеркивается при этом национальный вопрос (Эльзас-Лотарингия, Польша, Армения и т. д.).

Мы полагаем, что в обоих документах, единогласно принятых конференцией 5—8 сентября, именно: и в манифесте и в «резолюции симпатии» («Sympathieerklärung») вы­ражена мысль о связи борьбы за мир с борьбой за социализм («борьба за мир... есть борьба за социализм» — «dieser Kampf ist der Kampf... für den Sozialismus» — говорит манифест), с «непримиримой пролетарской классовой борьбой» («unversöhnlicher proletarischer Klassenkampf» — в том тексте резолюции, который голосовала конферен­ция, стояло не «непримиримая», а «революционная» классовая борьба, и если замена была сделана по соображениям легальности, то смысл от этого не должен был изме­ниться). Резолюция о симпатии прямо говорит о необходимости и «торжественном обещании» конференции «будить революционный дух в массах международного про­летариата».


____________ В ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНУЮ СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ КОМИССИЮ____________ 33

Вне связи с революционной классовой борьбой пролетариата борьба за мир есть лишь пацифистская фраза сентиментальных или обманывающих народ буржуа.

Мы не можем и не должны становиться в позу «государственных мужей» и состав­лять «конкретные» программы мира. Напротив, мы должны разъяснять массам обман­чивость всяких надежд на демократический (без аннексий, насилий, грабежа) мир, без развития революционной классовой борьбы. Мы сказали массам твердо, ясно и опреде­ленно в самом начале манифеста, что причина войны — империализм и что империа­лизм есть «порабощение» наций, всех наций мира горсткой «великих держав». Мы должны, значит, помогать массам свергнуть империализм, вне свержения которого не­возможен мир без аннексий. Конечно, борьба за свержение империализма трудна, но массы должны знать правду о трудной, но необходимой борьбе. Массы не должны быть убаюкиваемы надеждой на мир без свержения империализма. 3. Исходя из этих соображений, мы вносим предложение:

поставить в порядок дня ближайших заседаний расширенной комиссии (для выработки или сводки и опубликования тезисов или проектов резолюции), а затем и следующей международной конференции (для окончательного принятия резо­люции) следующие вопросы:

a) связь борьбы за мир с массовыми революционными действиями или с рево­
люционной классовой борьбой пролетариата;

b) самоопределение наций;

c) связь социал-патриотизма с оппортунизмом.

Мы подчеркиваем, что в манифесте, принятом конференцией, все эти вопросы впол­не определенно затронуты, что их принципиальное и практическое значение крайне насущно, что ни один практический шаг пролетарской борьбы немыслим без того, что­бы социалисты и синдикалисты не натыкались на эти вопросы.

Разработка этих вопросов необходима именно для содействия массовой борьбе за мир, за самоопределение


34___________________________ В. И. ЛЕНИН

наций, за социализм, против «лжи капиталистов» (слова манифеста) о «защите отечест­ва» в данной войне.

Если вина или беда II Интернационала состоит, как справедливо указано в письме от 25 сентября, в неопределенности и неразработанности важных вопросов, то наша зада­ча именно помочь массам яснее поставить и точнее разрешить их.

4. Относительно издания бюллетеня на трех языках опыт показывает, по нашему мнению, что этот план нецелесообразен. Такое издание будет стоить, при ежемесячном выпуске, 2—3 тысячи франков в год, и такую сумму найти не легко. Между тем две га­зеты в Швейцарии, «Berner Tagwacht»17 и «La Sentinelle»18, печатают почти все, что есть в бюллетене. Мы вносим предложение в I. S. К.:

попытаться войти в соглашение с редакциями названных газет и с одной из га­зет в Америке о печатании как бюллетеня, так и всех сообщений и материалов I. S. К. в этих газетах (либо в тексте от имени I. S. К., либо в отдельных приложени­ях).

Это будет не только дешевле, но и даст возможность несравненно лучше, полнее, чаще осведомлять рабочий класс о деятельности I. S. К. Наш интерес, чтобы большее число рабочих читало сообщения I. S. К., чтобы все проекты резолюций печатались для осведомления рабочих и помощи им выработать свое отношение к войне.

Мы надеемся, что не будет возражений против необходимости напечатать и проект резолюции (за который голосовало, для взятия его в основу, 12 делегатов против 19, т. е. около 40% всего числа) и письмо видного немецкого социалиста19 (с опущением имени и всего, не относящегося к тактике).

Мы надеемся, что I. S. К. будет получать систематические сведения из разных стран о преследованиях и арестах за борьбу с войной, о ходе классовой борьбы против войны, о братании в траншеях, о закрытии газет, о запрещении печатать воззвания о мире и т. д., — и что все эти сведения могли бы, от имени I. S, К., периодически появляться в названных газетах.


В ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНУЮ СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ КОМИССИЮ____________ 35

Соглашение с одной из американских ежедневных или еженедельных газет могла

бы, вероятно, заключить т. Коллонтай, сотрудник «Нашего Слова» и других с.-д. га­зет, которая как раз теперь выехала в Америку для объезда ее с рефератами. Мы могли бы снестись с Коллонтай или доставить ее адрес.

5. По вопросу о способе представительства частей партий (особенно Германии и
Франции, а также, вероятно, Англии) мы вносим предложение:

пусть I. S. К. предложит товарищам из этих партий обсудить вопрос, не было ли бы целесообразно составлять под разными названиями группы, обращения ко­торых к массам (в виде прокламаций, резолюций и т. п.) будут печататься I. S. К. с отметкой о принадлежности их таким-то группам.

При таком способе, во-первых, массы осведомлялись бы о тактике и взглядах интер­националистов, вопреки запретам военной цензуры; во-вторых, получалась бы возмож­ность видеть развитие и успех пропаганды интернационалистских взглядов, по мере того, как собрания рабочих, организации их и т. п. принимали бы решения о сочувствии их взглядам той или иной группы; в-третьих, получалась бы возможность выражать

91 99

различные оттенки взглядов (например, в Англии В. S. Р. , меньшинство ее, и I. L. Р. ; во Франции — социалисты, как Bourderon и др., синдикалисты, как Merrheim и др.; в Германии, как показала конференция, есть оттенки среди оппозиции).

Само собою разумеется, что эти группы, как указано в письме от 25 сентября, не создавали бы отдельных организационных единиц, а существовали бы внутри старых организаций только для сношений с I. S. К. и для пропаганды борьбы за мир.

Представительство в «расширенной комиссии» и на конференциях было бы от этих групп.

6. По вопросу о числе членов в «расширенной комиссии» и о голосовании мы пред­
лагаем:

не ограничивать числа членов maximum'oM в 3, а ввести, вместо этого, для не­больших групп, дроби при голосованиях ^/г, 1и т. п.).


36___________________________ В. И. ЛЕНИН

Это удобнее, ибо лишать представительства группы, имеющие свой оттенок, прямо невозможно и вредно для развития и пропаганды в массах тех принципов, которые ус­тановлены манифестом.

7. Относительно опасности «русско-польского характера» расширенной комиссии
мы полагаем, что это опасение товарищей (как оно ни обидно для русских) законно, по­
скольку возможно представительство эмигрантских групп без серьезных связей с Рос­
сией. Представлены должны быть, по нашему мнению, лишь организации или группы,
доказавшие не менее как 3-летней работой свою способность представлять движение в
самой России. Мы предлагаем I. S. К. обсудить и установить такой принцип, а также
обратиться ко всем группам с просьбой о доставлении сведений и данных о работе их в
России.

8. Наконец, мы пользуемся случаем, чтобы указать на одну неточность в № 1 «Бюл­
летеня»23 и просить исправить ее в № 2 (или в «Berner Tagwacht» и в «La Sentinelle»).
Именно, в «Бюллетене» № 1, стр. 7, столб. 1, в начале, говорится, что проект резолю­
ции подписали Τ TTC польские с.-д. (Landesvorstand ), латыши, шведы и норвежцы. Опу­
щены в этом перечне:

один немецкий делегат (имя которого не печатается по причинам понятным) и один швейцарский, Платтен.

Написано в сентябре, позднее 12 (25) ,1915 г.

Впервые напечатано б сентября Печатается по рукописи

1925 г. в газете «Правда» № 203

- Главное правление. Ред.


ПЕРВЫЙ ШАГ

Медленно движется вперед развитие интернационального социалистического дви­жения в эпоху неимоверно тяжелого кризиса, вызванного войной. Но все же движется именно в сторону разрыва с оппортунизмом и социал-шовинизмом. Международная социалистическая конференция в Циммервальде (Швейцария) 5—8 сентября 1915 г. ясно показала это.

В течение целого года среди социалистов воюющих и нейтральных стран наблюдал­ся процесс колебаний и выжиданий: боялись признаться самим себе в глубине кризиса, не хотели взглянуть прямо в лицо действительности, оттягивали тысячами способов неизбежный разрыв с господствующими в официальных партиях Западной Европы оп­портунистами и каутскианцами.

Но та оценка событий, которую мы дали год тому назад в манифесте Центрального Комитета (№ 33 «Социал-Демократа»24)*, оказалась верна; события доказали ее пра­вильность; события пошли именно таким путем, что на первой международной социа­листической конференции оказались представленными протестующие элементы мень­шинства (Германии, Франции, Швеции, Норвегии), действующие вопреки решениям официальных партий, то есть фактически действующие раскольнически.

Итоги работы конференции состоят в манифесте и в резолюции сочувствия аресто­ванным и преследуемым.

См. Сочинения, 5 изд., том 26, стр. 13—23. Ред.


38___________________________ В. И. ЛЕНИН

Оба эти документа напечатаны в этом номере «Социал-Демократа». Конференция от­клонила, 19 голосами против 12, сдачу в комиссию проекта резолюции, предложенного нами и другими революционными марксистами, а наш проект манифеста сдали в ко­миссию вместе с двумя другими для выработки общего манифеста. Читатель найдет в другом месте данного номера оба наши проекта, сличение которых с принятым мани­фестом явно указывает на то, что ряд основных мыслей революционного марксизма удалось провести.

Принятый манифест фактически означает шаг к идейному и практическому разрыву с оппортунизмом и социал-шовинизмом. Но в то же время этот манифест, как покажет его разбор, страдает непоследовательностью и недоговоренностью.

Манифест объявляет войну империалистическою, отмечая два признака этого поня­тия: стремление капиталистов каждой нации к прибыли, к эксплуатации; стремление великих держав к разделу мира и к «порабощению» слабых наций. Самое существенное из того, что надо сказать об империалистском характере войны и что сказано в нашей резолюции, здесь повторено. Манифест в этой своей части только популяризирует на­шу резолюцию. Популяризация — вещь полезная, бесспорно. Но, если мы хотим доби­ваться ясности мысли рабочего класса, если мы придаем значение систематической, упорной пропаганде, то надо точно и полно устанавливать те принципы, которые должны быть популяризуемы. Не делая этого, мы рискуем повторить именно ту ошиб­ку, тот грех II Интернационала, который породил его крах, именно: мы оставляем место для двусмысленностей и кривотолков. Например, можно ли отрицать, что выраженная в резолюции мысль о зрелости объективных предпосылок социализма имеет сущест­венное значение? В «популярном» изложении манифеста она опущена; попытка соеди­нить в одно ясную и точную принципиальную резолюцию с воззванием не удалась.

«Капиталисты всех стран... утверждают, что война служит защите отечества... Они лгут...» Так продол-


ПЕРВЫЙ ШАГ 39

жает манифест. Опять-таки это прямое объявление «ложью» основной идеи оппорту­низма в данной войне, идеи «защиты отечества», есть повторение самой существенной мысли из резолюции революционных марксистов. И опять-таки получается обидная недоговоренность, какая-то робость, боязнь сказать всю правду. Кто же не знает теперь, после года войны, что действительной бедой для социализма явилось повторение и поддержка лжи капиталистов не только капиталистической печатью (на то она и капи­талистическая, чтобы повторять ложь капиталистов), но и большей частью социалисти­ческой печати? Кто не знает, что не «ложь капиталистов» вызвала величайший кризис европейского социализма, а ложь Геда, Гайндмана, Вандервельде, Плеханова, Каут­ского? Кто не знает, что ложь именно таких вождей доказала внезапно всю силу оп­портунизма, увлекшего их за собой в решительный момент?

Посмотрите, что получается. Для популярности широким массам говорят, что идея обороны отечества в данной войне есть ложь капиталистов. Но ведь массы в Европе не безграмотны, и почти все, читающие манифест, слышали и слышат именно эту ложь от сотен социалистических газет, журналов, брошюр, повторяющих ее за Плехановым, Гайндманом, Каутским и К . Что же подумают читатели манифеста? Какие мысли при­дут им в голову от этого наглядного демонстрирования робости авторов манифеста? Не слушайтесь капиталистической лжи о защите отечества, — учит рабочих манифест. Хорошо. Почти все ответят или подумают про себя: ложь капиталистов нас давно пе­рестала смущать, а вот ложь Каутского и К0...

А дальше манифест повторяет еще одну существенную мысль нашей резолюции, го­воря, что социалистические партии и рабочие организации разных стран «попрали обя-зательства, вытекающие из решений конгрессов в Штутгарте, Копенгагене , Базеле», что также не исполнило своего долга Международное социалистическое бюро , что это неисполнение долга состояло в голосовании кредитов, в участии в министерстве, в при­знании «гражданского мира» (манифест называет


40___________________________ В. И. ЛЕНИН

подчинение ему рабским, т. е. обвиняет Геда, Плеханова, Каутского и К в замене про-

поведи социализма проповедью рабских идей).

Спрашивается, последовательно ли это: говорить в «популярном» манифесте о на­рушении своего долга рядом партий — общеизвестно, что речь идет о сильнейших пар­тиях и рабочих организациях всех самых передовых стран, Англии, Франции, Герма­нии — и не давать объяснения этому поразительному, неслыханному и невиданному факту? Неисполнение своего долга большинством социалистических партий и самим Международным социалистическим бюро! Что же это? Случайность и крах отдельных лиц? Или это перелом целой эпохи? Если первое, если мы допускаем в массах подоб­ную мысль, это равняется нашему отречению от основ социалистического учения. Если второе, как же можно не сказать об этом прямо? Всемирно-исторический момент, крах всего Интернационала, перелом целой эпохи, а мы боимся сказать массам, что надо ис­кать и разыскать всю правду, что надо додумывать свои мысли до конца, что нелепо и смешно допускать предположение о крахе Международного социалистического бюро и ряда партий без связи этого явления с длительной историей возникновения, роста, со­зревания и перезревания общеевропейского оппортунистического течения, имеющего глубокие экономические корни — глубокие не в смысле неразрывной связи его с мас­сами, а в смысле связи с определенным слоем общества.

Переходя к «борьбе за мир», манифест заявляет: «эта борьба есть борьба за свободу, за братство народов, за социализм» — и дальше поясняется, что на войне рабочие при­носят жертвы «на службе господствующим классам», а надо уметь приносить жертвы «за свое дело» (дважды подчеркнуто в манифесте), «за священные цели социализ­ма», а в резолюции о симпатии борцам, арестованным и преследуемым, говорится, что «Конференция торжественно обязуется чтить этих живых и умерших борцов подража­нием их примеру» и что она ставит задачей «будить революционный дух в междуна­родном пролетариате».


ПЕРВЫЙ ШАГ 41

Все эти мысли есть повторение той существенной мысли нашей резолюции, что борьба за мир без революционной борьбы есть пустая, лживая фраза, что единственный путь к избавлению от ужасов войны заключается в революционной борьбе за социа­лизм. И опять недоговоренность, непоследовательность, робость: звать массы подра­жать революционным борцам, объявлять, что пятеро осужденных на ссылку в Сибирь членов РСДР Фракции продолжали «славные революционные традиции России», про­возглашать необходимость «будить революционный дух» и... не говорить прямо, от­крыто, определенно о революционных средствах борьбы.

Следовало ли нашему Центральному Комитету подписывать страдающий непосле­довательностью и робостью манифест? Мы думаем, что да. О нашем несогласии, — о несогласии не только Центрального Комитета, но всей левой, международной, револю­ционно-марксистской части конференции, — сказано открыто и в особой резолюции, и в особом проекте манифеста, и в особом заявлении по поводу голосования за компро-миссный манифест . Мы не скрыли ни йоты из своих взглядов, лозунгов, тактики. На конференции было роздано немецкое издание брошюры «Социализм и война» . Мы распространили, распространяем и будем распространять наши взгляды не менее, чем будет распространяться манифест. Что этот манифест делает шаг вперед к действитель­ной борьбе с оппортунизмом, к разрыву и расколу с ним, это факт. Было бы сектантст­вом отказываться сделать этот шаг вперед вместе с меньшинством немцев, французов, шведов, норвежцев, швейцарцев, когда мы сохраняем полную свободу и полную воз­можность критиковать непоследовательность и добиваться большего . Было бы пло­хой военной тактикой

См. Сочинения, 5 изд., том 26, стр. 307—350). Ред.

А что «OK» и социал-революционеры подписали манифест, как дипломаты, сохраняя все свои свя­зи — и всю свою связанность — с «Нашей Зарей», Рубановичем и июльской (1915 г.) конференцией на­родных социалистов и социал-революционеров в России28 — это нас не пугает. Мы имеем достаточно возможности бороться с гнилой дипломатией и разоблачать ее. Она сама все более разоблачает себя. «Наша Заря» и фракция Чхеидзе помогают нам разоблачать Аксельрода и К°.


42___________________________ В. И. ЛЕНИН

отказаться идти вместе с растущим международным движением протеста против соци­ал-шовинизма из-за того, что это движение медленно, что оно делает «только» один шаг вперед, что оно готово и хочет завтра сделать шаг назад, пойти на мир со старым Международным социалистическим бюро. Готовность мириться с оппортунистами есть пока только пожелание, не более. Согласятся ли оппортунисты на мир? Возможен ли, объективно, мир между расходящимися все глубже и глубже течениями социал-шовинизма, каутскизма и революционного интернационалистского марксизма? Мы ду­маем, что нет, и мы поведем и дальше свою линию, ободренные успехом ее на конфе­ренции 5—8 сентября.

Ибо успех нашей линии несомненен. Сравните факты. В сентябре 1914 года мани­фест нашего Центрального Комитета — как будто одинокий. В марте 1915 года между -народная женская конференция с бедной пацифистской резолюцией, за которой слепо идет ОК. В сентябре 1915 года мы сплачиваемся в целую группу международной левой, выступаем со своей тактикой, проводим ряд основных наших идей в общем манифесте, участвуем в образовании ИСК (Интернациональной социалистической комиссии), т. е. фактически нового Международного социалистического бюро, вопреки воле старого, на базе манифеста, прямо осуждающего тактику старого.

Рабочие России, которые в подавляющем большинстве шли за нашей партией и ее Центральным Комитетом еще в 1912—1914 годах, увидят теперь на опыте междуна­родного социалистического движения, что наша тактика подтверждается и на более широкой арене, что наши основные идеи разделяются все более и более обширной и лучшей частью пролетарского Интернационала.

«Социал-Демократ» № 4546, Печатается по тексту газеты

11 октября 1915 г. «Социал-Демократ»


РЕВОЛЮЦИОННЫЕ МАРКСИСТЫ

НА МЕЖДУНАРОДНОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ

КОНФЕРЕНЦИИ 5—8 СЕНТЯБРЯ 1915 г.

Идейная борьба на конференции шла между сплоченной группой интернационали­стов, революционных марксистов и колеблющимися почти-каутскианцами, составляв­шими правый фланг конференции. Сплочение указанной группы — один из самых важных фактов и один из самых больших успехов конференции. После целого года войны единственным течением в Интернационале, которое выступало с вполне опреде­ленной резолюцией, — а также с основанным на ней проектом манифеста, — и объеди­нило последовательных марксистов России, Польши, Латышского края, Германии, Швеции, Норвегии, Швейцарии, Голландии, оказалось течение, представленное нашей партией.

Какие же доводы были выдвигаемы против нас колеблющимися? Немцы признава­ли, что мы идем навстречу революционным битвам, но — говорили они — о таких ве­щах, как братанье в траншеях, политические стачки, уличные демонстрации, граждан­ская война, не надо кричать на весь мир. Это делают, но об этом не говорят. А другие добавляли: это — ребячество, это — вспышко-пускательство.

За эти до смешного, до неприличного противоречивые и уклончивые речи немецкие полу каутскианцы наказали сами себя, приняв выражение симпатии и заявление о необ­ходимости «подражать» членам РСДР Фракции, которые как раз распространяли наш ЦО «Социал-Демократ», «кричавший на весь мир» о гражданской войне.


44___________________________ В. И. ЛЕНИН

Вы поступаете по дурному примеру Каутского, отвечали мы немцам: на словах при­знание грядущей революции, на деле — отказ от того, чтобы говорить массам прямо о ней, звать к ней, намечать самые конкретные средства борьбы, которые масса испыты­вает, узаконяет в ходе революции. Маркс и Энгельс из-за границы — немецким фили­стерам казалось ужасным, что о революционных средствах борьбы хотят говорить из-за границы! — в 1847 году, в знаменитом «Манифесте коммунистической партии», звали к революции, говорили прямо и открыто о применении насилия, объявляли «презрен­ным» делом сокрытие своих революционных целей, задач и приемов борьбы. Револю­ция 1848 г. доказала, что только Маркс и Энгельс подходили к событиям с верной так­тикой. В России, за несколько лет до революции 1905 г., в старой «Искре» 1901 г.30 Плеханов, бывший тогда марксистом, писал в статье, шедшей без подписи, как выра­жение взглядов всей редакции, о грядущем восстании и о таких путях подготовки его, как уличные демонстрации, и даже о таких технических приемах, как употребление проволоки для борьбы с кавалерией. Революция в России доказала, что только старые «искровцы» подходили к событиям с верной тактикой. И теперь: одно из двух. Либо мы действительно твердо убеждены, что война создает в Европе революционную ситуа­цию, что вся экономическая и социально-политическая обстановка империалистской эпохи ведет к революции пролетариата. Тогда наш безусловный долг разъяснять мас­сам необходимость революции, звать к ней, создавать соответствующие организации, не бояться говорить самым конкретным образом о различных приемах насильственной борьбы и об ее «технике». Этот наш безусловный долг не зависит от того, будет ли ре­волюция достаточно сильна и наступит ли она в связи с 1 -ой или 2-ой империалистской войной и т. п. Либо мы не уверены в том, что ситуация революционна, и тогда нечего по-пустому употреблять слова о войне с войной. Тогда мы на деле национал-либеральные рабочие политики зюдекумо-плехановского или каутскианского оттенка.


Просмотров 220

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!