Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ОТНОШЕНИЕ К ДРУГИМ ПАРТИЯМ И ГРУППАМ 8 часть



Давид перепечатывает довольно большую часть манифеста нашего Τ TTC в том числе его главный лозунг, превращение империалистской войны в гражданскую, но только для того, чтобы объявить эту, «русскую», тактику «безумием» и «грубым искажением решений Интернационала» (169, 172). Это, видите ли, эрвеизм (стр. 176): в книге Эрве «содержится вся теория Ленина, Люксембург, Радека, Паннекука и т. д.». Нет ли «эрве-изма», любезнейший Давид, в революционных местах Базельской резолюции и «Ком­мунистического Манифеста»? Воспоминание об этом последнем так же неприятно для Давида, как для Семковского напоминающее о нем название нашего журнала. Что «ра­бочие не имеют отечества», это положение «Коммунистического Манифеста», по убе­ждению Давида, «давно опровергнуто» (стр. 176 и др.). По вопросу о национальности Давид в целой, заключительной, главе преподносит самый пошлый буржуазный вздор о «биологическом законе дифференцирования» (! !) и т. п.


_______________ ГЛАВНЫЙ ТРУД НЕМЕЦКОГО ОППОРТУНИЗМА О ВОЙНЕ______________ 281

Интернациональное не значит антинациональное, мы за право наций на самоутвер­ждение, мы против насилия над слабыми нациями — уверяет Давид, не понимая (или, вернее, прикидываясь, будто он не понимает) того, что именно оправдывать участие в империалистской войне, именно ставить в этой войне лозунг «против поражения», зна­чит быть не только антисоциалистическим, но и антинациональным политиком. Ибо современная империалистская война есть война великодержавных (= угнетающих це­лый ряд других наций) народов ради угнетения новых наций. Нельзя быть «националь­ным» в империалистской войне иначе, как будучи социалистическим политиком, т. е. иначе, как признавая право угнетенных наций на освобождение, на отделение от угне­тающих их великих держав. В эпоху империализма не может быть иного спасения для большинства наций мира, как революционное действие пролетариата великодержав­ных наций, выходящее за рамки национальности, ломающее эти рамки, свергающее ин­тернациональную буржуазию. Без такого свержения останутся великодержавные на­ции, то есть останется угнетение девяти десятых наций всего мира. А такое свержение ускорит в громадных размерах падение всех и всяких национальных перегородок, не уменьшая этим, а в миллионы раз увеличивая «дифференцирование» человечества в смысле богатства и разнообразия духовной жизни и идейных течений, стремлений, от­тенков.

Написано в июне июле 1915 г.



Впервые напечатано 27 июля 1924 г.

в газете «Правда» № 169 Печатается по рукописи


ПРОЕКТ РЕЗОЛЮЦИИ

ЛЕВЫХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ К ПЕРВОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ216

Современная война порождена империализмом. Капитализм достиг этой наиболее высокой стадии. Производительные силы общества и размеры капитала переросли уз­кие рамки отдельных национальных государств. Отсюда — стремление великих держав к порабощению чужих наций, к захвату колоний, как источников сырья и мест вывоза капитала. Весь мир сливается в один хозяйственный организм, весь мир разделен меж­ду горсткой великих держав. Объективные условия социализма вполне созрели, и тепе­решняя война есть война капиталистов за привилегии и монополии, которые бы могли отсрочить крах капитализма.

Стремясь к освобождению труда от гнета капитала, отстаивая всемирное братство рабочих, социалисты борются против всякого угнетения и неравноправия наций. В эпоху, когда буржуазия была прогрессивна, когда на исторической очереди дня стояло свержение феодализма, абсолютизма, чуженационального гнета, социалисты, будучи всегда самыми последовательными и самыми решительными демократами, признавали в этом смысле и только в этом смысле «защиту отечества». И в настоящее время, если бы на востоке Европы или в колониях возникла война угнетенных наций против их уг­нетателей, великих держав, сочувствие социалистов было бы всецело на стороне угне­тенных.

Но теперешняя война порождена совсем иной исторической эпохой, когда буржуа­зия из прогрессивной


__________________________ ПРОЕКТ РЕЗОЛЮЦИИ ЛЕВЫХ С.-Д.________________________ 283

стала реакционной. Со стороны обеих групп воюющих держав эта война есть война ра­бовладельцев за сохранение и укрепление рабства: за передел колоний, за «право» уг­нетать чужие нации, за привилегии и монополии великодержавного капитала, за увеко­вечение наемного рабства путем раскола рабочих разных стран и реакционного подав­ления их. Поэтому речи о «защите отечества» со стороны обеих воюющих групп есть обман народа буржуазией. Ни победа какой бы то ни было группы, ни возврат к status quo не может ни охранить свободы большинства наций мира от империалистского уг­нетения их горсткой великих держав, ни обеспечить рабочему классу даже теперешних его скромных культурных завоеваний. Эпоха сравнительно мирного капитализма ми­новала безвозвратно. Империализм несет рабочему классу неслыханное обострение классовой борьбы, нужды, безработицы, дороговизны, гнета трестов, милитаризма, по­литическую реакцию, которая поднимает голову во всех, даже самых свободных стра­нах.



Действительное значение лозунга «защиты отечества» в данной войне есть защита «права» «своей» национальной буржуазии на угнетение чужих наций, есть национал-либеральная рабочая политика, есть союз ничтожной части привилегированных рабо­чих со «своей» национальной буржуазией против массы пролетариев и эксплуатируе­мых. Социалисты, ведущие такую политику, на деле являются шовинистами, социал-шовинистами. Политика голосования военных кредитов, вступления в министерство, Burgfrieden и т. п., есть измена социализму. Оппортунизм, взращенный условиями миновавшей «мирной» эпохи, дозрел теперь до полного разрыва с социализмом и стал прямым врагом освободительного движения пролетариата. Рабочий класс не может достигнуть своих всемирно-исторических целей, не ведя самой решительной борьбы с откровенным оппортунизмом и социал-шовинизмом (большинство

— прежнему положению. Ред. — гражданского мира. Ред.


284__________________________ В. И. ЛЕНИН

социал-демократических партий Франции, Германии, Австрии, Гайндман, фабианцы и тред-юнионисты в Англии, Рубанович, Плеханов и «Наша Заря» в России и т. д.), как и с так называемым «центром», сдавшим позицию марксизма шовинистам.

Базельский манифест 1912 г., единогласно принятый социалистами всего мира в предвидении именно такой войны между великими державами, которая теперь насту­пила, определенно признал империалистский, реакционный характер этой войны, зая­вил, что считает преступлением, чтобы рабочие одной страны стреляли в рабочих дру­гой, и провозгласил приближение пролетарской революции именно в связи с этой вой­ной. И действительно, война создает революционную ситуацию, порождает революци­онные настроения и брожения в массах, вызывает повсюду в лучшей части пролетариа­та сознание гибельности оппортунизма и обостряет борьбу с ним. Растущее в трудя­щихся массах желание мира выражает их разочарование, крах буржуазной лжи о защи­те отечества, начало прояснения революционного сознания масс. Используя это на­строение для своей революционной агитации, не останавливаясь в своей революцион­ной агитации перед соображением о поражении «своего» отечества, социалисты не бу­дут обманывать народ надеждой на возможность скорого, сколько-нибудь прочного, демократического, исключающего угнетение наций, мира, разоружения и т. п. без ре­волюционного низвержения теперешних правительств. Только социальная революция пролетариата открывает дорогу к миру и свободе наций.

Империалистская война открывает собой эру социальной революции. Все объектив­ные условия новейшей эпохи ставят на очередь дня революционную массовую борьбу пролетариата. Долг социалистов — не отказываясь ни от единого средства легальной борьбы рабочего класса, соподчинить их все этой насущной и главнейшей задаче, раз­вивать революционное сознание рабочих, сплачивать их в интернациональной револю­ционной борьбе, поддерживать и двигать вперед всякое револю-


__________________________ ПРОЕКТ РЕЗОЛЮЦИИ ЛЕВЫХ С.-Д.________________________ 285

ционное выступление, стремиться к превращению империалистской войны между на­родами в гражданскую войну угнетенных классов против их угнетателей, войну за экс­проприацию класса капиталистов, за завоевание политической власти пролетариатом, за осуществление социализма.

Написано ранее 13 (26) июля 1915 г.

Впервые напечатано в 1930 г.
в Ленинском сборнике XIV Печатается по рукописи


О ПОРАЖЕНИИ СВОЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В ИМПЕРИАЛИСТСКОЙ ВОЙНЕ

Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своему правительству.

Это — аксиома. И оспаривают ее только сознательные сторонники или беспомощ­ные прислужники социал-шовинистов. К числу первых принадлежит, например, Сем­ковский из OK (№ 2 его «Известий»). К числу вторых Троцкий и Буквоед, а в Германии Каутский. Желание поражения России, — пишет Троцкий, — есть «ничем не вызывае­мая и ничем не оправдываемая уступка политической методологии социал-патриотизма, который революционную борьбу против войны и условий, ее породив­ших, подменяет крайне произвольной в данных условиях ориентацией по линии наи­меньшего зла» (№ 105 «Нашего Слова»).

Вот — образец надутых фраз, какими Троцкий всегда оправдывает оппортунизм. «Революционная борьба против войны» есть пустое и бессодержательное восклицание, на которое такие мастера герои II Интернационала, если под ней не разуметь револю­ционные действия против своего правительства и во время войны. Достаточно чуточку подумать, чтобы понять это. А революционные действия во время войны против своего правительства, несомненно, неоспоримо, означают не только желание поражения ему, но на деле и содействие такому поражению. (Для «проницательного читателя»: это во­все не значит, что надо «взрывать мосты», устраивать неудачные военные стачки и во­обще помогать правительству нанести поражение революционерам.)


__________ О ПОРАЖЕНИИ СВОЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В ИМПЕРИАЛИСТ. ВОЙНЕ_________ 287

Отделываясь фразами, Троцкий запутался в трех соснах. Ему кажется, что желать поражения России значит желать победы Германии (Буквоед и Семковский прямее вы­ражают эту общую им с Троцким «мысль», вернее: недомыслие). И в этом Троцкий ви­дит «методологию социал-патриотизма»! Чтобы помочь людям, не умеющим думать, Бернская резолюция (№ 40 «Социал-Демократа») пояснила: во всех империалистских странах пролетариат должен теперь желать поражения своему правительству . Буквоед и Троцкий предпочли обойти эту истину, а Семковский (оппортунист, всех больше приносящий пользы рабочему классу откровенно-наивным повторением буржуазной премудрости), Семковский «мило ляпнул»: это бессмыслица, ибо победить может либо Германия, либо Россия (№ 2 «Известий»).

Возьмите пример Коммуны. Победила Германия Францию, и Бисмарк с Тьером по­бедил рабочих! ! Если бы Буквоед и Троцкий подумали, то увидали бы, что они стоят на точке зрения войны правительств и буржуазии, т. е. они раболепствуют перед «поли­тической методологией социал-патриотизма», говоря вычурным языком Троцкого.

Революция во время войны есть гражданская война, а пр е в ρ ащение войны пра­вительств в войну гражданскую, с одной стороны, облегчается военными неудачами («поражением») правительств, а с другой стороны, — невозможно на деле стре­миться к такому превращению, не содействуя тем самым поражению.

От «лозунга» поражения потому и открещиваются шовинисты (с OK, с фракцией Чхеидзе), что этот лозунг один только означает последовательный призыв к революци­онным действиям против своего правительства во время войны. А без таких действий миллионы ррреволюционнейших фраз о войне против «войны и условий и т. д.» не сто­ят ломаного гроша.

Кто серьезно хотел бы опровергнуть «лозунг» поражения своего правительства в империалистской войне, тот должен был бы доказать одну из трех вещей: или 1) что война 1914—1915 гг. не реакционна; или 2) что

См. настоящий том, стр. 166. Ред.


288__________________________ В. И. ЛЕНИН

революция в связи с ней невозможна; или 3) что невозможно соответствие и содействие друг другу революционных движений во всех воюющих странах. Последнее соображе­ние особенно важно для России, ибо это — самая отсталая страна, в которой социали­стическая революция непосредственно невозможна. Именно поэтому русские социал-демократы должны были первыми выступить с «теорией и практикой» «лозунга» по­ражения. И царское правительство было вполне право, что агитация РСДРФракции — единственный образец в Интернационале не одной парламентской оппозиции, а дейст­вительно революционной агитации в массах против своего правительства — что эта агитация ослабляла «военную мощь» России, содействовала ее поражению. Это факт. Неумно прятаться от него.

Противники лозунга поражения просто боятся самих себя, не желая прямо взглянуть на очевиднейший факт неразрывной связи между революционной агитацией против правительства с содействием его поражению.

Возможно ли соответствие и содействие революционного в буржуазно-демократическом смысле движения в России и социалистического на Западе? В этом не сомневался за последнее 10-летие ни один высказывавшийся публично социалист, и движение в австрийском пролетариате после 17 октября 1905 г. фактически доказало эту возможность.

Спросите любого, именующего себя интернационалистом социал-демократа: сочув­ствует ли он соглашению социал-демократов разных воюющих стран о совместных ре­волюционных действиях против всех воюющих правительств? Многие ответят, что оно невозможно, как ответил Каутский («Neue Zeit», 2 октября 1914), этим вполне доказав свой социал-шовинизм. Ибо, с одной стороны, это — заведомая, вопиющая неправда, бьющая в лицо общеизвестным фактам и Базельскому манифесту. А, с другой стороны, если бы это была правда, тогда оппортунисты были бы во многом правы!

Многие ответят, что сочувствуют. И тогда мы скажем: если это сочувствие не лице­мерно, то смешно думать, что на войне и для войны требуется соглашение «по форме»:


__________ О ПОРАЖЕНИИ СВОЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В ИМПЕРИАЛИСТ. ВОЙНЕ_________ 289

выбор представителей, свидание, подписание договора, назначение дня и часа! Думать так в состоянии лишь Семковские. Соглашение о революционных действиях даже в од­ной стране, не говоря о ряде стран, осуществимо только силой примера серьезных ре­волюционных действий, приступа к ним, развития их. А такой приступ опять-таки не­возможен без желания поражения и без содействия поражению. Превращение империа­листской войны в гражданскую не может быть «сделано», как нельзя «сделать» рево­люции, — оно вырастает из целого ряда многообразных явлений, сторон, черточек, свойств, последствий империалистской войны. И такое вырастание невозможно без ря­да военных неудач и поражений тех правительств, которым наносят удары их собст­венные угнетенные классы.

Отказываться от лозунга поражения значит превращать свою революционность в пустую фразу или одно лицемерие.

И чем же предлагают нам заменить «лозунг» поражения? Лозунгом «ни побед, ни поражений» (Семковский в № 2 «Известий». То же весь OK в № 1). Но ведь это не что иное, как перефразировка лозунга «защиты отечества»! Это — именно перенесение вопроса в плоскость войны правительств (которые, по содержанию лозунга, должны остаться в старом положении, «сохранить свои позиции»), а не борьбы угнетенных классов против своего правительства! Это есть оправдание шовинизма всех империали­стских наций, буржуазии которых всегда готовы сказать, — и говорят народу, — что они «только» борются «против поражения». «Смысл нашего голосования 4-го августа: не за войну, ъпротив поражения», пишет вождь оппортунистов Э. Давид в своей книге. «Окисты», вместе с Буквоедом и Троцким, вполне становятся на почву Давида, защищая лозунг: ни победы, ни поражения!

Этот лозунг, если вдуматься в него, означает «гражданский мир», отказ от классовой борьбы угнетенного класса во всех воюющих странах, ибо классовая борьба невозмож­на без нанесения ударов «своей» буржуазии и «своему» правительству, а нанесение во время войны


290__________________________ В. И. ЛЕНИН

удара своему правительству есть государственная измена (к сведению Буквоеда!), есть содействие поражению своей страны. Кто признает лозунг «ни побед, ни поражений», тот лишь лицемерно может стоять за классовую борьбу, за «разрыв гражданского ми­ра», тот на деле отрекается от самостоятельной, пролетарской политики, подчиняя про­летариат всех воюющих стран задаче вполне буржуазной: охранять от поражений дан­ные империалистские правительства. Единственной политикой действительного, не словесного, разрыва «гражданского мира», признания классовой борьбы, является по­литика использования пролетариатом затруднений своего правительства и своей бур­жуазии для их низвержения. А этого нельзя достигнуть, к этому нельзя стремиться, не желая поражения своему правительству, не содействуя такому поражению.

Когда итальянские социал-демократы перед войной поставили вопрос о массовой стачке, буржуазия ответила им — безусловно правильно с ее точки зрения: это будет государственной изменой, и с вами поступят, как с изменниками. Это — правда, как правда и то, что братанье в траншеях есть государственная измена. Кто пишет против «государственной измены», как Буквоед, против «распада России», как Семковский, тот стоит на буржуазной, а не на пролетарской точке зрения. Пролетарий не может ни нанести классового удара своему правительству, ни протянуть (на деле) руку своему брату, пролетарию «чужой», воюющей с «нами» страны, не совершая «государственной измены», не содействуя поражению, не помогая распаду «своей» империалистской «великой» державы.

Кто стоит за лозунг «ни побед, ни поражений», тот сознательный или бессознатель­ный шовинист, тот в лучшем случае примирительный мелкий буржуа, но во всяком случае враг пролетарской политики, сторонник теперешних правительств, теперешних господствующих классов.

Взглянем на вопрос еще с одной стороны. Война не может не вызывать в массах са­мых бурных чувств, нарушающих обычное состояние сонной психики. И без


__________ О ПОРАЖЕНИИ СВОЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В ИМПЕРИАЛИСТ. ВОЙНЕ_________ 291

соответствия с этими новыми, бурными чувствами невозможна революционная такти­ка.

Каковы главные потоки этих бурных чувств? 1) Ужас и отчаяние. Отсюда — усиле­ние религии. Церкви снова стали наполняться, — ликуют реакционеры. «Где страда­ния, там религия», говорит архиреакционер Баррес. И он прав. 2) Ненависть к «врагу» — чувство, разжигаемое специально буржуазией (не столько попами) и выгодное только ей экономически и политически. 3) Ненависть к своему правительству и к своей буржуазии — чувство всех сознательных рабочих, которые, с одной стороны, по­нимают, что война есть «продолжение политики» империализма, и отвечают на нее «продолжением» своей ненависти к своему классовому врагу, а с другой стороны, по­нимают, что «война войне» есть пошлая фраза без революции против своего правитель­ства. Нельзя возбуждать ненависть к своему правительству и к своей буржуазии, не же­лая им поражения, — и нельзя быть нелицемерным противником «гражданского (= классового) мира», не возбуждая ненависти к своему правительству и к своей буржуа­зии!!

Сторонники лозунга «ни побед, ни поражений» фактически стоят на стороне бур­жуазии и оппортунистов, «не веря» в возможность интернациональных революцион­ных действий рабочего класса против своих правительств, не желая помогать развитию таких действий — задаче, бесспорно, не легкой, но единственно достойной пролетария, единственно социалистической задаче. Именно пролетариат самой отсталой из воюю­щих великих держав должен был, особенно перед лицом позорной измены немецких и французских социал-демократов, в лице своей партии выступить с революционной так­тикой, которая абсолютно невозможна без «содействия поражению» своего правитель­ства, но которая одна только ведет к европейской революции, к прочному миру социа­лизма, к избавлению человечества от ужасов, бедствий, одичания, озверения, царящих ныне.

«Социал-Демократ» № 43, Печатается по тексту газеты

26 июля 1915 г. «Социал-Демократ»


О ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ В РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

Вторые номера «Известий» OK и «Нашего Дела» разъясняют это положение с сугу­бой назидательностью и наглядностью. Оба издания, каждое по-своему, соответственно различию мест их выхода в свет и их политическому назначению, твердой поступью идут по пути упрочения социал-шовинизма.

«Наше Дело» не только не сообщает ни о каких разногласиях или оттенках внутри редакции, не только не берет ни малейшей нотки против «потресовщины», а, напротив, в специальном заявлении «от редакции» (с. 19) солидаризируется с потресовщиной, объявляет, что «интернационализм» требует именно «ориентировки в международном положении» в смысле решения того, успех какой буржуазии в теперешней войне жела­тельнее для пролетариата. Это значит, что в основном и существенном вся редакция социал-шовинистична. А в добавление к этому редакция, расходясь с Каутским только в оттенках социал-шовинизма, расхваливает, как «блестящую», «исчерпывающую», «теоретически ценную» брошюру Каутского, целиком посвященную его интернацио­нальному оправданию. Кто не хочет закрывать глаза, тот не может не видеть, что ре­дакция «Нашего Дела» таким образом, во-первых, освящает российский шовинизм, а во-вторых, выражает готовность к «амнистии» и примирению с интернациональным социал-шовинизмом.


_____________ О ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ В РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ_____________ 293

В отделе «По России и за границей» излагаются взгляды Плеханова и Аксельрода, между которыми редакция (вполне правильно) не делает никакого различия. В специ­альном примечании опять-таки от имени редакции (с. 103) заявляется, что взгляды Плеханова «во многих отношениях совпадают с взглядами» «Нашего Дела».

Картина яснее ясного. То «течение» легалистов, которое воплощено в «Нашем Деле» и которое, благодаря тысяче связей с либеральной буржуазией, одно из всего «брюс­сельского блока» было реальностью в России в 1910—1915 гг., вполне упрочило и за­вершило свое оппортунистическое развитие, благополучно дополнив ликвидаторство социал-шовинизмом. Действительная программа той группы, которая в январе 1912 г. исключена из нашей партии, обогатилась еще одним, крайне важным, пунктом: прове­дение в рабочий класс идей, сводящихся к необходимости охранять и укреплять, хотя бы ценой войн, великодержавные преимущества и привилегии великорусских помещи­ков и буржуазии.

Прикрывать эту политическую реальность «левыми» фразами и якобы социал-демократической идеологией — таков настоящий политический смысл легальной дея­тельности фракции Чхеидзе и нелегальной — ОК. В идейном отношении лозунг: «ни побед, ни поражений», в практическом отношении борьба с «раскольничеством», про­никающая собой решительно все статьи № 2 «Известий», особенно Мартова, Ионова и Машинадзе, — вот деловая и вполне правильная (с точки зрения оппортунистов) про­грамма «мира» с «Нашим Делом» и Плехановым. Прочтите письмо «бывшего револю­ционера» г. Алексинского в № 143 «Речи» (от 27 мая 1915 года) об «обороне страны», как «задаче демократии», — и вы увидите, что этот ретивый паж теперешнего шовини­ста Плеханова вполне помирится с лозунгом «ни побед, ни поражений». Это — именно общий лозунг Плеханова, «Нашего Дела», Аксельрода и Косовского, Мартова и Сем­ковского, между которыми, конечно (о, конечно!), останутся «законные оттенки» и «частные разногласия». Вся эта братия удовлетворяется идейно, в главном и основном, признавая общую почву «ни побед, ни пора-


294__________________________ В. И. ЛЕНИН

жений» (заметим в скобках: чьих? ясно: теперешних правительств, теперешних гос­подствующих классов!). Практически-политически они удовлетворяются лозунгом «единства». Это означает единство с «Нашим Делом», т. е. на деле полное примирение с тем, что в России «Наше Дело», при помощи фракции Чхеидзе, будет по-прежнему вести серьезную политику и серьезную (буржуазно-«серьезную») работу в массах, а за границей и в подполье OK и К0 будут позволять себе делать «левые» оговорочки, гово­рить почти что революционные фразы и т. д., и т. п. Не будем делать себе иллюзий: брюссельский блок, который сразу распался и доказал тем, что в нем не было ничего, кроме лицемерия, именно в силу этого очень пригоден для прикрытия политически гнилого положения. В июле 1914 года он служил для прикрытия «Нашей Зари» и «Се­верной Рабочей Газеты» посредством ни к чему не обязывающих почти-левых резолю­ций. В июле 1915 года нет еще «свидания друзей» и «протокола», но есть уже принци­пиальное согласие главных «актеров» на то, чтобы сообща прикрывать социал-шовинизм «Нашего Дела», Плеханова и Аксельрода посредством тех или иных тоже почти-левых фраз. Прошел год — великий и тяжелый год в европейской истории. Об­наружилось, что нарыв национал-либеральной рабочей политики задушил большинство социал-демократических партий Европы, что он вполне созрел и в ликвидаторстве, — а «друзья», как музыканты в крыловском «Квартете», пересели с места на место и опять затянули хором фальшивыми голосами: единство, единство... (с «Нашим Делом»)!

Пример парижского «Нашего Слова» особенно поучителен для искренних сторонни­ков «единства». № 2 «Известий» OK нанес смертельный удар «Нашему Слову», и те­перь его смерть (политическая или «физическая», . это не важно) — вопрос только вре­мени. «Известия» OK № 2 «убили» «Наше Слово» простым заявлением, что Мартов (оказавшийся членом секретариата OK, — видимо, его кооптировали «единогласно» Семковский и Аксельрод, должно быть, за согласие не повторять больше необдуман­ных фраз о «смерти» «Vorwärts'a») —


_____________ О ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ В РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ_____________ 295

Мартов и «добрая половина сотрудников «Нашего Слова», организационно примы­кающих к OK», констатируют свою ошибку, что они только по «наивности» (Мартов в роли ingénu — это недурно) считали «Наше Слово» «общим органом русских интер­националистов», а на деле «Наше Слово» оказалось и «раскольническим», и «фракци­онным» (Семковский от себя добавляет: «анархо-синдикалистским»), и «оправдываю­щимся перед ленинским «Социал-Демократом»».

Перед публикой выступили 3 части «Нашего Слова», безуспешно объединявшиеся 7 или 8 месяцев: 1) двое левых членов редакции (№ 107 «Нашего Слова»), искренне со­чувствующих интернационализму и тяготеющих к «Социал-Демократу» (см. резолю­цию приветствия им от Парижской секции нашей партии в № 122 «Нашего Слова»); 2) Мартов и «окисты» («добрая половина»); 3) Троцкий, который, как и всегда, пи в чем принципиально не согласен с социал-шовинистами, по во всем практически согласен с ними (благодаря, между прочим, «счастливому посредничеству» — кажется, это так называется на дипломатическом языке? — фракции Чхеидзе).

Перед искренними сторонниками единства встает вопрос: почему потерпело крах и раскололось «Наше Слово»? Обыкновенно расколы объясняются человеконенавистни­ческим «раскольничеством» злых «ленинцев» (ст. Семковского в № 2 «Известий», Ак­сельрода в «Нашем Слове» и т. д., и т. п.). Но эти злые люди совсем не участвовали в «Нашем Слове» и по этой простой причине не могли расколоться или уйти оттуда.

В чем же дело? В случайности? Или в том, что невозможно и вредно единство соци­ал-демократических рабочих с проводниками буржуазного влияния (фактически: аген­тами либеральной и шовинистской буржуазии) из «Нашего Дела»?

Пусть подумают об этом сторонники «единства».

В европейской социал-демократии за «единство» высказались теперь, несколько в иной обстановке и форме,

— наивного простака. Ред.


296__________________________ В. И. ЛЕНИН

Каутский и Гаазе, вкупе с самим Бернштейном. Почуяв, что массы левеют, эти «авто­ритеты» предлагают мир левым социал-демократам на молчаливом условии мира с Зю-декумами. Словесно отречься от «политики 4 августа», заклеить раскол национал-либеральной и социал-демократической рабочей политики какими-нибудь ни к чему не обязывающими (и в некоторых отношениях даже для Гинденбурга и Жоффра небезвы­годными) фразами о «мире» (лозунг мира как раз для этого подходит), платоническим осуждением аннексий и т. п. Такова, приблизительно, программа Каутского с Берн­штейном, к которой не прочь склониться и французские социал-шовинисты, как видно из некоторых ноток в «L'Humanité». Англичане из «Независимой рабочей партии», ко­нечно, горой будут стоять за такую амнистию социал-шовинизму, прикрытую рядом поклонов влево. Разумеется, «окистам» и Троцкому сам бог велел уцепиться теперь за фалды Каутского и Бернштейна.

Мы считаем этот поворот влево вождя оппортунистов и вождя лицемерных шовини­стов «радикального» лагеря — комедией, значение которой состоит в том, чтобы спа­сти гнилое в социал-демократии посредством поклона влево, чтобы укрепить фактиче­ски национал-либеральную рабочую политику ценой ничтожных словесных уступок «левым».


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!