Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ОТНОШЕНИЕ К ДРУГИМ ПАРТИЯМ И ГРУППАМ 3 часть



Линия работы в духе интернациональном, пролетарском, революционном, указана здесь вполне ясно — так ясно, что яснее сказать, соблюдая легальность, нельзя было.

Наступает война — именно такая, именно по той линии, как предвидели в Базеле. Официальные партии действуют прямо в противоположном духе: не как интернацио­налисты, а как националисты; по-буржуазному, а не по-пролетарски; не революционно, а архиоппортунистически. Если мы говорим рабочим: совершена прямая измена делу социализма, то этими словами мы сразу отметаем все отговорки и увертки, все софиз­мы à la Каутский и Аксельрод, мы ясно указываем глубину и силу зла, ясно зовем к борьбе, а не к примирению с ним.

А резолюция большинства? Ни звука осуждения изменникам, ни словечка об оппор­тунизме, простое повторение идей Базельской резолюции!!! Точно ничего серьезного не случилось, — была случайная ошибочка, достаточно повторить старое решение, — возникло непринципиальное неглубокое расхождение, достаточно заклеить его! ! !

Да ведь это же прямая издевка над решениями Интернационала, издевка над рабо­чими. Социал-шовинисты ничего иного, по сути дела, и не добиваются, как простого повторения старых решений, лишь бы ничего


________________________ О БОРЬБЕ С СОЦИАЛ-ШОВИНИЗМОМ______________________ 205

не изменять на деле. Это и есть, в сущности, молчаливая и лицемерно-прикрытая амни­стия социал-шовинистским сторонникам большинства теперешних партий. Мы знаем, что есть «тьма охотников» пойти именно этим путем, ограничиться несколькими левы­ми фразами. Нам с такими людьми не по дороге. Мы шли и пойдем другим путем, мы хотим помогать рабочему движению и строительству рабочей партии на деле в духе непримиримом по отношению к оппортунизму и социал-шовинизму.

Часть немецких делегаток, по-видимому, боялась вполне определенной резолюции по соображениям, исключительно относящимся к темпу развития борьбы с шовиниз­мом внутри одной только, именно их собственной, партии. Но такие соображения были явно неуместны и ошибочны, ибо международная резолюция вообще не касалась и не могла касаться ни темпа, ни конкретных условий борьбы с социал-шовинизмом в от­дельных странах; в этой области автономия отдельных партий непререкаема. Надо было с интернациональной трибуны провозгласить бесповоротный разрыв с социал-шовинизмом во всем направлении, во всем характере социал-демократической работы; а вместо этого резолюция большинства еще раз повторила старую ошибку, ошибку II Интернационала, дипломатически прикрывавшего оппортунизм и расхождение слова с делом. Повторяем: по этому пути мы не пойдем.



Приложение к№ 42

газеты «Социал-Демократ», Печатается по тексту Приложения

1 июня 1915 г.


ПРОЕКТ РЕЗОЛЮЦИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЖЕНСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

Резолюция, предложенная делегацией ЦК

Теперешняя всемирная война, причинившая столько бедствий всюду, где она разра­зилась, опустошившая и разорившая Бельгию и Галицию, разбившая тысячи и тысячи рабочих существований, — есть война империалистическая, вызванная борьбой правя­щих классов разных стран за раздел колоний и господство на мировом рынке и интере­сами династическими. Она является естественным продолжением политики класса ка­питалистов и правительств всех стран, и потому вопрос о том, кто первый нанес удар, не представляет, с социалистической точки зрения, никакого интереса.

Эта война не только нисколько не служит интересам рабочих, но является оружием в руках правящих классов для того, чтобы разбить интернациональную солидарность ра­бочих, а внутри каждой страны ослабить их движение и классовую борьбу. Точно так же пароль «защиты отечества», выдвинутый буржуазией и поддержанный оппортуни­стами, является не чем иным, как приманкой, при помощи которой буржуазия старает­ся убедить пролетариат отдать свою жизнь и кровь ради ее интересов.

Принимая все это во внимание, внеочередная интернациональная конференция женщин-социалисток, опираясь на Штутгартскую резолюцию, которая рекомендует использовать экономический и политический кризис, причиненный войной, чтобы под­нять народ с целью ускорить падение капиталистического строя, на резо-


__________ ПРОЕКТ РЕЗОЛЮЦИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЖЕНСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ_________ 207

люцию Копенгагенскую, которая гласит, что депутаты обязаны голосовать против во­енных кредитов, и на резолюцию Базельскую, которая говорит, что рабочие считают преступлением стрелять друг в друга, — заявляет, что представители большинства со­циалистических партий воюющих стран действовали совершенно несогласно с этими резолюциями и, уступая давлению обстоятельств, совершили настоящую измену по от­ношению к социализму, подменив его национализмом; — она утверждает, что у проле­тариев всех стран нет другого врага, кроме их классового врага — класса капиталистов. Ужасные страдания, причиненные этой войной, пробуждают у всех женщин, и особен­но у женщин-пролетарок, все растущее желание мира. Объявляя войну всякой империа­листической войне, конференция в то же время считает, что для того, чтобы это жела­ние мира могло превратиться в сознательную политическую силу, необходимо, чтобы работницы хорошо поняли, что имущие классы стремятся лишь к аннексиям, завоева­ниям и господству, что в эпоху империализма войны неизбежны и что империализм грозит миру целым рядом войн, если пролетариат не найдет в себе достаточно силы, чтобы положить конец капиталистическому строю, окончательно свергнув капита­лизм. Если работница хочет сократить период страданий, связанный с эпохой империа­листических войн, необходимо, чтобы ее стремление к миру перешло в возмущение и борьбу за социализм. Лишь путем революционного движения масс, усиливая и обост­ряя социалистическую борьбу, работница достигнет своей цели в этой борьбе. Таким образом, ее первой обязанностью является поддержка профессиональных и социали­стических организаций и нарушение гражданского мира путем борьбы против военных кредитов, против вступления в буржуазные министерства, путем поддержки и пропа­ганды братания солдат в траншеях на поле битвы, путем устройства повсюду, где пра­вительство отняло конституционные свободы, нелегальных организаций и, наконец, путем вовлечения масс в участие в манифестациях и революционных движениях.




208__________________________ В. И. ЛЕНИН

Интернациональная конференция женщин-социалисток призывает работниц всех стран немедленно же повести эту борьбу, организуя ее интернационально и тесно свя­зывая свою работу с работой тех социалистов всех стран, которые, подобно Либкнехту, борются с национализмом и ведут революционную социалистическую борьбу.

В то же время конференция напоминает работницам, что в наиболее передовых странах Европы объективные условия для социалистического производства уже созре­ли, что все движение входит в новую фазу, что теперешняя всемирная война налагает на них новые и серьезные обязанности, что их движение может быть предтечей общего выступления масс, которое сможет дать всему социалистическому движению новый размах и приблизить час окончательного освобождения. Взяв на себя инициативу в де­ле устройства демонстраций и революционных манифестаций, работницы, идя рука об руку с пролетариатом, смогут положить начало новой эре пролетарской борьбы, в те­чение которой пролетариат завоюет в более передовых странах социализм, а в более отсталых — демократическую республику.

Приложение к№ 42 Печатается по тексту Приложения

газеты «Социал-Демократ», 1 июня 1915 г.



КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА



 


Написано во второй половине мая первой половине июня 1915 г.

Напечатано в сентябре 1915 г. в журнале

«Коммунист» № 12, Женева

Подпись:Η. Ленин


Печатается по тексту журнала


Под крахом Интернационала иногда разумеют просто формальную сторону дела, пе­рерыв интернациональной связи между социалистическими партиями воюющих стран, невозможность собрать ни международной конференции, ни Международного социа­листического бюро и т. п. На этой точке зрения стоят некоторые социалисты нейтраль­ных, маленьких стран, вероятно, даже большинство официальных партий в них, затем оппортунисты и их защитники. В русской печати, с заслуживающей глубокой призна­тельности откровенностью, выступил на защиту этой позиции г. Вл. Косовский в № 8 «Информационного Листка» Бунда, причем редакция «Листка» ни единым словом не оговорила своего несогласия с автором. Можно надеяться, что защита национализма г. Косовским, который договорился до оправдания немецких социал-демократов, голосо­вавших за военные кредиты, поможет многим рабочим окончательно убедиться в бур­жуазно-националистическом характере Бунда.

Для сознательных рабочих социализм — серьезное убеждение, а не удобное прикры­тие мещански-примирительных и националистически-оппозиционных стремлений. Под крахом Интернационала они разумеют вопиющую измену большинства официальных социал-демократических партий своим убеждениям, торжественнейшим заявлениям в речах на Штутгартском и Базельском международных конгрессах, в резолюциях этих


212__________________________ В. И. ЛЕНИН

конгрессов и т. д. Не видеть этой измены могут только те, кто не хочет видеть ее, кому это невыгодно. Формулируя дело научным образом, т. е. с точки зрения отношения ме­жду классами современного общества, мы должны сказать, что большинство социал-демократических партий и во главе их, в первую очередь, самая большая и самая влия­тельная партия II Интернационала, германская, встали на сторону своего генерального штаба, своего правительства, своей буржуазии против пролетариата. Это — событие всемирно-исторической важности, и на возможно более всестороннем анализе его нельзя не остановиться. Давно признано, что войны, при всех ужасах и бедствиях, ко­торые они влекут за собой, приносят более или менее крупную пользу, беспощадно вскрывая, разоблачая и разрушая многое гнилое, отжившее, омертвевшее в человече­ских учреждениях. Несомненную пользу начала тоже приносить человечеству и евро­пейская война 1914—1915 года, показав передовому классу цивилизованных стран, что в его партиях назрел какой-то отвратительный гнойный нарыв, и несется откуда-то не­стерпимый трупный запах.

I

Есть ли налицо измена главных социалистических партий Европы всем своим убеж­дениям и задачам? Об этом не любят говорить, разумеется, ни сами изменники, ни те, кто твердо знает — или смутно догадывается — что ему придется дружить и мириться с ними. Но, как бы ни было это неприятно разным «авторитетам» II Интернационала или их фракционным друзьям среди российских социал-демократов, мы должны прямо взглянуть на вещи, назвать их своими именами, сказать рабочим правду.

Есть ли фактические данные по вопросу о том, как перед настоящей войной и в предвидении ее смотрели социалистические партии на свои задачи и на свою тактику? Бесспорно, есть. Это — резолюция Базельского международного социалистического конгресса


КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА__________________________ 213

в 1912 году, которую мы перепечатываем, вместе с резолюцией Хемницкого герман­ского социал-демократического съезда того же года как напоминание о «забытых словах» социализма. Подводя итог громадной пропагандистской и агитационной лите­ратуре всех стран против войны, эта резолюция представляет собой самое точное и полное, самое торжественное и формальное изложение социалистических взглядов на войну и тактики по отношению к войне. Нельзя назвать иначе, как изменой, уже тот факт, что ни один из авторитетов вчерашнего Интернационала и сегодняшнего социал-шовинизма, ни Гайндман, ни Гед, ни Каутский, ни Плеханов, не решаются напомнить своим читателям эту резолюцию, а либо совершенно молчат о ней, либо цитируют (по­добно Каутскому) второстепенные места ее, обходя все существенное. Самые «левые», архиреволюционные резолюции — и самое бесстыдное забвение их или отречение от них, вот одно из самых наглядных проявлений краха Интернационала, — а вместе с тем и одно из самых наглядных доказательств того, что верить в «исправление» социализ­ма, в «выпрямление его линии» путем одних резолюций могут теперь лишь люди, у ко­торых беспримерная наивность граничит с хитрым желанием увековечить прежнее ли­цемерие.

Гайндмана еще вчера, можно сказать, когда он повернул перед войной к защите им­периализма, все «порядочные» социалисты считали свихнувшимся чудаком, и никто не говорил о нем иначе, как в тоне пренебрежения. А теперь к позиции Гайндмана цели­ком скатились, — отличаясь между собой только в оттенках и в темпераменте, — вид­нейшие социал-демократические вожди всех стран. И мы никак не в состоянии оценить и охарактеризовать сколько-нибудь парламентским выражением гражданского мужест­ва таких людей, как, например, писатели «Нашего Слова», когда они пишут о «госпо­дине» Гайндмане в тоне презрения, а о «товарище» Каутском говорят — или молчат — с видом почтения (или подобострастия?). Разве можно примирить такое отношение с уважением к социализму


214__________________________ В. И. ЛЕНИН

и к своим убеждениям вообще? Если вы убеждены в лживости и гибельности шови­низма Гайндмана, то не следует ли направить критику и нападки на более влиятельного и более опасного защитника подобных взглядов, Каутского?

Взгляды Геда в последнее время выразил едва ли не всего подробнее гедист Шарль Дюма в своей брошюрке: «Какого мира мы желаем». Этот «начальник кабинета Жюля Геда», подписавшийся так на заглавном листе брошюры, разумеется, «цитирует» преж­ние заявления социалистов в патриотическом духе (как цитирует подобные же заявле­ния и немецкий социал-шовинист Давид в своей последней брошюре о защите отечест­ва) , но Базельского манифеста он не цитирует! Об этом манифесте молчит и Плеха­нов, преподнося с необыкновенно самодовольным видом шовинистские пошлости. Ка­утский подобен Плеханову: цитируя Базельский манифест, он опускает все революци­онные места в нем (то есть все его существенное содержание!) — вероятно, под пред­логом цензурного запрещения... Полиция и военные власти, своими цензурными запре­тами говорить о классовой борьбе и о революции, пришли «кстати» на помощь измен­никам социализма!

Но, может быть, Базельский манифест представляет из себя какое-нибудь бессодер­жательное воззвание, в котором нет никакого точного содержания, ни исторического, ни тактического, относящегося безусловно к данной конкретной войне?

Как раз наоборот. В Базельской резолюции меньше, чем в других, пустого деклама-торства, больше конкретного содержания. Базельская резолюция говорит именно о той самой войне, которая и наступила, именно о тех самых империалистических конфлик­тах, которые разразились в 1914—1915 гг. Конфликты Австрии и Сербии из-за Балкан, Австрии и Италии из-за Албании и т. д., Англии и Германии из-за рынков и колоний вообще, России с Турцией и пр. из-за Армении и Константинополя — вот о чем гово­рит Базельская резолюция, предвидя именно теперешнюю войну. Как раз про тепереш­нюю войну между «великими державами


КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА__________________________ 215

Европы» говорит Базельская резолюция, что эта война «не может быть оп­равдана ни самомалейшим предлогом какого бы то ни было на­родного интереса»]

И если теперь Плеханов и Каутский — берем двоих самых типичных и самых близ­ких для нас, пишущего по-русски или переводимого ликвидаторами на русский, авто­ритетных социалистов — подыскивают (при помощи Аксельрода) разные «народные (или, вернее, простонародные, взятые из уличной буржуазной прессы) оправдания» войне, если они с ученым видом и с запасом фальшивых цитат из Маркса ссылаются на «примеры», на войны 1813 и 1870 гг. (Плеханов) или 1854— 1871, 1876—1877, 1897 годов (Каутский), — то, поистине, только люди без тени социалистических убеждений, без капельки социалистической совести могут брать «всерьез» подобные доводы, могут не назвать их неслыханным иезуитизмом, лицемерием и проституированием социализ­ма! Пусть немецкое правление партии («форштанд») предает проклятию новый журнал Меринга и Розы Люксембург («Интернационал») за правдивую оценку Каутского, пусть Вандервельде, Плеханов, Гайндман и К , при помощи полиции «тройственного согласия», так же третируют своих противников, — мы будем отвечать простой пере­печаткой Базельского манифеста, изобличающего такой поворот вождей, для которого нет другого слова, кроме измены.

Базельская резолюция говорит не о национальной, не о народной войне, примеры которых в Европе бывали, которые даже типичны для эпохи 1789—1871 гг., не о рево­люционной войне, от которых социал-демократы никогда не зарекались, а о тепереш­ней войне, на почве «капиталистического империализма» и «династических интере­сов», на почве «завоевательной политики» обеих групп воюющих держав, и австро-германской и англо-франко-русской. Плеханов, Каутский и К прямо-таки обманывают рабочих, повторяя корыстную ложь буржуазии всех стран, стремящейся из всех сил эту империалистскую, колониальную,


216__________________________ В. И. ЛЕНИН

грабительскую войну изобразить народной, оборонительной (для кого бы то ни было) войной, и подыскивая оправдания для нее из области исторических примеров неимпе­риалистских войн.

Вопрос об империалистическом, грабительском, противопролетарском характере данной войны давно вышел из стадии чисто теоретического вопроса. Не только теоре­тически оценен уже, во всех своих главных чертах, империализм, как борьба гибнущей, одряхлевшей, сгнившей буржуазии за дележ мира и за порабощение «мелких» наций; не только повторялись тысячи раз эти выводы во всей необъятной газетной литературе социалистов всех стран; не только, например, представитель «союзной» по отношению к нам нации, француз Дэлэзи, в брошюре о «Грядущей войне» (1911 года!) популярно разъяснял грабительский характер настоящей войны и со стороны французской бур­жуазии. Этого мало. Представители пролетарских партий всех стран единогласно и формально выразили в Базеле свое непреклонное убеждение в том, что грядет война именно империалистского характера, сделав из этого тактические выводы. Поэтому, между прочим, должны быть отвергнуты сразу, как софизмы, все ссылки на то, что от­личие национальной и интернациональной тактики недостаточно обсуждено (сравни последнее интервью Аксельрода в №№ 87 и 90 «Нашего Слова»), и т. д. и т. п. Это — софизм, ибо одно дело — всестороннее научное исследование империализма; такое ис­следование только начинается, и оно, по сути своей, бесконечно, как бесконечна наука вообще. Другое дело — основы социалистической тактики против капиталистического империализма, изложенные в миллионах экземпляров социал-демократических газет и в решении Интернационала. Социалистические партии — не дискуссионные клубы, а организации борющегося пролетариата, и когда ряд батальонов перешел на сторону неприятеля, их надо назвать и ославить изменниками, не давая себя «поймать» лице­мерными речами о том, что «не все одинаково» понимают империализм, что вот шови­нист Каутский и шовинист Кунов способны написать об


КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА__________________________ 217

этом томы, что вопрос «недостаточно обсужден» и проч. и т. п. Капитализм во всех проявлениях своего грабительства и во всех мельчайших разветвлениях его историче­ского развития и его национальных особенностей никогда не будет изучен σο конца; о частностях ученые (и педанты особенно) никогда не перестанут спорить. «На этом ос­новании» отказываться от социалистической борьбы с капитализмом, от противопос­тавления себя тем, кто изменил этой борьбе, было бы смешно, — а что же другое пред­лагают нам Каутский, Кунов, Аксельрод и т. п.?

Никто даже и не попытался ведь разобрать теперь, после войны, Базельскую резо­люцию и показать ее неправильность!

II

Но, может быть, искренние социалисты стояли за Базельскую резолюцию в предви­дении того, что война создаст революционную ситуацию, а события опровергли их, и революция оказалась невозможной?

Именно таким софизмом пытается оправдать свой переход в лагерь буржуазии Ку­нов (в брошюре «Крах партии?» и в ряде статей), а в виде намеков мы встречаем по­добные «доводы» почти у всех социал-шовинистов с Каутским во главе. Надежды на революцию оказались иллюзией, а отстаивать иллюзии не дело марксиста, рассуждает Кунов, причем сей струвист ни единым словом не говорит об «иллюзии» всех подпи­савших Базельский манифест, а, как отменно-благородный человек, старается свалить дело на крайних левых, вроде Паннекука и Радека!

Рассмотрим, по существу, тот довод, что авторы Базельского манифеста искренне предполагали наступление революции, но события опровергли их. Базельский мани­фест говорит — 1) что война создаст экономический и политический кризис; 2) что ра­бочие будут считать свое участие в войне преступлением, преступной «стрельбой друг в друга ради прибылей капиталистов, ради честолюбия династий, ради


218__________________________ В. И. ЛЕНИН

выполнения тайных дипломатических договоров», что война вызовет среди рабочих «негодование и возмущение»; 3) что указанный кризис и указанное душевное состоя­ние рабочих социалисты обязаны использовать для «возбуждения народа и для ускоре­ния краха капитализма»; 4) что «правительства» — все без исключения — не могут на­чать войны «без опасности для себя»; 5) что правительства «боятся пролетарской рево­люции»; 6) что правительствам «следует вспомнить» о Парижской Коммуне (т. е. о гражданской войне), о революции 1905 г. в России и т. д. Все это — совершенно ясные мысли; в них нет ручательства, что революция будет; в них положено ударение на точную характеристику фактов и тенденций. Кто по поводу таких мыслей и рассужде­ний говорит, что ожидавшееся наступление революции оказалось иллюзией, тот обна­руживает не марксистское, а струвистское и полицейски-ренегатское отношение к ре­волюции.

Для марксиста не подлежит сомнению, что революция невозможна без революцион­ной ситуации, причем не всякая революционная ситуация приводит к революции. Ка­ковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы наверное не ошибемся, если укажем следующие три главные признака: 1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизмененном виде свое господство; тот или иной кризис «вер­хов», кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую про­рывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому. 2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угне­тенных классов, 3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привле­каемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению.

Без этих объективных изменений, независимых от воли не только отдельных групп и партий, но и от-


КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА__________________________ 219

дельных классов, революция — по общему правилу — невозможна. Совокупность этих объективных перемен и называется революционной ситуацией. Такая ситуация была в 1905 году в России и во все эпохи революций на Западе; но она была также и в 60-х го­дах прошлого века в Германии, в 1859—1861, в 1879—1880 годах в России, хотя рево­люций в этих случаях не было. Почему? Потому, что не из всякой революционной си­туации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется спо­собность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не «упадет», если его не «уронят».

Таковы марксистские взгляды на революцию, которые много, много раз развивались и признавались за бесспорные всеми марксистами и которые для нас, русских, особен­но наглядно подтверждены опытом 1905 года. Спрашивается, что предполагалось в этом отношении Базельским манифестом в 1912 году и что наступило в 1914—1915 го-

ду?

Предполагалась революционная ситуация, кратко описанная выражением «экономи­ческий и политический кризис». Наступила ли она? Несомненно, да. Социал-шовинист Ленч (который прямее, откровеннее, честнее выступает с защитой шовинизма, чем ли­цемеры Кунов, Каутский, Плеханов и К0) выразился даже так, что «мы переживаем своеобразную революцию» (стр. 6 его брошюры «Германская социал-демократия и вой­на», Берлин, 1915). Политический кризис налицо: ни одно из правительств не уверено в завтрашнем дне, ни одно не свободно от опасности финансового краха, отнятия терри­тории, изгнания из своей страны (как изгнали правительство из Бельгии). Все прави­тельства живут на вулкане, все апеллируют сами к самодеятельности и героизму масс. Политический режим Европы весь потрясен, и никто, наверное, не станет отрицать, что мы вошли (и входим все глубже — я пишу это в день


220__________________________ В. И. ЛЕНИН

объявления войны Италией) в эпоху величайших политических потрясений. Если Каут­ский, через два месяца после объявления войны, писал (2 октября 1914 в «Neue Zeit»), что «никогда правительство не бывает так сильно, никогда партии не бывают так сла­бы, как при начале войны», то это один из образчиков подделки исторической науки Каутским в угоду Зюдекумам и прочим оппортунистам. Никогда правительство не ну­ждается так в согласии всех партий господствующих классов и в «мирном» подчинении этому господству классов угнетенных, как во время войны. Это — во-1 -х; а во-2-х, если «при начале войны», особенно в стране, ожидающей быстрой победы, правительство кажется всесильным, то никто никогда и нигде в мире не связывал ожиданий револю­ционной ситуации исключительно с моментом «начала» войны, а тем более не отожде­ствлял «кажущегося» с действительным.

Что европейская война будет тяжелой не в пример другим, это все знали, видели и признавали. Опыт войны все более подтверждает это. Война ширится. Политические устои Европы шатаются все больше. Бедствия масс ужасны, и усилия правительств, буржуазии и оппортунистов замолчать эти бедствия терпят все чаще крушение. При­были известных групп капиталистов от войны неслыханно, скандально велики. Обост­рение противоречий громадное. Глухое возмущение масс, смутное пожелание забиты­ми и темными слоями добренького («демократического») мира, начинающийся ропот в «низах» — все это налицо. А чем дальше затягивается и обостряется война, тем сильнее сами правительства развивают и должны развивать активность масс, призывая их к сверхнормальному напряжению сил и самопожертвованию. Опыт войны, как и опыт всякого кризиса в истории, всякого великого бедствия и всякого перелома в жизни че­ловека, отупляет и надламывает одних, но зато просвещает и закаляет других, причем в общем и целом, в истории всего мира, число и сила этих последних оказывались, за исключением отдельных случаев упадка и гибели того или иного государства, больше, чем первых.


КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА__________________________ 221

Заключение мира не только не может «сразу» прекратить всех этих бедствий и всего этого обострения противоречий, а, напротив, во многих отношениях сделает эти бедст­вия еще более ощутимыми и особенно наглядными для самых отсталых масс населе­ния.

Одним словом, революционная ситуация в большинстве передовых стран и великих держав Европы — налицо. В этом отношении предвидение Базельского манифеста оп­равдалось вполне. Отрицать эту истину прямо или косвенно или замалчивать ее, как де­лают Кунов, Плеханов, Каутский и К , значит говорить величайшую неправду, обма­нывать рабочий класс и услуживать буржуазии. В «Социал-Демократе» (№№ 34, 40 и 41) мы приводили данные, показывающие, что люди, боящиеся революции, христиан­ские попы-мещане, генеральные штабы, газеты миллионеров вынуждены констатиро­вать признаки революционной ситуации в Европе .

Долго ли продержится и насколько еще обострится эта ситуация? Приведет ли она к революции? Этого мы не знаем, и никто не может знать этого. Это покажет только опыт развития революционных настроений и перехода к революционным действиям передового класса, пролетариата. Тут не может быть и речи ни вообще о каких-либо «иллюзиях», ни об их опровержении, ибо ни один социалист нигде и никогда не брал на себя ручательства за то, что революцию породит именно данная (а не следующая) война, именно теперешняя (а не завтрашняя) революционная ситуация. Тут идет речь о самой бесспорной и самой основной обязанности всех социалистов: обязанности вскрывать перед массами наличность революционной ситуации, разъяснять ее ширину и глубину, будить революционное сознание и революционную решимость пролетариа­та, помогать ему переходить к революционным действиям и создавать соответствую­щие революционной ситуации организации для работы в этом направлении.

* См настоящий том, стр. 94—95, 180 — 181, 192—194. Ред.


222__________________________ В. И. ЛЕНИН

Никогда ни один влиятельный и ответственный социалист не смел усомниться в том, что такова именно обязанность социалистических партий, и Базельский манифест, не распространяя и не питая ни малейших «иллюзий», именно об этой обязанности социа­листов говорит: возбуждать, «встряхивать» народ (а не усыплять его шовинизмом, как делают Плеханов, Аксельрод, Каутский), «использовать» кризис для «ускорения» краха капитализма, руководствоваться примерами Коммуны и октября — декабря 1905 года. Неисполнение современными партиями этой своей обязанности и есть их измена, их политическая смерть, их отречение от своей роли, их переход на сторону буржуазии.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!